Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

124-я отдельная стрелковая бригада

Из Википедии — свободной энциклопедии

Флаг Красной армии
124-я отдельная стрелковая Краснознамённая бригада
124 осбр
Награды Орден Красного Знамени
Войска сухопутные
Род войск стрелковые
Формирование 5 января 1942
Расформирование (преобразование) январь 1944
Боевой путь
Сталинградская битва
Смоленская наступательная операция:
Духовщинско-Демидовская операция

124-я отдельная стрелковая Краснознамённая бригада (124-я осбр) — соединение РККА ВС СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне. Формирование 124-ой осбр было начато в январе — мае 1942 года в Башкирии[⇨] и завершилось в мае — августе в Рязани[⇨]. Наибольшую известность бригада получила во время Сталинградской битвы в составе группы полковника Горохова. Именно в полосе 124-й осбр немцы провели последнее наступление в оборонительной фазе Сталинградской битвы[⇨]. За боевые заслуги в обороне Сталинграда бригада была награждена орденом Красного Знамени. После Сталинградской битвы принимала участие в Смоленской наступательной операции 1943 года и в малоуспешных наступательных операциях на Витебском направлении. В январе 1944 года 124-я стрелковая Краснознаменная бригада была расформирована. Самый известный командир — полковник С. Ф. Горохов.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1
    Просмотров:
    76 289
  • Разведопрос: Игорь Пыхалов про заградотряды, часть вторая

