Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Альтернативы
Недавние
Show all languages
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Русинский язык в Закарпатье

Из Википедии — свободной энциклопедии

Руси́нский язы́к в Закарпа́тье (также закарпатско-русинский язык, подкарпатско-русинский язык; самоназвание: русинськый язык, русинська бисїда/бисіда, самоназвание местных форм речи и создаваемой литературной нормы: пудкарпатськый варіант русинського языка) — один из языков, распространённых среди населения Закарпатской области Украины[1][2]. Является региональной разновидностью карпаторусинского языка[3][4][5]. Ряд исследователей, в частности, С. С. Скорвид рассматривает закарпатскую форму русинского языка, носители которой обладают региональным этноязыковым самосознанием, как особый «региональный язык»[6]. На Украине русинский де-юре признавался языком этнического меньшинства в 2012—2018 годах[7].

Согласно переписи населения 2001 года на Украине, русинский язык назвали родным 6725 человек[8]. Между тем, по оценкам исследователей численность носителей русинского в Закарпатской области (вне зависимости от того, считают они русинский отдельным языком или диалектом украинского языка) составляет от 560 до 850 тысяч человек[7][9][10].

В течение последних тридцати лет предпринимаются попытки создания на закарпатском варианте русинского языка единой литературной нормы, изданы несколько грамматик (в 1999, 2005 и 2014 годах) и словарей. Тем не менее, к настоящему моменту языковой кодификации, которая бы признавалась всеми русинскими общественными организациями Закарпатья, не существует. Русинский изучается в частных школах один раз в неделю (в 2003 году организовано системное факультативное обучение), спорадически с 2005 года на русинском выпускается газета «Подкарпатський русин», еженедельно выходит получасовая передача на областном телевидении[uk], транслируются радиопередачи, сравнительно регулярно на русинском издаётся печатная продукция — художественная, учебная и научная литература[11][12].

К особенностям, отличающим язык закарпатских русинов от других вариантов русинского языка, относят признаки, которые присущи в целом всему восточному карпаторусинскому диалектному ареалу[~ 1]. В их числе отмечаются наличие свободного (разноместного) ударения; распространение на месте гласной в новозакрытом слоге континуантов у и ÿ наряду с i (кунь, кÿнь, кiнь «конь»[~ 2]); сужение гласной /е/ в [и], а также переход /о/ в закрытый [ô] в позиции перед гласными і, у, ÿ и мягкими согласными (на кôнi «на коне»; динь «день»); наличие окончания -оў у имён и местоимений женского рода в форме творительного падежа единственного числа: жоноў «женой», доброў «хорошей», мойоў «моей»; распространение окончаний форм глаголов 3-го лица настоящего времени преимущественно с мягкой согласной -т’ (ходить «ходит»; ходять «ходят»); переход j > в в формах глаголов 1-го лица единственного числа и 3-го лица множественного числа настоящего времени с основой на -а- (знаву «знаю», думавуть «думают»); распространение аналитических форм глаголов будущего времени единственного числа, образуемых при помощи личных форм глагола быти «быть» и инфинитива (буду робити «буду делать», будеш робити «будешь делать»); заимствования из украинского и русского языков (поїзд «поезд»), а также некоторые из локальных венгерских заимствований (дараб «кусок, штука»)[13][14][15].

Как и в других региональных разновидностях русинского языка в закарпатском варианте используется кириллическое письмо (гражданская азбука). Спорадически также в 1990 годы применялось церковнославянское письмо. Общепринятых всеми русинскими авторами и организациями алфавита и орфографии в настоящее время нет[16][17][18].

Лингвогеография

Ареал и численность

Распространение русинского языка в муниципальных образованиях Закарпатской области по данным переписи 2001 года на Украине
Распространение русинского языка в муниципальных образованиях Закарпатской области по данным переписи 2001 года на Украине

На Украине, согласно переписи населения 2001 года, русинский язык назвали родным 6725 человек из 10 183 представителей русинской этнической группы, при этом 3156 русинов родным указали украинский язык[8]. В Закарпатской области из 10 090 русинов (0,08 % от численности населения области) назвали родным русинский язык 6724 человека (66,64 % от общей численности этнической группы), а украинский — 3115 человек (30,87 % от общей численности этнической группы), ещё 2,5 % русинов назвали родными другие языки[19][20][~ 3]. Наибольший процент жителей Закарпатья, назвавших себя русинами и заявивших о родном русинском языке, отмечен в Свалявском районе — 5,49 % и 4,64 % соответственно. При этом в селе Ганьковица Свалявского района русинский назвали родным свыше 90 % жителей. Наибольшее число русинов, которые назвали родным языком украинский, в процентном отношении представлены в городах (в Ужгороде — 47,5 %, в Хусте — 28,5 %, в Мукачеве — 24 %), наименьшее — в сельской местности[22].

В действительности, по мнению многих исследователей, число носителей карпаторусинских говоров на Украине намного выше, чем приводится в статистических данных, поскольку бо́льшая часть украинских русинов называет в переписях родным украинский язык, считая местные говоры частью украинского языка, а себя отождествляя в первую очередь с украинцами[23][~ 4][~ 5]. Так, по данным справочника языков мира Ethnologue число говорящих по-русински в 2000 году на Украине достигало 560 тысяч человек[10]. А по оценке В. И. Падяка 2015 года численность русинов в Закарпатье составляла до 850 тысяч человек (примерно 67—70 % от населения Закарпатской области) при 150 тысячах проживающих в области украинцев и 150 тысячах венгров. Русиноязычное население при этом являлось доминирующим большинством почти во всех районах области[26][9] (исключение составляет крайне восточный регион Закарпатской области, население которого в этноязыковом плане отличается от остальных закарпатцев — относит себя к гуцулам или украинцам и использует в быту гуцульские говоры)[27][28].

По данным В. И. Падяка, до 69 % закарпатских русинов составляют сельские жители[29].

По итогам переписи 2001 года на Украине численность русинов, назвавших родным русинский язык, составила в % (по муниципальным образованиям Закарпатской области)[30][31][32][33]:

район, город
областного подчинения
численность
русиноязычных (%)
численность
этнических
русинов (чел.)
численность
всего населения
(тыс. чел.)
Свалявский район 4,64 3049 55,5
Мукачево 2,02 2185 82,3
Ужгород 0,96 2138 117,3
Хуст 0,93 421 32,4
Перечинский район 0,69 384 31,8
Мукачевский район 0,38 648 101,6
Ужгородский район 0,31 444 74,4
Берегово 0,14 56 27,2
Иршавский район 0,09 167 100,9
Великоберезнянский район 0,06 79 28,0
Виноградовский район 0,05 132 117,9
Воловецкий район 0,04 29 25,3
Тячевский район 0,03 101 172,4
Хустский район 0,03 165 96,6
Береговский район 0,02 21 53,8
Межгорский район 0,01 21 50,1
Раховский район 0,01 14 90,8
всего:
Закарпатская область
0,54 10 090 1258,3

Социолингвистические сведения

Статус

В отличие от других стран, в которых проживают русинские общины, на Украине русины официально не рассматриваются как самостоятельный народ — эксперты Национальной академии наук Украины относят русинов к «отдельной этнографической группе украинского этноса»[34][35]. Тем не менее, с 2012 по 2018 годы, согласно части 2 статьи 7 закона «Об основах государственной языковой политики» (2012), власти Украины признавали существование самостоятельного русинского языка (в тексте закона — «русинська мова»), который ранее рассматривался как одна из групп украинских говоров[36][37]. Положения данного закона предусматривали получение статуса регионального языка для той или иной административной единицы (общины), в случае, если на её территории насчитывалось от 10 % и более носителей языка национального меньшинства. В число 18 языков, получивших возможность получения такого статуса, был включён и русинский язык[38]. Решение по реализации норм закона «Об основах государственной языковой политики» было принято также на региональном уровне Закарпатским областным советом 21 декабря 2012 года в отношении венгерского, румынского и русинского языков как региональных на территории отдельных населённых пунктов Закарпатской области[39]. Между тем, несмотря на полученный де-юре статус, де-факто русинский язык за время действия закона (в котором не был прописан механизм реализации прав языков национальных меньшинств) не получил от государственных структур поддержки ни в одной из областей, которые гарантирует Европейская хартия региональных языков (в образовании, в медиасфере, в издательской деятельности и т. д.)[7][40][~ 6]. В 2018 году решением Конституционного суда закон «Об основах государственной языковой политики» утратил силу[41] (фактически закон не действовал с начала 2014 года)[37][~ 7].

