Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Альтернативы
Недавние
Show all languages
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Потери в Великой Отечественной войне

Из Википедии — свободной энциклопедии

Монумент скорбящей матери.
Памятник-ансамбль «Героям Сталинградской битвы».
Мамаев курган, Волгоград, Россия.

Потери в Великой Отечественной войне — как безвозвратные, так и демографические потери[⇨] в результате данного военного конфликта. Согласно современным данным, демографические потери СССР составили 25—27 млн человек[⇨].

По официальной версии ВС РФ[прим. 1], безвозвратные военные потери СССР составляют 11 444 100 человек, из них погибло военнослужащих — 8 668 400 человек (6 818 300 солдат погибло в боях, госпиталях и при прочих происшествиях, а 1 850 100 человек не вернулось из плена)[⇨], потери гражданского населения в зоне оккупации — 13 684 700 человек (из них: преднамеренно истреблено — 7 420 400 человек, погибло на принудительных работах в Германии — 2 164 300 человек, погибло от голода, болезней и отсутствия медицинской помощи — 4 100 000 человек)[прим. 2][1][⇨]. В 2015 году Министерство обороны РФ объявило следующие данные: безвозвратные военные потери — около 12 млн человек, общие людские потери страны (СССР) — военнослужащих и гражданского населения — 26,6 млн человек[2]. Материальные потери СССР составили около 30 % всего национального богатства[⇨].

По результатам комиссии ВС РФ[прим. 3] безвозвратные потери вермахта, войск СС и прочих военных формирований Третьего рейха, действовавших на советско-германском фронте, составили 7 181 100 человек[прим. 4]. Безвозвратные потери войск союзников Третьего рейха составили в общей сложности 1 468 145 человек. Число погибших солдат составляет 4 270 700 и 806 000 человек соответственно. Общие демографические потери Германии, Венгрии, Италии, Румынии, Финляндии и Словакии составили 11,9 млн человек[3][⇨].

Безвозвратные потери вооружённых сил СССР и стран Оси на Восточном фронте — 11 444 100 и 8 649 200 человек[прим. 4] соответственно. Соотношение безвозвратных потерь составляет приблизительно от 1,3:1 и менее[прим. 4]. При практически равном количестве военнопленных за годы войны (4 559 000 советских солдат и 4 376 300 немецких солдат) из советского плена вернулось на родину 86,5 %, или 3 787 000 солдат[прим. 5][⇨], из немецкого — 44,2 %, или 2 016 000 солдат[прим. 6][3][⇨].

С течением времени по различным причинам[прим. 7] происходил большой разброс в итоговых числах. В государственных публикациях оценки потерь со стороны СССР варьировали в диапазоне от 7 до 26,6 млн человек[⇨]. Позднее в публицистике фигурировали и другие цифры[⇨].

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5
    Просмотров:
    110 938
    52 592
    1 200
    169 517
    1 759
  • ✪ Разведопрос: Игорь Пыхалов про потери в Великой Отечественной Войне
  • ✪ Потери СССР в Великой Отечественной войне.
  • ✪ Андрей Фурсов. Реальные потери СССР и Германии во Второй Мировой Войне
  • ✪ Павшие Второй мировой войны [Перевод]
  • ✪ Потери СССР в великой отечественной войне, ВОВ

Субтитры

Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день. Добрый день. Про что сегодня? Сегодня поговорим на такую, в общем-то, печальную, но тоже необходимую для обсуждения тему, как наши потери в Великой Отечественной войне, потому что по этому поводу у нас, к сожалению, постоянно идут всякие спекуляции. Ну и сейчас вот, совсем недавно, где-то месяца 2 назад был очередной наброс… К 9 мая. Да, как раз о том, что якобы там уже, по данным Министерства обороны, т.е. это уже не хухры-мухры, 42 млн. якобы. Как-то, мягко говоря, странно это слышать. Руководство нашего Бессмертного полка это поддерживает, молодцы. Ну, естественно, когда вот так вот, по данным Министерства обороны, это можно что угодно рассказывать. Кстати, опять же, когда вот я как-то ещё давненько, лет 10 с лишним назад, когда ещё только писал эту свою книжку, «Великую оболганную войну», там разбирал тоже одного орла, причём, правда, подполковника в отставке. Он там, значит, тоже на голубом глазу говорит, что вот, дескать, по данным Министерства обороны у нас чуть ли не десятки тысяч инвалидов Афганистана. Пошёл по цепочке ссылок, оказывается, это действительно опубликовано в таком серьёзном издании, как «Российская газета», которая у нас вроде официальная. Но это не официальное сообщение, а какая-то журналистская статья, т.е. авторское видение. А автор там пишет, что вот, по телевизору 1 раз высокий чин обмолвился. Какой чин, когда обмолвился – это непонятно. Ну, в общем-то, извините, перебью, это при советской власти, когда говорили мало и только официальную точку зрения, там обмолвки можно было воспринимать, как какие-то там действительно откровения, да и то с очень-очень большой натяжкой. А сейчас-то чего? Всё ж есть. Гражданин Кривошеев, он занимался афганской войной… В общем-то, на самом-то деле, здесь в афганской войне всё очень прозрачно, потому что всё-таки войну мы вели в достаточно нормальных условиях, т.