Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Исторический ревизионизм

Из Википедии — свободной энциклопедии

Истори́ческий ревизиони́зм в академическом смысле — коренной пересмотр (ревизия) сложившихся в какой-либо области исторических концепций. В обиходном словоупотреблении «исторический ревизионизм» часто имеет уничижительный смысл, так как им обычно именуются криптоисторические концепции, носящие более или менее ярко выраженный фальсификаторский характер, — фальсификации истории.

В историографии термин «исторический ревизионизм» означает переосмысление исторического описания[1]. Обычно это подразумевает оспаривание ортодоксальных (устоявшихся, принятых или традиционных) взглядов профессиональных ученых на историческое событие, временной промежуток или явление, представление опровергающих доказательств или новую интерпретацию мотивов и решений людей, вовлеченных в процесс. Пересмотр исторических документов может дать новые открытия фактов, доказательств и интерпретаций, что впоследствии приводит к пересмотру самой истории. В драматических случаях ревизионизм предполагает отмену старых моральных суждений.

На базовом уровне легитимный исторический ревизионизм — это обычный и не особенно противоречивый процесс развития и совершенствования написания истории. Гораздо более спорным является отмена моральных выводов, когда то, что основные историки считали (например) положительными силами, изображается как отрицательные. Такой ревизионизм, если он оспаривается (особенно в резких выражениях) сторонниками предыдущей точки зрения, может стать незаконной формой исторического ревизионизма, известной как исторический негационизм, в случае если он использует такие неподобающие методы, как: использование поддельных документов или неправдоподобное недоверие к подлинным документам; приписывание ложных выводов книгам и источникам; манипулирование статистическими данными; преднамеренно неправильный перевод текстов. Этот тип исторического ревизионизма может представлять собой переосмысление морального значения исторических документов[2]. Негационисты используют термин "ревизионизм", чтобы представить свои усилия как легитимное историческое исследование. Это особенно характерно для случаев, когда "ревизионизм" связан с отрицанием Холокоста.

Значение ревизионизма для науки

Исторический ревизионизм — это средство, с помощью которого постоянно переоцениваются новые факты и интерпретации событий письменной истории, в самой истории общества, как она понимается в коллективной памяти. Как заявил историк Джеймс Макферсон[en] (англ. James M. McPherson), будучи президентом Американской исторической ассоциации[3]:

Четырнадцать тысяч членов этой Ассоциации, однако, знают, что ревизия является жизненной основой исторической науки. История представляет собой непрерывный диалог между настоящим и прошлым. Интерпретации прошлого могут меняться вследствие нахождения новых исторических данных, появления новых вопросов к уже открытым данным, за счёт лучшего видения прошлого, которое наступает с течением времени. Не существует единой, вечной и неизменной «истины» о событиях прошлого и их значении.

Бесконечные попытки историков разобраться в прошлом, по сути «ревизионизм», как раз и делают историческую науку жизненно важной и значимой. Без ревизионизма мы могли бы остаться с образами Реконструкции Юга после Гражданской войны в США, которые были переданы в фильмах «Рождение нации» Д. У. Гриффита и «Трагическая эпоха» К. Бауэрса  (англ.). Были ли предприниматели Позолоченного века «капитанами промышленности  (англ.)» или «баронами-разбойниками»?

Без историков-ревизионистов, которые проводили исследования новых источников и задавали новые и острые вопросы, мы бы так и погрязли в тех или иных стереотипах. Решения Верховного суда США часто отражают «ревизионистскую» интерпретацию истории, а также Конституции.

В области историографии историк, работающий в рамках существующего истеблишмента и создавший корпус исторических книг, на основании которых он может претендовать на авторитет, обычно извлекает выгоду из существующего положения вещей. Таким образом, профессионально-историческая парадигма проявляется как осуждающая позиция по отношению к любой форме исторического пересмотра фактов или интерпретаций или того и другого. В противоположность монопарадигмальной форме написания истории, философ науки Томас Кун сказал, что в отличие от квантифицируемых естественных наук, для которых характерна одна парадигма, общественные науки характеризуются несколькими парадигмами, которые происходят из «традиции претензий, контрпретензий и дебатов по поводу [фундаментальных] основ» исследования[4]. О сопротивлении работам по пересмотру истории, которые представляют всеобъемлющее культурно историческое повествование о США, о перспективах чернокожего населения, женщин и рабочего движения, сказал историк Дэвид Уильямс:

Эти и другие ученые призывали к более всестороннему рассмотрению американской истории, подчеркивая, что историю творит масса американцев, а не только властная элита. Тем не менее, в основном белые мужчины из властной элиты имели средства, чтобы учиться в колледже, стать профессиональными историками и формировать взгляд на историю, который служил их собственным классовым, расовым и гендерным интересам за счет тех, кому не так повезло — и, в буквальном смысле замалчивали те аспекты истории, которые они считали неудобными. «Изучая историю, — писал Дюбуа в 1935 году, — поражаешься тому, как часто повторяется идея о том, что зло должно быть забыто, искажено, обойдено стороной... Трудность, конечно, этой философии в том, что история теряет свою ценность, как стимул и как пример; она рисует идеальных людей и благородные нации, но не говорит правду»[5].