Вывеска на здании Русинского общественно-культурного центра в Мукачеве
Вывеска на здании Русинского общественно-культурного центра в Мукачеве

В целом стремление закарпатских русинов создать литературную норму на родном языке и использовать его в официальной сфере сопряжено с деятельностью русинских национально-культурных организаций, которые рассматриваются в рамках концепции «политического русинства[uk]» и находятся в условиях давления со стороны конфронтационно настроенных части закарпатского общества, а также общественных и государственных институтов современной Украины[42]. Отчасти негативное отношение к развитию русинского языка со стороны украинского государства в целом и научного сообщества в частности, вызвала политическая деятельность части представителей русинской интеллигенции Закарпатья. По мнению В. И. Падяка, вместо работы, направленной на возрождение родного языка, как это происходит у словацких, польских или венгерских русинов, закарпатские русины, в частности, И. М. Туряница, П. И. Гецко, Д. Д. Сидор и некоторые другие, увлеклись политикой, призывая восстановить автономию Подкарпатской Руси[43].

Литературная норма

С самого начала возрождения карпаторусинского движения на протяжении трёх десятков лет в Закарпатье предпринимаются попытки разработать единую языковую норму русинского языка, включающую в том числе и общие для всех алфавит и правила орфографии. Но ни один из предложенных к настоящему времени языковых стандартов не был принят большинством представителей карпаторусинского общества. Причинами этого являются отсутствие единства среди общественных организаций закарпатских русинов (идейная, методологическая или возрастная несовместимость общественных деятелей, литераторов, а также авторов грамматик и словарей); отсутствие в Закарпатье явно престижной формы речи (городского койне или группы говоров); отсутствие публичных дискуссий среди авторов, занимающихся вопросами кодификации языка; отсутствие у них готовности к компромиссам и т. д.[44][45]

Первой попыткой создания прескриптивной грамматики в Закарпатской области после 1944 года была разработка пособия «Русинськый язык: очерк комплексноi практичноi граматикы», изданного в 1992 году. Его авторами стали В. А. Сочка-Боржавин и И. Ю. Керча[46][25]. В дальнейшем И. Ю. Керча продолжил работу над кодификацией русинского языка в соавторстве с М. И. Алмашием[rue], В. И. Молнаром[rue] и С. Поповичем: в 1999 году авторский коллектив опубликовал грамматику «Материнськый язык: Писемниця русинського языка» (пробный вариант И. Ю. Керча и С. Попович подготовили в 1997 году и издали ограниченным тиражом примерно в два десятка экземпляров)[47][48]. Несмотря на издание грамматики, в которой были предложены общие для всех русинов языковые нормы, большинство закарпатско-русинских авторов продолжили следовать своим собственным языковым вариантам и правилам письма. А из авторов грамматики основ разработанной нормы в дальнейшем придерживался только И. Ю. Керча, реализуя их (с рядом изменений) в своём литературном творчестве и в работе над словарями. В 2005 году священник Д. Д. Сидор выпустил издание «Граматика русинського языка из Євангелієм от Матфея для русинôв Украйины, центральної Європы и Америкы» с параллельным переводом на английский язык. По мнению критиков указанная грамматика была написана на непрофессиональном уровне. Она также не нашла большого числа сторонников в закарпатско-русинском обществе. В 2013 году определённые языковые нормы были предложены Н. Печорой, которая при содействии В. И. Падяка разработала школьный учебник «Русинськый язык» (так называемую школьную грамматику) — эти нормы авторы предложили использовать в школьном образовании до появления общепринятой кодификации закарпатского варианта русинского языка. В 2014 году была издана ещё одна грамматика. Автором работы «Граматика русинського литературного языка» стала А. Мегела. В этом же году М. И. Алмаший в рамках работы над кодификацией русинского языка предложил новые орфографические нормы в издании «Правила русинського правописаня». Оба издания также не оказали значительного влияния на процесс формирования единых языковых норм в Закарпатье[49].

Важной частью будущей кодификации являются лексикографические работы последних лет И. Ю. Керчи, Ю. С. Чори[rue], Д. И. Попа[rue], М. И. Алмашия, М. М. Ухаля, И. В. Сабадоша[rue] и других авторов[50][51]:

  • И. Ю. Керча. «Словник русинсько-руськый. Русинско-русский словарь», в 2-х томах (2007);
  • И. Сабадош. «Словник закарпатської говірки села Сокирниця Хустського району» (2008);
  • Д. И. Поп. «Русинсько-украйинсько-руський и русско-украинско-русинский словарь» (2011);
  • И. Ю. Керча. «Русско-русинский словарь. Словник русько-русинськый», в 2-х томах (2012);
  • М. И. Алмаший. «Орфографично-орфоепичный словарь русинського языка» (2014);
  • М. И. Алмаший. «Русинсько-російсько-украйинсько-латинськый словарь лінґвістичної термінолоґії» (2014);
  • М. М. Ухаль. «Словник лінгвістичних термінів» (2015);
  • Ю. С. Чори. «Словарь русинського языка», в 5-и томах (2013—2016);
  • Ю. С. Чори. «Фразеолоґізмы русинського языка», в 6-ти томах (2015—2018).

В настоящее время над проблемой кодификации русинского языка в Закарпатье работают А. Мегела, Н. Печора, М. И. Алмаший и В. И. Падяк[50].

Единые языковые нормы сложились к настоящему времени только в системе русинского образования как рекомендации к существующим закарпатским грамматикам для учителей русинского языка. Они были разработаны В. И. Падяком и Н. Печорой св процессе создания учебников и пособий для так называемых народных русинских школ. Одним из нововведений в этих рекомендациях стало использование графем î и ô, которые школьники могут читать так, как принято в их родном говоре[52][53]. Данный вариант письменного стандарта («школьная грамматика») считается одной из трёх наиболее перспективных основ будущей литературной нормы в Закарпатье наряду с бережским вариантом (в котором используется графема ÿ) и ужско-мармарошским вариантом (с графемой у на месте ÿ и ô в двух других системах)[50].

Над нормой, в которой используется графема ÿ, с 2011 года ведёт работу коллектив, возглавляемый М. И. Алмашием. Основная деятельность по кодификации координируется лингвистической секцией при Закарпатском областном научно-культурологическом обществе имени Александра Духновича. Авторы представили в 2014 году четыре издания, которые предполагается сделать основой будущей литературной нормы: «Русинско-российско-украинско-латинский словарь лингвистической терминологии», «Орфографически-орфоэпический словарь русинского языка», «Грамматика русинского литературного языка» и «Правила русинского правописания»[54].

Функционирование в устной форме

Русинский язык в его диалектной форме является в настоящее время основным средством бытового общения среди жителей сельской местности Закарпатья. Такая языковая ситуация сохраняется благодаря низкому проценту миграции в сёла иноязычного (главным образом, украиноязычного) населения. Более того, на русинские говоры переходят представители этнических меньшинств, живущие в русинских сёлах небольшими группами — цыгане, словаки, немцы. Между тем, отсутствие школьного образования и СМИ на русинском является основным фактором распространения украинского языка среди сельской молодёжи и её перехода к русинско-украинскому двуязычию и затем к украинскому одноязычию[55].

Помимо сёл русинский как язык устного бытового общения широко распространён в малых городах Закарпатской области, в таких, как Великий Березный, Перечин, Межгорье (Воловое), Виноградов (Севлюш), Иршава, Хуст, Тячев и других. При этом функции языка администрации в этих городах выполняет украинский язык, который доминирует в публичной сфере как в письменной, так и в устной формах. При общении лиц разных этноязыковых групп одинаково может использоваться и русинский, и украинский. В больших городах во всех сферах общественной жизни и отчасти в устном бытовом общении преобладает украинский язык, что связано с переселением после Второй мировой войны в крупные города Закарпатья жителей из других регионов Украины, прежде всего, из Западной. Наибольший процент украиноязычных при этом отмечается в Ужгороде. В Мукачеве в сфере межэтнического общения доминирует русский язык, а украинский преобладает в работе официальных учреждений[56].