е. у нас учёт и контроль был, поэтому, собственно, данные о наших потерях я узнал, можно сказать, сразу по окончании войны, когда у нас было институтское партсобрание, на котором это всё огласили. Ну а там через пару лет это уже начали в газетах писать всё, в общем-то. Ну а вот что касается Великой Отечественной, то вот эта вот такая завиральная цифра по поводу 40 млн. с лишним, она уже, в общем-то, хотя к ней разные наши креативные люди приходят разными путями, но в целом это, в общем-то, ещё у Солженицына такое встречалось. Правда сразу скажу, что это не в «Архипелаге ГУЛАГ», это было в его выступлении на испанском телевидении в 76 году. Это когда он там про 100 млн. вещал? Да, я сейчас тебе это процитирую. Там так прозвучало: «Профессор Курганов приводит другую цифру: сколько мы потеряли во Второй мировой войне. Этой цифры тоже нельзя представить. Эта война велась, не считаясь с дивизиями, с корпусами, с миллионами людей. По его подсчётам, мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого её ведения 44 миллиона человек!» А в целом, кстати говоря, по всему подсчёту этого профессора Курганова, у нас получается жертвы советской власти, по конец 50-х годов – 110 млн. И, кстати, Солженицын это тоже в цитировании приводит. Но, правда, есть такая существенная тонкость, потому что эту статью Курганова, собственно, первоисточник я читал. И там у этого беглого профессора, а надо сказать, что это изменник родины, т.е. он во время Великой Отечественной войны сотрудничал с оккупантами, потом выбрал свободу, т.е. решил остаться на Западе. У него логика очень простая: он берёт цифру дореволюционной численности населения, дальше постулирует, что у нас прирост населения должен быть ежегодный 1,7%. Причём, кстати говоря, даже для дореволюционного времени этот процент, на самом деле, завышенный, потому что там реально было меньше, там некоторые особенности учёта были, т.е., в принципе, у нас 1,7 почти никогда не получалось. И дальше он это всё умножает-умножает, и получается, что до войны там столько-то десятков миллионов, потом Великая Отечественная 44 млн., ну ещё там добавилось, и в итоге как бы 66 млн. недобора в мирное время, и 44 в военное. Как всё просто. Да. Но хотя бы, что интересно, Курганов, он хотя бы всё-таки, он, действительно, хотя и неохотно, т.е. он, в принципе, пытается создать у читателя впечатление, что это именно как бы люди, которые убиты, т.е. типа того, что Сталин взял и зарезал, но в целом, всё-таки, напрямую он так не говорит, т.е. у него из текста всё-таки видно, что это потери косвенные, т.е. недобор рождения, преждевременные смерти и всё прочее. Ну а служить, когда у него западные журналисты пытались уточнить, а что вы имеете в виду, что это именно убитые, или с не родившимися, он так, на голубом глазу говорил, что это вместе с убитыми. Т.е. он ещё это дело усугубил. Что касается, опять же, вот этих методик и Курганова, кстати говоря, в принципе, в эту же как бы кассу можно отнести этот пресловутый прогноз Менделеева о том, что у нас должно где-то 500 млн. сейчас жить, или 600. Здесь можно провести такой, в общем-то, наглядный эксперимент. У нас была такая часть Российской империи, которая избежала ужасов коммунистического правления, т.е. это Великое княжество Финляндское, где вообще не было ни коммунистов, точнее, коммунисты были, но в подполье где-нибудь, там советской власти не было. Так вот, если к ним тоже эту методику приложить, т.е. взять их довоенный, до 1 мировой войны прирост, где-то 1,4%, всё это помножить, перемножить, получается, что к концу 50-х годов у них там где-то должно было бы жить почти миллионов 7. Реально было миллиона 4 с чем-то. Можно взять ещё Швейцарию, наверное, где тоже войны… Ну, Швейцария, бог с ним, это, может, у них там, как сейчас выражаются, другая парадигма, а это всё-таки часть нашей страны, часть Российской империи. И там получается по таким подсчётам, что как раз если взять и перемножить, т.е. умножить на разницу между Финляндией и Россией, то получаются как раз эти пресловутые сталинские репрессии, да ещё с лихвой, т.е. миллионов 100 недобора. Т.е. понятно, что это методика абсурдная, т.е. это… а если всё-таки, скажем так, Курганов и Солженицын это просто подонки, в общем-то, которые просто стремились как можно сильнее пнуть свою страну. Но что касается Менделеева, он просто в данном случае был не в теме, а точнее говоря, даже в то время наука этого ещё особо и не знала, потому что уже позднее демографическая наука столкнулась с такой вещью, как т.н. демографический переход. Точнее, несколько демографических переходов идёт, когда в начале идёт ситуация, что в стране очень высокая рождаемость, но и смертность очень высокая, прирост, в итоге, маленький. Потом в какой-то момент начинает развиваться медицина, смертность падает, рождаемость пока ещё высокая, сразу начинается резкий прирост населения. Это первый демографический переход. А потом следующий этап – это когда народ перестаёт рожать, соответственно, опять же, прирост падает. Собственно, как сейчас происходит во всех развитых странах, и у нас в том числе. Т.е. нация стареет, детей рождается всё меньше. Естественно, что для всяких сказочников это заслуга кровавого режима, хотя почему-то в других странах всё происходит абсолютно то же самое, и даже, в общем-то, нынешние страны развивающиеся, где мусульмане и прочие, где, казалось бы, должны рожать и рожать, но они, в общем-то, тоже, по мере развития цивилизации, они, в общем-то, приходят к такой же модели. И для многих внезапно открытие происходит, что мусульмане тоже люди, и у них всё точно так же, как у людей. Сначала плодимся, как только появляются какие-то жизненные блага и комфорт, почему-то рождаемость сразу падает. В общем-то, да. И, опять же, здесь я в какой-то степени с удивлением узнал, что у нас, в общем, если взять, даже, например, ту же самую Российскую империю, но крупные города, то, скажем, в Петербурге естественный прирост начался где-то в последней четверти 19 века. Т.