После Второй мировой войны изучение и создание истории в США было расширено благодаря G.I. Bill, в соответствии с которым, финансирование позволило «новому и более широкому поколению ученых» применить перспективы и интерпретации, почерпнутые из феминистского движения, движения за гражданские права и движения американских индейцев. Это расширение и углубление круга историков аннулировало существование окончательной и общепризнанной истории, поэтому историки-ревизионисты представляют национальной общественности историю, которая была исправлена и дополнена новыми фактами, свидетельствами и интерпретациями исторических документов. В книге «Циклы американской истории» (1986), противопоставляя и сравнивая США и Советский Союз во время холодной войны (1945-1991), историк Артур Шлезингер написал:

... но другие, особенно в Соединенных Штатах, представляют то, что американские историки называют ревизионизмом, то есть готовность бросить вызов официальным объяснениям. Никто не должен удивляться этому явлению. За каждой войной в американской истории в свое время следовала скептическая переоценка якобы священных предположений... ибо [исторический] ревизионизм является существенной частью процесса, посредством которого история, ставя новые проблемы и исследуя новые возможности, расширяет перспективы и обогащает понимание[6].

Историки-ревизионисты оспаривают господствующий или традиционный взгляд на исторические события и высказывают мнения, расходящиеся с традиционными, подвергая их свежей оценке. Ревизионистская история часто практикуется теми, кто находится в меньшинстве, например, историками-феминистками, историками из этнических меньшинств, теми, кто работает вне основной академической среды в небольших и менее известных университетах, или самыми молодыми учеными, по сути, историками, которые больше всего выигрывают и меньше всего теряют, оспаривая статус-кво. В ходе трения между господствующим течением общепринятых убеждений и новыми перспективами исторического ревизионизма, принятые исторические идеи либо изменяются, либо укрепляются, либо уточняются. Если в течение определенного периода времени ревизионистские идеи становятся новым статус-кво истеблишмента, то говорят, что произошла смена парадигмы. Историк Форрест Макдональд  (англ.) часто критикует тот поворот, который принял ревизионизм, но признает, что потрясения в США в 1960-х годах изменили способ написания истории:

В результате, в том, что касается изучения истории, пробудился интерес к темам, которые историки раньше обходили стороной. Возникли история индейцев, история чернокожих, история женщин, история семьи и множество специализаций. Эти расширенные горизонты обогатили понимание американского прошлого, но они также привели к появлению работ, содержащих умышленное сутяжничество, тривиализацию и откровенную фальсификацию[7].

Историки находятся под влиянием zeitgeist (духа времени), под влиянием прогрессивных изменений в обществе, политике и культуре; в книге «Будущее прошлого» (1989) историк К. Ванн Вудворд  (англ.) написал о подъеме произошедшем после Второй мировой войны:

Эти события происходили с такой концентрацией и насилием, для которых обычно употребляют термин «революция». Это революция или, возможно, совокупность революций, для которых мы еще не нашли названия. Мой тезис заключается в том, что эти события будут и должны поднимать новые вопросы о прошлом и влиять на наше прочтение обширных областей истории, и я считаю, что будущие пересмотры могут быть достаточно масштабными, чтобы оправдать название наступающей эпохи историографии «эпохой переосмысления». Первая иллюстрация [отсутствие в истории США внешних угроз из-за географии] происходит в основном из американской истории, но это не должно заслонять более широкий масштаб революции, которая не имеет национальных ограничений[8].

Развитие в академической среде, культуре и политике сформировали современную модель написания истории, принятую парадигму историографии. Философ Карл Поппер писал, что «у каждого поколения свои беды и проблемы, а значит, свои интересы и своя точка зрения».

Из этого следует, что, возможно, каждое поколение имеет право смотреть на историю и интерпретировать ее по-своему. В конце концов, мы изучаем историю, потому что она нам интересна, и, возможно, потому что мы хотим узнать что-то о наших [современных] проблемах. Но история не может служить ни одной из этих двух целей, если под влиянием неприменимой идеи объективности мы не решаемся представить исторические проблемы с другой точки зрения. И не стоит думать, что наша точка зрения, если ее сознательно и критически применить к проблеме, будет уступать точке зрения писателя, который наивно полагает, что он достиг уровня объективности, позволяющего ему представить «события прошлого так, как они происходили на самом деле»[9].

По мере того, как социальные, политические и культурные влияния меняют общество, большинство историков пересматривают и обновляют свои объяснения исторических событий. Старый консенсус, основанный на ограниченных доказательствах, может больше не считаться исторически достоверным в объяснении деталей, поэтому исторический ревизионизм — это пересмотр в соответствии с современным пониманием истории. Так, в 1986 году историк Джон Хоуп Франклин описал четыре этапа в историографии жизни африканцев в США, основанных на различных моделях исторического консенсуса[10].

История термина

Термин активно употреблялся с середины XX века[11], первоначально в отношении школы молодых учёных (Альфред Коббен  (англ.), Раймон Арон, Франсуа Фюре и др.), решительно выступивших против традиционных взглядов на Великую французскую революцию (начало этому движению положил Альфред Коббен в 1954 году лекцией «Миф французской революции»).

