Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Альтернативы
Недавние
Show all languages
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

110-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

Из Википедии — свободной энциклопедии

Всего 110-я стрелковая дивизия формировалась 3 раза. См. список других формирований


110-я стрелковая дивизия — воинское соединение Вооруженных Сил СССР в Великой Отечественной войне

Энциклопедичный YouTube

  • 1/3
    Просмотров:
    130 147
    132 203
    118 983
  • ✪ Разведопрос: Игорь Пыхалов про возникновение Финляндии или "государство из царской пробирки"
  • ✪ Разведопрос: Игорь Пыхалов про гитлеровский евросоюз, часть вторая
  • ✪ Разведопрос: Баир Иринчеев о первом штурме линии Маннергейма

Субтитры

Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день! Добрый день. Про что сегодня? Сегодня поговорим о наших северных соседях и взаимоотношениях с ними, которые мы имели в 20 веке, т.е. Зимнюю войну. Ну а вообще говоря, этот разговор нужно вести гораздо раньше, я имею в виду, по времени, потому что иначе получается очень непонятно. Потому что некоторые наши интеллигенты заявляют, что Советский Союз ни с того, ни с сего напал на независимую Финляндию, отнял у неё территорию, и непонятно вообще, что это за Финляндия, откуда она образовалась, почему независимая, почему территории эти отсюда пришлось забирать. В целом тут какая ситуация получается: если смотреть в глубь веков, оказывается, что у разных народов история имеет разную глубину. Если, например, у китайцев несколько тысячелетий в древность уходит, у русских 1000 лет с небольшим государственности. Например, те же самые поляки, которые наши соседи, несмотря на свою специфику, они по своей государственности равны нам примерно. А вот с финнами ситуация совсем другая, потому что если мы даже возьмём какую-нибудь карту, скажем, 100-летней давности и посмотрим на территорию Финляндии, то обнаружится, что там совсем другой топонимический ландшафт, т.е. вместо сегодняшних названий городов там какие-то другие названия, которые совершенно для нас сейчас странные и дикие. Обнаруживается, что вместо Турку там стоит некий город Або, но который, кстати, встречается в летописях с 13 века и который в своё время в 1318 году новгородцы так капитально сожгли. Какой-нибудь Тампере - это Таммерфорс. А какая-нибудь Лаппеенранта вообще Вильманстранд - "берег дикого человека". Кстати, там крепость очень такая была интересная, мощная. Опять же, столица Гельсингфорс. Т.е. грубо говоря, для Финляндии там все города и крепости были построены шведами, ну а финская государственность была создана российскими императорами. Ну и тут можно тонко подойти для неочевидного для всех момента, что эта самая Финляндия была оккупирована шведами. Точнее, была завоёвана путём совершения трёх Крестовых походов. Первый поход - это 1155 год, если не ошибаюсь, тогда были завоёваны суоми, которые известны в русских летописях как сумь. Потом через 100 лет там второй Крестовый поход - завоёвано второе финское племя, более крупное, это хяме, которые емь, и которые платили дань новгородцам, но новгородцы со свойственным олигархической боярской республике, скажем так, разгильдяйством это всё прошляпили, так же как и Прибалтку. Ну и третья порция - это третий Крестовый поход, конец 13 века, там в результате шведы отхватили половину Карельского перешейка. У нас отхватили. У нас, да. Это были новгородские земли. Там, кстати говоря, уже были карелы, и часть карлов тоже была завоёвана, и потом эта часть карелов приняла участие, скажем так, в этногенезе финского народа. Потом были ещё всякие разные события, у нас были со шведами постоянные войны, потом было Смутное время, когда мы окончательно утратили выход к морю. Но когда Пётр Первый начал Северную войну за возвращение земель отцов и дедов, и когда в войне наступил коренной перелом после Полтавского сражения, то в 1710 году Пётр Первый берёт Выборг. Это, кстати говоря, был день очень выдающийся, потому что, грубо говоря, русские войска не могли его взять в течение где-то 4-ёх с лишним столетий, и там недаром один из шведских поэтов назвал Выбор "могилой московитов". Т.е. у нас там были регулярно неудачные осады, провалы, а тут наконец взяли. Потом в 1713 году в начале лета мы берём Гельсингфорс, в конце лета, в августе, берём Або, который тогда был столицей шведской Финляндии. В итоге вся территория Финляндии оказывается под русским контролем, и оно было под нашим управлением где-то 8 лет, но по Ништадскому мирному договору 1721 года Финляндию мы вернули. Собственно, упрекать Петра Первого тут не стоит, потому что и так мы, в общем-то, взяли слишком много, потому что первоначально, когда он войну начинал, он вообще рассчитывал, что только вот этот кусок устья заберём, в итоге там ещё досталась и Эстляндия, и Лифляндия, поэтому тут нужно было всё-таки завершить войну договором, чтобы как-то всё это оприходовать. Поэтому Финляндию вернули всю обратно. Причём через 3 года после этого у нас уже был договор со шведами о дружбе, правда, эта дружба продлилась где-то до середины 30-ых годов 18 века, а вот ровно через 20 лет после завершения Северной войны у нас начинается очередная русско-шведская война, причём её начали шведы, чтобы взять реванш. Собственно, когда война началась, это был июль 1741, у нас тогда был царь-младенец Иоанн Шестой, который потом так печально закончил, при регентстве Анны Леопольдовны, но завершали войну уже при Елизавете Петровне, потому что как раз в ноябре 1741 года там произошёл переворот, и власть сменилась. Но надо сказать, что эта война для русских шла гораздо успешнее и быстрее, и уже 24... Точнее, как получилось: летом 1742 года мы загнали шведскую армию в Гельсингфорс, и 24 августа 1742 года она капитулировала, после чего всем солдатам предложили на выбор - шведам возвращаться на территорию Швеции, т.е. такая была почётная капитуляция, ну а финнам на выбор - либо по домам, либо в Швецию. В итоге там все по домам разбежались, и опять получилось, что вся территория Финляндии оказалась под русским контролем. В этот раз мы там правили где-то год с небольшим. Ну а дальше что получилось: если после Петра Первого у нас там была граница, примерно совпадающая с нынешней линией, то сейчас возник вопрос - что вообще с Финляндией делать? В принципе, там была, кстати говоря, выдвинута одна из идей - чтобы сделать там самостоятельное государство под русским контролем, которое было бы буфером между Россией и Швецией, потому что всё-таки Швеция такой традиционный враг, и мы там постоянно воюем. Выдвигались более экзотические даже идеи, что вообще а не сделать ли у нас такую династическую унию России и Швеции, потому что там для этого был такой как раз подходящий человек, тогда ещё подросток - Карл Питер Ульрих, который одновременно был по материнской линии внуком Петра Первого, а по отцовской линии двоюродным внуком Карла XII, шведского короля, с которым Пётр Первый воевал. Но там возникла такая неразрешимая проблема, что по определению российский император должен быть православным, а шведский король лютеранином. То есть одновременно на этих двух тронах не усидеть, поэтому в итоге сделали выбор, что Карл Питер Ульрих, который получил по крещению имя Пётр Фёдорович, станет русским наследником. Но в итоге всё равно со Швецией решили так, что поскольку тогдашняя королевская чета бездетная, то им делаем наследником дружественного нам человека - это оказался Адольф Фредрик, который, кстати говоря, потом был... точнее, не потом, но он был родным дядей будущей нашей императрицы Екатерины Второй. Его назначили наследником шведского престола с 1743 года, но фактически он правил с 1751 года, и под это дело всю Финляндию вернули шведам. Типа, опять отдаём территорию в обмен на дружбу. Правда, мы там себе оставили на память такую маленькую область вплоть до реки Кюме, где как раз находится вот эта Иматра и вот этот знаменитый водопад, который, как я слышал,сейчас просто не работает, потому что там его как-то вроде бы финны перекрыли, и там только по праздникам его включают. Но тогда водопад был, туда, кстати говоря, потом уже, позднее наша императрица Екатерина Вторая ездила даже посмотреть на это природное явление. Т.е. получили такое маленькое территориальное приращение. Я бы важную ремарку с вашего позволения сделал, что всё это, ну не вся Финляндия, а Карельский перешеек точно и достаточно большой кусок Финляндии когда-то был областью новгородских владений, их у Новгорода было 5, и это называлась Вотская пятина, там жила водь, народность, и в шведских документах - это важно, для тех, кто вдруг не в курсе - что когда шведы это дело завоёвывали, оно у них так и называлось - "Водская пятина". То есть там не было ни шведского названия, ни финского названия, это однозначно наши земли изначально. Ну здесь у Новгородской республики была такая специфика, которая очень говорит не в её пользу. Вообще-то я не разделяю вот этих восторгов, когда некоторые люди считают, что вообще Новгород - это всё прекрасно, там республика, там это вече. На самом деле там эта республика была, но республика олигархическая, и там у них были две такие особенности: во-первых, когда где-нибудь в другом русском княжестве нормальные русские князья занимают, ставят под контроль какую-нибудь территорию, они стремятся одним из первых деяний - это окрестить новых подданных в православие, потому что тем самым всё-таки эти вновь присоединённые территории она как бы привязывает к себе, т.е. там уже получается общность веры, там какие-то все такие вещи. А вот новгородцы этого не делали, потому что если людей окрестить в православие, значит, с них уже нельзя брать дань. И поэтому получилось, что мы и емь не крестили, и тех же самых западных карелов их фактически крестил только Ярослав - отец Александра Невского, ну и там было уже поздновато. А второй момент - что опять же новгородцы на вот этих подконтрольных территориях не ставили крепости, а захваченные вражеские крепости срывали, потому что если стоит крепость, туда нужно ставить гарнизон и нужно ставить князя. С князьями у новгородцев отношения специфические, поэтому фактически вот там, скажем так, первая построенная новгородцами крепость - это тот самый Орешек, там где Нева вытекает из Ладожского озера, где, собственно, был заключён Ореховецкий мир 1323 года, который, можно сказать, подвёл черту под этим третьим Крестовым походом шведским, когда мы утратили половину Карельского перешейка. Но если возвращаться к веку 18 и 19, то, можно сказать, окончательное решение финляндского вопроса на тот момент состоялось уже при Александре Первом, потому что когда он после серии наших войн России с Наполеоном заключил Тильзитский мир 25 июня 1807 года, то там помимо основного текста договора к нему был секретный протокол, наподобие того, как у нас обличают Сталина за вот этот пакт Молотова-Риббентропа с секретными протоколами, там у Наполеона с Александром тоже был секретный протокол, который подразумевал оборонительный и наступательный военный союз, и в частности там Россия брала на себя обязательства склонить Швецию присоединиться к континентальной блокаде, т.