Музыкальное творчество

Закарпатская областная филармония (Ужгород) — основная концертная площадка Закарпатского народного хора[rue]
Закарпатская областная филармония (Ужгород) — основная концертная площадка Закарпатского народного хора[rue]

Русинский язык в Закарпатской области является языком песенного творчества как фольклорных коллективов, так и исполнителей современной музыки. Традиции песенного фольклора у русинов имеют долгую историю — исполнение русинской народной музыки на сцене не прерывалось и во времена вхождения Закарпатья в СССР. Фактически, фольклор был единственной частью публичной сферы, в котором русинский не был запрещён. В то же время песни, музыка и танцы русинских народных коллективов по идеологическим соображениям представлялись в советский перриод как «западноукраинские». В современном Закарпатье народная музыка звучит на радио и в телепередачах, на концертных площадках, в том числе и во время проведения разного рода фольклорных фестивалей, на праздничных и иных торжественных мероприятиях областного или регионального масштаба. Музыка фольклорных ансамблей или отдельных исполнителей в том или ином формате записи продаётся сравнительно большими тиражами. Фольклорные группы, исполняющие русинские песни, имеются в каждом районном доме культуры. К наиболее известным народным коллективам в наше время относят такие ансамбли, как «Руснакы», «Гудацька тайстра», «Гудакы», «Иршава», «Ужгород», «Лемкiвчанка», «Бетяры», а также государственный Закарпатский народный хор[rue]. Кроме этого, на русинском исполняют современную популярную музыку в стилях поп-фолк или фолк-рок такие группы, как «Рокаш (Rock-H)[uk]», «Чаламада», «Триставiсiм»[57], «Вандор», «Марина и компанія» и другие[58].

СМИ

В печатных и электронных СМИ русинский язык представлен фрагментарно и нерегулярно. На русинском языке выпускается получасовая телевизионная передача «Русинська родина» один раз в неделю. В этой передаче сочетаются разноплановые информационно-познавательные, культурно-просветительские, музыкальные, исторические и другие сюжеты, посвящённые жизни русинской общины в Закарпатье. «Русинська родина» выходит на канале «UA: Закарпаття[uk]» Закарпатской региональной дирекции (областного филиала Национальной общественной телерадиокомпании Украины), бывшей Закарпатской областной государственной телерадиокомпании (ЗОГТРК) в рамках редакции программ на шести языках национальных меньшинств (помимо русинского также выходят получасовые передачи на словацком, румынском, венгерском, немецком и цыганском). По субботам также выпускается общая программа, в которой даются сюжеты на каждом из шести языков по 5 минут. Начиная с основания программы её ведущей и редактором является В. Кобулей[59][60]. Радиопередачи на русинском транслируются станцией «Радіо Подкарпатськых Русинов».

Периодическая печать на русинском долгое время была ограничена изданием газеты «Подкарпатський русин», которая выходит нерегулярно с 2005 года и распространяется только среди активистов русинских организаций (издание газеты изначально задумывалось с периодичностью один раз в два месяца на четырёх или восьми полосах). При этом материалы чаще всего печатаются по-украински, для русинского (а также и для русского) языка отведена только небольшая часть газеты[61][62]. Также на русинском с 2016 года Закарпатским областным научно-культорологическим обществом имени Александра Духновича издаётся журнал «Отцюзнина» (4 номера в год)[63][64]. Кроме этого, на русинском выпускается онлайн-издание «іҐазета»[65]. Ранее, в 1997—2001 годах литератор и общественный деятель И. Ю. Петровций издавал газету «Русинська бисїда» (всего было выпущено 15 номеров)[66]. В 1996—2001 годах под редакцией священника Д. Д. Сидора издавалась православная газета «Християнська родина», часть статей в которой печатались на русинском языке[67]. Также частично материалы на русинском были представлены в 1990-е годы в газетах «Русинська газета», «Подкарпатська Русь» и «Отчий храм», которые выходили «от случая к случаю» (позднее в газете «Подкарпатська Русь» издатели полностью перешли на русский и украинский языки)[25][68][69].

Интернет на закарпатско-русинском представляет портал Rueportal.eu. Также блоги на русинском и о русинском появляются в последнее время на веб-сервисе YouTube, русинский представлен в таких социальных сетях, как Facebook и ВКонтакте.

Литература

Современное русинское литературное творчество Закарпатья представляют свыше трёх десятков известных в регионе поэтов и писателей, создававших свои произведения в конце XX — начале XXI века. Среди них такие, как М. М. Чухран, В. С. Танчинец[rue], Ю. С. Чори[rue], В. И. Молнар[rue], И. Д. Ситар, В. И. Новак, И. Ю. Петровций, М. И. Град, В. П. Матола, Й. И. Лемко, В. А. Сочка-Боржавин, В. С. Фединишинец[rue], И. А. Калинич, Р. Матола, И. Ю. Керча, М. Ф. Кеминь, В. В. Фантич, Д. М. Кешеля, Т. Ю. Керча, А. Далида, В. С. Пищальник[rue], М. Неймети, М. Чекан, А. Мегела, в том числе и начинающие авторы — И. Фотул, О. Русин-Яринич, И. Жменяк, К. Коворданий, М. Турок, И. Бинячовский, В. Г. Рошко[uk], М. В. Чикивдя[rue] и другие[18][70][71].

В основном творчество русинских авторов представлено поэзией. Из той небольшой группы литераторов, кто пишет и издаёт прозу, В. И. Падяк отмечает как наиболее заметных в последние десятилетия В. И. Молнара, В. С. Танчинеца, А. Купар и Ю. С. Чори[72]. Самыми продуктивными закарпатско-русинскими авторами, чьё творчество издаётся сравнительно регулярно, являются И. Ю. Петровций, И. Д. Ситар, Й. И. Лемко, Ю. С. Чори, В. П. Матола и В. И. Новак. Так, например, И. Ю. Петровций только за период с 2004 по 2014 годы издал семь сборников поэзии и прозы (в этот же период на русинском языке было напечатано чуть более 40 изданий художественной литературы). Помимо собственного творчества русинские авторы занимаются переводами с других языков. В частности, И. Д. Ситар перевёл на русинский и издал в последнее время стихи С. А. Есенина[71].

Значительная часть закарпатских литераторов состоит в «Союзе русинских писателей Закарпатья» («Союз русинських письменників Закарпаття»), основанном в 2003 году в Ужгороде (по данным на 2016 год членами общества были 29 авторов). Первым председателем Союза был избран М. И. Град[73].

Ввиду отсутствия в русинском языке развитого научного стиля, а также из-за отсутствия высшего образования на русинском, научная литература на родном языке у закарпатских русинов ограничена исследованиями в области русинской истории и культуры, а также созданием грамматик, словарей и учебников русинского языка. Среди авторов данных публикаций в настоящее время отмечаются такие, как В. И. Падяк, Ю. А. Думнич, Д. И. Поп[rue], Н. Печора, А. Мегела[74][62].

Первое русинское книжное издательство в Закарпатье «Выдавательство Валерія Падяка» было открыто в 2000 году. Издания, посвящённые русинской тематике, печатаются на разных языках. Издаётся как художественная, так и научная и публицистическая литература. Продукция, которую печатает В. И. Падяк, представлена книгами классических и современных авторов, а также школьными учебниками и пособиями[75]. При издательстве В. И. Падяка основан Центр карпаторусинских исследований, который среди прочего занимается подготовкой к изданию русиноязычной литературы 1848—1944 годов. В последние годы книги на русинском стали выпускать и другие закарпатские издательства, например, «ПолiПрiнт» и «Іва»[76].