Негационизм

Негационизм — вид ревизионизма, при котором «новая» концепция строится на отрицании и/или игнорировании твёрдо установленных наукой фактов. К негационизму нельзя относить работы историков-ревизионистов в тех случаях, когда общепризнанные факты не отрицаются или игнорируются, а подвергаются сомнению на основе подлинных исторических документов и свидетельств.

Историк Дебора Липштадт («Отрицание Холокоста: растущая атака на правду и память», 1993) и историки Майкл Шермер и Алекс Гробман  (англ.) («Отрицание истории: кто говорит что Холокоста никогда не было и почему они это говорят?», 2002), проводят различие между историческим ревизионизмом и историческим негационизмом, последний является одной из форм отрицания истории. Липстадт говорит, что отрицатели Холокоста, такие как Гарри Элмер Барнс, нечестно называют себя «историческими ревизионистами», чтобы замаскировать свое отрицание под академический пересмотр исторических документов.

Липстадт, Шермер и Гробман заявили, что легитимный исторический ревизионизм подразумевает уточнение существующих знаний об историческом событии, а не отрицание самого события; такое уточнение истории возникает в результате изучения новых, эмпирических доказательств, а также повторного изучения и последующей интерпретации существующих документальных свидетельств. Легитимный исторический ревизионизм признает существование «определенного корпуса неопровержимых доказательств»и существование «сходимости доказательств», которые позволяют предположить, что событие — такое как Чёрная смерть, американское рабство и Холокост — действительно имело место быть; в то время как отрицание истории отвергает весь фундамент исторических доказательств, что является формой исторического негативизма[12][13].

Причины

Оказывающие влияние на историков факторы, способные с течением времени привести к пересмотру:

  • Доступ к новым данным: многие исторические данные были утеряны. Даже архивы вынуждены принимать решения, основанные на ограничениях пространства и интересах, о том, какие оригинальные материалы приобрести или сохранить. Иногда обнаруживаются или обнародуются документы, которые позволяют по-новому взглянуть на давно известные события. Архивные материалы могут быть запечатаны правительствами на долгие годы для сокрытия политических скандалов или для защиты информации, жизненно важной для национальной безопасности. Когда архивы открываются, они могут изменить историческую перспективу событий. Например, после обнародования архивов ULTRA в 1970-х годах в Великобритании была проведена переоценка большей части процесса принятия тактических решений верховным командованием союзных войск, особенно в битве за Атлантику. До выхода архивов ULTRA было много споров о том, мог ли фельдмаршал Бернард Монтгомери знать, что в Арнеме был сильный гарнизон. После обнародования архивов, которые показали, что это так, баланс доказательств изменился в сторону его противников. Обнародование архивов ULTRA также заставило пересмотреть историю создания компьютера[14].
    • Новые источники на других языках: с появлением новых источников на других языках историки могут пересмотреть свои теории в свете новых документов. В качестве примера можно привести пересмотр значения понятия «Темные века».
  • Разработки в других областях науки: анализ ДНК оказал влияние на различные области истории, либо подтвердив устоявшиеся исторические теории, либо представив новые доказательства, подрывающие сложившиеся исторические интерпретации. Профессор Эндрю Шерратт  (англ.), британский археолог, был ответственен за академическую публикацию антропологических трудов о потреблении легальных и нелегальных наркотиков и на их основе объяснил некоторые аспекты доисторических обществ[15]. Изучение ледяных кернов и колец деревьев, палинология, углеродное датирование, анализ образцов ранних металлов с помощью сканирующего электронного микроскопа и измерение изотопов кислорода в костях — все это в последние несколько десятилетий предоставило новые данные, с помощью которых можно было аргументировать новые гипотезы. Секвенирование древней ДНК позволяет историкам дискутировать о значении и важности расовых и более современных идентичностей[16].
  • Национализм: в школьных учебниках по истории Европы можно прочитать о каком-либо событии с совершенно разных точек зрения. В случае битвы при Ватерлоо большинство британских, французских, голландских и немецких школьных учебников освещают битву с тем, чтобы подчеркнуть важность вклада своих наций. Иногда название события используется для передачи политической или национальной перспективы. Например, один и тот же конфликт между двумя англоязычными странами известен под двумя разными названиями: «Американская война за независимость» и «Американская революционная война». По мере того как меняется восприятие национализма, меняются и те области истории, которые определяются этими идеями. Войны — это состязания между врагами, и при послевоенном написании истории выбираются факты и интерпретации в соответствии с внутренними потребностями. Например, Корейская война имеет резко отличающиеся друг от друга интерпретации в учебниках стран-участниц[17].
  • Культура: поскольку регионализм вернул себе былую значимость в британской политике, некоторые историки предположили, что старые исследования Английской гражданской войны были сосредоточены на Англии, и что для понимания войны следует уделить больше внимания событиям, которые ранее отвергались как периферийные. Чтобы подчеркнуть это, историки-ревизионисты предположили, что Английская гражданская война стала лишь одним из ряда взаимосвязанных конфликтов, известных как Войны трёх королевств. Более того, по мере развития культур, для некоторых ревизионистски настроенных групп может стать стратегически выгодным пересмотреть собственное публичное историческое повествование таким образом, чтобы либо обнаружить, либо, в более редких случаях, создать прецедент, который представители этой субкультуры смогут использовать в качестве основы или обоснования для реформ и перемен[18].
  • Идеология: в 1940-х годах стало модным рассматривать Английскую гражданскую войну с позиций марксистской школы. По словам Кристофера Хилла, «гражданская война была классовой войной». После Второй мировой войны влияние марксистской интерпретации ослабло в британских академических кругах, а к 1970-м годам этот взгляд подвергся нападкам со стороны новой школы ревизионистов, и он был в значительной степени опровергнут в качестве основного объяснения конфликта середины XVII века в Англии, Шотландии и Ирландии.
  • Историческая причинность: вопросы причинно-следственных связей в истории часто пересматриваются в результате новых исследований, например, к середине XX века статус-кво заключался в том, чтобы рассматривать Французскую революцию как результат триумфального подъема нового среднего класса. Исследования 1960-х годов, проведенные такими историками-ревизионистами, как Альфред Коббан  (англ.) и Франсуа Фюре, показали, что социальная ситуация была гораздо сложнее, и вопрос о том, что послужило причиной революции, в настоящее время активно обсуждается.
  • Обнародование государственных документов: по сравнению с прошлыми десятилетиями, теперь огромный объем архивных правительственных документов доступен в соответствии с «правилом тридцати лет  (англ.)» и аналогичными законами. Это может предоставить новые источники и, следовательно, дать новый анализ событий прошлого.