Субтитры

Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день. Добрый день. Продолжим. Да. Продолжим сегодня тему про заградительные отряды, которые, согласно верованиям наших обличителей, обязательно стояли за спиной красноармейцев и соответственно гнали их в бой, потому что иначе у нас народ в бой за Сталина почему-то не шёл. Или заранее стреляли, как у Михалкова. Ещё не успели дойти – уже расстреляли. Да. Вот такие сейчас есть у нас верования. Причём, к сожалению, надо сказать, что такие представления, они очень распространены. Но, как мы уже в прошлый раз выяснили, что действительность, она как всегда очень сильно отличается от того, что нам вещают разоблачители. То есть реально у нас действительно существовали заградительные отряды, причём их было несколько видов, которые создавались в разное время и имели разную подчинённость. Как мы помним, там были и заградительные отряды при 3-их отделах, которые потом стали Особыми отделами (то есть НКВДшные), были заградительные батальоны и дивизии, созданные в сентябре 1941 года, но которые тоже при этом, как ни странно для нашей альтернативно одарённой публики, они вместо того, чтобы стрелять своим бойцам в спину, они вместе с этими бойцами участвовали в боях, в том числе у нас здесь под Ленинградом. Ну и наконец, также были заградительные отряды, созданные территориальными органами НКВД. Теперь мы, собственно, подходим к тому самому знаменитому приказу №227, который был отдан летом 1942 года, когда немцы прорвались к Кавказу и Сталинграду. В принципе, у нас есть такое распространённое представление, что заградительные отряды появились именно тогда. Но на самом деле, как я уже говорил, это не так. Там это был создан очередной вид заградительных отрядов, то есть армейские. Собственно, я тут процитирую и этого приказа, №227 народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина, который был отдан 28 июля 1942 года. Как раз, что касаемо заградотрядов: «Военным советам армий и прежде всего командующим армиями: б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.» «Паникёров и трусов». У нас да, у нас как бы всегда люди, у которых, скажем так, проблемы с пониманием русской речи, они из этого делают вывод, что… Валить всех просто, да. Да. А реально там была именно идея в том, чтобы останавливать бегущие подразделения, а тех, кто сеет панику, их расстреливать. В том числе и перед строем, но не так, чтобы из пулемёта и всех, а выборочно. Соответственно, 28 июля этот приказ выходит. В исполнение этого приказа 1 августа командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант В.Н. Гордов отдаёт свой приказ №00162/оп, в котором, опять же, по поводу заградотрядов, сказано следующее: «Командующим 21, 55, 57, 62, 63, 65-й армий в двухдневный срок сформировать по пять заградительных отрядов, а командующим 1-й и 4-й танковых армий – по три заградительных отряда численностью по 200 человек каждый. 5. Заградительные отряды подчинить Военсоветам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов. Заградительные отряды укомплектовать лучшими отборными бойцами и командирами из дальневосточных дивизий. Обеспечить заградотряды автотранспортом. 6. В двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного Главного Командования №01919. Заградительные батальоны дивизий укомплектовать лучшими достойными бойцами и командирами. Об исполнении донести к 4 августа 1942 г.» Как мы видим, здесь и формируются вот эти новые армейские заградотряды, в соответствии с приказом 227, и также восстанавливаются заградбатальоны, которые существовали во всех дивизиях ещё с сентября 1941 года. Но поскольку, опять же, ведь такого рода меры, они по большому счёту нужны во время отступления или в обороне. Поскольку у нас зимой на 1942 год наша армия наоборот пыталась контрнаступать (и в ряде мест успешно), то там соответственно и нужда в таких мерах временно отпала, но сейчас опять предписывается эти заградительные батальоны тоже восстановить. Ну и также имелись заградительные отряды при Особых отделах, которые в той же самой Сталинградской битве себя проявили. И здесь же сразу процитирую сообщение Особого отдела НКВД Сталинградского фронта от 14 августа 1942 года «О ходе реализации приказа №227…»: «Всего за указанный период времени расстреляно 24 человека. Так, например, командиры отделений 414 стрелкового полка, 18 стрелковой дивизии Стырков и Добрынин, во время боя струсили, бросили свои отделения и бежали с поля боя, оба были задержаны заградотрядом и постановлением Особдива расстреляны перед строем.» Осмелюсь заметить, отделения остались на месте, это командиры бросили своих подчинённых и побежали в тыл. Бывает, да. Дальше: «Красноармеец того же полка и дивизии Огородников произвёл саморанение левой руки, в совершённом преступлении изобличён, за что предан суду военного трибунала. На основании приказа №227 сформировано три армейских заградотряда, каждый по 200 человек. Указанные отряды полностью вооружены винтовками, автоматами и ручными пулемётами.» Да, кстати, здесь уточню: это донесение по поводу 4-й танковой армии, входившей в Сталинградский фронт, то есть в ней сформировали три этих отряда. «Начальниками отрядов назначены оперативные работники особых отделов. Указанными заградотрядами и заградбатальонами на 7 августа 1942 года по частям и соединениям на участках армии задержано 363 человека, из которых: 93 чел. вышли из окружения, 146 – отстали от своих частей, 52 – потеряли свои части, 12 – пришли из плена, 54 – бежали с поля боя, 2 – с сомнительными ранениями. То есть подозрение на самострел. В результате тщательной проверки: 187 человек направлены в свои подразделения, 43 – в отдел укомплектования, 73 – в спецлагеря НКВД, 27 – в штрафные роты, 2 – на медицинскую комиссию, 6 человек – арестовано и, как указано выше, 24 чел. расстреляно перед строем.» Что здесь надо пояснить: получается, что тут практически больше половины были возвращены в свои подразделения без каких-либо репрессий, 43 – не в свой отдел пойдут, а в отдел укомплектования, 73 – направлены в спецлагеря НКВД, которые занимались фильтрацией военнопленных, о чём я уже во время одной из передач рассказывал. На проверку. И опять же, для подавляющего большинства из них эта проверка закончится благополучно. Ну а там, соответственно, 27 человек – в штрафные роты, 6 – арестовано, 2 – которые с подозрительными ранениями, их, видимо, будут проверять на предмет того, как это получено, и 24 – расстреляно. То есть опять же, вместо брутального пулемётного расстрела здесь фактически с людьми разбирались и действительно кое-кто подвергся, как сейчас выражаются, репрессиям, но сказать, что это были люди безвинные и пострадавшие огульно, это как-то в общем… Ну и ключевое – изловлены они не пулемётным огнём в спину на боевых позициях во время боя, а задержаны в тылу за линией фронта. В целом же, по вот этому приказу №227 по состоянию на 15 октября 1942 года, то есть за два месяца примерно, было сформировано 193 армейских заградотряда, в том числе из них 16 – на Сталинградском фронте и 25 – на Донском (то есть это собственно в районе Сталинградской битвы). При этом, с 1 августа по 15 октября 1942 года заградотрядами по всему советско-германскому фронту были задержаны 140.755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта (запомним эту цифру – 140 с небольшим тысяч). Из числа задержанных арестовано 3980 человек (то есть около 4 тысяч), расстреляны – 1189 человек, направлены в штрафные роты – 2776 человек, в штрафные батальоны – 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты – 131.094 человека. То есть опять же получается, что количество людей, которые подверглись каким-либо, скажем так репрессиям, оно меньше 10%. Подавляющее число задержанных, причём именно бежавших с поля боя, их просто вернули в свои части, чтобы они продолжали выполнять свой воинский долг. Опять-таки, вернёмся, то есть путём несложных опросов выясняют, кто побежал, кто побежал первым, кто орал при этом «Давайте побежим». Ну и с выявленными гражданами, с организаторами – с паникёрами и дезертирами – надо естественно иметь разговор особый. Ну а то, что расстреляли – да, а что вы хотели, вот, военное время. Вот они сейчас прорвутся и тогда погибнет в десять раз больше, поэтому вас надо ликвидировать, как бешенных собак. Практически так и есть. Потому что, действительно, ещё начиная даже с времён древнего мира и тогдашних войн, основные потери армия несёт во время бегства, а не во время обороны. Соответственно, поскольку как раз в это время шла Сталинградская битва, то нам интересно, что происходило на Донском и Сталинградском фронтах. По Донскому фронту за этот период (с 1 августа по 15 октября 1942 года) было задержано 36.109 человек (то есть примерно 36 тысяч), но из них: арестовано 736 человек, расстреляно – 433, направлено в штрафные роты 1056 человек, в штрафные батальоны – 33 человека и возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32.933 человека. То есть пропорция примерно такая же, даже на самом деле здесь ещё больше количество тех людей, для которых всё обошлось благополучно. Ну и в общем-то вполне понятно, что там действительно бои идут очень жестокие, поэтому действительно бывает, что нервы не выдерживают и начинают отступать, но их просто приводили в чувство и возвращали обратно. В общем-то, мягко говоря, странно: собственный личный состав уничтожать на фоне боёв и наступающего противника. А по Сталинградскому фронту соответственно было задержано 15.649 человек, из них: арестовано 244, расстреляно 278, в штрафные роты – 218, в штрафные батальоны – 42, а возвращены в свои части и на пересыльные пункты 14.833 человека. То есть тут вообще процент репрессий, где-то 5% примерно. Опять же, тут просто приведу несколько примеров, как действовали заградотряды на Сталинградском фронте во время этой битвы. Например: «29 августа 1942 года штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии Сталинградского фронта был окружён прорвавшимися танками противника, части дивизии, потеряв управление, в панике отходили в тыл. Заградотряд под командованием лейтенанта госбезопасности Филатова, приняв решительные меры, остановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны. На другом участке этой дивизии противник пытался прорваться вглубь обороны. Заградотряд вступил в бой и задержал продвижение врага. 14 сентября противник предпринял наступление против частей 399-й стрелковой дивизии 62-й армии. Бойцы и командиры 396-го и 472-го стрелковых полков стали в панике отходить. Начальник заградотряда младший лейтенант госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих. В результате личный состав этих полков был остановлен и через два часа полки заняли прежние рубежи обороны.» То есть как раз вот здесь, казалось бы, эта брутальная сцена – что был открыт пулемётный огонь, но над головами отступающих и в итоге, соответственно, бойцы этих двух полков были не расстреляны из пулемётов своими, а приведены в чувства и вернулись обратно на прежние рубежи обороны и враг был остановлен. «20 сентября немцы заняли восточную окраину Мелеховской. Сводная бригада под натиском противника начала самовольный отход. Действиями заградотряда 47-й армии Черноморской группы войск в бригаде был наведён порядок. Бригада заняла прежние рубежи и по инициативе политрука роты этого же заградотряда Пестова, совместными действиями с бригадой противник был отброшен от Мелеховской.» То есть здесь мы уже, кстати, не первый раз наблюдаем сцену, когда заградительный отряд не просто останавливает бегущих или задерживает отступающих бойцов и приводит их в чувство, но и потом вместе с ними вступает в бой с немцами и при этом соответственно тоже зачастую несёт потери. Собственно, так было и в 1941 году, скажем, у нас под Ленинградом (я документы цитировал), так было и под Сталинградом. Опять же, вот, например: «13 сентября 1942 года 112-я стрелковая дивизия под давлением противника отошла с занимаемого рубежа. Заградотряд 62-й армии под руководством начальника отряда лейтенанта госбезопасности Хлыстова занял оборону на подступах к важной высоте. В течение четырёх суток бойцы и командиры отряда отражали атаки автоматчиков противника, нанеся им большие потери. Заградотряд удерживал рубеж вплоть до подхода воинских частей.» Опять же, через два дня, т.е. 15-16 сентября: «Заградотряд 62-й армии в течение двух суток успешно вёл бой с превосходящими силами противника в районе сталинградского железнодорожного вокзала…» При этом, хотя само по себе это формирование, оно маленькое, как мы помним, в составе двухсот человек, тем не менее, они смогли не только отбить атаки немцев, но и контратаковать и нанести противнику существенные потери в живой силе, и продержались до подхода обычных армейских частей. При этом, более того, как отмечено в документах, наблюдалась такая крайность, что заградотряды использовались, как обычные линейные части. Здесь по этому поводу сказано так: «Отмечен ряд фактов, когда заградительные отряды отдельными командирами соединений использовались неправильно. Значительное число заградотрядов направлялось в бой наравне с линейными подразделениями, которые несли потери, вследствие чего отводились на переформирование и служба заграждения не осуществлялась.» Ну и дальше приведено несколько конкретных примеров, когда таким образом заградительные отряды использовались, как обычные подразделения. При этом несли потери примерно 65-70% личного состава. И естественно не всегда это было оправдано. В целом, чтобы примерно оценить ту обстановку, в которой вот эти люди действовали в том же Сталинграде, можно посмотреть ряд наградных листов, которые сейчас у нас выложены в интернете, поскольку у нас уже несколько лет действует проект «Подвиг народа». И там можно посмотреть, как наша, как у нас выражаются «кровавая гэбня», с этой точки зрения выглядела. Вот, например, старший лейтенант Василий Филиппович Финогенов, который занимал должность адъютант старший батальона, это так назывался начальник штаба батальона в то время (это такой армейский термин). Вот он адъютант старший 1-го армейского заградотряда, 1918 года рождения, русский, беспартийный: «Работая адъютантом старшим в 1 А.