Образование

По оценкам 2015 года в Закарпатье число русиноязычных детей школьного возраста достигает порядка 115 тысяч[7][9]. При этом образование на русинском или преподавание русинского языка как предмета в Закарпатской области на государственном уровне не поддерживается. Изучение русинского языка спорадически проводится в воскресных школах, которые существуют на средства частных лиц или общественных организаций[77]. В 2002 году первые русинские воскресные школы в Закарпатье — два русинских класса в Свалявском районе — открыли Д. И. Поп и В. В. Сарканич[78]. Годом позже, в 2003 году была начата работа системы так называемых народных русинских школ, которую согласился финансировать в течение 10 лет до 2013 года канадский меценат С. Чепа. На базе общеобразовательной государственной школы были организованы по согласованию с дирекцией и по желанию родителей классы с 1-го по 4-ый или с 1-го по 5-ый, в которых один раз в неделю проводились занятия по русинскому языку, по географии Подкарпатской Руси, а также по истории и культуре подкарпатских русинов (4 урока в неделю). В частности, в 2007 году отмечался максимальный охват школ и учащихся: обучение проводилось в 40 школах, число учащихся при этом составляло 900 школьников. С 2013 года система народных школ осталась без финансирования, последний выпуск состоялся в 2017 году. В процессе обучения использовались учебники и пособия М. И. Алмашия («Слово за словом: практична граматика русинського языка», 2004 и «Живоє слово: читанка для русинської недільної школы», 2004) и П. Р. Магочи («Наша Отцюзнина: Історія карпатськых русинув», 2005 и «Народ нывыдкы: ілустрована історія карпаторусинув», 2007). Ввиду отсутствия у закарпатских русинов единого письменного стандарта для школьников были разработаны рекомендации и дополнения к существующим русинским грамматикам, на основе которых были написаны два учебника: «Літературный кошичок» (В. И. Падяк, 2012) и «Русинськый язык» (Н. Печора, 2013)[52][79].

Научные организации

Первой и единственной организацией на территории современной Закарпатской области, которая занималась изучением русинского языка, было Подкарпатское общество наук, учреждённое в 1941 году и просуществовавшее три года. Возглавлял общество И. А. Гарайда, автор «Грамматики руського языка[rue]». При обществе действовал отдел русинского языка и литературы[80].

Диалекты

Пучок изоглосс, разделяющий западные и восточные карпаторусинские говоры
Пучок изоглосс, разделяющий западные и восточные карпаторусинские говоры
Говоры карпаторусинского языка в Закарпатье (согласно классификации И. А. Дзендзелевского)
Говоры карпаторусинского языка в Закарпатье (согласно классификации И. А. Дзендзелевского)

Карпаторусинские говоры в Закарпатской области представляют собой продолжение диалектного континуума украинского языка[1][2]. Согласно традиционному взгляду, принятому в украинской диалектологии, закарпатско-русинский ареал рассматривается как территория распространения закарпатских (среднезакарпатских, подкарпатских, южнокарпатских, долинянских) говоров карпатской группы юго-западного украинского наречия[15][81][82][83].

Согласно утверждению словацкого исследователя Ю. Ванько, карпаторусинский ареал делится на две большие группы — западную (или северо-западную), включающую лемковские говоры в Польше и Словакии, и восточную группу, включающую закарпатские (среднезакарпатские) говоры и севернозакарпатские (бойковские) говоры, распространённые главным образом на Украине. Основная часть восточного карпаторусинского ареала представлена русинскими говорами Закарпатской области (западная часть восточных карпаторусинских говоров, а также переходные говоры между восточным и западным ареалом, размещены в Восточной Словакии и Юго-восточной Польше). Восточная диалектная область отделена от западной пучком изоглосс, который проходит в направлении с севера на юг по реке Лаборец. Основная изоглосса этого пучка — характер ударения: в восточных говорах ударение разноместное и подвижное как в украинском языке, а в западных говорах ударение фиксировано на предпоследнем слоге как в польском языке и в восточнословацком диалекте. Также и по другим диалектным элементам восточный ареал во многом сближается с украинским литературным языком и говорами его юго-западного наречия, а западный ареал — с западнославянскими языками[84].

Закарпатский (восточный карпаторусинский) ареал делится на четыре группы говоров, распределённых главным образом по речным долинам. В каждой из групп в свою очередь отмечаются более мелкие ареалы. К наиболее ярким диалектным признакам, по которым выделяются закарпатские группы говоров, относят различия континуантов этимологических гласных о, е в новозакрытом слоге[15]:

В верховинском ареале отмечаются некоторые из диалектных черт бойковских говоров, а в западноверховинском отмечают влияние лемковских говоров. В ужском ареале имеется ряд как бойковских, так и лемковских диалектных признаков[84]. Особый диалектный тип на территории Раховского района Закарпатской области представляют гуцульские говоры, имеющие глубокие отличия от говоров закарпатско-русинского типа[27].

Все закарпатские говоры являются взаимопонимаемыми. Также носители закарпатских говоров могут без затруднения общаться с русинами Словакии, Польши и Венгрии[85].

Письменность

История

Письменность на закарпатском варианте русинского языка исторически развивалась на основе церковнославянского алфавита и гражданской кириллицы[16].

Основы правописания в начале XX века развиваются в работах Августина Волошина и Ивана Панкевича[86][87].

Одним из наиболее известных и широко распространённых алфавитов, созданных в Подкарпатской Руси до её вхождения в состав СССР, был алфавит И. А. Гарайды. Данный алфавит был опубликован в издании «Грамматика руського языка» (1941) (алфавит используется и в наше время, например, часть статей в русинской википедии написаны И. Ю. Керчей с использованием орфографии И. А. Гарайды)[88][89][86]:

А а Б б В в Г г Д д Е е Ж ж
З з И и І і Й й К к Л л М м
Н н О о П п Р р С с Т т У у
Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ы ы
Ъ ъ Ь ь Ҍ ҍ Ю ю Я я Йо ё

Современное состояние

Особенности вариантов орфографии

В настоящее время на письме в закарпатском варианте русинского языка применяется гражданская кириллица. Изредка также встречаются тексты с использованием церковнославянского алфавита. Ввиду отсутствия письменных норм, единых для всех носителей русинского, количество букв в алфавите и элементы орфографии меняются от издания к изданию[16]. А. Д. Дуличенко характеризует состояние правописания в Закарпатье как «графико-орфографический разнобой»[90], а М. И. Алмаший — как «страшный хаос»[91].

Практически для каждого автора, пишущего на русинском в современном Закарпатье, по мнению В. И. Падяка, характерна собственная система правописания, которая зависит от возраста автора (к какому поколению он принадлежит), от образования (наличия или отсутствия знаний в области лингвистики и филологии), от родного говора (с у-, i- или ÿ-произношением на месте этимологического о в новозакрытом слоге), от отношения к церковнославянской письменной традиции и т. п.[92]

Старшее поколение русинских авторов, получившее образование в довоенное время, придерживалось этимологического принципа орфографии, используя при этом в своих текстах букву ҍ. Молодое поколение пишущих, не имеющее филологического образования, часто применяют фонетический принцип письма (пишут так, как произносят: один и тот же автор в одном тексте при этом может написать, например, зимлю и на земли). Современное поколение авторов как среднего, так и старшего возраста (И. Ю. Керча, В. И. Падяк, М. И. Алмаший и др.), отвергая этимологический принцип, ориентируется в своих работах на фонематически-морфологическое письмо[93].

Некоторые авторы обращаются в своих текстах к церковнославянской лексике (собраниє, заседаниє, правлениє и т. п.), заимствование которой в Закарпатье известно с XIX века. Примером таких авторов могут быть Д. Д. Сидор, В. А. Сочка-Боржавин, Л. И. Филип. Ряд авторов используют особые элементы орфографии. Например, представитель старшего поколения русинских писателей Р. Матола использует знак ы для обозначения гласных [о] или [уо] (свыю, истырія), знак г — для обозначения [g] и латинский h — для обозначения [ɦ] (hаврійил, hерман)[94].

Также каждый автор старается в своей системе письма ориентироваться на родной говор. Выделяется, например, такой характерный признак закарпатских говоров, как рефлекс гласной о в новом закрытом слоге (обозначение которого на письме вызывает споры у закарпатских авторов)[95][85]:

  • о > у (кунь «конь», нуч «ночь», но конї «кони», ночі «ночи») — в ужских и мармарошских говорах;
  • о > і (кінь «конь», ніч «ночь») — в верховинских говорах;
  • о > ÿ (кÿнь «конь», нÿч «ночь») — в бережских говорах.