Конкретные вопросы

Темные века

По мере того, как нелатинские тексты, такие как валлийские, гэльские и норвежские саги, анализировались и пополняли канон знаний об этом периоде, а также по мере того, как появлялось все больше археологических данных, период, известный как Темные века, сузился настолько, что многие историки больше не считают этот термин полезным. Более того, термин "темные" подразумевает не столько отсутствие культуры и права, сколько отсутствие многих исходных текстов в континентальной Европе. Многие современные ученые, изучающие эту эпоху, стараются избегать этого термина из-за его негативной коннотации и считают его вводящим в заблуждение и неточным для любой части Средневековья[19][20].

Феодализм

Концепция феодализма была поставлена под сомнение. Ученые-ревизионисты во главе с историком Элизабет А. Р. Браун  (англ.) отвергли уместность этого термина.

Битва при Азенкуре

На протяжении веков историки считали битву при Азенкуре сражением, в котором английская армия, уступавшая французской армии в численности четыре к одному, одержала ошеломляющую победу. Эта версия была популярна изложена в пьесе Шекспира «Генрих V». Однако недавние исследования профессора Анны Карри  (англ.), проведенные с использованием оригинальных летописей, поставили под сомнение эту интерпретацию. Хотя ее исследование еще не закончено[21], она опубликовала свои первые выводы[22], согласно которым французы превосходили англичан и валлийцев только в соотношении 12 000 к 8 000. Если это правда, то цифры могли быть преувеличены англичанами из националистических соображений[23].

Открытие Нового Света и европейская колонизация Америки

Рассказывая о европейской колонизации Америки, некоторые исторические книги прошлого уделяли мало внимания коренным народам Америки, обычно упоминая о них лишь вскользь и не делая попыток понять события с их точки зрения. Это нашло отражение в описании того, как Христофор Колумб открыл Америку. С тех пор изображение этих событий было пересмотрено, чтобы избежать слова «открытие»[24].

В своей ревизионистской книге 1990 года «Завоевание рая: Христофор Колумб и его наследие», Киркпатрик Сейл  (англ.) утверждал, что Христофор Колумб был империалистом, стремящимся к завоеваниям, с самого первого своего плавания. В рецензии на книгу в Нью-Йорк Таймс историк и член юбилейного комитета по празднованию пятисотлетия Колумба, Уильям Харди Макнилл, написал о Сейле:

Он задался целью разрушить героический образ, который передали нам более ранние писатели. Мистер Сейл выставляет Колумба жестоким, жадным и некомпетентным (даже как моряка) человеком, который имел извращенное намерение злоупотреблять природным раем, в который он вторгся[25].

Макнилл объявляет работу Сейла «неисторической, в том смысле, что она выбирает из часто сомнительных записей о мотивах и поступках Колумба то, что соответствует целям исследователя XX века». Макнилл утверждает, что хулители и защитники Колумба представляют «своего рода историю, которая карикатурно изображает сложность человеческой реальности, превращая Колумба либо в кровавого людоеда, либо в гипсового святого, в зависимости от обстоятельств».

Французская революция

Основная статья: Историография Великой французской революции

Французские военные формирования в наполеоновских войнах

Военный историк Джеймс Арнольд утверждал:

Труды сэра Чарльза Омана и сэра Джона Фортескью доминировали в англоязычной истории войн Наполеона. Их взгляды [что французская пехота использовала тяжелые колонны для атак линейной пехоты] стали в значительной степени общепринятой данностью... К 1998 году новая парадигма, казалось, установилась после публикации двух книг, посвященных тактике наполеоновских сражений. Обе утверждали, что французы сражались используя линейную тактику при Маиде, и обе детально исследовали французское тактическое разнообразие. Публикация в 2002 году книги «Битва при Майде 1806 года: пятнадцать минут славы», казалось, поставила точку в вопросе о колонне против линии: «Современные источники являются... лучшим доказательством, и их вывод ясен: бригада генерала Компьера выстраивалась в линию, чтобы атаковать легкий батальон Кемпта». Решающие сражения при Маиде произошли менее чем за 15 минут. Потребовалось 72 года, чтобы исправить ошибку великого историка о том, что произошло в течение этих минут[26][27].