е. просто, опять же, здесь народ рожал очень неохотно. Поскольку понятно, что здесь, с одной стороны, жила всякая аристократия, которая вырождалась, а с другой стороны те же самые трудящиеся массы, они сюда ходили на заработки. Потом население начало в нашем городе расти где-то в конце 19 века за счёт естественного прироста. Вообще, честно говоря, странно, этим же давно занимаются, цифры-то поди, ну, везде, скажем, наверное, утрируем, но цифры-то, наверное, есть – было, стало, прибыло, убыло. Это как про сказки, я не знаю – «город построен на болоте». Говорят – в документах – здесь было 49 деревень на месте г. Санкт-Петербурга. Я не могу заподозрить крестьянина, чтобы он взял посреди болота поселился. Нет, он, наоборот, выберет козырное место, где сухо, хорошо. И где наводнения, он там тоже особо не селится, это раз. Во-вторых, «город построен на костях». Есть же документы, как там с костями. Это вот в армиях, как нам Клим Саныч рассказывает, что основные военные потери – они от кровавого поноса, а вовсе не от штурма цитаделей каких-то. Ну так если помирают на стройках, может, есть какая-то цифра естественной убыли строителей? Ну да, климат нехороший там, может, она немножко больше, но она есть, он вменяемая. И ни на каких костях г. Санкт-Петербург не построен, он просто построен. Это да. Конечно, на самом деле, здесь место для такого крупного города, оно не очень хорошее, но люди тут жили. И, кстати, опять же, такой, можно сказать, исторический курьёз, что в этой переписной книге начала 16 века, т.е. 1500-е годы, там было описано несколько деревень на нынешнем Васильевском острове, и там, в частности, среди жителей был крестьянин по имени Кузямко Ленин. Это знак. Это действительно такой исторический курьёз. И замечу, что характерно, это какой век? 16. Т.е. это 1500 какой-то год, а документы уже есть, и они сохранились. Неужели в Великую Отечественную войну с документами было хуже и ничего не сохранилось? Это да, у нас действительно люди считают, что здесь этого ничего нет, а что есть, оно подделано. Поэтому, когда была защита Кирилла Александрова по поводу Власова, там это, и я, соответственно, уличил его в том, что он несколько манипулирует с цифрами смертности в ГУЛАГе. Там одна, скажем так, учёная дама из диссертационного совета меня спросила – а откуда вы это знаете? Действительно. А как вы попали в диссертационный совет, хотелось бы узнать? (Я про неё) Если вы такие вопросы задаёте. Караул. Вот это наука, да. Сегодня ролик не смотрели про мальчика, который рассказывает, что мы живём на плоской земле? Как говорится, сон разума рождает чудовищ. Ну мы всё-таки вернёмся к теме нашей беседы. Вот если мы всё-таки действительно возьмём не цифры, взятые с потолка, не высосанные из пальца, и не продиктованные, так скажем, этим самым пеплом, который стучит в сердце наших антисоветчиков, то картина с нашими военными потерями получается следующая. Как мы помним, первый раз их озвучил Сталин вскоре после войны, где-то в 46 году, когда он назвал, что у нас мы потеряли 7 млн. Эта цифра была занижена, в общем-то, сильно занижена, но почему это сделано, совершенно понятно. Потому что, в общем-то, мы вполне всерьёз ожидали, что придётся воевать опять, прямо сейчас, и, соответственно, сообщать своему будущему противнику… Насколько мы ослаблены. … данные по своей демографии, в общем-то, нельзя. Поэтому это дело, в общем-то, естественно, истинные цифры потерь тогда не были сообщены. Хотя подсчёты были сделаны, там насчитали примерно около 15 млн. Но дальше, уже когда стало спокойнее, когда у нас появилось и атомное оружие, и водородное, и Гагарин в космос полетел, то как раз в 1961 году Хрущёв публично огласил цифру 20 млн. наших потерь, которая с тех пор, собственно, звучала неизменно и в хрущёвское время, и в брежневское. И только уже при Горбачёве, причём в самый разгар Перестройки, когда всюду искали страшную правду, то там эта цифра тоже была скорректирована, причём в большую сторону. Значит, откуда вот эти 20 млн. взялись, и какова была их природа. Дело в том, что в такой ситуации, в какой оказалась наша страна, т.е. когда просто, во-первых, по нам катком прошёлся враг, уничтожая всё на своём пути, действительно, составить точный поимённый список погибших это, в общем-то, нереально. И даже более того, тут даже и по категориям посчитать тоже будет не очень просто. Поэтому для того, чтобы определить потери нашей страны, был использован т.н. балансовый метод. Т.е. суть его в чём, что взять население до войны, население после войны, ну и, соответственно, прикинуть разницу, из этой разницы вычесть уровень естественной смертности, это, кстати, надо делать обязательно, потому что у нас люди смертные… Кто бы мог подумать. Поэтому они, в общем-то, умирают в любых обстоятельствах. И вот то, что получится в виде разницы, это вот и есть наши военные потери. В итоге, значит, так тогда и сделали, но при этом, опять же, были какие трудности на этом пути. Во-первых, у нас с населением до войны. У нас, как известно, последняя перепись была в январе 39 года. Но при этом эта перепись, она прошла на той территории, которая ещё не включала в себя ни Западную Украину с Западной Белоруссией, ни Прибалтику, ни Бессарабию. Т.