З.О. 62 армии по обороне г Сталинграда, выполняя приказ НКО №227 задержано около 6000 бойцов и командиров, которые были направлены в свои части для обороны г. Сталинграда…» То есть это обязанности по штату, то, что положено делать заградительному отряду – останавливать бойцов и возвращать их в свои части. Дальше в этом наградном читаем следующее: «Было приказано начальником Особого отдела НКВД 62 армии закрыть брешь заградотрядом, не допустить противника до Волги в районе завода 221. 16 октября 1942 года отряд вёл бой, он лично по приказанию начальника отряда руководил боем 2-й роты и огнём ручного пулемёта уничтожил 27 фашистов. Миномётный расчёт 201 миномётного батальона вышел из строя, он организовал стрельбу с миномётов и не дал противнику скопиться для атаки. Был случай, при обходе района обороны заградотряда на него напали немцы, здесь он автоматным огнём уничтожил 6 гитлеровцев.» Серьёзный был мужчина. Да. Но, к сожалению, именно был. Потому что он за эти подвиги был награждён медалью «За отвагу», а через несколько месяцев был ранен и умер в госпитале. Кстати, здесь опять же в этом заградительном отряде был ещё целый ряд таких людей, которые тогда отличились. Вот, например, Иван Ильич Андреев, красноармеец, боец 1 АЗО 62-й армии, год рождения 1925-й, русский, беспартийный. Как мы можем видите, это 1942 год, соответственно, ему максимум 17 лет, а скорее всего, даже 16: «...Выполняя службу в заградительном отряде при закрытии бреши в районе завода «Баррикады» организовал стрельбу из миномёта 201 миномётного батальона, расчёт которого был уничтожен и этим самым не дал противнику скопиться для атаки.» По всей видимости, они вдвоём тут как раз со старшим лейтенантом Финогеновым и действовали. Следующий пример, опять же из того же заградительного отряда, Степан Степанович Лимаренко, замполит 1-го АЗО (армейского заградотряда), 62-й армии, год рождения 1916-й, русский, член ВКП(б): «В борьбе с германским фашизмом по защите г. Сталинграда замполит товарищ Лимаренко Степан Степанович выполняя свои обязанности, как боец заградотряда, он под огнём противника задержал 78 неустойчивых красноармейцев, которые оставили свои оборонительные позиции, пытались отойти назад. Товарищ Лимаренко задержал их и заставил занять прежние рубежи. Как раз функции кровавой гэбни – остановить красноармейцев и вернуть их обратно. Дальше читаем: …16 октября 1942 года товарищ Лимаренко вместе с красноармейцем Чернодымовым В.П. задержал два ружья ПТР с расчётами, которые, увидев немецкие танки, оставили свои позиции и отходили в тыл своей обороны. Товарищ Лимаренко установил ружьё ПТР, из которого уничтожил три танка противника на улице Скульптурной. Чем самым немецким танкам не удалось пройти к Волге.» Серьёзно выступал военный Лимаренко. И здесь же приводится наградной лист на красноармейца Чернодымова, который был вместе с Лимаренко. 1921 года рождения, русский, член ВЛКСМ: «Участвуя в борьбе с германским фашизмом по защите г. Сталинграда, красноармеец товарищ Чернодымов В.П., являясь бойцом заградотряда, стойко выполняет приказ НКО №227. Одновременно товарищ Чернодымов 16 октября 1942 года задержал вместе с замполитом товарищем Лимаренко расчёт двух ружьёв ПТР с ружьями, которые увидели немецкие танки, пытавшиеся пройти в тыл по Скульптурной улице нашим частям, этот расчёт оставил свои позиции и ушли в тыл. Товарищ Чернодымов лично с ружья ПТР уничтожил два танка противника, остальные возвратились обратно.» Здесь единственное непонятно. Что у них там получается суммарно пять танков немецких было подбито или они всё-таки засчитали каждом. Но даже, если, скажем, три на двоих, это всё равно… Очень много. Да. Потому что они пользовались при этом противотанковыми ружьями, то есть это в общем действительно подвиг. Вот такие ситуации. Причём, здесь таких случаев много описано. Например, двое бойцов 4-го заградотряда 62-й армии (тот был 1-й отряд, а это – 4-й), они как раз на следующий день, то есть 17 октября 1942 года спасли склад с боеприпасами, который находился на берегу Волги, соответственно немцы его бомбили, там возник пожар, и двое бойцов вместо того, чтобы драпать, как в общем-то сделали бы многие в такой ситуации, они попытались этот склад спасти. Я даже зачитаю наградные листы: «Курбанов Таджедин Агалиевич. Красноармеец, боец 4-го заградотряда ОО НКВД 62-й армии. 1919 года рождения, лезгин, кандидат ВКП(б). Находясь на посту около переправы №62 17 октября 1942 года, переправа подверглась сильной бомбёжке авиацией противника, в результате были подожжены снаряды и мины в складе боеприпасов около переправы. Товарищ Курбанов, несмотря на бомбёжку и на то, что боеприпасы горят — разрываются, бросился их спасать. Благодаря его мужеству и смелости, боеприпасы были спасены.» Соответственно, вместе с ним также в тушении этого пожара принимал участие: «Обозный Николай Иванович. Красноармеец-замполитрука, боец 4-го заградотряда ОО НКВД 62-й армии. 1915 года рождения, русский, член ВКП(б). Находясь 17 октября сего года на посту возле переправы 62, переправа и пост, где он стоял был подвергнут сильной бомбёжке авиацией противника, в результате чего был подожжён склад с боеприпасами от «Катюши» и другими снарядами и минами. Товарищ Обозный, несмотря на то, что снаряды рвались, бросился их растаскивать. Благодаря смелости и отваге его, пожар был ликвидирован, боеприпасы были спасены. Товарищ Обозный достоин награде медалью «За боевые заслуги».» Обалдеть. То есть опять же, у нас, как известно, наши творцы, которые снимают наши нынешние российские фильмы о войне, очень любят изображать наших особистов или бойцов НКВД, как откормленных трусливых существ, которые только и могут, что прятаться за чужими спинами. Как мы видим, в реальности подавляющее большинство из них действовало совершенно другим образом. И действительно, в общем-то не только занимались выполнением своей функцией по наведению порядка, но и собственно вели себя, как и положено настоящим бойцам. Как я уже сказал, что фактически во время Сталинградской битвы мы наблюдали в действии сразу три разновидности заградительных отрядов: заградотряды при Особых отделах, малочисленные, вновь созданные армейские заградотряды и заградбатальоны дивизии. При этом, армейские заградотряды и заградбатальоны дивизии, они действовали ближе к фронту, т.е. они зачастую и вступали в бой, и пресекали массовую панику на передовой, в то время, как заградотряды при особых отделах, они несли уже службу подальше в тылу, на коммуникациях, чтобы опять же фильтровать контингент, который идёт, ну и задерживать людей, которые дезертировали или скажем так ненадлежащим образом там находятся во тыловой полосе. Поскольку во время Сталинградской битвы понятия фронта и тыла были уже достаточно условные, потому что там немцы нас прижали практически к Волге, то такое разделение труда тоже зачастую не соблюдалось. Например: «15 октября 1942 года в ходе ожесточённых боев в районе Сталинградского тракторного завода противнику удалось выйти к Волге и отрезать от основных сил 62-й армии остатки 112-й стрелковой дивизии, а также 115-й, 124-й и 149-й отдельных стрелковых бригад. При этом среди руководящего командного состава наблюдались неоднократные попытки бросить свои части и переправиться на восточный берег Волги. В этих условиях для борьбы с трусами и паникёрами особым отделом 62-й армии была создана оперативная группа под руководством старшего оперуполномоченного лейтенанта госбезопасности Игнатенко. Объединив остатки взводов особых отделов с личным составом 3-го армейского заградотряда, она провела исключительно большую работу по наведению порядка, задержанию дезертиров, трусов и паникёров, пытавшихся под разными предлогами переправиться на левый берег Волги. В течение 15 дней оперативной группой было задержано и возвращено на поле боя до 800 человек рядового и командного состава, а 15 военнослужащих по постановлению особорганов были расстреляны перед строем.» Мы видим соотношение, то есть 800 человек задержано, из них 15 расстреляны перед строем, но остальные просто возвращены в строй и опять же продолжили сражаться. Соответственно, если бы этой кровавой гэбни не было, то, что бы произошло – вначале командиры, а потом и соответственно неустойчивые бойцы попытались бы переправиться на другой берег Волги, бросив позиции, в итоге могло кончиться… С точки зрения нынешних гражданских людей, оно вроде бы понятно – умирать-то не хочется никому и поэтому, мы отступим, там мы будем живые и сможем принести пользу Родине ещё. Но беда вся в том, что Родине приносить надо было пользу в данный момент, стоя намертво вот тут, а не бегая, куда попало. Получив приказ, его надо исполнять. Порой, ценой собственной жизни. В общем, да, совершенно точно. Потому что, действительно, с точки зрения здравого смысла хочется находиться подальше от передовой, но с точки зрения воинского долга, нужно выполнять приказ, который тебе отдан. Ещё несколько примеров приведу уже с Донского фронта. Это докладная записка от 17 февраля 1943 года «О работе особорганов по борьбе с трусами и паникёрами в частях Донского фронта за период с 1 октября 1942 года по 1 февраля 1943 года»: «2 октября 1942 года, во время наступления наших войск, отдельные части 138 стрелковой дивизии, встреченные мощным артиллерийским и миномётным огнём противника, дрогнули и в панике бежали назад через боевые порядки 1 батальона 706-го стрелкового полка, 204-й стрелковой дивизии, находившиеся во втором эшелоне. Принятыми мерами командованием и заградбатальоном дивизии положение было восстановлено. 7 трусов и паникёров были расстреляны перед строем, а остальные возвращены на передовую линию фронта. 16 октября 1942 года, во время контратаки противника, группа красноармейцев 781-й и 124-й стрелковых дивизий, в количестве 30 человек, проявила трусость и в панике начала бежать с поля боя, увлекая за собой других военнослужащих. Находившийся на этом участке армейский заградотряд 21-й армии, силою оружия ликвидировал панику и восстановил прежнее положение.» Собственно, здесь что мы видим, опять же, ключевые слова, что вот эти 30 человек, они не просто бежали, но и при этом, как справедливо сказано, увлекали за собой других военнослужащих. Потому что, к сожалению, человек, он по определению существо стадное, как известно, мы произошли из дикой природы, от общественных животных, и поэтому, все бегут, то… «Все побежали, и я побежал». Да. И поэтому, естественно, что нужно, чтобы нашлись люди, которые бы прекратили эту панику и соответственно привели в чувство тех, кто участвует в таком бегстве. «19 ноября 1942 года, в период наступления частей 293-й стрелковой дивизии, при контратаке противника, два миномётных взвода 1306-го стрелкового полка вместе с командирами взводов, младшими лейтенантами Богатырёвым и Егоровым, без приказа командования оставили занимаемый рубеж и в панике, бросая оружие, начали бежать с поля боя. Находившийся на этом участке взвод автоматчиков армейского заградотряда остановил бегущих и, расстреляв двух паникёров перед строем, возвратил остальных на прежние рубежи, после чего они успешно продвигались вперёд.» То есть опять же, как мы видим, что двое паникёров выявлены и расстреляны, но при этом остальные бойцы в общем-то, как говорится, пришли в чувство и дальше вполне успешно выполняют свой долг. Но, к сожалению, таковы реальности, которые в общем-то далеки от тех идеалов гуманизма, которые нам сегодня проповедуют. Поскольку сегодня считается, что человеческая жизнь – наивысшая ценность, поэтому, естественно, что трус и шкурник должен быть, видимо, неприкосновенен. Ещё один пример приведу: «20 ноября 1942 года, во время контратаки противника, одна из рот 38-й стрелковой дивизии, находившаяся на высоте, не оказав сопротивления противнику, без приказа командования стала беспорядочно отходить с занятого участка. 