е. торговой блокаде Англии, а если Швеция это не сделает, то Россия получала право присоединить к себе Финляндию. Как по этому поводу образно выразился Наполеон, что "петербургские красавицы больше не должны просыпаться от грома шведских пушек". Ну и вобщем-то, он был в какой-то степени прав, потому что действительно Швеция для нас была постоянным источником проблем, причём до этого, как правило, войны начинались с их стороны. Ну а в этот раз, поскольку такой протокол есть о разделе сфер влияния, кстати говоря, остальную часть Швеции там тоже вполне Наполеон мог оприходовать уже в свою пользу, то поскольку шведы и тогдашний их король Густав IV Адольф не согласился на условия такие о присоединении к континентальной блокаде, то в феврале 1808 года начинается последняя на данный момент русско-шведская война, и эта война, выражаясь языком более позднего агитпропа, выявила внутреннюю несостоятельность шведского государства. Шведское государство оно чем было - фактически довольно сильно подорвано тогдашними разгулами демократиями и сопутствующей коррупцией и прочими такими нехорошими вещами. В частности, например, когда пишет в своих мемуарах отставной майор шведской армии Берндт Аминов, кстати говоря, Аминовы - это семья русского происхождения, которая там, из числа тех, скажем так, русских бояр-дворян, которые после Слободского мира остались в Шведском государстве. Так вот, он описывает, как очевидец, что когда, получается, что война началась в феврале, в марте он прибыл в город Бьёрнеборг, это нынешнее Пори, и обнаружилось, что там как раз проходит бал, и на нём присутствует где-то 11 офицеров. Спрашивает: а почему вы не в армии? Оказалось, что эти люди, когда там, собственно, армия выступала в поход, они все сказались больными, соответственно, остались в тылу. Когда армия ушла, они резко выздоровели. Почему такие были нравы у тогдашего офицерства шведского? Потому что у них фактически где-то ещё с середины 18 века был такой милый обычай - торговать должностями. Но при этом если в некоторых других европейских странах, скажем так, продавали патенты, скажем, на должности командира роты и так далее, то в Швеции пошли дальше - там была система так называемых аккордов. Это означало, что офицер покупал должность, но когда он собирался в отставку, он эту должность мог продать, так сказать, по рыночной цене. Причём шведские короли с этим периодически пытались бороться, тот же самый Густав III и, соответственно, его сын Густав IV, который, собственно, воевал с Александром Первым, но решить это не удалось, и получалась такая парадоксальная картина, что есть, предположим, два офицера, предположим, они пускай будут командиры рот. Один из них, скажем, себе на уме, осторожен, вперёд под пули не лезет. В итоге пускай даже у него будет такая репутация, скажем так, труса, но когда он выйдет в отставку, он может свою должность выгодно продать. А предположим, другой командир роты наоборот ведёт себя, как и положено офицеру, т.е. он впереди на лихом коне, вот его убивают, после этого его семья мало того, что лишается источника к существованию, более того, эта должность уже всё. Как интересно! Её не продать, она уже вакантная. Поэтому там действительно наблюдалась такая картина, что офицерство массово уклонялось от участия в боевых действиях, и поэтому получается, что первый этап русско-шведской войны это был этап триумфального шествия русской армии, причём почти без боя. Т.е. там фактически получается, что мы где-то уже, если не ошибаюсь, 18 февраля взяли Гельсингфорс, это как раз наш отряд под командованием Орлова-Денисова - это, кстати, будущий герой войны 1812 года, он потом ещё в Битве народов отличился под Лейпцигом. Причём там мы настолько стремительно это сделали, что на этих валах Гельсингфорса стояли заряженные пушки, но шведы выстрелить не успели. Дальше 10 марта по старому стилю русские войска берут Або, который тогда был столицей Финляндии, как шведской провинции, и поскольку, опять же, в отличие от предыдущих разов, когда там и Пётр Первый, и Елизавета Петровна думали, что с Финляндией делать, поскольку сейчас уже всё было чётко расписано, то получается, что 16 марта по старому стилю Александр Первый рассылает другим правящим монархам извещения, что он берёт Финляндию под свою руку, а 20 марта, или 1 апреля по новому стилю он издаёт уже Манифест к собственно населению Империи о том, что всё - Финляндия наша. Ну и тут, можно сказать, в качестве апофеоза было взятие без боя крепости Свеаборг, потому что Свеаборг - это, в общем-то, была мощнейшая морская крепость. Это возле Хельсинки на островах. Да, вот как раз он, да, он рядом с Хельсинки, ну с Гельсингфорсом тогдашним, он ещё строился, естественно, против России, его строили где-то 40 лет, даже чуть больше, потратили на это дело 25 миллионов риксдалеров. В итоге осада получилась феерическая. Она началась 20 февраля по старому стилю, причём, что интересно, что изначально эту крепость блокировал русский отряд меньшей численности, но дальше, как бы сказать, поскольку нравы шведского офицерства я описал, там вокруг этой крепости стояла куча особняков, построенных из ворованного корабельного леса, там опять же практиковались такие вещи, как списание военных судов и потом их покупка уже как нечто, как какое-то гражданское судно, ну и прочие такие вещи. Поэтому понятно, что все эти люди там особо воевать не хотели. В итоге 21 апреля крепость сдалась практически без боя, потому что за всю вот эту 2-месячную осаду потери гарнизона составили только 6 убитых и 32 раненых, при этом в русский плен сдалось 7503 военнослужащих, ну там ещё плюс было 1,5-2 тысячи некомбатантов. Также там они сдали свыше 2 тысяч артиллерийских орудий, где-то 9 тысяч ружей, там была эскадра мелких судов - где-то 110 вымпелов, это тоже всё было сдано. Но что интересно: за этот... от сдачи комендант крепости вице-адмирал Карл Олаф Кронстедт получил от русского правительства 50 тысяч риксдалеров единовременно и 14,5 тысяч риксдалеров годовой пенсии. Но правда, естественно, официально было расписано, что это не за сдачу крепости ему платят, а за утраченное во время осады имущество. Но в принципе, как бы, мы понимаем, наверное, в чём тут всё-таки дело. Все сохранили лицо. Правда, когда шведский король узнал об этой сдаче, он буквально разрыдался, как описывают очевидцы, но в итоге всё-таки шведский суд приговорил вице-адмирала Кронстедта заочно к смертной казни. Но приговор исполнен не был, поскольку он туда, естественно, на родину не вернулся. Кстати, опять же, здесь что интересно: осада Свеаборга чем была для меня просто очень показательной - очень редко, когда наша русская армия или наши русские государственные деятели используют такой метод вот именно, когда берём не силой, а путём разложения противника. В частности, что интересно - что во время осады мы там в качестве благородного жеста снабжали гарнизон крепости свежими шведскими газетами, как раз для того, чтобы именно разложить, потому что там расписывались фактически успехи русских войск, которые там без боя занимали территорию, и действительно это тоже сыграло. Как говорил папа Александра Македонского царь Филипп, крепость не может считаться неприступной, если в неё можно завести ишака, гружёного золотом. Ну вот в итоге туда ишака завели. Но после этого, правда, начинается второй этап войны, который для нас уже был неудачный, потому что здесь всё-таки, во-первых, наши войска, как говорится, уже зарвались, и такой первый звонок прозвенел, когда 6 апреля 1808 года по старому стилю 2-тысячный отряд под командованием полковника Кульнева, который потом опять же отличился в войне с Наполеоном, который просто шёл тупо по берегу Ботнического залива, чтобы потом, видимо, зайти в Швецию, он когда дошёл до максимально удалённой точки, он там встретил 6-тысячный шведский отряд и естественно потерпел поражение. Но это было первое из поражений, потому что там сразу последовало ещё несколько, потому что здесь, во-первых, к шведам подошло подкрепление, они всё-таки начали воевать, и потом второй момент - что на территории Финляндии началось партизанское движение. Кстати, это говорит о том, что всё-таки, как бы, такие территории нужно осваивать вовремя, потому что в предыдущие разы - при Петре и при Елизавете там всё-таки местное население было более-менее к нам лояльно. Здесь они начали партизанить, кстати, этому поспособствовало то, что когда вот гарнизон Свеаборга так героически сдался, то там если шведских солдат отправили в плен, то соответственно финских солдат отправили по домам, потому что они уже официально считаются подданными Российского императора, который уже издал Манифест об этом, и соответственно, где-то получается, поскольку шведов там была только 1/7, то 6 тысяч бывших военнослужащих оказались где-то там на территории, и часть из них пошла партизанить. Там было несколько эпизодов достаточно зверских расправ с нашими военнослужащими, в том числе когда там в засаду попали наши лейб-гвардии казаки, и там их 70 человек перебили, а потом часть из них просто раненых живьём сожгли. Но тогдашнее наше военное командование оно стало с этим партизанским движением бороться довольно жёстко, там был издан приказ о том, что всех, кто будет взят с оружием, будут вешать или расстреливать. Там это как делалось: если бывший военнослужащий, т.е. он, грубо говоря, дал честное слово не воевать и нарушил - значит, в петлю, а если обычный крестьянин, который сдуру полез - там их расстреливать. И в принципе, как показывает мировая практика, если есть достаточный наряд сил, то партизанское движение давится вполне успешно. Ну и там опять же такой очередной перелом в войне наступил где-то в августе-сентябре, когда русские войска выиграли пару ключевых сражений, при этом, кстати, наш контингент там был увеличен в 3 раза, т.