Верховинский вариант произношения мог бы сблизить закарпатскую норму с пряшевской и лемковской, но он отвергается почти всеми русинскими авторами, поскольку одновременно с этим сблизит закарпатский с нормой украинского языка. Ужское и мармарошское у-произношение, которого придерживался на рубеже XIX—XX веков в своих текстах известный русинский учёный и писатель А. Годинка, было принято в первой закарпатской грамматике 1999 года Материнськый язык: Писемниця русинського языка (авторов М. И. Алмаший, И. Ю. Керча, В. И. Молнар и С. Попович). По мнению авторов грамматики мармарошские говоры являются наиболее распространёнными в закарпатском ареале как по числу носителей, так и по занимаемой территории, при этом бережское ÿ-произношение ими рассматривается лишь как вариант у-произношения. Между тем, появление грамматики не заставило отказаться бережских писателей от буквы ÿ. Она используется, например, в текстах И. Калинича и Ю. С. Чори[rue], в грамматике Д. Д. Сидора, а у И. Ю. Петровция она представлена в виде латинского варианта ü (дüвка). Такие авторы, как В. С. Фединишинец[rue] и Й. И. Лемко продолжили использовать знак i. В. А. Сочка-Боржавин и И. Меденци в этой же позиции (не всегда последовательно) использовали графему о[96]. Все возможные варианты написания контитуанта о в новозакрытом слоге представлены, например, в статьях газеты «Подкарпатський русин»[61][97]. Как альтернативу использования разных букв на месте о стали применять общий знак ў, затем ÿ, у и наконец ô[~ 8]: слово, записанное, например, как русинôв, носители разных говоров могут читать, как русинів, русинув или русинÿв[97][99].

К числу спорных моментов правописания относятся также:

  • использование букв i или i/ї на месте этимологической ě (дідо, світ — во всех случаях или же дїдо — после парных мягких согласных, но світ — в остальных случаях)[100];
  • использование или отказ от знака ъ (одни авторы считают её излишней, другие полагают, что её отсутствие усложняет произношение в словах, в которых на стыке префикса и основы после согласной следует йотированный гласный)[101];
  • использование или отказ от графемы ё (у авторов, отказавшихся от использования буквы ё, её место занимают сочетания йо, ьо)[101];
  • правило использования графемы ґ (в одних случаях применяется правописание типа термінологія, в других — термінолоґія и т. д.)[45];
  • правило использования знака ь после согласной л (в одних случаях применяется правописание типа учителськый, в других — учительськый и т. д.)[45].

Варианты алфавитов

Современные наиболее известные варианты русинского алфавита в Закарпатье, опубликованные в следующих грамматиках, учебниках и словарях (с числом букв и особенностями буквенного состава)[49]:

  • «Материнськый язык: Писемниця русинського языка» (М. И. Алмаший, И. Ю. Керча, В. И. Молнар, С. Попович, 1999) — 35 букв; отсутствует знак ъ, звук на месте о в новозакрытом слоге обозначатся графемой у, используется графема ё;
  • «Граматика русинського языка из Євангелієм от Матфея для русинôв Украйины, центральної Європы и Америкы» (Д. Д. Сидор, 2005) — 39 букв; отсутствует знак ъ, используются графемы ё, ҍ (наряду с ї) и ÿ (которую предлагается произносить как [у] или как [ÿ] в зависимости то говора читающего или пишущего русинский текст)[102]:
А а Б б В в Г г Ґ ґ Д д Е е Ё ё
Є є Ж ж З з И и І і Ї ї Й й К к
Л л М м Н н О о П п Р р С с Т т
У у Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ ы
ь Ю ю Я я Ҍ ҍ Ô ô Ӱ ӱ Î î
  • «Словник русинсько-руськый. Русинско-русский словарь» (И. Ю. Керча, 2007) — 36 букв; по числу и составу букв совпадает с пряшевско-русинским алфавитом, но в отличие от него имеет иную буквенную последовательность: графема и в алфавите И. Ю. Керчи расположена перед і (в пряшевском — после ї), а графема ы находится в конце алфавита после ъ и перед ь (в пряшевском — после и, также как и в лемковском и почти во всех вариантах закарпатско-русинских алфавитов — в одном ряду с графемами і, ї, и), континуант о в новозакрытом слоге обозначатся графемой у, отличием от алфавита, представленного в грамматике «Материнськый язык», является введение дополнительного знака ъ[103]:
А а Б б В в Г г Ґ ґ Д д Е е Є є
Ё ё Ж ж З з И и І і Ї ї Й й К к
Л л М м Н н О о П п Р р С с Т т
У у Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ ъ
ы ь Ю ю Я я
  • «Словарь русинського языка» (Ю. С. Чори, 2013) — 35 букв; отсутствуют знаки ъ и ё;
  • «Русинськый язык» (Н. Печора, 2013) — 36 букв; используются графемы ъ и ё, а также условные знаки î и ô, которые в алфавит не включены;
  • «Граматика русинського литературного языка» (А. Мегела. 2014) — 34 буквы; отсутствуют знаки ъ и ё, звук на месте о в новозакрытом слоге обозначатся знаком у[104]стр 10[105]:
А а Б б В в Г г Ґ ґ Д д Е е Є є Ж ж
З з И и ы І і Ї ї Й й К к Л л М м
Н н О о П п Р р С с Т т У у Ф ф Х х
Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ю ю Я я ь
  • «Правила русинського правописаня» (М. И. Алмаший, 2014) — 35 букв; отсутствуют знаки ъ и ё, звук на месте о в новозакрытом слоге обозначатся знаком ÿ.

История

Область распространения карпаторусинских говоров на территории современной Украины — районы Прикарпатья и Закарпатья являются исконными землями русинов[1]. Восточнославянское население известно здесь как минимум с VI века. Принято считать, что закарпатские территории в то время занимало племя белых хорватов, также сюда переселялись выходцы из земель, населённых другими восточнославянскими племенами. В IX веке Закарпатье было включено в состав Великоморавской державы, в X—XI веках карпаторусинские земли находились в сфере влияния Киевской Руси, а с XI века Закарпатье вошло в состав Венгерского королевства, в составе которого оставалось по начало XX века[23][106]. Относительная изоляция закарпатских говоров от остальных восточных славян в границах Венгрии привела, с одной стороны, к сохранению ряда архаичных черт (например, различения гласных фонем ы и и, возникших на месте праславянских *y, и *i), а с другой стороны — к появлению инноваций (например, к формированию по говорам на месте праславянских новозакрытых , гласных у, ÿ и i). Часть из таких явлений охватила все карпаторусинские говоры, часть — ограничилась только закарпатским ареалом. Длительные межъязыковые контакты русинов с носителями соседних языков привели к формированию в карпаторусинских говорах ряда общих языковых черт с западнославянскими диалектами и языками (нередко эти явления распространялись шире по всем говорам Западной Украины), а также к многочисленным лексическим заимствованиям из венгерского языка, отмечаемым прежде всего в словацком и украинском Закарпатье[1][2]. В целом основные черты русинских закарпатских говоров сложились в конце XIV — в начале XVII веков[15].

Первые письменные памятники, в которых прослеживаются закарпатские диалектные черты, отмечаются уже с XV века[5]. С принятием грекокатоличества в XVII веке в Закарпатье появляются тексты на народном языке: «Няговское Евангелие[uk]» в списках XVII—XVIII веков и другая церковная литература, народная проза, деловые тексты и т. д.[107][108]

«Славяно-русская грамматика» (Grammatica slavo-ruthena) М. М. Лучкая (1830)
«Славяно-русская грамматика» (Grammatica slavo-ruthena) М. М. Лучкая (1830)

С XVIII века литературным языком Закарпатья становится церковнославянский язык, включивший некоторые местные диалектные элементы (эти черты, в частности, отражены в печатном издании катехизиса и церковнославянского букваря мукачевский епископ грек Й. де Камелиса[uk] 1699 года)[107]. В конце XVIII века — в первой половине XIX века языками письменности для русинов становятся также латинский и венгерский языки. На латинском писал Базилович, Иоанникий (и на церковнославянском), Довгович Василь (и на венгерском). Также на латинском были изданы «Славяно-русская грамматика» (Grammatica slavo-ruthena) М. М. Лучкая (1830), в которой описывался церковнославянский и отчасти народный язык закарпатцев, и «Русько-угорська или мадярська граматика» И. Ф. Фогорашия (1833)[15][25][108][~ 9]. В целом история карпаторусинского языка Закарпатья этого и следующего периодов неразрывно связана с историей карпаторусинского соседних регионов — Пряшевщины и Лемковины, объединённых под властью Австро-Венгрии[109][~ 10].