Первая мировая война

Основная статья: Причины Первой мировой войны

Вина Германии

В ответ на ортодоксальную интерпретацию, закрепленную в Версальском договоре, в котором говорилось, что Германия виновна в развязывании Первой мировой войны, самопровозглашенные «ревизионистские» историки 1920-х годов отвергли ортодоксальную точку зрения и представили сложную причинно-следственную связь, в которой несколько других стран были в равной степени виновны в причинах войны. Между учеными продолжаются ожесточенные споры на эту тему[28].

Плохое британское и французское военное руководство

Военное руководство британской армии во время Первой мировой войны часто осуждалось историками и политиками на протяжении десятилетий после окончания войны. Общепринятыми были обвинения в том, что генералы, командовавшие армией, были слепы к реалиям позиционной войны, не знали условий жизни своих людей и не могли учиться на своих ошибках, что привело к огромному количеству жертв («львы, ведомые ослами  (англ.)»)[29]. Однако в 1960-х годах такие историки, как Джон Террейн  (англ.), начали оспаривать эту интерпретацию. В последние годы, когда появились новые документы, а течение времени позволило провести более объективный анализ, такие историки, как Гэри Шеффилд и Ричард Холмс, отмечают, что военное руководство британской армии на Западном фронте было вынуждено справляться со многими проблемами, которые они не могли контролировать, например, отсутствие адекватных военных коммуникаций. Кроме того, военное руководство совершенствовалось на протяжении всей войны, кульминацией чего стало продвижение к победе в ходе Стодневного наступления в 1918 году. Некоторые историки, даже ревизионисты, по-прежнему жестко критикуют британское верховное командование, но они уже менее склонны изображать войну в упрощенном виде, когда храбрыми войсками руководили глупые офицеры.

Аналогичное движение наблюдалось и в отношении французской армии во время войны, о чем писали такие историки, как, например, Энтони Клейтон. Ревизионисты гораздо более склонны обращать внимание на таких командиров, как французский генерал Фердинанд Фош, британский генерал Дуглас Хейг, американец Джон Першинг и другие фигуры.

Реконструкция Юга в США

Ревизионистские историки эпохи Реконструкции Юга отвергли доминирующую школу Даннинга  (англ.), которая утверждала, что черные американцы были использованы саквояжниками, и вместо этого подчеркивали экономическую жадность северных бизнесменов[30]. Действительно, в последние годы стандартным стал «неоаболиционистский» ревизионизм, который использует моральные стандарты расового равенства аболиционистов 19 века для критики расовой политики. «Книга Фонера представляет собой зрелую и устоявшуюся ревизионистскую перспективу», — заключил историк Майкл Перман по поводу книги Эрика Фонера «Реконструкция: Незавершенная революция Америки, 1863-1877» (1988)[31].

Американский бизнес и «бароны-разбойники»

Роль американского бизнеса и предполагаемых «баронов-разбойников» начала пересматриваться в 1930-х годах. Названные Габриэлем Колко  (англ.) «бизнес-ревизионистами», историки, такие как Аллан Невинс  (англ.), а затем Альфред Чандлер  (англ.), подчеркивали положительный вклад людей, которых ранее изображали злодеями[32]. Питер Новик пишет: «Аллан Невинс часто приводил аргумент, что какими бы ни были моральные проступки баронов-разбойников, они были значительно перевешены их решающим вкладом в американскую военную [и промышленную] доблесть»[33].

Чрезмерная смертность в Советском Союзе при Иосифе Сталине

Основная статья: Чрезмерная смертность в Советском Союзе при Иосифе Сталине  (англ.)

До распада Советского Союза и раскрытий архивов западные историки считали, что число погибших от рук сталинского режима составляло 20 миллионов и более[34][35]. После распада Советского Союза стали доступны свидетельства из советских архивов, которые дали информацию, приведшую к значительному пересмотру оценок числа погибших от рук сталинского режима: оценки стали составлять от 3[36] до 9 миллионов[37].

Вина за развязывание Второй мировой войны

Основная статья: Причины и предпосылки Второй мировой войны

Ортодоксальная интерпретация возлагает вину за развязывание войны на нацистскую Германию и императорскую Японию. Ревизионистские историки Второй мировой войны, в частности Чарльз Бирд, утверждали, что в этом отчасти виноваты и Соединенные Штаты, поскольку они слишком сильно давили на японцев в 1940 и 1941 годах и отвергали компромиссы[38]. Среди других заметных вкладов в эту дискуссию: Чарльз Тэнсил, «Черный ход войны» (Чикаго, 1952); Фредерик Сэнборн, «Замысел войны» (Нью-Йорк, 1951); Дэвид Хогган, «Вынужденная война» (Коста-Меса, 1989). Британский историк А. Дж. П. Тейлор вызвал бурную реакцию общественности, когда утверждал, что Гитлер был неэффективным и неопытным дипломатом и не ставил перед собой цели вызвать мировую войну[39].