е. это ещё Советский Союз в тех границах, довоенный. А население вот этих присоединённых областей, оно как бы достаточно многочисленное, но сосчитать его было непросто, и, в общем-то, особо сильно достоверных сведений у нас просто нет. Фактически как получается, что сейчас у нас в качестве такого мейнстрима серьёзными учёными принята цифра, что на 22 июня у нас там было 196,7 млн. человек Это с присоединёнными областями? Да, это со всеми вместе, т.е. с присоединёнными, и с приростом, который там был. Но это, опять же, всё-таки в какой-то степени, что называется, натягивание совы на глобус, потому что фактически, как ни забавно, это всё берёт своё начало из речи Молотова, которую он произнёс после освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии, когда он там с высокой трибуны заявил, что теперь нас стало 193 млн. Что тоже полезно для врагов. Ознакомьтесь с цифрами и подумайте. При этом, опять же, даже чисто физически на тот момент ещё у нас не могли бы даже при желании подсчитать, сколько появилось новых сограждан. Т.е. эта цифра была приблизительная, но, тем не менее, поскольку это огласило фактически, скажем так, 2 лицо в государстве, уже тогдашние демографы сталинского СССР, они уже эту цифру пытались обосновать и до, и после войны. Точнее, как бы сказать, чтобы ей не противоречить. Поэтому где-то вот у нас там получалось 196 млн. А что касается ситуации после войны, то там что получилось. У нас перепись населения была только в 59 году. Т.е. прошло довольно много времени. Но там, опять же, можно всё-таки взять данные этой переписи, естественно, исключить тех, кто родился после войны, и там дальше, таким образом, как-то экстраполировать, и получить, сколько у нас было на конец войны. И дальше там уже получается, что вот всё-таки мы таким образом приблизительно вычисляем данные на конец Великой Отечественной, и после этого уже, вычитая, как раз получались вот эти 20 млн. Но при этом у этих 20 млн. есть очень важное свойство, что в эти потери, получается, входят не только люди, которые были непосредственно убиты нашими врагами, но и потери косвенные, т.е. те люди, которые, скажем так, умерли из-за повышенной смертности. А это правильно, так включать? А это как раз именно что неправильно. Опять же, для тех, кто, в общем-то, сейчас не совсем меня понял, я попытаюсь пояснить на конкретном примере даже своей семьи. У меня по материнской линии, значит, во время Великой Отечественной войны, в самом начале, как раз перед началом блокады, моя бабушка успела эвакуироваться, она эвакуировалась вместе с заводом, на котором работала. При этом, соответственно, с ней была моя мама, которая была ребёнком, ей было 7 лет, и моя прабабушка, которая уже была, скажем так, пенсионеркой. В эвакуации моя прабабушка умерла, причём не от голода, не от какого-то другого воздействия, просто один раз легла спать и не проснулась. Есть у меня такое серьёзное подозрение, что если бы не было войны, и если бы моя семья жила бы в нашем городе, то, наверное, моя прабабушка прожила бы дольше. Я замечу, люди вон в отпуск ездят в Турцию, Таиланд, у них здоровье, денег хватает поехать в отпуск, они себя неплохо чувствуют, приехал туда и помер, бывает и такое. А что уж говорить про настолько чудовищный стресс как война, когда не пойми куда с голыми руками беги, да с детьми, да ещё чего-то. Но, тем не менее, здесь, скорее всего, это смерть преждевременная. И естественно, что косвенной причиной этой преждевременной смерти является война. Но при этом также понятно, что никакого непосредственного вражеского воздействия тут оказано не было. Поэтому, в принципе, это можно считать в косвенные жертвы, но в прямые военные потери это считать никак нельзя. И вот если мы посмотрим на других участников войны, то, опять же, мы можем заметить, что никто, кроме нас, вот этих косвенных потерь к себе не плюсовал. Т.е., например, та же самая Япония. У них там их официальные потери в войне во 2 мировой считаются где-то 2,5 млн., но при этом кого они считают – они считают потери армии, потери их пленных, т.е. умерших в плену, в т.ч. и у нас, кстати. И плюс жертвы от бомбардировок, в т.ч. этой попытки демократизации Хиросимы и Нагасаки, это тоже туда всё приплюсовано. То, что там, во время войны в Японии могла быть, и наверняка была повышенная смертность гражданских, в эти потери не плюсуется, т.е. это никто не считает. Так же та же самая Германия. Опять же, кстати, у них это мы ещё потом сегодня об этом скажем, что был, на самом деле, у них учёт потерь тоже был поставлен весьма своеобразно. Тем не менее, сейчас они, опять же, пытаются суммировать какие-то категории, т.