Во второй половине XIX века после революции 1848—1849 годов в Венгрии распространилось русинское национальное движение. Следствием этого стало развитие письменности и активизация поиска литературной нормы для русинов. Началось издание периодики, публицистической, художественной, научной и учебной литературы. С 1860 годов в письменности русинов преобладает русский литературный язык в карпаторусинской редакции. К русскому как литературном языку обращается значительная часть русинских общественных деятелей, включая А. Духновича и И. И. Раковского. Постепенно на основе церковнославянского, русского и карпаторусинских говоров в различных формах и вариантах сложился литературный язык, получивший название «язычие». Грамматики русского языка публикуют К. А. Сабова (1865) и Е. И. Сабов (1890), в 1881 году выходит «Русско-мадьярский словарь» А. А. Митрака. К концу XIX века в Закарпатье начинают шире распространяться идея создания письменности на основе местных карпаторусинских говоров и идея обращения к украинскому литературному языку[1][111][109][107]. К народному языку обращается, в частности, Л. Чопей, издавший «Русько-мадярский словарь[uk]» Л. Чопея (1883)[~ 11]. В 1899 году выходит «Методическа грамматика карпато-русского языка для народныхъ школъ» А. И. Волошина (позднее он подготовил и издал несколько учебных пособий на русинском языке)[15]. Вместе с тем, с начала XX века русинские авторы Закарпатья всё чаще используют в своих работах венгерский язык[25]. На рубеже XIX—XX веков отмечена массовая эмиграция носителей карпаторусинского из аграрно перенаселённого Закарпатья в США и Канаду, где они до второй половины XX века сохраняли свой родной язык, издавали карпаторусинские газеты, журналы и книги[5][23][106][112].

После распада Австро-Венгерской империи в 1919 году Подкарпатская Русь вошла в состав Чехословакии[106]. В межвоенный период в Подкарпатской Руси продолжилась деятельность организаций, поддерживавших разные направления развития литературного стандарта: одна часть из них ставила своей целью создать собственный русинский литературный язык, другая — распространить среди русинского населения русский литературный язык, третья — распространить украинский литературный язык[1][111]. Под властью Венгрии во время Второй мировой войны, с одной стороны, поддерживалось развитие «угрорусского языка», а с другой — началось проведение политики насаждения венгерского языка во все сферы жизни закарпатских русинов[113]. Тем не менее, русинский язык имел до 1944 года статус официального языка в Подкарпатской Руси. Власти признавали местное закарпатское население как отдельную этническую общность — русинов. На русинском издавалась периодическая пресса, развивалось литературное творчество, печатались книги, велось обучение в школах, на сцене Угрорусского национального театра ставились пьесы. В 1941 году в Ужгороде было создано Подкарпатское общество наук, при его поддержке И. А. Гарайда издал «Грамматику русинского языка» («Грамматика руського языка»), на основе которой были написаны школьные учебники[88][25][5][114].

В период с 1944 по 1991 год, когда Закарпатье находилось в составе СССР, функции русинского языка были ограничены устным бытовым общением и песенным фольклором[115][116]. Обучение и издание печатной продукции на русинском было прекращено. В научных публикациях русинский язык и русинский этнос практически не упоминались. Официальная наука придерживалась той точки зрения, согласно которой в Прикарпатье (как на Украине, так и в Словакии, Венгрии, Румынии и Польше) живут этнические украинцы (среди которых выделяются лемковская, бойковская и другие субэтнические группы), которые используют в быту закарпатские, бойковские и лемковские говоры юго-западного наречия украинского языка[5][1][23][88].

Начиная с 1989 года русины Закарпатья начинают создавать национально-культурные организации, одной из основных целей которых было провозглашено возрождение русинского языка[117][25]. Представители русинской интеллигенции поставили перед собой задачи придать русинскому официальный статус, ввести русинский в школьное обучение, начать издание периодики и литературы. Для этих целей были разработано и издано несколько русинских грамматик, составлены словари[5][17][1]. Но в условиях внутренних противоречий и отсутствия государственной поддержки возрождения языка не носит системного и последовательного характера, отдельные авторы и организации занимаются изданием периодики, школьным обучением, созданием поэзии и прозы, при этом каждый используют свои принципы графики, собственную орфографию и опирается на черты своего родного говора[118].

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

Система вокализма закарпатской региональной формы русинского языка включает 7 гласных фонем (гласні). Гласные различаются по степени подъёма языка и по ряду, сопряжённому с наличием или отсутствием лабиализации (огубления)[119]:

подъём ряд
передний средний задний
нелабиализованные лабиализов.
верхний i у
средне-верхний и ы
средний е o
нижний a

Закарпатская система вокализма не отличается по составу и качеству от вокализма остальных русинских региональных разновидностей. Также 7 гласных выделяется в пряшевско-русинкой норме. В лемковской принято выделять 6 гласных, поскольку i и и трактуются как два варианта (аллофона) одной фонемы /i/.

Как и в других русинских идиомах в закарпатской представлена гласная ы (ниже по подъёму, чем ɯ (ɯ̞,), и выше по подъёму, чем ɤ (ɤ̝), сдвинутая в средний ряд). Эта гласная может встречаться в словах в одинаковых позициях с гласной и, например, после твёрдых согласных, образуя такие минимальные пары, как бити «бить» — быти «быть»; мило «мило» — мыло «мыло»; ти «тебе» (краткая форма личного местоимения 2-го лица единственного числа в дательном падеже тобі) — ты «ты». Эта фонема отличает русинский не только от украинского языка, где она не представлена, но и от русского языка, в котором ы является аллофоном фонемы i и реализуется в речи как гласный среднего ряда верхнего подъёма ɨ[120].

Согласные

Просодия

Для закарпатского диалектного ареала характерно свободное (разноместное) ударение, которое противопоставляется фиксированному парокситоническому ударению, отмечаемому в западных русинских говорах[13][14][121]. При этом свободное ударение выбрано нормой в пряшевско-русинском языке, а фиксированное на предпоследнем слоге — в лемковском и южнорусинском языках.