Патрик Бьюкенен, американский палеоконсервативный политик, утверждал, что англо-французские гарантии в 1939 году побудили Польшу не искать компромисса по Данцигу. Он также утверждал, что Великобритания и Франция были не в состоянии прийти на помощь Польше, а Гитлер предлагал полякам союз. Бьюкенен утверждал, что гарантия привела к тому, что польское правительство превратило незначительный пограничный спор в крупный мировой конфликт и передало Восточную Европу, включая Польшу, в руки Сталина. Бьюкенен также утверждал, что гарантия обеспечивала то, что страна в конечном итоге будет захвачена Советским Союзом, поскольку Сталин знал, что британцы не могли объявить войну Советскому Союзу в 1939 году из-за своей военной слабости[40].

Холодная война

В историографии холодной войны существует дискуссия между историками, выступающими за «ортодоксальную» и «ревизионистскую» интерпретацию советской истории и других аспектов холодной войны, таких как война во Вьетнаме.

Вьетнамская война

«Америка во Вьетнаме» (1978) Гюнтера Леви  (англ.) является примером исторического ревизионизма, дающим значительно отличающийся от популярного взгляд на США во Вьетнамской войне (1955-75), за что автор подвергся критике и был отнесен к ревизионистской школе истории Вьетнамской войны[41][42]. Переосмысление Леви стало первой книгой из целого ряда работ историков ревизионистской школы о геополитической роли и военном поведении США во Вьетнаме.

В введении Леви пишет:

Это обоснованный вывод данного исследования... что чувство вины, порожденное войной во Вьетнаме в сознании многих американцев, не является обоснованным, и что обвинения в официальном, попустительском незаконном и вопиюще аморальном поведении не имеют под собой оснований. Действительно, детальное изучение практики ведения боевых действий показывает, что потери гражданского населения во Вьетнаме были менее значительными, чем во Второй мировой войне (1939-45) и Корее (1950-53), и что забота о минимизации разрушительных последствий войны была сильной. Измерение и сравнение разрушений и потерь человеческой жизни, вызванных различными войнами, вызовет возражения у тех, кто отвергает любое применение военной силы в качестве инструмента внешней политики, и может быть истолковано как бессердечие. Тем не менее, до тех пор, пока войны вообще ведутся, моральным долгом остается стремление уменьшить страдания, причиняемые войной, и выполнение этого обязательства не должно вызывать пренебрежения. — Америка во Вьетнаме (1978), стр. vii.

Среди других переинтерпретаций исторических событий войны США во Вьетнаме, предлагающих альтернативные объяснения американского поведения, — это «Почему мы во Вьетнаме» (1982) Нормана Подгортца[43], «Брошенный триумф: Вьетнамская война 1954-1965» (2006) Марка Мойяра  (англ.)[44], и «Вьетнам: обязательная война» (1999), Майкла Линда  (англ.)[45].

Ревизионизм хронологии

Принято считать, что основы современной хронологии заложил гуманист Жозеф Скалигер. Исаак Ньютон в своем сочинении «Хронология древних царств» предпринял одну из первых попыток пересмотра «скалигеровской» хронологии. В XX веке в этом направлении можно выделить «ревизионистскую хронологию» Иммануила Великовского, возможно, положившую начало волне нового широкого интереса к пересмотру хронологии. В материалах «Новой хронологии» академика Анатолия Фоменко, демонстрируется множество старинных изображений с датами, указывающими на добавление дополнительного тысячелетия в христианских календарях несколько столетий назад[46].

В целом, многие около-академические ревизионистские теории хронологии предлагают сокращение продолжительности христианской эры вдвое или считают какие-то исторические периоды ошибочно датированными, как, например, «гипотеза фантомного времени» Гериберта Иллига  (нем.). Современные неакадемические исследователи при этом часто предлагают более радикальный пересмотр. Так, например, модель реконструкции хронологии ревизиониста Андрея Степаненко сокращает всю известную письменную историю до нескольких столетий[47]. При этом, другие неакадемические ревизионисты, анализируя публично доступные источники, ставят под вопрос историческую достоверность самой персоны Жозефа Скалигера[48].