е. военнослужащих, непосредственно убитых гражданских, которых там тоже довольно много, в основном благодаря стараниям наших союзников. Но вот косвенные потери не считают. То же самое Франция, где во время оккупации, хотя понятно, что у них оккупационный режим был гораздо более мягкий, чем у нас, но тоже, тем не менее, была сверхсмертность, это они тоже не подсчитывают. В той же самой Англии какой-нибудь фермер, у которого в сарай попала Фау-2, от этого его схватил инсульт, и он там потом помер, это тоже, в общем-то, в потери почему-то не усчитано. Вот только вот у нас мы, значит, решили, как бы, не знаю, из-за какого такого мазохистского комплекса насчитать себе побольше. Но, впрочем, опять же, тут надо отдать должное нашим руководителям тогдашним, т.е. Хрущёву и Брежневу, они, в общем-то, понимали природу этих цифр. И поэтому, если вспомнить те формулировки, которые они тогда произносили, в т.ч. и лично, я помню, Брежнев в своей речи произнёс так: «20 млн. жизней советских людей унесла война, наш народ не забудет её никогда». Т.е. именно что война унесла, т.е. это не немцы убили, а вот просто все потери – и прямые, и косвенные в результате войны, в результате нападения на нашу страну. А если брать вот именно потери прямые, это, опять-таки, немного забегая вперёд, по расчётам Земскова, к сожалению, ныне покойного нашего историка, который, как известно, в общем-то, был первопроходцем вообще и в деле подсчёта количества репрессированных, и, в общем-то, по этим вопросам он занимался. По его подсчётам там получалось примерно так, что 16 млн. у нас это потери прямые на войне, и 4 млн. – косвенные. Я, с вашего позволения, перебью. Кто интересуется и не читал, то есть такая книжка у гражданина Земскова, называется «Почему народ не восстал?». Отличная книга - с цифрами, с выкладками, настоятельно рекомендую к прочтению. Ну дальше что у нас пошло – поскольку началась Перестройка, и, соответственно, нам решили сообщить страшную правду для того, чтобы произвести, так сказать, десталинизацию общества, но как потом выяснилось позже – для того, чтобы обеспечить соответствующее идеологическое прикрытие для разрушения страны, изменения существующего строя. Была создана комиссия, которая подсчитала, что у нас потери, на самом деле, не 20 млн., а 26,6 млн. Опять же, потери косвенные, потому что это даже, как дословно была формулировка, которая там была применена: «Общие людские потери, исчисленные комиссией с помощью балансового метода, включают всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после ее окончания». Т.е. ещё раз подчеркну, что «умерших вследствие повышенного уровня смертности», причём не только на оккупированной территории, но и в тылу. Т.е. это косвенные потери, плюс ещё, опять же, люди, которые не вернулись в страну, а таких, в общем-то, невозвращенцев, которые были у нас точно, скажем так, известны нашей комиссии по репатриации, их где-то было порядка полумиллиона. Но как справедливо успел заметить в своё время Земсков в одной из своих статей, когда он этим вопросом занялся, что наши горбачёвцы, они, в общем-то, как и во многих других вопросах, занялись просто прямой фальсификацией. Потому что там как получается, они в этом своём подсчёте считают естественный уровень смертности за время Великой Отечественной войны как 11,9 млн. человек. Т.е. это якобы берётся предвоенный уровень смертности, умножается на 4,5 года, потому что там расчёт идёт по конец 45 года, и вот получается такое. Но реально у нас смертность в 40 году составила 4,2 млн., как об этом сообщает Земсков, причём сопроводив комментарием, что они надеялись, что это не проверят. Соответственно, 3,2 умножить на 4,5 это будет уже 18,9. Соответственно, получается, что как раз реальная смертность, естественная смертность получается где-то на 7 млн. больше, ну и как раз получается, что не выходит вот этих горбачёвских 26 млн., а более верны вот эти косвенные брежневские и хрущёвские 20 млн., что тоже, естественно, очень много, и, в общем-то, это, естественно, для нас огромная трагедия. Но зачем нам, в общем-то, заниматься каким-то юродством, и насчитывать себе лишнее. Кроме того, здесь что ещё у нас интересное можно отметить, что, собственно, в этих подсчётах, там как получается. У нас, когда считали, сколько на начало войны, исходили из данных вот той самой переписи 39 года. А перепись, она ведь чем эта знаменита – что у нас перед этим была перепись 37 года, которая сейчас, как сейчас восклицают «расстрельная перепись», что, дескать, вот там они вскрыли страшную правду, что у нас там голодомор и всё прочее, что народ мрёт. Соответственно, Сталин от этого как бы там пришёл в ярость, приказал всех расстрелять и сделать новую сфальсифицированную перепись, где население завысили. Т.е. когда мы обличаем голодомор, то мы считаем, что вот 39 год это завышенная цифра переписи. Но когда мы, опять же, считаем потери в Великой Отечественной войне, когда нужно, наоборот, сделать, чтобы народу было побольше на начало войны, то мы эту завышенную перепись вполне берём, и даже к ней ещё что-нибудь плюсуем. Потому что, опять же, у нас есть такой орёл по фамилии Ивлев, если не ошибаюсь… Это же он про 42 млн. Да, 42 млн. Он как раз насчитал, что у нас там перед войной не 196 млн., а 205, причём как он там ещё интересно – он 2 раза посчитал армию. Т.е. по его мнению, там вот у нас, когда приводится перепись, то вооружённые силы туда не включаются, что свидетельствует либо о его недобросовестности, либо невежестве… А , может, и то, и другое сразу. В общем-то, на самом деле, в перепись включает и всех людей в погонах, точнее, тогда ещё в петлицах, и людей за решёткой, потому что тот же самый ГУЛАГ и все места заключения, они тоже были сосчитаны. Там учёт поставлен как следует, даже дурдома, наверное, вошли. Естественно. Т.