е. если начинали войну с 15 тысячами, к тому моменту уже сосредоточили 45 тысяч. Ну и поскольку там уже становится понятно, что край, что называется, уже замирён и отойдёт к России, то в ноябре 1808 года в Петербург явилась депутация от местного дворянства, чтобы выразить свою покорность и признательность Александру Первому. Что интересно, что возглавлял эту делегацию некий барон Карл Эрик Маннергейм. Однофамилец? Нет, он родной прапрадед нашего, точнее, их маршала, которому мы сейчас столь удачно открыли мемориальную доску. А на тот момент Карл Эрик Маннергейм был барон и майор, точнее уже отставной майор шведской армии. 17 ноября по старому стилю эта делегация во главе с ним встречалась с Александром Первым, там всё они сказали, что хотели, но, собственно, к миру Швецию принудили уже зимой 1808-1809 года, когда наши войска совершили знаменитый поход через Ботнический залив по льду, т.е. оказались у Стокгольма, и тогда получается, что 1 марта по старому стилю в Швеции происходит государственный переворот, т.е. короля Густава IV Адольфа сместили, вместо него на престол был возведён его дядя - бывший герцог Карл Зюдерманландский. Поскольку он был бездетен, шведы нашли такой креативный способ избавиться от угрозы Наполеона - они ему в наследники пригласили наполеоновского маршала Бернадота. Правда, это произошло чуть позже, он с 1811 года стал официально наследником шведской короны, ну а на престол зашёл уже в 1818 году. Правда, как потом, если забегать вперёд, то он по отношению к своему бывшему государю, т.е. к Наполеону, поступил очень по-свински, потому что во время войны 1812 года он оказался союзником не Наполеона, а нашим союзником и потом принял участие уже в войне в Европе. Ну и естественно, получилось, что Швеция оказалась уже в числе держав-победителей. Это мы уже забегаем немного вперёд, а тогда получается, что в Швеции переворот, там новый король, король уже согласен заключать с нами мир, и поэтому 16 марта 1809 года по старому стилю Александр Первый открывает заседание шведского, точнее, уже финляндского Сейма в городе Борго - это нынешний Порвоо. И там он тожественно обещает своим новым подданным, что он будет соблюдать их законы и конституцию. И вот на основании этого, собственно, в течение последующих столетий вот эта территория, которая была просто обычной шведской провинцией, становится фактически государством, т.е. Великим княжеством Финляндским. Обычной русской провинцией. Уже нет, к сожалению, именно что не обычной, а получается уже такое особенное государственное образование. Дальше получается, что уже ведутся мирные переговоры в сентябре 1809 года, заключается Фридрихсгамский мирный договор, и вся Финляндия отходит к России, но при этом что интересно - что по этому договору никаких пожеланий со стороны Швеции о том, чтобы вот эти территории обустраивать именно в виде автономии, со своими законами и прочим - ничего такого не было, т.е. нам просто это отдали и говорят: что хотите, то и делайте. То есть все эти конституционные телодвижения - это чистая инициатива Александра Первого и руководства Российской Империи. Ну собственно, как обычно у нас трактуют наши лица либеральных убеждений, правда, с другой стороны, это и в советских учебниках говорилось о том, что Финляндии была сохранена её конституция. Но дело в том, что Финляндия никогда в составе шведского государства никакой автономией не обладала, т.е. да, периодически там либо у кого-то из королевских родственников, либо даже в титулатуре государя появлялся титул "Великий герцог Финляндский", но это означало только наличие территории под скипетром, но не самоуправление. То есть это, юридически выражаясь, было инкорпорированной провинцией, поэтому там, естественно, никакой своей конституции быть не могло, а в качестве конституции можно было рассматривать только те конституционные акты, которые действовали на тот момент в Шведском королевстве. Таких документов было два - это, во-первых, Форма правления 1772 года и Акт соединения безопасности 1789 года. Но что интересно: во-первых, здесь в качестве такой колоритной детали можно отметить, что оба этих конституционных акта были приняты с нарушением законов, потому что это в своё время отличился Густав III - отец Густава IV, потому что тогда в Швеции был бардак, и он пытался обуздать разгул либерализма, то в первом случае, когда принимали эту Форму правления, это происходило фактически через год после его восшествия на престол, то он просто подвёл к риксдагу артиллерию, и депутаты благоразумно проголосовали, как надо. Убедительно, да. Ну как сказать, если всё-таки у нас Ельцин стрелял по парламенту, то там в Швеции обошлось одной угрозой. Во второй раз, когда в 1789 году принимали Акт соединения безопасности, то тогда шведский риксдаг был 4-палатный, там были палаты соответственно дворянства, духовенства, горожан и крестьян. И в тот раз дворяне упёрлись, они не хотели голосовать, потому что их вольности ущемлялись, зато как раз все три другие палаты готовы были своего короля поддержать. Ну тогда Густав III просто заявил: ну и пёс с ними, а мы вот этими голосами и примем. То есть получается, что, грубо говоря, тогдашняя шведская конституция в обеих своих частях, можно сказать, не совсем законна. Но этот так, чисто для затравки. Что более важно - это оба конституционных акта расписывали жизнь, во-первых, независимого государства, во-вторых, конституционной монархии, ну и там ещё целый ряд таких специфических вещей. Т.е. фактически получается, что, например, по той же самой Форме правления там получалось, что по первой же статье, по-моему, что государь должен быть лютеранином, а у нас наш православный царь-батюшка никак под это не подходит. Потом дальше там, по-моему, по 7 статье было, что он должен постоянно проживать на территории государства и выезжать только с согласия местных должностных лиц. Ну понятно, что конституционная монархия - там монарх ограничен. Опять же, здесь это тоже не подходит, потому что всё-таки у нас монарх к тому же ещё и по совместительству монарх Российской Империи. Ну и на самом деле там ещё очень много таких пунктов, и потом, уже в 1830-е годы подсчитал доцент Абовского универститета Арвидсон, что из вот этих 57 статей Формы правления в новых условиях могло действовать только 11. Правда, там были и другие, альтернативные подсчёты - кто-то считал, что 20 статей могут работать, кто-то - ещё больше. Но прикол в том, что ни Александр Первый, ни его преемники ничего чёткого не сказали по поводу того, а что сейчас работает. Потому что ведь как получалось, что, казалось бы, с точки зрения здравого смысла, нужно как минимум издать Указ, где расписать, что вот эти статьи ваших конституционных актов продолжают действовать неизменно, вот эти статьи с изменениями, а вот эти отпадают. А вообще по-хорошему, если уж так хочется одарить Финляндию конституцией, то надо бы её написать по новой, может быть, естественно на основе старых законов. Но ничего этого не было сделано, и фактически там была та же самая ситуация, как у раннего Ельцина, когда он заявил: берите суверенитета, сколько хотите, потому что возникла правовая неопределённость, и эту неопределённость в течение всех этих 100 лет вплоть до 1917 года местные государственные деятели, так скажем, постоянно использовали для того, чтобы добиться каких-нибудь себе преимуществ или ущучить центральную власть. Что получилось: фактически на этой территории было создано такое государство со всеми атрибутами, которое связано с основной Россией только личной Унией, т.е. властью монарха. Во-первых, у Великого княжества Финляндского с самого начала были свои органы управления. Их система была завязана на министра-статс-секретаря, который докладывал уже Российскому Государю. В Финляндии имелся сенат, но это так же, кстати говоря, как и в Российской Империи, сенат - это был не парламент это был орган исполнительной власти, точнее даже, не то что исполнительной - в финляндском сенате одна палата была судебная, а вторая хозяйственная. Сенат формировался исключительно из местных граждан, точнее, не граждан, а из местных подданных - в монархии подданные, граждане - это в республике. Дальше: государственный язык там был шведский, потому что, собственно, там понятно, что на самом деле, там как получалось - что поскольку это была шведская провинция, то там вообще все люди более-менее культурные считали нужным говорить на шведском, т.е. финский язык был языком простонародья, и более того, он вообще ещё по большому счёту не существовал - там был набор местных диалектов. Соответственно, дальше была сделана таможенная граница между Финляндией и остальной частью России, правда, поначалу это была граница односторонняя - только была там российская таможня. Имелись, точнее были созданы свои вооружённые силы, довольно малочисленные, правда, но которые, тем не менее, были самостоятельные, и в принципе, там было прописано, что их можно использовать только на территории Великого княжества. Опять же, некоторая мечта наших либералов, потому что я ещё помню, где-то в середине 90-ых, когда была первая Чеченская война, у нас некоторые такие креативные губернаторы подписывали какие-то договоры с Москвой, дескать, наших призывников в Чечню не посылать. Здесь вот это было даже без просьб всё сделано. Соответственно, там есть своя система законов, причём, интересно даже, что, например, уже в 1827 году следующий монарх - Николай Первый вдруг с удивлением обнаружил, что, оказывается, на территории Великого княжества лица православного вероисповедания не имеют права занимать государственные должности, т.е. там можно только лютеранам. И он это дело пресёк, точнее, дозволил, чтобы и православным тоже, как бы, приравнять их права. Кстати говоря, опять же до 1808 года там православное население Финляндии было обязано платить церковный налог, который шёл, как это ни странно, на содержание лютеранских пастырей, потому что лютеранство - государственная религия, она имеет преимущества, причём, даже более существенное, чем в Российской Империи имело православие, соответственно вот так там всё было отработано. В довершение всего, ещё Александр Первый, как выражался наш историк Тарле, уже советский историк, совершил преступление, за которое заплатили кровью красноармейцы, т.е. он передал в состав Великого княжества Финляндского Выборгскую губернию. Т.