83-й заградотряд 64-й армии, неся службу заграждения непосредственно за боевыми порядками частей 38-й стрелковой дивизии, остановил в панике бегущую роту и возвратил её обратно на ранее занимаемый участок высоты, после чего личный состав роты проявил исключительную выносливость и упорство в боях с противником.» То есть, как мы видим, здесь и расстреливать никого не понадобилось, просто грубо говоря бегущих в панике людей нужно было остановить, привести в чувство, вернуть обратно на те же самые позиции, которые они занимали, после чего они уже вполне успешно и стойко выполняли свой воинский долг. Я бы ещё заметил, что если их вернули на позиции, то там не указано, что немцы уже заняли эти позиции и они кого-то оттуда вышибали, они просто бросили окопы и начали разбегаться, повинуясь какому-то там, видимо, сиюминутному порыву. Встретили заградотряд, побеседовали и вернулись обратно, и сели опять на свои места, Ну, не надо поддаваться сиюминутным порывам. Это, на самом деле, в общем-то вполне распространённая ситуация, причём, не только во время той войны, но и в других конфликтах, когда люди просто могут просто отойти от того, что там, грубо говоря, распространились панические слухи, что нас обошли или просто начали очень сильно стрелять по передовой линии. Паршивая овца – всё стадо портит. Это да. Соответственно, таким образом действовали заградительные отряды во время Сталинградской битвы. Ну а следующее такое масштабное сражение, когда опять же нашим войскам пришлось именно так стойко обороняться, это, как известно, была Курская дуга. – летом 1943 года. И соответственно, опять же заградотряды в этом участвовали и вполне успешно действовали. Например, скажем, в самый первый день этой битвы на Курской дуге, т.е. 5 июля 1943 года: «13-й армии 2-й батальон 47-го стрелкового полка 15-й дивизии во главе с командиром батальона капитаном Ракитским самовольно оставил свой рубеж и панически отступил в тыл дивизии, где был задержан заградотрядом и возвращён в бой.» Замечу: не пулемётным огнём, а личным составом заградительного отряда. Соответственно, дальше: «С 5 по 10 июля 1943 года заградительные отряды Воронежского фронта задержали 1870 человек. Большинство из них составляли военнослужащие, потерявшие связь со своими подразделениями. В процессе их фильтрации было выявлено и арестовано 6 дезертиров, 19 членовредителей и 49 трусов и паникёров, бежавших с поля боя. Остальные задержанные (то есть практически 1800 человек) были возвращены в строй.» Здесь у меня такой документ, как спецсообщение начальника отдела контрразведки «Смерш» 69-й армии Воронежского фронта полковника Строилова о работе заградотрядов с 12 по 17 июля 1943 года. Что он там докладывает: «В порядке выполнения задачи по задержанию рядового и командно-начальствующего состава соединений и частей армии, самовольно оставивших поле боя, Отделом контрразведки «Смерш» 69-й армии 12 июля 1943 года из личного состава отдельной роты было организовано 7 заградотрядов, по 7 человек в каждом, во главе которых были поставлены по 2 оперативных работника. Указанные заградотряды были выставлены в селах Алексеевка — Проходное, Новая Слободка — Самойловка (тут ещё ряд наименований, не буду их зачитывать). В результате проведённой работы заградотрядами с 12 по 17 июля с. г. включительно были задержаны 6956 человек рядового и командно-начальствующего состава, оставивших поле боя или вышедших из окружения войск противника.» Дальше там, откуда все эти люди взялись. Что с ними сделали: «Необходимо отметить, что число задержанных военнослужащих, начиная с 15 июля, резко сократилось по сравнению с первыми днями работы заградотрядов. Если за 12 июля были задержаны 2842 человека, а за 13 июля — 1841 человек, то за 16 июля были задержаны 394 человека, а уже за 17 июля были задержаны всего лишь 167 человек, и то вышедших из окружения войск противника. Начавшийся в пятом часу 12 июля 1943 г. массовый отход рядового, командно-начальствующего состава с поля боя организованными нами заградотрядами был в основном остановлен в 16 часов того же дня, а впоследствии совсем прекратился.» Соответственно: «Из числа задержанных арестованы 55 человек, из них: подозрительных по шпионажу — 20 человек, по террору — 2, изменников Родине — 1, трусов и паникёров — 28, дезертиров — 4. Остальные военнослужащие из числа задержанных были направлены в свои части. Ввиду того что отход военнослужащих с поля боя прекращён, мной заградотряды сняты, и личный состав их направлен для выполнения своих непосредственных военных обязанностей.» Кстати, здесь мы наблюдаем, что это были заградительные отряды, которые были созданы как раз при особом отделе, т.е. то, что с начала войны действует. Да, тут ещё дополнительно поясню, что тут упомянут этот «Смерш» знаменитый, он как раз был создан накануне, точнее, не накануне, а за несколько месяцев до этого, 19 апреля 1943 года Управление особых отделов НКВД, оно опять было передано в состав армии и соответственно реорганизовано в Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата обороны. Соответственно, люди оттуда, т.е. из «Смерша», они вот так вот действовали – останавливали тех, кто так панически отступил перед лицом противника. Соответственно, вот другой документ, докладная записка на имя В.С. Абакумова о результатах проверки подразделений контрразведки 13-й и 70-й армий Центрального фронта с 12 по 30 июля 1943 года, подписано полковником Ширмановым: «В целях предотвращения возможной паники и для борьбы с трусами, дезертирующими с поля боя, мной совместно с начальниками отделов «Смерш» 13-й и 70-й армий во всех дивизиях, бригадах и полках были организованы группы заграждения и заслоны под руководством оперативного состава армий, корпусов, дивизий. В результате этих мероприятий на участке 13-й и 70-й армий было задержано неорганизованно отходивших с поля боя около 1300 человек военнослужащих, среди которых выявлены трусы и паникёры, дезертиры, членовредители и другой антисоветский элемент. Большая же часть военнослужащих возвращена в организованном порядке на свои позиции и приняла участие в боях.» То есть опять же, мы видим, что практически то же самое, что было и в предыдущих документах. Ну и зачитаю ещё одну записку. Докладная записка начальника Управления контрразведки «Смерш» Центрального фронта генерал-майора А. Вадиса от 13 августа 1943 года о, соответственно, работе за июль 1943 года: «Путём усиления заградительной службы как за боевыми порядками, так и в тылу частей в отчётном периоде задержан 4501 человек, из них: арестованы — 145 чел., переданы в прокуратуры — 70 чел., переданы в органы НКГБ — 276 чел., направлены в спецлагеря — 14 чел., направлены в части — 3303 чел.» То есть опять же получается, правда, здесь всё-таки примерно 2/3, чуть побольше, кого просто отправили в свои подразделения. Из указанного числа органами контрразведки «Смерш» только одной армии, где начальником Отдела полковник Пименов, задержано: старост — 35 чел., полицейских — 59 чел., служивших в немецкой армии — 34 чел., бывших в плену — 87 чел., подлежащих призыву в КА — 777 чел. Из них арестовано и разоблачено 4 агента немецкой жандармерии.» То есть здесь помимо прочего так же начинается процесс проверки наших людей, которые побывали в немецкой оккупации и, соответственно, кто-то из них опять же мог себя вести скажем так неправильно. Ну, многие страдают по поводу того, что проверяли тех, кто оказался на оккупированных территориях. Во-первых, с оккупированных территорий все уходили, эвакуировались на восток, это раз. Во-вторых, оказавшись там, заниматься можно было очень сильно разными делами, например, мыть полы в комендатуре и сообщать партизанам о том, что в комендатуре происходило, а можно было в этой комендатуре служить полицаем, ходить с оружием, арестовывать, расстреливать сограждан. Ну, наверное, за это надо отвечать. Как-то уж совсем не вяжется, все такие белые и пушистые, и уж, наверное, для того, чтобы это выявить, надо проводить проверки. Уж, наверное, для того, чтобы проводить проверки часть граждан надо взять под стражу и даже, о, ужас! Арестовать. То же самое, что характерно, происходит и сейчас. Кстати говоря, у нас в одной из предыдущей беседе как раз приводил пример по одному из проверочно-фильтрационных лагерей и как там проверяли тех же старост, и как там выяснялось, что некоторых из них даже не то, что освободили, а даже взяли на работу в кадры НКВД. То есть, по всей видимости, это были либо наши агенты, либо те люди, которые себя настолько хорошо проявили именно в том качестве, как помощники партизан, подпольщики, что их в общем-то соответственно оценили по заслугам. Ну а те, кто именно служил немцам, именно добросовестно, так скажем, относясь… От души. Да. Те стали «невинными жертвами незаконных сталинских репрессий», как у нас выражаются. Я тут недавно, отвлекаясь чуть-чуть в сторону, приобрёл книжку под названием, по-моему, «Слава богу, пришли немцы». И там мемуары какой-то мрази по фамилии Осипова, они раньше в интернете лежали… Там какая-то бабища в оккупированном городе Пушкине, здесь у нас под Ленинградом была… Да, помню такую. Там настолько патентованная мразь, что я даже не знаю, как вообще… ну это не люди… там какой-то, знаешь, коллективная помесь Гозмана с Новодворской. Ничего не меняется. Вы же паскуды такого калибра, что нормальный человек, не знаю, рядом в поле не присядет. Тихий ужас… И что там у тебя, жалеть надо было, что ли? Но мразь ушла вместе с немцами сначала в Ригу, потом в Берлин, ну а потом конечно же, как и положено мрази, оказалась в США. Ну да. Мы, кстати, эту книжку хотим с Егором отдельно разобрать. Ну, а возвращаясь, собственно, к нашей теме, поскольку после Курской дуги совершился коренной перелом в войне, т.е. мы пошли уже наступать и освобождать сперва нашу территорию, а потом уже и оккупированные страны Европы, то соответственно и надобность в таких частях и подразделениях, которые занимаются заградительной службой, она постепенно отпала. И в итоге, 29 октября 1944 года вышел приказ наркома обороны И.В. Сталина №0349 «О расформировании отдельных заградительных отрядов», который звучал так: «В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала. Приказываю: 1. Отдельные заградительные отряды к 13 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий. 2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года.» То есть вот на этом, собственно, боевой путь армейских заградотрядов и закончился. Ну а понятно, что те же взводы, которые были при органах «Смерш», они продолжали действовать до конца войны, потому что функции по охране тыла, соответственно, задержанию подозрительного элемента и прочее, их как бы никто не снимал и в любой нормальной армии они в той или иной структуре всё равно выполняются. В общем, подводя итог, вот, жестокое время, страшные обстоятельства, они требуют жестоких и страшных мер. Приказ под названием «Ни шагу назад!» был известен в войсках. Есть замечательная книжка гражданина Симонова «Живые и мёртвые», там, на мой взгляд, очень-очень хорошо показано, как относились военнослужащие к данному приказу, что о нём думали и что говорили. Было надо – было, перестало быть надо – и распустили. Кстати, по этому поводу, я как раз по поводу того, что говорили люди, процитирую одного ветерана, соответственно, его воспоминания были опубликованы где-то в нулевых годах. Это некий М.Г. Абдулин, он во время Сталинградской битвы служил в 293-й стрелковой дивизии. И там с ним интервью, у нас был такой журнал «Братишка», по-моему, и сейчас ещё выходит: «— Мансур Гизатулович, расскажите, как в окопах приняли знаменитый приказ №227? — Это был суровый приказ. Он появился, когда отступление докатилось до Волги. И был он сильным отрезвляющим средством — «Ни шагу назад!» Приказ остановил людей. Появилась уверенность в соседях справа и слева — не отступят. Хотя и непросто было сознавать: сзади тебя заградительный отряд. — А как действовали эти отряды? — Я не знаю случая, когда бы в отступающих стреляли. Под «новую метёлку» в первые недели после приказа попали виноватые, а кто-то и не очень виноватый. Меня, помню, командировали из роты наблюдать расстрел семнадцати человек «за трусость и паникёрство». Я обязан был рассказать своим об увиденном. Видел позже и заградительный отряд при обстоятельствах весьма драматических. В районе высот Пять Курганов прижали нас немцы так, что драпали мы, побросав шинели, в одних гимнастёрках. И вдруг наши танки, а за ними лыжники — заградительный отряд. Ну, думаю, вот она, смерть! Подходит ко мне молодой капитан-эстонец. «Возьми, — говорит, — шинель с убитого, простудишься...» Вот такое свидетельство очевидца и таких примеров довольно много. А вот примеров, чтобы расстреливать из пулемётов, их в общем-то никто не приводит. Только у Никиты Сергеича Михалкова в кино. Точнее, как сказать, у нас ещё наши обличители, они как называется, как дурень с писанной торбой, ещё носятся с фрагментом из воспоминаний танкиста Лозы, который был участником событий, когда командир приказал ударить из танковых пулемётов перед бегущими с тем, чтобы тех остановить. Но опять же, там при этом те, кто пытались этим размахивать, соответственно, либо они невнимательно читали текст, либо просто передёргивают. Потому что огонь был не на поражение, а именно для того, чтобы остановить. Ну, таких мелочей они не понимают, это не имеет значения, «всё равно всех убили». Там действительно в итоге получилось, что несколько человек там убили, но это… ну а как поступить, если бежит подразделение и соответственно, если этих людей не остановить, то потери будут гораздо больше. Как говорил гражданин Папанов: «Тебя посодют, а ты не воруй». Всё, не надо бегать, надо честно исполнять свой воинский долг. Спасибо, Игорь Васильевич. Про что в следующий раз? А в следующий раз тогда уже продолжая вот эту тему кровавой гэбни, можем рассмотреть то, как действовали и существовали наши штрафные части: то есть штрафные батальоны и штрафные роты. Отлично. С нетерпением ждём. Спасибо. А на сегодня всё. До новых встреч.