е. это всё в данном случае было как раз учтено вполне. Потом, кстати, ещё момент какой интересный, что у нас там после войны была некоторая коррекция территории, и был обмен населением, в первую очередь, с Польшей. И там получилось так, что где-то, по данным переписи населения в Польше, а она была проведена в 50 году, там получалось, что в Польше на тот момент жило 2,1 млн. человек, которые до этого проживали в Советском Союзе. Неплохо. Т.е. приехавшие от нас. Плюс к этому там ещё был 2 этап обмена населением, это уже при Хрущёве, т.е. 55-58 годы, там добавилось ещё где-то человек около 300 000, которые от нас выехали. А к нам приезжали? Тоже приезжали. Т.е. от нас туда мы отдавали поляков, а принимали украинцев, причём, естественно, тех же самых западенцев, которые потом, значит, нас, сейчас не считают братьями. Но всё равно получается с Польшей у нас баланс, скажем так, не в нашу пользу, причём довольно существенный, т.е. 1,8 млн., получается, туда ушло. Безвозвратных потерь, да? Как бы люди, к счастью, живы, но они перестали быть нашими согражданами, оказались там. Опять же, в общем-то, с другой стороны, к нам во время войны а наш состав пришла Тува, которая в царское время была под нашим протекторатом , а потом была независимой республикой, но это такая страна очень мелкая, там где-то около 100 000, по-моему, населения. Опять же, у нас после войны достаточно массово начали приезжать армяне в Советскую Армению. Почему-то вместо того, чтобы оставаться на благословенном Западе, они решили сюда вернуться. Но это, опять же, где-то прирост примерно 120 000, но всё-таки не очень большой. Прилично. Т.е. заметный. Т.е. получаются вот такие коррекции, но, опять же, в итоге получается, что всё-таки, если считать честно, то, наверное, получатся косвенные потери где-то порядка 19 млн., а прямые, как Земсков подсчитал, около 16. Но это потери суммарные, т.е. и мирное население, и военные. И здесь вот есть ещё 2 метод подсчёта, это можно попытаться как бы непосредственно уже не по балансу, а по каким-то документам, т.е. подсчитать именно сколько убито, т.е. сколько уничтожено там. По этому поводу у нас была чрезвычайная государственная комиссия по расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков, и они там насчитали, что у нас мирного населения было уничтожено 6,8 млн. Плюс к этому, опять же, в прямые потери явно можно занести тех, кто погиб в блокадном Ленинграде, это где-то тоже не меньше, чем 700 000 человек. Ну и плюс к этому ещё то, что у нас было в неоккупированных территориях, но в прифронтовой полосе, т.е. это тот же самый… Скажем так, Сталинград попал под оккупацию, но там Воронеж тот же, там ещё ряд населённых пунктов. Ну и, конечно, что нам наиболее интересно, это потери армии. Поскольку это, в общем-то, вещь, которая, в принципе, документируется, и их можно попытаться вскрыть и подсчитать. По этому поводу у нас была создана комиссия под председательством генерал-полковника Кривошеева, и они как раз ещё на излёте Перестройки это всё дело успели подсчитать, и, соответственно, дальше, в самом начале 90-х это было опубликовано. И, в принципе, сейчас эти цифры, они считаются такими, не то чтобы общепринятыми, но, по крайней мере, такая официальная версия, которой, собственно, у нас, в общем-то, придерживается обычно всё-таки руководство нашей страны, и которая, опять же, в общем-то, обычно используют вменяемые люди. Какой там получается баланс у Кривошеева и его комиссии. Во-первых, чисто по потерям на поле боя там получается, что было убито, и умерло от ран непосредственно, на этапе ещё эвакуации, где-то примерно 5,2 млн. человек. Ещё 1,1 млн. это умершие в госпиталях. Кстати, опять же, здесь какой интересный момент, что мы всё-таки считаем здесь всё честно, т.е. мы считаем умерших не только на фронте, но и тех, кто в глубоком тылу, и тех, кто умер уже даже после окончания войны, потому что мы точкой отсчёта берём 31 декабря 45 года. Ну, грубо говоря, человек ранен, попал в госпиталь, там он вполне может через пару месяцев умереть. Т.е. эти люди, которые были ранены в войну, но умерли… До 31 декабря 45 года. Да, они все сюда тоже учтены. Т.е. получается как раз 6,3 млн. примерно по этим категориям. Дальше у нас есть потери не боевые, примерно около полмиллиона, т.е. это заболевшие, умершие от болезней, обмороженные, умершие от несчастных случаев, ну и ,скажем так, расстрелянные по приговорам трибуналов, это ещё где-то примерно полмиллиона. Следующая категория это те, кто попал в плен, или пропал без вести. Там насчитывается где-то, соответственно, их 4,5 млн. он насчитывает, но правда, при этом, там ещё в качестве спорной категории там добавляется обычно полмиллиона наших призывников, которые были призваны в начале войны, но не успели попасть в воинские части, которые, в общем-то, таким образом, были, в основном, либо рассеяны, либо пленены немцами, хотя не понятно, считать их военнослужащими или не считать. Это тоже, значит, ещё полмиллиона. Таким образом, получаются такие общие потери, именно потери безвозвратные, т.