е. если до этого получалось, что у нас граница идёт даже немного западнее, чем нынешняя линия, то теперь граница стала проходить в ближайшем месте в 32 км от Петербурга. В общем, пример с Крымом не первый, да. Ну да, это предыдущее, но, скажем так, пока это граница административная, это особо не страшно, но если вдруг образуется независимое государство, то тут возникают такие очень серьёзные проблемы. Что дальше там было: поскольку там первоначально государственный язык был только шведский, русский язык туда насаждать не стали, хотя там были первоначальные идеи, что давайте там чиновников научим по-русски говорить, но от этого в итоге отказались. Но зато там постепенно началось развитие финской культурной жизни. Одним из таких существенных, можно сказать, значимых шагов стала публикация в 1835 году Элиасом Лённротом знаменитой "Калевалы", которая у нас считается финским народным эпосом. Говорят, это карельский народный эпос. А там на самом деле ещё круче: если посмотреть не на учебник истории, а на какие-нибудь литературные справочники, там однозначно пишется, что "Калевала" - это авторское произведение Элиаса Лённрота. Потому что на самом деле: он действительно собрал фольклор, причём действительно изрядная часть его была собрана по эту сторону границы, т.е. в Карелии, потом его обработал, кое что сочинил лично, в итоге получился финский национальный эпос, подобно тому, как Толкиен создал эльфийский эпос, а здесь он расписал эпос финский. Опять же, благодаря деятельности Лённрота было создано финское литературное общество, причём что интересно: первые 10 с лишним лет существования вплоть до 1850 года в этом обществе, собственно, все заседания велись на шведском языке, т.е. они ещё своим языком владели не слишком. Но в итоге, тем не менее, процесс создания финского литературного языка был запущен, и проект оказался достаточно успешным. Правда, здесь опять же, поскольку у нас в советское время считалось, что царская Россия - тюрьма народов, там, естественно, расписывалось, что Финляндия была порабощена, что их угнетали, и одним из примеров угнетения расписывается то, что в 1850 году в Финляндии был запрещён выпуск книг на финском языке, за исключением религиозных и сельскохозяйственных. То есть, вот религиозные можно, сельскохозяйственные можно, а остальное нельзя, т.е. такое вот гонение. Но на самом деле здесь прикол в том, что собственно гонителями здесь выступает не царское самодержавие, а собственно тогдашние финляндские чиновники - это финляндский сенат, который, собственно, это постановление и принял. Тут что надо понимать - что получается, что вся местная элита была либо этническими шведами, либо, скажем так, шведоговорящими, потому что шведский тогда был языком культуры, языком науки, и естественно, что все такие поползновения для них были неприятны. Получается, что тогда в Великом княжестве существовала так называемая партия шведоманов, или говорят - свекоманов, которые, собственно, многие из них выступали за то, что, может быть, в Швецию вернуться при благоприятном стечении обстоятельств. И для того, чтобы такие настроения как-то нейтрализовать, наше русское правительство не придумало ничего лучше, чем лечить сифилис малярией, т.е. запустить там финский национальный проект. Все люди, которые занимались финским возрождением, они получили такую негласную поддержку правительства, там образовалась, можно так сказать, партия финоманов, которые вели культурную работу, которая вскоре дала свои плоды. Когда у нас воцарился Александр II, у нас наступило время реформ, то эти реформы не обошли и Великое княжество Финляндское, только все эти реформы были как-то не в ту сторону, они ещё более углубляли разрыв между этой частью империи и основной её частью. Во-первых, в 1858 году была уже создана полноценная финляндская таможня, причём надо сказать, что если где-то за 5 лет до этого ещё Николай I, вообще говоря, в 1853 году высказал мысль, что вообще бы неплохо таможню ликвидировать, потому что не дело, что между частями государства есть барьер, но его сын наоборот это дело усугубил, теперь всё, таможенная граница полноценная с обеих сторон. Дальше через 2 года после этого, 1860 год, в Финляндии вводится собственная монета, собственная денежная единица - это финская марка, причём она была жёстко привязана к одной из иностранных валют, но вот сюрприз - это был не рубль, а французский франк. И вплоть до 1917 года эта денежная единица там существовала, действовала. Т.е. фактически получается - своя финансовая система, своя монета. В 1863 году там происходит целый ряд таких, можно сказать судьбоносных решений: во-первых, по поводу... часть из них касалась, собственно, финского языка: во-первых, разрешалось преподавание на финском языке в местном университете, дальше вводился он и в школьную программу, и вообще через несколько месяцев в том же 1863 году финский язык был введён в качестве второго государственного. Причём это было именно официально прописано, правда, там сделан такой переходный период, потому что всё-таки язык во многом ещё не доработан, но в перспективе, что где-то через 10 с небольшим лет он уже будет полноценным вторым государственным, что, собственно, и стало. Что важно - что одновременно с этим отменяется преподавание русского языка в школах. Ну это правильно. И этот документ я, пожалуй, даже просто зачитаю, у меня с собой он есть: "Высочайшее Его Императорского Величества объявление касательно преподавания русского языка в элементарных училищах Финляндии и опознаниях в оном требуемых для получения некоторых должностей. Дано в Гельсингфорсе 9 февраля 1863 года." Кстати, 9 февраля по новому стилю, это надо отметить, что если вся Империя жила по юлианскому календарю, т.е. по старому стилю, Финляндия жила по новому стилю. "Божьею милостию Мы, Александр Второй, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский и Великий князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая, объявляем через сие, что мы по всеподданнейшем о том представлению и во внимании к отзывам Нашего генерал-губернатора и сената Финляндии признали за благо повелеть, чтобы русский язык не составлял более обязательного учебного предмета в Финляндских элементарных училищах, и чтобы обучение сему языку предоставлено было выбору тех учеников, которые имеют в знании его надобность для будущих своих целей, а как через это представляется возможность к более основательному изучению в высших элементарных училищах не только необходимых для каждого финляндского гражданина финского и шведского, но и латинского, и немецкого языков, служащих основанием учёному образованию вообще и составляющих условие для более обширных занятий науками. И как по отношению, в частности, к гимназии для гражданского образования латинский язык может быть введён в ней в виде зависящего от выбора предмета, то мы касательно требуемых по такому преобразованию изменений в элементарном преподавании постановляем следующее: 1. В высших элементарных училищах (это училища, в них поступали в 11 лет дети, т.е. это средний школьный возраст) в третьем классе вместо 4 часов для русского языка назначить столько же часов для преподавания немецкого языка, возложив оный на учителей сего языка в 4 классе, а в 4 классе из назначенных для русского языка 4 часов употребить 2 часа для письменных упражнений на финском языке в шведских школах и на шведском в финских под наблюдением учителя истории, а 2 остальных часа назначить для таких же упражнений в латинском языке под руководством учителя сего языка." Дальше пропущу немного. "В гимназиях общего образования назначить во всех трёх классах по 4 часа в неделю на каждый из языков - греческого, русского и французского - с тем, чтобы каждый ученик был обязан заниматься только двумя из этих языков по выбору." То есть есть вариант - 3 языка: греческий, русский, французский. Надо выбрать 2, т.е. можно русский не выбирать. "Относительно экзаменов в русском языке Мы повелеваем: а) при поступлении в студенты Александровского университета (это университет в Гельсингфорсе, т.е. в Хельсинки) экзамен в русском языке не обязателен; б) к экзамену в юридических и камеральных науках допускать, не требуя предварительного экзамена в русском языке." Молодцы, что сказать. И в итоге в течение где-то 9 лет - до 1872 года русский язык в финляндских учебных заведениях не преподавался, точнее, он был не обязательным, его можно было изучать факультативно. Это вообще, я не знаю, что в башке должно быть, чтобы такое придумать. Вот мы можем посмотреть на всех наших вчерашних братьев из некогда советских республик, это же первое, что делается - это насильно изымается русский язык и втыкается что-то своё национальное, насильно. А здесь своими руками то же самое буквально. Мудрые ходы. Потом опять же, начиная с 1863 года начинается регулярный созыв финляндского Сейма, потому что надо сказать, что тогда Александр I созвал Сейм в Борго, и потом он не собирался вплоть до 1863 года, что опять же советская историография ставила в вину самодержавию, что оно угнетало. Но надо сказать, что, вообще говоря, всё-таки те же самые нормы шведских конституционных актов, про которые я говорил, они ничего не говорят о том, как часто это Сейм собирать. Поэтому здесь, в принципе, может быть такая отмазка, которая, собственно, и была, что поскольку нет надобности, то и не собирали. Вот понадобилось - собрали. Может быть. Кстати говоря, в качестве вишенки на торт можно сказать, что если уж так хотите плясать именно в шведском правовом поле, то Форма правления 1772 года прямо запрещает созыв областных сеймов. Так что поскольку это область, то тут всё - ничего не положено. Т.е. в принципе, в эту игру можно играть в обе стороны, но на самом деле здесь просто, грубо говоря, нашим самодержцам было как-то не понятно, они подвесили эту конституцию, и непонятно, что делать. Но начиная с 1863 года там уже идёт такое постоянное законотворчество. Сейм там был, так же, как и до этого шведский парламент, 4-палатным, т.е. сословным. При этом там получалось, что хотя теоретически в ту же самую палату духовенства, казалось бы, от православных тоже надо каких-то депутатов выдвинуть, но их там не было. Там и в первом Сейме, в последующих там вообще ни одного православного среди депутатов не было. Потом, правда, какой-то православный появился, но крестьянин. Более того, даже когда было открытие первого Сейма, местные депутаты попытались лишить мандатов 3 человек из дворян, которые состояли на русской государственной службе, причём мотивируя опять вот этими самыми шведскими уставами, что там не положено быть депутатами из тех, кто служит иностранному государству. Т.