Примеры ревизионизма

См. также

Примечания

  1. Historical Revisionism / Barbara Krasner. — Нью-Йорк: Greenhaven Publishing LLC, 2019. — С. 15. — ISBN 9781534505384.
  2. Evans, Richard J. Lying About Hitler: History, Holocaust, and the David Irving Trial. — 2001. — С. 145. — ISBN 0-465-02153-0.
  3. McPherson, James. Revisionist Historians (англ.) // Perspectives on History. — Washington, DC: American Historical Association, 2003. — 1 September (vol. 41, no. 6).
  4. Thomas Kuhn. Criticism and the Growth of Knowledge. — Cambridge University Press, 1972. — ISBN 0-521-09623-5.
  5. Williams, David. A People's History of the Civil War: Struggles for the Meaning of Freedom. — 2005. — С. 10-11.
  6. Schlesinger, Arthur M. Jr. The Cycles of American History. — 1986. — С. 165.
  7. McDonald, Forest. Recovering the Past: A Historian's Memoir. — 2004. — С. 114.
  8. Woodward, C. Vann. The Future of the Past. — Oxford University Press, 1989. — 76 с. — ISBN 978-0195057447.
  9. Novick, Peter. That Noble Dream: The Objectivity Question and the American Historical Profession.. — Cambridge University Press, 1988. — С. 395. — ISBN 978-0521357456.
  10. African-American History: Origins, Development, and Current State of the Field | Joe W. Trotter | Organization of American Historians Magazine of History
  11. Jacques Blot, «Le révisionnisme en histoire ou l’Ecole des Annales», La Nouvelle critique, 1951, polsk.: Rewizjonizm historyczny albo szkoła «Annales» (Historical Revisionism or the Annales School), translated by Emil Wojnarowski, «Kwartalnik Historyczny» 59, 1952, pp. 92-103.
  12. Lipstadt 1993:21; Shermer & Grobman 200:34
  13. Ronald J. Berger. Fathoming the Holocaust: A Social Problems Approach, Aldine Transaction, 2002, ISBN 0-202-30670-4, p. 154.
  14. В 1972 году, до публикации официальных документов об ULTRA, Герман Голдстайн написал в книге "Компьютер от Паскаля до фон Неймана" на странице 321, что: "Британия обладала такой жизненной силой, что сразу после войны смогла приступить к реализации стольких хорошо продуманных и хорошо выполненных проектов в компьютерной области". В 1976 году после открытия архива Брайан Рэнделл написал в книге "COLOSSUS" на странице 87, что: "проект COLOSSUS был важным источником этой жизненной силы, который в значительной степени не был оценен по достоинству, как и значение его места в хронологии изобретения цифрового компьютера".
  15. Obituary of Andrew Sherratt in The Independent March 6, 2006
  16. Christine Kenneally, The Invisible History of the Human Race: How DNA and History Shape Our Identities and Our Futures (2014)
  17. L. Lin, et al. "Whose history? An analysis of the Korean war in history textbooks from the United States, South Korea, Japan, and China." Social Studies 100.5 (2009): 222-232. online
  18. Michael Shindler. A Discussion on the Purpose of Cultural Identity // The Apollonian Revolt. — 2014. Архивировано 26 ноября 2021 года.
  19. Snyder, Christopher A. An Age of Tyrants: Britain and the Britons A.D. 400–600. — University Park : Pennsylvania State University Press, 1998. — P. xiii–xiv. — ISBN 0-271-01780-5., for example. The work contains over 100 pages of footnoted citations to source material and bibliographic references (pp. 263–387). In explaining his approach to writing the work, he refers to the "so-called Dark Ages" and notes, "Historians and archaeologists have never liked the label Dark Ages... there are numerous indicators that these centuries were neither "dark" nor "barbarous" in comparison with other eras."
  20. Jordan, Chester William (2004). Dictionary of the Middle Ages, Supplement 1. Verdun, Kathleen, "Medievalism" pp. 389–397. Sections 'Victorian Medievalism', 'Nineteenth-Century Europe', 'Medievalism in America 1500–1900', 'The 20th Century'. Same volume, Freedman, Paul, "Medieval Studies", pp. 383–389.
  21. Strickland, Matthew (2005) The Great Warbow. Sutton. p,238. ISBN 0-7509-3167-1
  22. Curry, Anne (2005) Agincourt: A New History. Tempus, ISBN 0-7524-2828-4
  23. Brooks, Richard (29 May. 2005) "Henry V's payroll cuts Agincourt myth down to size" The Times
  24. Kay Larson, and Edith Newhall, "It's a Map, Map, Map World" New York Magazine Nov 1992 25#43 pp 97+  online
  25. William H. McNeill, Review of Kirkpatrick Sale's The Conquest of Paradise, The New York Times, October 7, 1990.
  26. James R. Arnold. A Reappraisal of Column Versus Line in the Napoleonic Wars (англ.). The Napoleon Series (Август 2004).
  27. James R. Arnold. A Reappraisal of Column Versus Line in the Napoleonic Wars // Journal of the Society for Army Historical Research. — 1982. — № 244. — С. 196-208.
  28. See Selig Adler, "The War-Guilt Question and American Disillusionment, 1918–1928", Journal of Modern History, Vol. 23, No. 1 (Mar. 1951), pp. 1–28 in JSTOR
  29. Lions Led By Donkeys Thompson, P.A. Lions Led By Donkeys: Showing How Victory In The Great War Was Achieved By Those Who Made the Fewest Mistakes Архивировано 27 сентября 2007 года. T. Werner Laurie, Ltd. 1st English Edition. 1927 Bournes, John. "Lions Led By Donkeys", Centre for First World War Studies, University of Birmingham.
  30. Bernard Weisberger, "The Dark and Bloody Ground of Reconstruction Historiography", The Journal of Southern History, Vol. 25, No. 4 (November 1959), pp. 427–447 in JSTOR
  31. Michael Perman, "Review: Eric Foner's Reconstruction: A Finished Revolution", Reviews in American History, Vol. 17, No. 1 (March 1989), pp. 73–78 in JSTOR
  32. Kolko, Gabriel. "The Premises of Business Revisionism" in The Business History Review, Vol. 33, No. 3 (Autumn, 1959), p. 334
  33. Peter Novick. That Noble Dream: The Objectivity Question and the American Historical profession. — Cambridge University Press, 1988. — ISBN 978-0521357456.
  34. Robert Conquest. The Great Terror. — Oxford University Press, 1990. — ISBN 978-0195055801.
  35. Rummel Rudolph. 61,911,000 Soviet Victims: Totals, Estimates, and Years (англ.).
  36. Michael Ellman. Soviet Repression Statistics: Some Comments (англ.).
  37. Timothy Snyder. Hitler vs. Stalin: Who Was Worse? (англ.).
  38. Samuel Flagg Bemis, "First Gun of a Revisionist Historiography for the Second World War", Journal of Modern History, Vol. 19, No. 1 (Mar. 1947), pp. 55–59 in JSTOR
  39. Martel, Gordon ed. (1999) The Origins of the Second World War Reconsidered: A.J.P. Taylor and the Historians. (2nd ed.)
  40. Buchanan, Patrick J. (2009). Churchill, Hitler and the Unnecessary War: How Britain Lost Its Empire and the West Lost the World. Three Rivers Press. ISBN 978-0307405166.
  41. Ian Horwood. Book review: Triumph Forsaken: The Vietnam War, 1954–1965 (англ.). Reviews in History.
  42. Robert A. Divine, Guenter Lewy, Allan R. Millett. Review: Revisionism in Reverse // Reviews in American History. — 1979. — Сентябрь (т. 7, № 3). — С. 433-438.
  43. Ian Horwood. Book review: Triumph Forsaken: The Vietnam War, 1954–1965. Reviews in History.
  44. Mark Moyar. Triumph Forsaken: The Vietnam War, 1954–1965. — 2006. — ISBN 0-521-86911-0.
  45. Lind, Michael. Vietnam: The Necessary War. — Free Press, 1999. — ISBN 978-0684842547.
  46. Несуществующее тысячелетие. Канал Новой Хронологии.
  47. Андрей Степаненко. Реконструкция хронологии.
  48. Фрагмент обсуждения хронологических источников русскоязычными ревизионистами.