е. тех людей, которых мы потеряли, потому что раненые, они, понятно, считаются потери санитарные, они могут вернуться в строй, или даже могу быть демобилизованы, но при этом человек жив, он всё-таки не потерян для нас. Получается где-то это 11,5 млн. примерно, либо если считать ещё тех призывников, почти целых 12. Но дальше из этого количества Кривошеев вычитает тех, кто был освобождён из немецкого плена, или тех, кто просто находился на оккупированной территории, потом вернулся в строй. Т.е. такие тоже были – и те, кто партизанил, и те, кто просто прятался, или даже просто, может быть, жил, как-то его не трогали немцы, в общем-то, были и такие. За счёт этих вернувшихся там получается, что где-то примерно 2,8 млн. мы возвращаем, т.е. вычитаем из этой цифры, и получается, что собственно такие, именно безвозвратные потери, т.е. то, что мы именно потеряли полностью в наших вооружённых силах, это примерно чуть меньше 9 млн, т.е. 8 млн. 700 тыс. примерно. Таким образом, получается цифра, конечно, большая, но при этом, всё-таки, она не позорная, т.е. это, в принципе, сопоставимо с немецкими потерями. А там у немцев получается, что всё-таки даже по примерным прикидкам, получается, что немцы на нашем фронте потеряли где-то миллиона так 4, плюс ещё где-то с миллион все их союзники вместе взятые. Но это включая, естественно, также умерших в плену, потому что их считать будет честно. Соответственно, да, соотношение где-то, условно говоря, 5 к 9, оно не очень приятное, но что делать, потому что всё-таки противник был очень сильный, и, соответственно, что наши предки смогли его превозмочь и победить, это, в общем-то, только честь и хвала. Также что тут ещё надо… Я бы привычно заострил. Это, между прочим, была лучшая армия планеты Земля, самая натренированная, самая дисциплинированная, имеющая опыт боевых действий. Как совершенно правильно говорило нам коммунистическое руководство – было совершено вероломное нападение, т.е. внезапное. То, что мы в начале войны, это выглядело вот так, ну, извините, мы уже 10 раз всё разобрали, давайте посмотрим на всех остальных, как же было у них, кто же сколько продержался, почитаем немецкие мемуары, была ли война в Советском Союзе увеселительной прогулкой или нет. Ну а самое главное – итог, где же всё это закончилось, расскажите, пожалуйста, неужели в Берлине, и неужели полным разгромом всех тех, кто сюда припёрся? И тут ещё что очень важно – фактически в наши кровавые потери входят как минимум 2 млн. уничтоженных наших пленных, а то там и все 3, может быть. Потому что здесь, опять же, была милая привычка, что они там зачастую гребли вообще всех мужчин призывного возраста с занятой территории, объявляя их военнопленными. При этом не было даже задачи их там кормить, поить; обнести колючей проволокой, поставить пулемёты, и пока все не помрут, тут благополучно держать. А потери немцев в нашем плену где-то примерно 15%, причём это за много лет. Их там, в общем-то, держали некоторые категории вплоть до 55 года, когда там Хрущёв их отпустил. В принципе, да, конечно, потери всё-таки… Т.е. смертность, она высока, но, в общем-то, вовсе не чрезмерна. Потом, опять же, в общем-то, было бы странно, если бы этих пленных содержали лучше, чем наше собственное население, которое, скажем так, отнюдь не роскошествовало после войны. Если бы мы захотели сквитаться, мы бы могли всех этих военнопленных немецких пустить под нож, никто бы нам не смог помешать. И тогда бы эти соотношения были бы гораздо приятнее с арифметической точки зрения. Так же, как и с мирным населением, потому что мы тех же самых немцев кормили, мы кормили, кстати говоря, немцев и в Кенигсберге, это нынешняя Калининградская область, а тогда Восточная Пруссия. И, кстати, даже более того, до того момента, пока мы оттуда немецкое население не выселили, там даже у немецких детей в школах проводились занятия. Лишнее свидетельство известного тезиса «Сталин хуже Гитлера был». Несомненно. Мы со своими побеждёнными врагами поступили по-другому, т.е. мы не стали с ними равняться в этом отношении, поэтому тоже получается, что отношение потерь, оно не совсем от этого в нашу пользу. Ещё тут один такой момент, который, наверное, в заключение бы отметил. Когда вот у нас себя пьют пятками в грудь, что вот, дескать, мы столько времени не могли подсчитать эти потери, у нас, наверное, они посчитаны неправильно, вы всё врёте. Да, у нас эти подсчёты комиссии Кривошеева, они несовершенны. И, кстати говоря, я в своё время лет 10 назад общался лично с Кривошеевым, он мне тогда жаловался, что в тот момент как бы его самого не пускали к тем архивным документам, которые он смотрел, в горбачёвское время. Сейчас, правда, вроде с этим стало получше, сейчас там идёт рассекречивание документов Министерства обороны. Конечно, по большому счёту, нужно было провести исследование более тщательное, т.е. составить таблицы, оцифровать всё это, выложить в открытый доступ, а потом уже посчитать, и всё аккуратно скорректировать. Но, тем не менее, у немцев нет и того. Т.е. в современной Германии до сих пор таких работ, аналогичных кривошеевской, не проведено. А вот сразу вопрос. Вот у нас компьютеризация, вот у нас возможность всё вообще заколотить в таблицы, и Excel нам всё сложит, умножит, подытожит и выдаст. А вы как думаете, если наступит час просветления, и реальные цифры откроются, получится из наших 20 млн. грубых, получится 42? Или уточнится на какие-то сотни тысяч, в какую, непонятно, сторону? 