е. получается, что Россия как бы иностранное государство. Правда, этот момент удалось загасить, но там осадочек остался. Тут опять же, на открытии Сейма Государь Александр II произнёс речь, причём на французском языке, но тут что интересно - воспоминания тогдашнего военного министра Милютина. Что он по этому поводу пишет: "Нас, приезжих, принимали и чествовали со всем радушием, какое только они способны были проявить. Но должен признаться, что мы всё-таки чувствовали себя в Финляндии, как в иностранном государстве. Особенно коробило нас полное отсутствие русского языка и французские речи перед русским Императором финляндских его подданных." Но собственно, пардон, если сам государь показывает пример, разговаривая там на французском языке, а не на этом лапотном русском языке, то неудивительно. Кстати, если речь зашла о Милютине, то как раз это время - время в том числе и военной реформы, когда у нас была введена всеобщая воинская повинность, то таковая же всеобщая воинская повинность была введена и в Великом княжестве Финляндском, но с некоторыми особенностями. Как получалось: во-первых, тогда предусматривалось по воинской повинности, что у нас срок службы 5 лет в Российской Империи, для подданных Великого княжества Финляндского - это 3 года. Дальше, тогда у нас было такое, хотя формально называлось, что это повинность всеобщая, но реально там было очень много льгот, исключений по семейному положению, по образованию, и даже более того, из всех призывников, которые под льготы не подпадали, их призывали не всех, а там бросали жребий. В итоге получалось, что если среди населения Российской Империи под призыв шло где-то 36% от контингента, то в Финлянидии под призыв шло 9%, т.е. в 4 раза меньше. Кстати говоря, если вспомнить времена шведского владычества, там ситуация была прямо противоположная, т.е. там тоже была такая рекрутская система, правда, не так брутально, как у нас, там немного другая, и там наоборот на территории Финляндии вдвое больше процент шёл в армию. Здесь получается в 4 раза меньше. Более того, все эти войска можно было задействовать только на территории Великого княжества. И когда в 1885 году, уже в царствование Александра III возникла такая идея, что давайте мы будет 2 финских батальона регулярно вывозить в военный лагерь в Красном Селе, это под Петербургом, то, казалось бы, всё-таки их не на театр боевых действий везут, а в окрестности столицы, тут даже до границы недалеко, но это вызвало такую истерику, и в итоге проект был зарублен на корню. При этом получалось, что при такой низкой норме призыва получалось, что в каждой из финляндских губерний, там было 9 губерний, в каждой из них имелся стрелковый батальон, который по этому призыву формировался. Но кроме этого ещё существовал лейб-гвардии 3-ий Финский стрелковый батальон, который, кстати, в отличие от этих формирований реально воевал, т.е. он участвовали в подавлении польского восстания. На Кавказе. На Кавказ он целиком не посылался, туда отправляли на стажировку офицеров. И потом они, в принципе, планировали его использовать для подавления восстания в Венгрии, но он туда просто не дошёл, т.е. успели подавить раньше. Но зато они вполне честно воевали в Русско-турецкую войну 1877-78 года, т.е. это такая была воинская часть боевая и вполне инкорпорированная в остальную русскую армию. Надо ещё отметить, что множество подданных Великого княжества Финляндского просто служили в обычных русских войсках в частном порядке. Особенно это в 1850-е годы так было, фактически модным, и собственно, сам наш будущий маршал Маннергейм именно так, потому что, как известно, что он учился в Финляндском кадетском корпусе во Фридрихсгаме, нынешняя Хамина, его оттуда выгнали за нарушение дисциплины, но в итоге он просто поступил на службу в Российскую императорскую армию и там вполне успешно сделал карьеру. То есть это было довольно часто распространённым явлением. Но тут беда в том, что фактически уже начиная с 1860-ых годов там начинается такое постепенное развитие национализма, и выразилось это одним из таких зримых проявлений, то что там местные жители начали, точнее, не жители, а заинтересованные люди, которые там, как бы сказать, с активной жизненной позицией начали открывать, как у нас открыли доску Маннергейму, мемориальную доску, а там стали ставить памятники в честь побед над Русской армией во время войны 1808-1809 года, где эти победы одерживали, соответственно, шведские войска, в которых служили тогдашние жители Великого княжества Финляндского и местные партизаны. Первый такой памятник был открыт в 1864 году, потом было их ещё несколько сделано. Наконец до Александра III дошло, что как-то всё это нехорошо, и он это запретил, т.е. запретил, чтобы эти памятники и дальше ставили, но естественно, то, что было уже поставлено, оно осталось. Более того, во время открытия таких вот памятных знаков зачастую там были задействованы как раз вот эти финские батальоны из призывников, т.е., можно сказать, военно-патриотическое обучение, их там учили, как в случае чего правильно воевать с русскими. Вообще тут надо заметить, что в отношении наших монархов к этому государственному образованию были как бы, опять же вот эта система храпового колеса, т.е. когда на троне такой либерал, как Александр I или Александр II, он даёт всякие льготы и привилегии новые. Когда его сменяет, скажем так, государь более традиционных взглядов, как Николай I или Александр III, то он говорит, что да, конечно, всё это не хорошо, но вот то, что моими предшественниками сделано, я отменить не могу, поэтому пускай всё остаётся. Правда, тут надо сказать, что уже в царствование Александра III на его рассмотрение вынесли такой проект, что всё-таки надо как-то унифицировать вот эту часть империи, поэтому давайте ликвидируем их отдельную валюту, ликвидируем таможню и ликвидируем обособленное почтовое ведомство. Государь сказал, что да, всё это действительно надо делать, но в итоге из всех этих 3 пунктов был выполнен только самый безобидный - а именно: в 1890 году финляндское почтовое ведомство было подчинено Департаменту почты и телеграфов Министерства внутренних дел Российской Империи, а таможня осталась, валюта тоже осталась, т.е. там всё, как бы, по-прежнему. Вообще сам по себе этот проект с финляндской автономией, которая фактически была создана на пустом месте и так активно поддерживалась и развивалась, т.е. фактически там постепенно людей приучали к тому, что у них тут есть такое особое государство, создавались всё новые и новые атрибуты этого государства. Я, честно говоря, не вижу просто разумного объяснения, и у меня возникает даже такая мысль, что это просто проявление социального расизма со стороны нашей российской элиты. Потому что, как известно, у нас же фактически в Российской Империи, можно сказать, жило 2 народа - элита и быдло, причём элита как бы даже, в общем, реально они брезговали говорить на русском языке, считалось, что надо говорить на французском, ну естественно, кто умеет. Кто не умеет, у них там смесь французского с нижегородским, как это отмечено в известном произведении. А тут получается, что есть кусок европейской страны, который мы завоевали, и получается, что если его нивелировать под обычную российскую губернию, получается, своими руками там насадить лапотное быдло туда и всё прочее - да это невозможно. Лучше оставить такой кусок карманной Европы, тем более, что в эту Европу можно ездить, буквально 30 с небольшим вёрст, и уже ты в Европе. Железную дорогу проложили. Железную дорогу проложили, и кстати, там опять же с железной дорогой - её же строили за наш бюджетный счёт имперский, но при этом местные деятели очень активно лоббировали, чтобы эту дорогу сделать с европейской колеёй. Как известно, наша колея несколько отличается от европейской, она шире. Но там да, в этом отношении, кстати, как ни странно, наш государь проявил твёрдость, и там дорогу построили по российским стандартам. Кстати по поводу финансирования что ещё интересно, что все собранные деньги, налоги и прочие сборы, которые были собраны в Великом княжестве, они тратились там же на месте, т.е. в центр ничего не шло. Хотя опять же, во времена шведского владычества там в Стокгольм шло где-то 40% собранных налогов. Здесь мы всё им щедро подарили. Но теперь уже на престол восходит Николай II, наш последний самодержец, и там начинается эпопея с гненерал-губернаторством Бобрикова Николая Ивановича, который, хотя для большинства наших современников эта фамилия ничего не говорит, а для Финляндии, особенно для Финляндии того времени это была, можно сказать, культовая фигура, примерно как для нынешних украинцев Путин. Т.е. если про Путина поют всякие песни, его славящие, то также такие же песни сочиняли про Бобрикова, причём даже ещё во время Зимней войны там его поминали. А этот человек, он был генерал от инфантерии Русской армии, генерал-адъютант, и в 1898 году он был назначен генерал-губернатором Финляндии. При этом, как гласит наша советская историография, и естественно, так же гласит официальная финская точка зрения, и точка зрения нашей рукопожатной публики, что Бобриков, став генерал-губернатором Финляндии, он там развёл жуткие гонения и начал делать попытки это Великое княжество русифицировать и вообще поработить. В чём это выражалось конкретно, если посмотреть на его деятельность: во-первых, он потребовал, чтобы местные должностные лица знали русский язык. Жестоко! Конечно, это жестоко, для части Российской Империи это было неподобающе. Потом фактически русский язык был туда введён в качестве третьего государственного, потому что до этого он там не имел никакого официального статуса, т.е. там вся документация велась на шведском и на финском. Теперь уже стало возможным подавать всякие прошения, ходатайства и прочее на русском языке и получать ответ на этом же языке. Но при этом опять же те два государственных языка продолжали иметь свой статус, т.е. на них тоже можно было вполне вести документацию, и соответственно, подавать прошения и получать ответы. Также русский язык был водворён в финляндском Сенате, но надо сказать, что вообще говоря, подавляющая часть тех, кто заседал в этом Сенате, составляли отставные русские генералы, т.