Содержание

История

В составе действующей армии

  • 7 июля 1942 года — 26 января 1943 года;
  • 14 марта 1943 года — 5 января 1944 года[1].

Формирование бригады

Аксаково

В январе 1942 года на должность командира вновь формируемой бригады был назначен полковник С. Ф. Горохов[2]. Начальником штаба бригады был назначен подполковник Павел Васильевич Черноус, комиссаром — старший батальонный комиссар Владимир Александрович Греков (из командного состава Военно-политической академии)[3], прибывший в бригаду 6 января[4]. Формирование бригады проходило в Белебеевском районе Башкирской АССР. Её ядро комплектовалось кадровыми военнослужащими РККА, прибывшими с Дальнего Востока, слушателями Военно-политической академии (которая в это время квартировалась в Белебее), выздоровевшими ранеными из госпиталей и призывниками из Башкирии[5]. Среди командиров ротного и батальонного звена было много офицеров, уже имевших боевой опыт. Ядро связистов бригады сформировали выпускники Сталинградского училища связи[6]. Несколько сот человек (большинство из числа 4-го отдельного стрелкового батальона) были из лиц, отбывавших наказание в местах заключения в районе Уфы и выразивших желание искупить вину кровью на фронте (так называемый «Уфимский контингент»)[7]. Всего к началу боевых действий в бригаде было 1727 комсомольцев (34,5 % личного состава), 178 членов ВКП(б) и 113 кандидатов в члены ВКП(б) (5,8 % личного состава)[8].

Полковник С. Ф. Горохов, фото 1941—1942 гг.
Полковник С. Ф. Горохов, фото 1941—1942 гг.

Штаб и политотдел формируемой части базировались на станции Аксаково, прочие подразделения бригады размещались в сёлах Надеждино, Максютово, Знаменка, Шаровка, Слакбаш, совхозе имени М. Горького и на станции Глуховская[3].

Днём рождения 124-й отдельной стрелковой бригады считается 5 января 1942 года, но первый приказ по бригаде (приказ № 1) был издан 3 января[6]. Номер воинской части и полевая почта № 48204[9].

Подготовка бригады проходила в тяжёлых погодных условиях (морозы до −40 °C, сильные ветры, толстый снежный покров), на слабой материально-технической базе (деревянные муляжи винтовок, гранат, пушки на тележных колёсах) и с частым привлечением военнослужащих на хозяйственные работы по месту квартирования. По воспоминаниям бывшего комиссара бригады генерал-полковника В. А. Грекова, представитель Наркомата обороны СССР маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, прибыв в феврале 1942 года с инспекцией, «устроил разнос» руководителям района и командному составу бригады за привлечение к сельхозработам в колхозах и совхозах личного состава[3].

В начале мая 1942 года бригада убыла из Башкирии. Несмотря на проблемы с вооружением, бригада была полностью укомплектована конским составом и амуницией — более 700 лошадей[7]. Пунктом новой дислокации бригады была Рязань, где она была подчинена 1-й Резервной армии. Акт армейской комиссии, принимавшей бригаду, издан 24 мая 1942 года[7].

Рязань

В середине июня 1942 года бригада стала получать материальную часть: оружие и снаряжение. Подразделения, получившие вооружение, убывали в полевые лагеря для проведения практических занятий. В июле состоялись бригадные учения, которые проводил представитель К. Е. Ворошилова руководитель группы контролирования за формированием стрелковых и кавалерийских соединений в военных округах генерал-майор Н. Е. Аргунов. По итогам учений бригада получила отличную оценку по боевой и политической подготовке[7].

В середине июля, в связи с формированием на базе 1-й Резервной армии 64-й армии, 124-я осбр была переподчинена Московской зоне обороны[7]. В начале августа были проведены учения, которые контролировались комиссией командующего Московским военным округом (МВО). По результатам учений бригаде была дана следующая оценка: «Бригада сколочена и готова к выполнению боевой задачи»[7].

8 августа 1942 года 124-й отдельной стрелковой бригаде представителями командования Московского военного округа было вручено боевое знамя части, с которым она прошла через все испытания вплоть до расформирования в 1944 году[7].

Переезд на фронт

В распоряжении Ставки от 11 августа 1942 года командующему МВО в пункте «е» указывалось: «124 осбр. Погрузка ст. Рязань, 6.00 15.08, темп — 3 эшелона в сутки»[10]. С 12 по 18 августа 124-я осбр отправилась на фронт в составе 7 эшелонов[7]. В распоряжении командующего Московской зоной обороны и Московским военным округом генерал-лейтенанта П. А. Артемьева в качестве направления указывалась Астрахань[10].

Во время остановки на станции Аткарск произошёл примечательный случай: командир стрелкового батальона В. Я. Ткаленко, побывав в госпитале, где в течение 2-х месяцев лечился после тяжёлого ранения, узнал, что посмертно награждён орденом Ленина. Госпиталь сообщил в часть по прежнему месту службы, что Ткаленко жив, но воевать больше не сможет[10].

На станции Баскунчак представители штаба Сталинградского фронта предъявили «Дополнительное Боевое распоряжение № 00328 штаба Сталинградского фронта от 24.8.1942 г.», в соответствии с которым бригаде приказывалось начать выдвижение в сторону Сталинграда[10]. Выгрузка производилась в районе населённых пунктов Заплавное и Средняя Ахтуба. Часть эшелонов при разгрузке попала под бомбёжку, но потерь среди личного состава не было. Однако седьмой эшелон, перевозивший тыл бригады, на станции Ахтуба при бомбардировке понёс потери в личном составе (в основном среди водителей), при этом сгорело 18 автомобилей и всё топливо бригады[10].

К 26 августа бригада сосредоточилась на восточном берегу Волги в районе верховья реки Ахтуба, в ожидании переправы в осаждённый город. В ночь с 27 на 28 августа бригада была переброшена на правый берег ниже устья реки Пионерка[5]. Переправа осуществлялась с 20:00. В эту ночь все переправочные средства были отданы бригаде, начальником переправы был назначен полковник С. Ф. Горохов. За ночь была переправлена вся бригада, кроме 1-го батальона, артиллерии и тыла бригады, которые отстали из-за бомбёжек в зоне разгрузки. Потери при переправе: двое раненых[11] и утопленный ручной пулемёт[12].