Примечания

Комментарии
  1. Ряд признаков карпаторусинских говоров Закарпатья совпадает с признаками украинского литературного языка, в то время как те же языковые черты карпаторусинского в Словакии и Польше зачастую находят параллели в западнославянских языках: наличие фиксированного парокситонического ударения; распространение окончаний форм глаголов 3-го лица настоящего времени преимущественно с твёрдой согласной (ходит «ходит»; ходят «ходят»); распространение форм глаголов будущего составного времени единственного числа, образуемых при помощи личных форм глагола быти «быть» и форм прошедшего времени с суффиксом -л- (буду робил «буду делать», будеш робил «будешь делать») и т. д.
  2. Здесь и далее перевод русинских лексем на русский язык даётся по словарю И. Ю. Керчи «Словник русинсько-руськый. Русинско-русский словарь», в 2-х томах (2007).
  3. Во Львовской области родным языком русинский назвал 1 из 25 проживающих там представителей русинской этнической группы (ещё 10 русинов назвали родным украинский язык)[21].
  4. Этническое самосознание восточнославянского населения современной Закарпатской области представляет собой сложную структуру, в которой русинская идентичность часто сосуществует с украинской. В сознании большинства закарпатцев украинская и русинская идентичности не противоречат друг другу, что отражено, например, в самоидентификации части жителей закарпатских городов, называющих себя под влиянием тех или иных идеологических течений русинами-украинцами[24].
  5. По данным венгерской исследовательницы А. Абони более чем трёх четвертей европейских русинов живёт в Закарпатской области Украины[25].
  6. Единственный проект карпаторусинского национального меньшинства, который финансируется из закарпатского областного бюджета — это проведение ежегодного карпаторусинского фестиваля. Кроме этого, Закарпатский областной совет один раз выделил средства на печать русинского издания — на пятитомный «Словарь русинского языка» Ю. С. Чори[rue], выпущенный в 2011 году[40].
  7. Отношение государственных структур и научного сообщества Украины к русинскому языку характеризуют высказывания, звучавшие со стороны экспертов и политиков на заседаниях Конституционного суда по поводу закона «Об основах государственной языковой политики»: помимо заявления о том, что русинский — это всего лишь «один из юго-западных диалектов украинского языка», директор Института украинского языка П. Е. Гриценко отмечал, что «русинское самосознание в плане чисто языковом — это абсолютная фикция» и что «русинство на Закарпатье — это результат целенаправленной деятельности ЦРУ»[37].
  8. Также для обозначения о в новозакрытом слоге могут быть использованы и другие графемы, например, ȳ (в частности, на канале одного из закарпатско-русинских видеоблогеров), которую тот или иной носитель русинского может читать так, как принято в его родном говоре[98]https://www.rueportal.eu/grammatica/grammar/azbuka/.
  9. Авторству И. Ф. Фогорашия приписывается также исследование «Въ обще о различіи Славянских нарѣчій, собственно же мало й карпато или Угрорусских» (1827).
  10. Так, например, помощь мукачевскому епископу Й. де Камелису[uk] в переводе катехизиса и букваря на «простый діалект» оказал священник лемковского происхождения Йоан Корныцький[110].
  11. По мнению венгерского слависта И. Удвари[rue], Л. Чопей был первым, кто стал писать на русинском в Венгрии.
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Русинский язык / Скорвид С. С. // Румыния — Сен-Жан-де-Люз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 29). — ISBN 978-5-85270-366-8. (Проверено 10 ноября 2020)
  2. 1 2 3 Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: к проблеме их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. Информационные материалы и тезисы докладов международной конференции. — М.: Издательство Московского университета, 2001. — С. 113. — 152 с. — ISBN 5-211-04448-7. (Проверено 10 ноября 2020)
  3. Дуличенко А. Д. Малые славянские литературные языки. III. Восточнославянские малые литературные языки. IIIа. Карпаторусинский // Языки мира. Славянские языки / А. М. Молдован, С. С. Скорвид, А. А. Кибрик и др. — М.: Academia, 2005. — С. 610—611. — 656 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  4. Жовтобрюх М. А., Молдован А. М. Восточнославянские языки. Украинский язык // Языки мира. Славянские языки / А. М. Молдован, С. С. Скорвид, А. А. Кибрик и др. — М.: Academia, 2005. — С. 545. — 656 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  5. 1 2 3 4 5 6 Дуличенко А. Д. Введение в славянскую филологию. — 2-е изд., стер. — М.: Флинта, 2014. — С. 434. — 720 с. — ISBN 978-5-9765-0321-2.
  6. Скорвид С. С. Перемещается ли серболужицкий язык в двух его литературных формах в категорию «славянских (литературных) микроязыков»? // Миноритарные и региональные языки и культуры Славии (Институт славяноведения РАН) / Ответственный редактор С. С. Скорвид. — М.: «МИК», 2017. — С. 127. — 272 с. — ISBN 978-5-87902-356-5.
  7. 1 2 3 4 Падяк, 2015, с. 148.
  8. 1 2 Национальный состав населения, гражданство. Численность лиц отдельных этнографических групп украинского этноса и их родной язык. Украина : [арх. 22.12.2012] // Всеукраинская перепись населения 2001. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  9. 1 2 3 Падяк, 2018, с. 131.
  10. 1 2 Rusyn. A language of Ukraine : [арх. 11.10.2017] : [англ.] / Simons G. F., Fennig C. D. // Ethnologue: Languages of the World (20th Edition). — Dallas : SIL International, 2017.  (Проверено 10 ноября 2020)
  11. Падяк, 2015, с. 151—156.
  12. Падяк, 2018, с. 133—154.
  13. 1 2 Ванько Ю. Русиньскый язык. Карпатьскы русиньскы діалекты. Западны карпатьскы русиньскы діалекты : [арх. 11.09.2012] : [русин.] // Академія русиньской културы в Словеньскій републіцї. — Пряшів. (Проверено 10 ноября 2020)
  14. 1 2 Ванько Ю. Русиньскый язык. Карпатьскы русиньскы діалекты. Выходны карпатьскы русиньскы діалекты : [арх. 11.09.2012] : [русин.] // Академія русиньской културы в Словеньскій републіцї. — Пряшів. (Проверено 10 ноября 2020)
  15. 1 2 3 4 5 6 Нимчук В. В. Закарпатський говір // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 10 ноября 2020)
  16. 1 2 3 Дуличенко А. Д. Введение в славянскую филологию. — 2-е изд., стер. — М.: Флинта, 2014. — С. 357, 435. — 720 с. — ISBN 978-5-9765-0321-2.
  17. 1 2 Дуличенко А. Д. Малые славянские литературные языки. III. Восточнославянские малые литературные языки. IIIа. Карпаторусинский // Языки мира. Славянские языки / А. М. Молдован, С. С. Скорвид, А. А. Кибрик и др. — М.: Academia, 2005. — С. 611. — 656 с. — ISBN 5-87444-216-2.
  18. 1 2 Падяк, 2007, с. 74.
  19. Национальный состав населения, гражданство. Численность лиц отдельных этнографических групп украинского этноса и их родной язык. Закарпатская область : [арх. 22.12.2012] // Всеукраинская перепись населения 2001. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  20. Новини. Політика. Русинське питання від Олександра Духновича до Віктора Балоги : [арх. 04.11.2020] : [укр.] // Закарпаття онлайн Beta. — 2008. — 21 січня. (Проверено 10 ноября 2020)
  21. Национальный состав населения, гражданство. Численность лиц отдельных этнографических групп украинского этноса и их родной язык. Львовская область : [арх. 04.11.2020] // Всеукраинская перепись населения 2001. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  22. Веселов, 2016, с. 122—124.
  23. 1 2 3 4 Русины / Дронов М. Ю. // Румыния — Сен-Жан-де-Люз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 44—45. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 29). — ISBN 978-5-85270-366-8. (Проверено 11 ноября 2019)
  24. Веселов, 2016, с. 48—49, 122—124.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 Abonyi A. Данные к истории русинского языка // Между языками и культурами. Юбилейный сборник в честь В. А. Федосова (Русский филологический портал Philology.ru) / Ответственный редактор Эржебет Ч. Йонаш[hu]. — Nyíregyháza: Krúdy Konyvkiadó, 2007. — С. 33—39. (Проверено 10 ноября 2020)
  26. Падяк, 2015, с. 148—149.
  27. 1 2 Гриценко П. Ю.. Гуцульський говір // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 10 ноября 2020)