е. уроженцы Великого княжества Финляндского, которые пошли на русскую службу, там дослужились до высоких чинов, а потом уже, уйдя в отставку, у себя на родине стали работать в местном самоуправлении, точнее, это не самоуправление, это государственное управление получается. Т.е. в принципе, русский язык для них вполне знакомый, и нежелание на нём общаться можно было бы объяснить только какой-то принципиальной позицией, чтобы подчеркнуть свою самобытность. Это вот первое, что Бообриков сделал. Второй момент - он решил разобраться с финляндскими войсками, т.е. опять же, их унифицировать с русской армией, т.е. чтобы там местные призывники служили на общих основаниях. Естественно, что сразу же поднялась там истерика местной общественности. Мы не такие, да. Там, естественно, что опять же шло под лозунгом, что наших мальчиков куда-то увезут в Сибирь, их там будут бить, научат пить и воровать, причём я тут не ёрничаю, это реально такие аргументы выдвигались. В итоге ввиду того, что идёт явная истерика, и просто призыв явно будет сорван, было принято решение, что вообще эти батальоны мы расформируем, и в Финляндии своих войск не будет, а будут они платить за это военный налог. И действительно, в 1901 году эти финские воинские части были расформированы. Первоначально решили оставить вот этот лейб-гвардии Финский стрелковый батальон, и ещё был Финляндский драгунский полк. Но в этом полку как раз в ноябре 1901 года его командир совершил такой, можно сказать, националистический демарш, в этом его поддержали офицеры, после этого полк преобразовали в обычный полк Русской императорской армии, правда, с сохранением наименования "Финляндский", но это уже стала просто часть гвардии. Что случилось-то? Ну как сказать - они просто высказали свою гражданскую позицию по отношению к всему этому, но поскольку, естественно, что если там всё офицерство в воинской части себя ведёт таким образом, значит, их надо отправить в отставку, естественно, а воинскую часть переформировать под русские стандарты. Кстати говоря, здесь опять же если брать все эти наименования, связанные с Финляндией, то тут вот у нас многие путают, в том числе и наш президент, что у нас же существовало помимо лейб-гвардии Финского стрелкового батальона существовал ещё лейб-гвардии Финляндский полк, который при этом к Великому княжеству отношения не имел, т.е. это почётное наименование, которое было ему дано за то, что он там поучаствовал в боевых действиях, подобно тому, как в Советской Армии была, например, Киркенесская дивизия, которая, естественно формировалась не из жителей норвежского Киркенеса, она там в Великую Отечественную войну воевала. Т.е. был такой полк, который к Финляндии имел отношение весьма опосредованное. Теперь вот стал этот полк ещё драгунский. А Финский стрелковый батальон просуществовал тоже недолго, его расформировали в 1905 году. Что дальше: ещё одно из таких мелких, но знаковых преступлений Бобрикова перед финляндским народом - то, что он запретил хождение финских почтовых марок. Как мы помним, ещё за 10 лет до этого финское почтовое ведомство было подчинено общеимперскому, а теперь он ещё и ликвидировал местные марки. Опять же понимая, что там нужно вести работу с местными жителями, по инициативе Бобрикова там была сделана... налажен выпуск газеты, скажем так, пророссийской. Естественно, вся местная рукопожатная публика с ней не сотрудничала, пыталась бойкотировать, но в данном случае Бобриков хотя и генерал, но он пытался работать с простыми людьми, т.е. с низами, с тем же самым батрачеством, и в принципе, наверное, там это было более-менее успешно, потому что его решили просто тупо ликвидировать, и как раз это было 3 июня 1904 года, когда Бобриков пришёл на своё рабочее место в Сенат, то когда он поднимался по лестнице, там навстречу ему вышел один из местных чиновников - Евгений Шауман и выпустил в него несколько пуль из револьвера, после чего сам застрелился. Ну а Бобриков был смертельно ранен и на следующий день скончался. Причём надо сказать, что его убийца, вот этот Евгений Шауман был из семьи непростой. Во-первых, его отец был генерал-лейтенантом Русской императорской армии и членом Финляндского Сената. Правда, за всякую антиправительственную, скажем так, агитацию его лишили воинского звания генерал-лейтенантского, после чего он сам сложил с себя сенаторство, т.е. ушёл в отставку, но естественно, что имел такую активную жизненную позицию. А собственно, родным дядей этого убийцы Бобрикова был как раз тот самый командир драгунского полка, который там за 3 года до этого устроил эту выходку. Т.е. такая семья - вполне с родословной. Но это, кстати говоря, был не единственный теракт, там также убили заодно прокурора финляндского Сената чуть позже, уже в 1905 году было совершено покушение на Выборгского губернатора Мясоедова, и по этому поводу, правда, к счастью, губернатор был не убит, а ранен, по этому поводу местный суд вынес такое очень креативное решение, я сейчас его зачитаю. Постановление суда гласило: "Поскольку Мясоедов, как всем известно, в качестве губернатора принимал меры, которые привели губернию к бесправию и не были основаны на действующих законах, то обвиняемый должен быть признан действовавшим по своему убеждению и по совести, не ради достижения личных выгод". В итоге покушавшемуся дали всего 2 года и 2 месяца тюрьмы. Ну то есть это такое очень избирательное правосудие. Естественно, что после этого последовали новые теракты. 6 июля 1905 года был взрывом бомбы ранен заместитель, точнее не заместитель, их тогда не было, а помощник генерал-губернатора Финляндии, через несколько дней убит жандармский подполковник Крамаренко, там был ещё ряд покушений, и в итоге что получилось: как известно, у нас тогда в Российской Империи имелось 3 знаковых артефакта - это Царь-колокол, Царь-пушка и царь-тряпка. И вот уже когда, получается, эти события идут 1904 год, 1905 год, там идёт революция, и 22 октября 1905 года по старому стилю наш Николай II, наш государь издаёт Манифест об автономии Финляндии. 19 января 1906 года по старому стилю издаётся Высочайший Указ о сокращении часов русского языка в Финляндских школах, а 20 апреля 1906 года - Высочайшее Постановление о том, что финляндским чиновникам отныне не обязательно знать русский язык. Т.е. фактически все те меры, которые были предприняты покойным Бобриковым, были аннулированы. Да, что-то тряпка и в этот раз не подвёл, молодец. Но при этом, опять же, под стать ему были и чиновники более нижнего, точнее, не чиновники, а можно сказать, это должностные лица местные, потому что там Бобрикова сменил на его посту князь Оболенский, который до этого был Харьковским губернатором и там поскольку революция уже вовсю шла, он там прославился тем, что там организовывал массовые порки крестьян. Но когда он приехал в Великое княжество Финляндские, там он почему-то вёл себя совсем по-другому, т.е. можно сказать, тише воды, ниже травы, и даже когда там была всеобщая политическая стачка в октябре 1905 года, то он в итоге вынес благодарность командующему Красной гвардии за образцовое поддержание порядка во время этого мероприятия. Ну то есть здесь всё, как говорится, кротостью и убеждением. В итоге по всем этим исходящим от Николая II документам Великое княжество Финляндское получило невиданную в тогдашней Европе свободу - она получила всеобщее избирательное право, в том числе и для женщин, и однопалатный сейм, который избирался всеобщим равный тайным голосованием. Там имели право голосовать все, начиная с 24 лет. И в итоге что получилось: это всё орган работал с 1906 года, правда опять же у нас в советской историографии и либеральной историографии говорится, что самодержавие продолжало угнетать Финляндию, и поэтому этот сейм периодически разгонялся. Но на самом деле то, что тут называется "разгоном" - это вполне конституционная норма, которая существует, я бы сказал, в большинстве стран демократических, а именно - что парламент может быть распущен, и назначены досрочные выборы. То есть, это в той же самой Италии, во Франции очень часто происходит. И здесь опять же: да, действительно, финляндский сейм постоянно распускался, но потом проводились новые выборы. Причём, что интересно, что от каждых выборов к новым социал-демократическая фракция там всё более и более увеличивалась, и в итоге там по последним выборам 1916 года она составляла уже больше половины, т.е. там было 200 депутатских мест, социал-демократы имели 103 места. Но что тут ещё надо сказать: из числа таких знаковых событий этого времени там была попытка провезти во время революции в Финляндию оружие, вот этот пароход "Джон Крафтон", который в августе 1905 года был направлен с оружием, закупленным на японские деньги, потому что, напомню, там шла как раз война, но в итоге этот пароход сел на мель, в итоге там часть оружия растащили местные жители, а большая часть попала в руки властей, т.е. эта попытка не удалась. Но вообще надо сказать, что там в принципе, в отличие от той же самой Польши всё-таки население Великого княжества Финляндского вело себя более-менее осторожно и аккуратно, т.е. там никаких таких массовых повстанческих движений или восстаний вооружённых - там такого не было, ну а, собственно, тогдашнее знаменитое Свеаборгское восстание 1906 года оно было осуществлено русским гарнизоном, хотя там, в принципе, финские красногвардейцы тоже поучаствовали, но это, собственно, вообще было чисто восстание расквартированного в этой крепости русского гарнизона. Кстати, опять же, получалось, что фактически поводом к восстанию стало, можно сказать, некоторые родовые свойства тогдашнего российского офицерства, даже, пожалуй, не офицерства, а скорее генералитета, более высших слоёв, которые проявляются и сейчас: как известно, тогда полковой командир и лица, приравненные, они имели возможность фактически кормиться за счёт того, что экономить на некоторых расходах, также за счёт хозяйственной деятельности и прочего, т.е., можно сказать, заниматься хозяйствованием и получать за это неплохие деньги. А тут ситуация такая, что в стране революция, в войсках брожение, там уже состоялся целый ряд восстаний, в итоге наши власти принимают решение, что надо улучшить довольствие солдат, чтобы нижние чины, чтобы их кормили лучше, и они от этого, естественно, будут меньше бунтовать. Комендант Свеаборгской крепости не придумал ничего лучшего, как действительно осуществить улучшение рациона, но за счёт ликвидации выдачи водки. Т.