Боевая деятельность

Сталинградская битва

Изначально 124-ю осбр планировалось использовать в качестве резерва фронта на южном участке обороны на направлении железнодорожной линии Воропоново — Сталинград с дислокацией в районе высоты 154,7 недалеко от станции Садовая. К 12 часам дня 28 августа основные силы бригады достигли района дислокации, затратив на марш по разбомблённому городу 4—5 часов[12].

Перемещение 124-й осбр по Сталинграду 28 августа 1942 года
Перемещение 124-й осбр по Сталинграду 28 августа 1942 года

Однако утром 28 августа командир бригады был срочно вызван в штаб фронта. Командующий фронтом А. И. Ерёменко в присутствии члена военного совета фронта Н. С. Хрущёва, секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова, заместителя Председателя Совнаркома СССР В. А. Малышева, начальника Генерального штаба РККА А. М. Василевского, начальника Бронетанкового управления Наркомата обороны Я. Н. Федоренко, командира 10-й дивизии НКВД полковника А. А. Сараева, поставил задачу: «29.8.42 года, с утра перейти в наступление от Тракторного завода на север вдоль Волги. На рубеже Ерзовка возможна встреча с наступающей 64-й сд из состава выдвигаемой от Камышина армии Р. Я. Малиновского»[13].

Одновременно 28 августа, для осуществления наступления, создавалась группа войск[11] в составе: 282-й стрелковый полк внутренних войск НКВД 10-й дивизии НКВД, 99-я отдельная танковая бригада, 32-й батальон морской пехоты под командованием А. Горшкова (отряд морской пехоты Волжской военной флотилии), отдельный стрелковый ремонтно-восстановительный батальон, истребительный батальон Тракторозаводского района, а также около сорока неходовых танков, используемых как огневые точки. Группу должен был возглавить полковник Горохов по прибытии 124-й осбр в район наступления. Вечером 30 августа в группу была включена 149-я отдельная стрелковая бригада под командованием подполковника В. А. Болвинова. Так сформировалась оперативная группа полковника Горохова[13].

В 13:00 начальник штаба 124-й осбр подполковник Черноус[13] получил приказ о переброске бригады в район северного участка обороны 62-й армии: северная окраина рабочего посёлка Сталинградского тракторного завода — посёлок Спартаковка — село Латошинка — село Орловка[5].

В своих мемуарах генерал-майор С. Ф. Горохов так оценил действия командующего фронтом А. И. Ерёменко:

Более бестолкового решения от командующего фронтом я не ждал: чтобы буквально с ходу, не дав ничего светлого времени командирам частей впервые прибывшего на фронт соединения, бросить их в бой… Чего я боялся, то и вышло. А нужды вводить бригаду с ходу не было. И сутки, и двое можно было терпеть с наступлением в районе Тракторного завода. Противник тоже измотал свои силы и перешёл к обороне. От неуспеха наступления нас спасла только отличная подготовка людей.

[13]

К этому времени на северном участке сложилась угрожающая ситуация. 23 августа XIV танковый корпус вермахта, совершив в течение дня бросок длиной в 60 километров, вышел к Волге в районе сёл Акатовка, Латошинка и посёлка Рыно́к и оказался на дистанции 2—3 километров от Сталинградского тракторного завода. Создалась непосредственная угроза заводу. Для прикрытия завода были использованы отряды народного ополчения, истребительные батальоны, рабочие отряды и воинские части, спешно собранные из имеющихся в Сталинграде. Был создан северный участок обороны под руководством генерал-майора Н. В. Фекленко. В течение 5 суток группа Фекленко сдерживала противника на рубеже реки Сухая Мечётка. Части, входившие в группу Фекленко, были переподчинены полковнику С. Ф. Горохову[14].

Командир 124-й бригады С. Ф. Горохов и комиссар бригады В. А. Греков на наблюдательном пункте в Сталинграде 29 августа 1942 года
Командир 124-й бригады С. Ф. Горохов и комиссар бригады В. А. Греков на наблюдательном пункте в Сталинграде 29 августа 1942 года

К 29 августа группа Фекленко была усилена 124-й отдельной стрелковой бригадой, 149-й отдельной стрелковой бригадой и 115-й стрелковой бригадой. Одновременно вместо группы Фекленко была создана группа полковника Горохова с подчинением ему частей северного участка. 29 августа группа полковника Горохова перешла в наступление и выбила противника из посёлков Спартаковка, Рыно́к, Латошинка, отбросив его до 8 километров от Мокрой Мечётки, за птицеферму. Таким образом, был сформирован участок обороны, который удерживался группой полковника Горохова до 24 ноября 1942 года[15].

Ядром группы полковника Горохова была 124-я отдельная стрелковая бригада. Например, начальник артиллерии 124-й отдельной стрелковой бригады майор Аркадий Маркович Моцак стал начальником артиллерии группы полковника Горохова[16][17]. Снабжение материально-техническими и прочими видами довольствия 124-й осбр, как и группы полковника Горохова в целом, обеспечивалось через Волгу и частично по воздуху[15]. При этом активно использовался сбор вооружения и боеприпасов, брошенных в зоне боёв. Так, старший оружейный мастер 2-го стрелкового батальона 124-й осбр старшина технической службы Алексей Иванович Попов после боя 29 августа в течение нескольких ночей под пулемётным огнём противника собирал своё и трофейное оружие и боеприпасы, отдаляясь от своих окопов до 1 километра[18][19].

Огневую поддержку бригады обеспечивали в том числе и корабли Волжской военной флотилии: канонерские лодки «Усыскин» и «Чапаев», 4 бронекатера и 2 плавучие батареи[20].

На 11 сентября 1942 года численность и вооружение 124-й осбр были следующие[21]:

Люди Лошади Винтовки ППШ Ручные
пулемёты
Станковые
пулемёты
Миномёты Орудия ПТР
124-я осбр 3607 чел. 620 2438 шт. 341 шт. 84 шт. 22 шт. 56 шт. 25 шт. 68 шт.

Численный состав 124-й осбр во время Сталинградской битвы:

11 сентября 25 сентября 1 октября 5 октября 19 октября 20 ноября
124-я осбр 3607 чел.[22] 4218 чел.[23] 4154 чел.[24] 3520 чел.[25] 2640 чел.[26] 2898 чел.[27]

Потери с 29 августа по 20 сентября составили 1667 человек. Из них старших и средних командиров — 73 человека, младших командиров — 400 человек, рядового состава — 1119 человек. Убитых — 360, раненых — 975 человек, без вести пропавших — 332 человека. За это время прибыло 1040 человек пополнения. На 20 сентября в бригаде числилось 4314 человек. Из них старших и средних командиров — 392 человека, младших командиров — 823 человека, рядовых — 3099 человек[28].

15 октября 1942 года немецкие войска ударом от села Латошинка попытались прорваться к устью Мокрой Мечётки и отрезать 124-ю осбр от переправ. Отдельные группы противника достигли устья реки, и группа полковника Горохова на некоторое время оказалась в полном окружении. Однако к 19 октября положение улучшилось: XIV танковый корпус вермахта основными силами сдерживал части РККА, пытавшиеся прорваться к Сталинграду с севера, LI пехотный корпус вермахта наступал южнее в районе заводов, а группа Горохова активными действиями смогла избежать окружения. 19 октября в подчинении полковника С. Ф. Горохова было 3953 человека, 15 станковых пулемётов, 95 ручных пулемётов, 57 противотанковых ружей, 22 45-мм пушки, 20 76-мм пушки, 21 120-мм миномёт, 48 82-мм миномётов, 23 50-мм миномёта. При этом 2640 человек были из числа 124-й осбр[26].

На 20 октября 1942 года 124-й осбр было заявлено о нанесении значительного ущерба противнику: убито 5950 военнослужащих противника, рассеяно до трёх батальонов, уничтожено 28 и подбит 21 танк, сбито 3 самолёта, подбито 3 бронемашины, подавлено до 14 артбатарей, уничтожено 52 автомобиля, взорвано 5 складов боеприпасов и т. д.[29]

В первой половине ноября в связи с ледоходом осложнилось материальное обеспечение бригады. До 11 ноября с левого на правый берег смогли прийти всего два транспорта[11]. В период с 11 по 15 ноября снабжение бригады резко ухудшилось: по Волге непрерывно шёл лёд, практически прервавший связь с левым берегом. Снабжение осуществлялось в основном самолётами У-2 и изредка отдельными рейсами бронекатеров[28]. Снабжение самолётами У-2 продолжалось до 23 ноября[11]. Также ледоход практически прервал эвакуацию раненых на левый берег, где располагался медсанбат 124-й осбр. На левом обрывистом берегу, в «мёртвой» зоне, был создан санитарный пункт, где раненые получали первую помощь и ожидали эвакуации на восточный берег на отдельных лодках[11].

2 ноября позиции бригады подверглись десятичасовой бомбардировке, а в 17 часов пехота противника при поддержке танков перешла в наступление, которое было успешно отбито[11].