Литература

  • Wolfgang Benz: Die Funktion von Holocaustleugnung und Geschichtsrevisionismus für die rechte Bewegung. In: Stephan Braun, Alexander Geisler, Martin Gerster (Hrsg.): Strategien der extremen Rechten: Hintergründe - Analysen - Antworten. Verlag für Sozialwissenschaften, 2010, ISBN 3-531-91708-0, S. 404–418
  • Jasmin Waibl-Stockner: „Die Juden sind unser Unglück“: Antisemitische Verschwörungstheorien und ihre Verankerung in Politik und Gesellschaft. LIT, Münster 2009, ISBN 3-643-50019-X (4. Kapitel, S. 185–235: Geschichtsrevisionismus - der Holocaust eine Erfindung des „Weltjudentums“?)
  • Alexander Ruoff: Verbiegen, Verdrängen, Beschweigen. Die Nationalgeschichte der „Jungen Freiheit.“ Auschwitz im Diskurs des völkischen Nationalismus. Unrast, Münster 2001, ISBN 3-89771-406-X
  • Wolfgang Benz: Abweichende Geschichtsinterpretation oder rechtsextremistische Geschichtsdeutung? Zur Problematik der Beobachtung des Revisionismus. In: Bundesamt für Verfassungsschutz (Hrsg.): Bundesamt für Verfassungsschutz. 50 Jahre im Dienst der inneren Sicherheit. Köln 2000, S. 247–261
  • Karl Heinz Roth: Geschichtsrevisionismus. Die Wiedergeburt der Totalitarismustheorie. Hamburg 1999, ISBN 3-930786-20-6
  • Wolfgang Benz: Legenden, Lügen, Vorurteile. Ein Wörterbuch zur Zeitgeschichte, dtv, München 1998, ISBN 3-423-04666-X
  • Johannes Klotz, Ulrich Schneider (Hrsg.): Die selbstbewußte Nation und ihr Geschichtsbild. Geschichtslegenden der Neuen Rechten – Faschismus/Holocaust/Wehrmacht. Papyrossa, Köln 1997, ISBN 389438137X
  • Brigitte Bailer-Galanda  (нем.), Wilhelm Lasek: Amoklauf gegen die Wirklichkeit. NS-Verbrechen und „revisionistische Geschichtsschreibung“. DÖW, Wien 1991, ISBN 3-901142-07-X
  • Gerhard Schreiber: Revisionismus und Weltmachtstreben. Deutsche Verlagsanstalt, Stuttgart 1982, ISBN 3-421-01851-0
  • Gerhart Binder: Revisionsliteratur in der Bundesrepublik. In: Geschichte in Wissenschaft und Unterricht  (нем.), 17. Jahrgang, 1966, S. 179–200
Эта страница в последний раз была отредактирована 24 октября 2021 в 11:35.
Как только страница обновилась в Википедии она обновляется в Вики 2.
Обычно почти сразу, изредка в течении часа.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).