е. была отменена винная порция, вместо неё в рацион добавили белый хлеб. Что сказали солдаты? Солдатам это очень не понравилось, и после этого, получается 15 июля 1906 года по старому стилю там взбунтовалась минная рота. Точнее как сказать, они просто выразили своё возмущение, и их там всем подразделением отправили на гауптвахту. А поскольку в крепости существовала подпольная социал-демократическая организация, то они этим воспользовались, и через 2 дня там начинается восстание. Правда, восстание там за 3 дня подавили. Можно сказать, что если там, как известно, в Германии был пивной путч, а здесь водочный мятеж. При этом восставших поддержали финские красногвардейцы, но это помощь была в основном символическая. То есть, вот в таком виде это Великое княжество Финляндское встретило уже Первую мировую войну и дальше революцию. Причём, что здесь ещё надо сказать, резюмируя всё, мною перечисленное: когда у нас говорят, что царская Россия - это тюрьма народов, что это колониальная империя, то ведь если посмотрим на те государства, которые действительно являются колониальными империями, то мы там видим, что существует метрополия, существуют колонии, и у жителей метрополии гораздо больше прав, чем у жителя колонии. Собственно, для этого колония и нужна. То есть какой-нибудь там нищеброд где-нибудь в Лондоне тут находится на социальном дне, но достаточно ему куда-нибудь выехать в Африку или в Индию, и там он уже белый господин, и там его социальный статус существенно повышается, и он по отношению к местным жителям имеет множество всяких прав и привилегий. Если же мы посмотрим на взаимоотношения Российской Империи и Великого княжества Финляндского, то там возникает впечатление, что всё наоборот, что именно Финляндия это метрополия, а Россия это колония, потому что что там получается - например, финляндский дворянин имеет все права российского дворянина, т.е. он может владеть имениями, он может поступать на военную службу или на гражданскую службу, как, собственно, сделал тот же самый Маннергейм. Русский дворянин не имеет таких прав в Великом княжестве Финляндском. Чтобы эти права получить, он должен пройти процедуру натурализации. И в принципе да, были такие случаи, хотя и немного, что люди на это шли. Опять же, обычный финляндский подданный имеет все права российского подданного, т.е. он может ездить, торговать, поступать опять-таки на службу, все документы об образовании, полученные на территории Великого княжества, признаются на территории Российской Империи, на всей территории. В обратную сторону это не действует, т.е. для того, чтобы российский подданный переехал в Великое княжество, он должен пройти процедуру натурализации, а для этого нужно было заплатить 1000 рублей. По тем временам это была сумма очень существенная, тогда средний заработок рабочего составлял примерно 22 рубля в месяц. Т.е. понятно, что ни у каких нищебродов типа крестьянства, рабочих, туда особо возможности переехать не было. Т.е. очень такая ограниченная возможность натурализоваться в Финляндии. Опять же, наши дипломы там не признавались обычно, и там было множество случаев, когда людям там отказывали в должности учителя, в должности врача или фельдшера, потому что он не имел документов именно об окончании финляндских учебных заведений. Ну и как такой венец, что когда в Великом княжестве решили ввести новое Уголовное Уложение, которое было подписано Александром III в декабре 1899 года, должно было... т.е. вру - 1889 года, естественно, должно было вступить в действие с 1891 года, с 1 января, то там вообще предусматривалась такая чисто колониальная примочка - что финляндских подданных можно судить только финляндским судом. Шариатским. Что это значит - что если какой-нибудь житель Финляндии приехал в Петербург, скажем, сопровождая баржу с дровами, здесь устроил пьяный дебош, то соответственно местная полиция его трогать не может, а его должны сдать по месту жительства. Но правда, это своевременно наша патриотическая общественность заметила и пресекла. Кстати, по этому поводу такой, можно сказать, разгромный отзыв на это Уголовное Уложение написал профессор Таганцев - тогдашний видный юрист. Кстати, потом его сын был расстрелян вместе с Гумилёвым, уже во время гражданской войны. В итоге тут опять-таки один из редких случаев, когда наш государь император переиграл, и это Уложение принято не было. То есть, фактически мы видим, что здесь никакого колониального угнетения со стороны России не было, а тут скорее наоборот, т.е. было множество всяких незаслуженных льгот и привилегий, которые привели только к тому, что там всё это воспринималось как должное, а попытки привести Финляндию к общему знаменателю вызывали сразу истерику, вызывали такое резко враждебное отношение. Как обычно: хотели как лучше, получилось как всегда. Тут не понятно, чего хотели. В результате дальше что получается: начинается Первая мировая война, там у Финляндии своей армии, своих войск нету, там тоже боевых действий не ведётся, но поскольку понятно, что это часть империи, и потенциально там кто-то может вторгнуться по морю, там стоят гарнизоны русской армии. Правда, в это же время уже в составе германский армии формируется 27-ой егерский батальон из числа предателей Родины, т.е. фактически людей, которые имели российское подданство, но пошли на службу к противнику. В том числе были и те, кто успел послужить в русской армии, хотя большинство всё-таки были кронштадтскими. Но когда наступает революция 1917 года, то, естественно, революционные процессы происходят и в Великом княжестве. Тогда, в принципе, начинают формироваться вооружённые формирования. Причём, что интересно: что фактически уже начиная с... вот эти зародыши, можно сказать, Красной и Белой гвардии, они существовали ещё с 1905 года, ещё с той революции. А тут уже летом 1917 года они уже действуют практически открыто, правда, на первоначальном этапе они друг к другу относятся достаточно мирно, и даже зачастую бывало, что они занимались, скажем, на одном и том стрельбище, т.е. пока почти как братья по оружию. Но вот наступает уже Октябрьская революция, после этого, как известно, Ленин в самом конце 1917 года, это 18 декабря по старому или 31 декабря по новому стилю, признал независимость Финляндии. Естественно, у нас сейчас многие ему за это пеняют, но на самом деле тут у Ленина была по этому поводу своя аргументация, т.е. можно сказать, свой хитрый план, который он вполне открыто высказывал в своих работах, и просто одну из них я зачитаю, зацитирую: "Если мы требуем свободы отделения для монголов, персов, египтян и всех без исключения угнетённых и неполноправных наций, то вовсе не потому, что мы за отделение их, а только потому, что мы за свободное, добровольное сближение и слияние, а не за насильственное. Только поэтому! И в этом отношении единственную разницу между монгольским или египетским мужиком и рабочим и польским или финляндским мы видим в том, что последние — высокоразвитые люди, более опытные политически, чем великороссы, более экономически подготовленные и пр., и поэтому они, наверное, очень скоро убедят свои народы, законно ненавидящие теперь великороссов за роль палача, которую они играют, что неразумно распространять эту ненависть на социалистических рабочих и на социалистическую Россию, что экономический расчёт, равно как инстинкт и сознание интернационализма и демократизма, требует скорейшего сближения и слияния всех наций в социалистическом обществе. Так как поляки и финляндцы высококультурные люди, то они, по всей вероятности, очень скоро убедятся в правильности этого рассуждения, и отделение Польши и Финляндии после победы социализма может произойти лишь очень не надолго. Неизмеримо менее культурные феллахи, монголы, персы могут отделиться на более долгое время, но мы его постараемся сократить, как уже сказано, бескорыстной культурной помощью". Что можно по этому поводу сказать: как известно, особенности всех хитрых планов в том, что они неизменно проваливаются. Не стал исключением, можно сказать, и этот хитрый план Ленина, потому что, как мы знаем по дальнейшим событиям, как раз почему-то вот эти неграмотные монголы довольно быстро стали нашими союзниками, это была фактически единственная союзная тогдашней Советской России страна, а вот высококультурные поляки и финляндцы почему-то не захотели сливаться с Советской Россией в едином порыве. Но фактически здесь Ленин и большевики сделали какую ошибку - они фактически повторяли известные либеральные догмы о том, что человек, во-первых, действует рационально, т.е. всегда разумно, и второе - что он действует добродетельно, а это значит, что вот существуют угнетённые рабочие, которые захотят от этого угнетения избавиться, но только путём вот именно совершения революции, причём, желательно мировой, и соответственно, слияния в некоем вольном царстве святого труда. Но в реальной жизни этим рабочим могут предложить гораздо более простой вариант: скажут, что это всё утопия, это всё несерьёзно, а вот есть вариант реальный - давайте пойдём завоюем соседнюю страну, на неё наложим контрибуцию, ну естественно, там большая часть пойдёт местным буржуям, но и вам тоже что-нибудь обломится. И как показывает практика, что реально вот этот вариант именно и работает. Ведь фактически как получается - что как только, собственно, капитализм вступил в эпоху империализма, когда там появились колонии, то мы наблюдаем, в общем-то, что те же самые рабочие вот этих развитых стран фактически являются соучастниками эксплуатации и ограбления колоний. Потому что когда сегодня где-нибудь рабочие в Соединённых Штатах получают в десятки раз больше за ту же самую работу, чем рабочий в какой-нибудь Бангладеш, естественно, понятно, что никакие они не братья по классу, а, в общем-то... И поэтому получается, что в этих, скажем так, высокоразвитых кусках бывшей Российской Империи, т.е. и в Польше, и в Финляндии, возобладали именно люди, которые придерживались таких взглядов националистических. Хотя, опять же, там сторонников и взглядов коммунистических было довольно много, и в итоге это в той же Финляндии вылилось в их гражданскую войну, которая вскоре после этого началась. Но об этом, наверное, мы уже поговорим в другой раз, потому что тут и так сегодня слишком много. Глубоко, да, очень много, даже как-то... я, вроде, плотно интересовался, а ряд вещей даже не знал. Прав был, наверное, гражданин Герберт Уэллс, когда Воладимира Ильича называл "кремлёвским мечтателем". Т.е. хочется верить, что в людях восторжествует доброе и светлое, а торжествует всегда всякая гадость.