Последнее немецкое наступление в Сталинграде

17 ноября 1942 года противник предпринял последнюю попытку опрокинуть гороховцев. В ночь с 16 на 17 ноября на сторону противника перебежало отделение (5—7 бойцов) из роты лейтенанта П. Т. Кашкина (2-й отдельный стрелковый батальон) из накануне прибывшего пополнения[28]. Немецкое наступление началось примерно в 5 утра с просачивания до роты противника за вторую траншею в расположение командных пунктов 2-го осб и 3-й роты. В отражении внезапной атаки приняли участие бойцы и командиры штаба и тыла батальона: связисты, повара, оружейные мастера, связные и т. д. В 6 часов начался артналёт на передовые позиции бригады, а в 6:30 началось наступление на северо-западную окраину Рынка́ и северную окраину Спартаковки. Примерно в 7 часов немцы продавили роту П. Т. Кашкина и начали просачиваться в Рыно́к. Ситуацию усугублял сильный туман, накрывший позиции. Около 8 утра роты противника продвигались прямо на командный пункт бригады. С. Ф. Горохов ввёл в бой последний резерв: сапёрный батальон бригады, разведроту и взвод противотанковых ружей — всего около 300 человек[30]. К 14 часам противник был выбит из посёлка Рыно́к. В 15:30 и в 18:00 противник пробовал безуспешно атаковать. Бой завершился к 23 часам. Основной удар немецких частей пришёлся на 2-й отдельный стрелковый батальон. Со стороны противника в этом бою участвовали 64-й и 79-й мотополк, 16-й мотобатальон, 2-й танковый полк, 16-й артполк и сапёрное усиление. В совокупности немецкие потери составили 650 человек убитыми и 17 танков, из которых девять были сожжены. Потери 2-го осб составили до двухсот человек[28].

22 и 23 ноября бригада вела наступательные бои с целью освободить Спартаковку. Однако из-за малочисленности ударных групп к концу дня удалось освободить лишь часть посёлка[30]. В 13 часов 24 ноября ударом в направлении Латошинки 124-я отдельная стрелковая бригада соединилась с наступающим с севера 197-м стрелковым полком 99-й стрелковой дивизией 66-й армии[30].

Памятник на месте соединения группы полковника С. Ф. Горохова с войсками 66-й армии Донского фронта 24 ноября 1942 года
Памятник на месте соединения группы полковника С. Ф. Горохова с войсками 66-й армии Донского фронта 24 ноября 1942 года

Участие в разгроме окружённой немецкой группировки

28 ноября встал вопрос о переподчинении 124-й осбр 66-й армии, но бригада осталась в составе 62-й армии до 3 января 1943 года, при этом встав на все виды довольствия в Донском фронте[31].

В конце декабря 1942 года 124-я осбр была отведена на переформирование. Затем из района станции Котлубань 10 января бригада перешла в наступление и до 26 января 1943 года участвовала в уничтожении окружённой 6-й армии вермахта под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса[5].

Наступление проходило в тяжёлых условиях: за девять дней наступления боевой состав бригады сократился до 150—200 штыков. Однако бригаде удалось продвинуться на 3,5—4 километра и причинить противнику значительный ущерб: убито и ранено до 900 солдат и офицеров, разгромлены два опорных пункта, сожжено 6 танков и 9 автомашин, захвачено 4 исправных и 16 подбитых танка[32].

За всё время участия 124-й отдельной стрелковой бригады в Сталинградской битве с 28 августа 1942 года по 26 января 1943 года противнику был нанесён заметный ущерб: уничтожено 14 129 солдат и офицеров, 82 танка, 121 автомашина, 2 шестиствольных миномёта, 17 противотанковых, полевых и самоходных пушек, 18 миномётов, взорвано 7 складов с боеприпасами, разбито 80 повозок. Бригада захватила 27 танков, 170 автомашин[9]. За боевые заслуги 1083 бойца и командира бригады были награждены орденами и медалями[33].

За проявленные мужество и героизм 124-я отдельная стрелковая бригада была награждена 31 марта 1943 года орденом Красного Знамени[5].

1 февраля сильно поредевшая 124-я осбр прибыла на станцию Котлубань для убытия на другой участок фронта[34]. 3 и 4 февраля бригада, поместившаяся в три эшелона, отправилась на Калининский фронт[33].

На Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах

Путь на Калининский фронт продолжался с 4 по 22 февраля 1943 года[33]. 15 февраля, во время короткой остановки на станции Рязань-Вторая, бригаду посетили представители Рязанского обкома партии, которые встретились с командирами и политработниками бригады и вручили подарки от трудящихся Рязани и области[33].

22 февраля эшелоны бригады прибыли для разгрузки на станцию Скворцово Торопецкого района Калининской области. До 13 марта бригада пополнялась личным составом. В это время штаб бригады дислоцировался в деревне Шадрино. В марте 1943 года 124-я отдельная стрелковая бригада была включена в состав 83-го стрелкового корпуса[35]. 14 марта бригада убыла на фронт. 19 марта, пройдя 150 километров пешим порядком, бригада прибыла в район сосредоточения для участия в наступлении. 23 марта бригада была отправлена в 39-ю армию. Пройдя за две ночи 75 километров, 26 марта бригада заняла позицию в районе деревни Демяхи. В этом районе бригада принимала активное участие в строительстве второго оборонительного рубежа. 4 июля командующий 39-й армией генерал-лейтенант А. И. Зыгин в торжественной обстановке вручил 124-й осбр орден Красного Знамени[33].

В рамках Духовщинско-Демидовской операции бригада с 13 августа участвовала в прорыве сильно укреплённой обороны противника на реке Царевич (в районе Кулагинских высот), через село Троицкое на Духовщину. Так называемая «Кулагинская битва» длилась почти два месяца и привела к большим потерям: вся 124-я осбр была сведена в два батальона[33]. Бригада участвовала в освобождении городов Духовщина (19 сентября 1943 года) и Рудня (29 сентября 1943 года)[9].

В январе 1944 года 124-я стрелковая Краснознаменная бригада была расформирована[9].

Известные воины бригады

Состав бригады

  • управление бригады;
  • четыре отдельных стрелковых батальона;
  • отдельный миномётный дивизион;
  • отдельный миномётный батальон;
  • отдельный батальон связи;
  • отдельный артиллерийский дивизион;
  • отдельный истребительно-противотанковый дивизион.

Командный состав бригады

  • Командиры бригады:
полковник Сергей Фёдорович Горохов (14.01.1942 — 08.12.1942);
подполковник Павел Васильевич Черноус (09.12.1942 — 30.12.1942);
полковник Илья Иосифович Магалашвили (30.12.1942 — 05.07.1943);
полковник Владимир Захарович Асламов (05.07.1943 — 17.09.1943);
полковник Майборода Феоктист Данилович (17.09.1943 — 16.11.1943).
  • Комиссар и заместители командира бригады по политчасти:
старший батальонный комиссар Владимир Александрович Греков;
майор Павел Леонтьевич Рябов.
  • Начальники штаба бригады:
подполковник Павел Васильевич Черноус;
майор Дмитрий Фёдорович Старощук;
капитан Андрей Владимирович Семашко.

Подчинение бригады

Период[39] Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
01.01.42 ЮУВО
01.02.42 ЮУВО
01.03.42 ЮУВО
01.04.42 ЮУВО
01.05.42 ЮУВО
01.06.42 ЮУВО 1-я Резервная армия[7]
01.07.42 МВО 1-я Резервная армия
01.08.42 МВО
01.09.42 Сталинградский фронт 62-я А
01.10.42 Сталинградский фронт 62-я А
01.11.42 Сталинградский фронт 62-я А
01.12.42 Сталинградский фронт 62-я А
01.01.43 Сталинградский фронт 62-я А
01.02.43 РВГК
01.03.43 РВГК
01.04.43 Калининский фронт 39-я А
01.05.43 Калининский фронт 39-я А
01.06.43 Калининский фронт 39-я А
01.07.43 Калининский фронт 39-я А
01.08.43 Калининский фронт 39-я А
01.09.43 Калининский фронт 39-я А
01.10.43 Калининский фронт 39-я А
01.12.43 1-й Прибалтийский фронт 39-я А
01.01.44 1-й Прибалтийский фронт 39-я А

Память

В Аксаково на доме 4 по улице Вокзальной[40] установлена памятная доска с текстом: «В этом здании в 1941—1942 годах размещался штаб и политотдел 124 отдельной краснознаменной стрелковой бригады. Командир бригады Горохов С. Ф., комиссар Греков В. А., нач. штаба Черноус П. В.»[41].

В Тракторозаводском районе города Волгограда на здании школы № 88[42] установлена мемориальная доска со словами: «Здесь героически сражались части 62-й армии — 124-й и 149-й бригад. Август 1942 года — февраль 1943 года»[3].

В посёлке Спартановка на набережной имени Волжской флотилии (профилакторий алюминиевого завода) памятной доской, открытой 1 августа 1973 года, отмечено место, где размещался командный пункт 124-й отдельной стрелковой бригады и группы войск полковника Горохова. Мемориальная доска открыта в 1973 году[43]. На памятной доске выбит текст: «В откосе берега Волги, близ этого здания, размещался командный пункт 124-й стрелковой бригады и группы войск полковника Горохова С. Ф. Октябрь — декабрь 1942 г.»[44].

Также мемориальной доской, открытой 2 февраля 1963 года по адресу посёлок Спартановка, улица Грамши, 30, отмечено место, где сражались части 124-й и 149-й отдельных стрелковых бригад[45]. На чугунной доске выбит текст: «Здесь героически сражались части 62-й армии — 124-й и 149-й бригад. Август 1942 г. — февраль 1943 г.»[44][46].