  28. Зан М. П. Неорусинство на Закарпаттi як латентний фактор дезiнтеграцiйної загрози єдностi українського етнонацiонального простору // Стратегічні пріоритети. — Київ: Національний інститут стратегічних досліджень[uk], 2017. — № 1. — С. 65. — ISSN 2306-5664. (Проверено 10 ноября 2020)
  29. Падяк, 2015, с. 149.
  30. Перепис населення. Національний склад населення, мовні ознаки, громадянство. Розподіл населення Закарпатської області, яке визначило себе русинами та вказало в якості рідної мови русинську мову : [арх. 04.11.2020] : [укр.] // Банк даних Державноі служби статистики України. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  31. Перепис населення. Кількість та територіальне розміщення населення. Кількість наявного населення по кожному сільському населеному пункту, Закарпатська область : [арх. 04.11.2020] : [укр.] // Банк даних Державноі служби статистики України. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  32. Общая численность наличного населения. Численность и состав населения Закарпатской области по итогам Всеукраинской переписи населения 2001 года : [арх. 04.11.2020] // Всеукраинская перепись населения 2001. — Киев : Государственный комитет статистики Украины. (Проверено 10 ноября 2020)
  33. Веселов, 2016, с. 166.
  34. Падяк, 2015, с. 144—145.
  35. Падяк, 2018, с. 131—132.
  36. Закон України «Про засади державної мовної політики» (Відомості Верховної Ради (ВВР), 2013, № 23, ст.218) : [арх. 04.11.2020] : [укр.] // Верховна Рада України. Офіційний вебпортал парламенту України. — Киев. (Проверено 3 ноября 2020)
  37. 1 2 3 Падяк, 2018, с. 130.
  38. Падяк, 2015, с. 144—146.
  39. Закарпатські депутати ухвалили обласний бюджет на 2013 рік і затвердили низку важливих програм : [арх. 08.07.2013] : [укр.] // Закарпатська обласна рада. Офіційний веб-сайт. — Киев, 2012. — 21 грудня. (Проверено 3 ноября 2020)
  40. 1 2 Падяк, 2018, с. 132—133.
  41. Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням 57 народних депутатів України щодо відповідності Конституції України (конституційності) Закону України «Про засади державної мовної політики» : [арх. 04.11.2020] : [укр.] // Верховна Рада України. Офіційний вебпортал парламенту України. — Киев. (Проверено 3 ноября 2020)
  42. Веселов, 2016, с. 4—5.
  43. Падяк, 2015, с. 140—142.
  44. Падяк, 2015, с. 155—156.
  45. 1 2 3 Падяк, 2018, с. 150.
  46. Веселов, 2016, с. 90, 157.
  47. Дуличенко, 2008, с. 20.
  48. Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: к проблеме их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. Информационные материалы и тезисы докладов международной конференции. — М.: Издательство Московского университета, 2001. — С. 113. — 152 с. — ISBN 5-211-04448-7. (Проверено 3 ноября 2020)
  49. 1 2 Падяк, 2018, с. 147—151.
  50. 1 2 3 Падяк, 2015, с. 156.
  51. Падяк, 2018, с. 136—146.
  52. 1 2 Падяк, 2015, с. 154—155.
  53. Падяк, 2018, с. 148.
  54. Закарпатське обласне науково-культурологічне товариство ім. О. Духновича : [арх. 07.11.2020] : [укр.] // Центр культур нацiональних меншин Закарпаття. — Ужгород. (Проверено 7 ноября 2020)
  55. Падяк, 2015, с. 149—150.
  56. Падяк, 2015, с. 150.
  57. Падяк, 2015, с. 150—151.
  58. Ю. Шипович. Каждый из нас додає свӱй ингридiєнт до музикалного салату // Отцюзнина. — Закарпатське обласне науково-культурологічне товариство ім. О. Духновича, 2008. — № 4 (10). — С. 36—37. (Проверено 7 ноября 2020)
  59. Русинська родина : [арх. 24.09.2019] : [укр.] // UA: Закарпаття[uk] — АТ «НСТУ». (Проверено 6 ноября 2020)
  60. Падяк, 2015, с. 151.
  61. 1 2 Падяк, 2015, с. 152—153.
  62. 1 2 Падяк, 2018, с. 152.
  63. Книговниця. Катеґорії. Отцюзнина : [арх. 14.04.2019] : [русин.] // Rueportal.eu. (Проверено 6 ноября 2020)
  64. Выходные данные журнала // Отцюзнина. — Закарпатське обласне науково-культурологічне товариство ім. О. Духновича, 2008. — № 4 (10). — С. 1, форзац. (Проверено 7 ноября 2020)
  65. іҐазета. Інтернет новинка Пудкарпатськых Русинув : [арх. 07.11.2020] : [русин.] // Rueportal.eu. (Проверено 7 ноября 2020)
  66. https://rusmatica.org/rusiny/izvestnye-lichnosti/11-ivan-yurevich-petrovcii.html Русинська бисїда
  67. Веселов, 2016, с. 17, 106, 151.
  68. Дуличенко, 2008, с. 707—710.
  69. Веселов, 2016, с. 15, 66—67, 87, 96, 151.
  70. Падяк, 2015, с. 151—152.
  71. 1 2 Падяк, 2018, с. 133—135.
  72. Падяк, 2015, с. 152.
  73. Союз русинських письменників Закарпаття : [арх. 02.11.2020] : [укр.] // Центр культур нацiональних меншин Закарпаття. — Ужгород. (Проверено 2 ноября 2020)
  74. Падяк, 2015, с. 153.
  75. Падяк, 2015, с. 153—154.
  76. Падяк, 2018, с. 152—153.
  77. Падяк, 2015, с. 155.
  78. Веселов, 2016, с. 155—156.
  79. Падяк, 2018, с. 151—152.
  80. Капраль М[rue]. Moderná maďarská rusinistika a jej zakladateľ Ištván Udvári // Rusínska kultúra a školstvo po roku 1989 (Zborník vedeckých a vedecko-populárnych príspevkov I.) / A. Plišková (ed.). — Prešov: Prešovská univerzita v Prešove. Ústav rusínskeho jazyka a kultúry, 2008. — S. 252. — ISBN 978-80-8068-867-7.
  81. Гриценко П. Ю. Південно-західне наріччя // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 30 августа 2017)
  82. Чучка П. П.[uk] Русиньска мова // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 30 августа 2017)
  83. Чучка П. П.[uk] Угроруська мова // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 30 августа 2017)
  84. 1 2 Ванько Ю. Русиньскый язык. Карпатьскы русиньскы діалекты. Класіфікація карпатьскых русиньскых діалектів : [арх. 11.09.2012] : [русин.] // Академія русиньской културы в Словеньскій републіцї. — Пряшів. (Проверено 3 ноября 2020)
  85. 1 2 Падяк, 2018, с. 147.
  86. 1 2 Угроруська мова. Українська мова. Енциклопедія
  87. Про кодифікацію русинського языка Пудкарпатя | Наша Ґазета – інтернет новинка пудкарпатськыÑ Ð...
  88. 1 2 3 Падяк, 2015, с. 144.
  89. https://ic.pics.livejournal.com/petrovtsiy/25090605/2287/2287_900.jpg
  90. Дуличенко, 2008, с. 707.
  91. Алмаший, 2015, с. 79—80.
  92. Падяк, 2007, с. 74—75.
  93. Падяк, 2007, с. 75—76.
  94. Падяк, 2007, с. 76—79.
  95. Падяк, 2007, с. 79.
  96. Падяк, 2007, с. 79—81.
  97. 1 2 Падяк, 2018, с. 147—148.
  98. Мигаль Кушницькый. Карпаторусинская фонетика, вторая часть: і, ї, ӯ (русин.). YouTube. (Проверено 30 октября 2020)
  99. Падяк, 2007, с. 81—82.
  100. Падяк, 2007, с. 82—84.
  101. 1 2 Падяк, 2018, с. 149.
  102. http://www.lemko.org/pdf/Sydor.pdf стр 31
  103. Керча, 2007, с. 40.
  104. https://www.rueportal.eu/gazeta/assets/files/anna-megela-gramatyka.docx
  105. Маєме ищи єдну русинську граматику | Наша Ґазета – інтернет новинка пудкарпатськыÑ Ð уснакув |...
  106. 1 2 3 Закарпатье // Железное дерево — Излучение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2008. — С. 187. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 10). — ISBN 978-5-85270-341-5. (Проверено 30 августа 2017)
  107. 1 2 3 Дуличенко А. Д. Малые славянские литературные языки. III. Восточнославянские малые литературные языки. IIIа. Карпаторусинский // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 610. — ISBN 5-87444-216-2.
  108. 1 2 Дуличенко, 2008, с. 15.
  109. 1 2 Дуличенко, 2008, с. 15—16.
  110. Фонтаньскiй Г.[pl], Хомяк М.[rue]. Ґраматыка лемківского языка = Gramatyka języka łemkowskiego. — Katowice: Śląsk[pl], 2000. — С. 9. — 188 с. — ISBN 83-7164-178-8.
  111. 1 2 Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: к проблеме их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. Информационные материалы и тезисы докладов международной конференции. — М.: Издательство Московского университета, 2001. — С. 113. — 152 с. — ISBN 5-211-04448-7. (Проверено 30 августа 2017)
  112. Веселов, 2016, с. 55.
  113. Веселов, 2016, с. 56—57.
  114. Дуличенко, 2008, с. 16.
  115. Падяк, 2015, с. 144, 150.
  116. Падяк, 2018, с. 129.
  117. Веселов, 2016, с. 26.
  118. Дуличенко, 2008, с. 18, 20.
  119. Мегела, 2019, с. 6—7.
  120. Мегела, 2019, с. 7.
  121. Мегела, 2019, с. 9—10.

Литература

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 16 июня 2021 в 00:34.
Как только страница обновилась в Википедии она обновляется в Вики 2.
Обычно почти сразу, изредка в течении часа.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).