Содержание

Боевой путь

Сформирована 10.05.1943 года на базе 105-й отдельной стрелковой бригады и 116-й отдельной морской стрелковой бригады в районе Белёва в составе Брянского фронта.

В действующей армии с 05.05.1943 по 09.05.1945 года.

В 1943 году принимала участие в Орловской стратегической наступательной операции. Форсировала реку Жиздра. В ходе Смоленской стратегической операции дошла до подступов к городу Жиздра. Затем принимала участие в Брянской наступательной операции, к 15.09.1943 года вышла к Десне и форсировала её.

26.09.1943 года одной из первых вступила на землю Белоруссии, участвовала в освобождении первого белорусского города Хотимск. Переправилась через реку Проня и захватила плацдарм на её правом берегу, где перешла к обороне.

В ноябре 1943 года приняла участие в Гомельско-Речицкой операции, в ходе её вышла к Днепру.

В 1944 году принимала участие в Белорусской стратегической наступательной операции (Могилевской, Минской, Белостокской операциях, форсировании рек Березина, Неман)

В сентябре-октябре 1944 года в резерве фронта.

В 1945 году участвовала в Восточно-Прусской операции, взятии Кёнигсберга. Воины именно этой дивизии штурмовали и взяли форт № 3 «Кведнау» и форт № 2а «Барнино».

Боевые действия закончила выходом к Вислинскому заливу

Полное название

110-я стрелковая Верхнеднепровская дивизия

Подчинение

Состав

  • 1287-й стрелковый полк
  • 1289-й стрелковый полк
  • 1291-й стрелковый полк
  • 971-й артиллерийский полк
  • 200-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 695-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (274-я зенитная батарея)
  • 470-я (140-я) разведывательная рота
  • 463-й (165-й, 413-й) сапёрный батальон
  • 162-й отдельный батальон связи (760-я, 859-я отдельная рота связи)
  • 210-й медико-санитарный батальон
  • 261-я отдельная рота химический защиты
  • 187-я автотранспортная рота
  • 262-я полевая хлебопекарня
  • 19-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 1753-я полевая почтовая станция
  • 1710-я полевая касса Госбанка

Командиры

  • Артемьев, Сергей Константинович (10.05.1943 — 21.12.1943), полковник
  • Гужавин, Василий Андреевич (22.12.1943 — 15.07.1944), полковник
  • Тарасов, Сергей Михайлович (16.07.1944 — 09.05.1945), полковник

Воины дивизии

Награды и наименования

  • «Верхнеднепровская» — почетное наименование присвоено приказом Верховного Главнокомандующего № 0189 от 10 июля 1944 года.

Примечания

  1. info24.by. Наградной лист. Сосновский Павел Данилович (недоступная ссылка) (28.01.2015). Архивировано 6 марта 2016 года.

Литература

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 2 августа 2019 в 13:53.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).