На административном корпусе Волгоградского алюминиевого завода (улица Шкирятова, дом 21) 26 апреля 1985 года размещена гранитная памятная доска с текстом: «В августе — сентябре 1942 года здесь проходил северный рубеж обороны Сталинграда, который самоотверженно защищали, сражаясь с немецко-фашистскими захватчиками: 1077-й зенитный артиллерийский полк, 21-й и 28-й учебные танковые батальоны, 282-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД. Части народного ополчения и истребительные батальоны, 738-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, сводный батальон и корабли Волжской военной флотилии, 115, 124, 149-я отдельные стрелковые бригады, 249-й конвойный полк НКВД, 724-й стрелковый полк 315-й стрелковой дивизии, сводный стрелковый полк 196-й стрелковой дивизии, 2-я мотострелковая бригада»[44][47].

Музей боевой Славы имени Гороховцев
Музей боевой Славы имени Гороховцев

На месте соединения группы полковника Горохова С. Ф. с войсками Донского фронта (развилка шоссе Волжский — Камышин) в 1970 году установлена стела[48]. Памятник выполнен по проекту архитектора Е. И. Левитана из серого гранита в форме развевающегося знамени, на котором выбит текст: «Здесь 24 ноября 1942 года после трёхмесячных ожесточённых боев с немецко-фашистскими захватчиками войска группы полковника Горохова Сталинградского фронта соединились с войсками Донского фронта генерала Рокоссовского. Слава героям Сталинградской битвы»[49][50].

В Волгоградской школе МОУ СОШ № 61 с 5 мая 1985 года открыт «Музей боевой славы имени Гороховцев», рассказывающий о боевом пути 124-й отдельной стрелковой бригады и её командира — С. Ф. Горохова[51].

Отражение в искусстве

В сентябре 1942 года в 124-ю отдельную стрелковую бригаду прибыла группа корреспондентов газеты «Красная звезда»: главный редактор бригадный комиссар Д. И. Ортенберг, журналисты старшие батальонные комиссары К. М. Симонов и В. И. Коротеев и фотокорреспондент В. А. Тёмин. По результатам пребывания в зоне боевых действий Константин Симонов написал цикл произведений, который он сам называл «моим Сталинградским дневником»: очерк «Бой на окраине», повесть «Дни и ночи» и через месяц после окончания боёв очерк «Зимой сорок третьего…»[52].

В повести «Дни и ночи» представлены бойцы и командиры 124-й осбр: командир 2-го отдельного стрелкового батальона лейтенант В. Я. Ткаленко (в повести — Сабуров), начальник штаба 2-го осб, племянник Н. А. Семашко, лейтенант А. В. Семашко (в повести — лейтенант Масленников)[52].

В интервью критику и журналисту Косолапову Константин Симонов сказал: «…В Сталинграде я встретил очень славного мальчика — лейтенанта Семашко… Я написал его отношения с командиром батальона так, как почувствовал, увидел. Командир батальона был очень боевой человек. И душевно сильный. А Семашко был совсем юный. Он был привязан к Ткаленко… Храбрый, прекрасный начальник штаба батальона. Но я его погубил в „Днях и ночах“. На самом же деле он там, в Сталинграде, остался жив. А погиб под Смоленском в сорок третьем году…»[52].

Впоследствии между Симоновым и Ткаленко завязалась дружба, и они поддерживали переписку и встречались после войны[52].

В конце марта 1971 года в «Литературной газете» Симонов опубликовал очерк «Комиссары», в котором прозвучали такие слова: «И когда я потом писал повесть „Дни и ночи“ о тех днях в Сталинграде, я часто вспоминал и Горохова, и Грекова, и Ткаленко. Не будь тех встреч с ними на том клочке волжского берега, который они, окружённые со всех сторон, так до конца и не отдали немцам, не было бы и книги»[52].

Во время выступления на 60-летии Константина Симонова генерал-полковник В. А. Греков говорил: «…тогда, в сентябре 1942 года, уважаемый юбиляр своей дотошностью доставлял нам порядком хлопот и волнений»[52].

Кроме этого, в «Красной звезде» была опубликована серия фотографий Виктора Тёмина под заголовком «Героические защитники Сталинграда». Многие бойцы и командиры, запечатлённые в этой серии, сражались в 124-й осбр[52].

Примечания

  1. Перечень № 7 Управлений бригад всех родов войск входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — М.: Министерство обороны, 1956. — С. 23. — 131 с.
  2. Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комкоры. Военный биографический словарь / Под общей редакцией М. Г. Вожакина. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2006. — Т. 1. — С. 157—158. — ISBN 5-901679-08-3.
  3. 1 2 3 4 124-я стрелковая бригада. Белебей.ru. Проверено 22 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  4. Моисей Гольдберг. Сталинградец Аскен Набиев // Казахстанская правда : газета. — 2013. — 21 июня. Архивировано 23 декабря 2015 года.
  5. 1 2 3 4 5 Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 574.
  6. 1 2 Шахов А. 6, 2012.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Шахов А. 7, 2012.
  8. Шахов А. 28, 2013.
  9. 1 2 3 4 Михаил Пыресин. 124 отдельная стрелковая Краснознаменная бригада. Победа 1945 (14 сентября 2010). Проверено 22 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  10. 1 2 3 4 5 Шахов А. 8, 2012.
  11. 1 2 3 4 5 6 Горохов С. Ф..
  12. 1 2 Шахов А. 9, 2012.
  13. 1 2 3 4 Шахов А. 10, 2012.
  14. Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 520.
  15. 1 2 Сталинградская битва: энциклопедия, 2012, с. 162.
  16. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  17. Андрей Волоцков. Моцак Аркадий Маркович. Победа 1945 (8 января 2011). Проверено 22 декабря 2015. Архивировано 23 декабря 2015 года.
  18. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  19. Андрей Волоцков. Попов Алексей Иванович. Победа 1945 (8 сентября 2009). Проверено 22 декабря 2015. Архивировано 23 декабря 2015 года.
  20. Кузнецов Н.Г. Сталинград // Курсом к победе. — М.: Голос, 2000. — С. 278.
  21. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, Таблица 6, с. 162.
  22. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 162.
  23. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 180.
  24. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 228.
  25. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 235.
  26. 1 2 Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 241.
  27. Сталинград. За Волгой для нас земли нет, 2008, с. 249.
  28. 1 2 3 4 Шахов А. 21, 2013.
  29. Наградной лист полковника С. Ф. Горохова в электронном банке документов «Подвиг народа».
  30. 1 2 3 Шахов А. 22, 2013.
  31. Шахов А. 23, 2013.
  32. Наградной лист подполковника П. В. Черноуса в электронном банке документов «Подвиг народа».
  33. 1 2 3 4 5 6 Шахов А. 26, 2013.
  34. Шахов А. 25, 2013.
  35. Ерёменко А. И. Годы возмездия. 1943–1945. — 2-е. — М.: Финансы и статистика, 1985. — С. 31. — 424 с. — (Военные мемуары). — 100 000 экз.
  36. Он вдохновенно воспевал труд простых людей (К 100-летию со дня рождения писателя Гайнана Амири). Башинформ.рф (25 августа 2011). Проверено 21 февраля 2016.
  37. Зорин Иван Васильевич — Почётный гражданин Лихославльского района. Люди. Kalashnikovo.ru (27 июня 2011). Проверено 27 декабря 2015. Архивировано 29 декабря 2015 года.
  38. Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа».
  39. Фанис Яруллин. Состав, дислокация. РККА.ру. Проверено 26 декабря 2015.
  40. (54°01′04″ с. ш. 54°08′52″ в. д.HGЯO
  41. Гороховцы насмерть стояли под Сталинградом. Очерки. Уфа гид. Проверено 12 января 2016. Архивировано 18 января 2016 года.
  42. улица имени Академика Богомольца, дом 15 (48°49′25″ с. ш. 44°37′42″ в. д.HGЯO)
  43. Лисицкий А. В., 21.
  44. 1 2 3 Памятная доска: командный пункт 124-й стрелковой бригады. История Волгограда 1589—2005. Проверено 27 декабря 2015. Архивировано 27 декабря 2015 года.
  45. Лисицкий А. В., 22.
  46. 48°49′01″ с. ш. 44°38′02″ в. д.HGЯO
  47. 48°49′56″ с. ш. 44°35′51″ в. д.HGЯO
  48. Лисицкий А. В., 5.
  49. Памятник на месте соединения войск 24.11.1942 г.. История Волгограда 1589—2005. Проверено 27 декабря 2015. Архивировано 27 декабря 2015 года.
  50. 48°49′44″ с. ш. 44°38′38″ в. д.HGЯO
  51. Иван Федяшин. Музей Боевой Славы имени Гороховцев — Героических защитников Сталинграда 124 Краснознаменной бригады 62-й армии под командованием полковника Горохова Сергея Федоровича (2005). Проверено 15 декабря 2015. Архивировано 18 января 2016 года.
  52. 1 2 3 4 5 6 7 Алексей Шахов. Сталинрадский дневвник Константина Симонова // Правда : газета. — 2015. — 27 — 30 ноября (№ 132 (30338)). — С. 5—6. Архивировано 29 декабря 2015 года.

Ссылки

Литература

Эта страница в последний раз была отредактирована 16 мая 2018 в 12:49.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).