42 не получится никак. Тут я могу сказать даже просто какой момент – что когда вот я учился, я всё-таки учился ещё в советское время, у нас преподаватели, причём по разным предметам, очень часто рекомендовали, как говорится, включать мозги, и у нас там выражались, представлять физический смысл тех цифр и вещей, которыми оперируете. Если брать наши потери, то, опять же, ещё где-то в 80-е годы, ещё будучи студентом, как-то решил тоже примерно сделать прикидку, а сколько мы вообще могли потерять в Великую Отечественную, потому что тогда всё-таки потери армии у нас не оглашались. Т.е. у нас оглашались 20 млн. – общие потери. Я прикинул так, что как известно, у нас население на начало войны где-то примерно 190 млн. плюс с чем-то. Опять же, как известно из демографии, что при достаточно такой тотальной мобилизации можно призвать не более, чем 1/6 часть от общего населения, т.е. получается миллионов 30, может, с небольшим. Опять же, известно, что на момент окончания Второй мировой войны наши вооружённые силы насчитывали где-то примерно 12 млн. Кстати, вот эта цифра, она была и в застойное время, в общем-то, известна, и не скрывалась. Отсюда что получается, где-то там, если 30 с небольшим минус 12, которые заведомо живы, это где-то получается 20 млн. с зазором. Но при этом не может быть, чтобы их всех убили, потому что так всё-таки не бывает, т.е. это должен быть какой-то примерный паритет по убитым и раненым, а может, даже наоборот, раненых бывает и больше, чем убитых. Значит, получается примерно так по грубой прикидке, что миллионов 10 мы могли потерять именно как убитые в рядах вооружённых сил. Ну и как выяснилось, что на документальной основе, в общем-то, примерно столько же и насчитали. Может быть, это будет скорректировано, даже скорее будет скорректировано, потому что всё-таки здесь, как сказать, тут подсчёт всё-таки был не очень аккуратный, наверное, скорее всего. И, опять же, грубо говоря, тот же Excel бы не помешал. Да. Хотя, опять же, с другой стороны, когда я смотрел данные по отчётам нашего ГУЛАГа, там тоже огромные простыни, я их там переписывал. Так вот, там, как правило, у них там всё сходилось даже без Экселя, т.е. они умели суммировать. Хотя иногда ошибки бывают арифметические, небольшие. Так, в общем-то, и здесь, в принципе. Естественно, что такую работу провести бы было бы очень неплохо, тем более, что все возможности для этого есть, а даже если там, например, брать такой контингент, как наш командный начальствующий состав, то, что потом было названо офицерами, то их, в общем-то, можно даже и персонально всех перечислить тех, кто погиб, потому что на них есть личные дела, которые хранятся в Министерстве обороны, точнее, сейчас в Центральном архиве Министерства обороны. Хотя, опять же, у нас сейчас почему-то особо одарённые наши начальники ставят нам палки в колёса, основываясь на том, что это будет разглашение персональных данных. Отчасти, может быть. Отчасти да, но всё-таки времени прошло уже много, и, в общем-то, скорее всего это пошло бы… В целом можно договориться до того, что раскопки гробницы Тутанхамона это тоже вторжение в его частную жизнь, и вообще не смейте трогать. Глупость какая-то. Безусловно. Опять же, ещё когда у нас там говорят, что, дескать, вот у нас там картотека есть вот этих самых, составленная, поимённая, в рамках вот этой самой БД Мемориал, что сейчас в интернете доступна. Дескать, там у вас не 8 и не 9 млн., а 14 млн. карточек. Но там надо понимать, что эти карточки зачастую просто дублируются, во-первых, т.е. там один и тот же человек может быть по много раз. Во-вторых, там есть люди, которые, в общем-то, остались живы, но, скажем, числились пропавшими без вести, или даже погибшими, потом нашёлся, да. Так что это, в общем-то, тоже ничего не опровергает, это просто, скажем так, ещё один инструмент исследования, каковое исследование обязательно нужно проводить, но, что называется, без фанатизма, т.е. не надо при этом считать, что нам все врали, сейчас мы откроем страшную правду. По большому счёту, наши потери уже подсчитаны, т.е. это оценки достаточно достоверные, но их можно уточнить. Пожалуй, и нужно уточнить, потому что всё-такт такое событие, оно заслуживает того, чтобы его нормально и корректно изучили. Мне кажется, создание базы данных про подвиг народа, где там выложены и подвиги всякие, масса документов разнообразных, мне кажется, надо только усиливать и углублять. Ничего порочного в этом нет, как раз наоборот – понять, что произошло, как произошло, почему произошло. Мне не кажется, что откроются, отверзнутся какие-то бездны, потому что, как уже неоднократно по ходу наших роликов говорили, за что ни возьмись, вот что ни скажут, за что ни возьмись, кругом ложь, кругом враньё, кругом попытки обмануть. Зачем, зачем вы врёте? Вот эти вот – а мы не откроем это, а мы не откроем то. А что вы не откроете-то? Поделитесь, пожалуйста, что вы не отроете-то? Неужели там выяснится что-то такое, что сотрясёт основы мироздания? А я не сомневаюсь, что да, выяснится, как раз сотрясая основы мироздания, что вы врали всё от начала до конца, всю Перестройку врали бесстыдно. За что ни возьмись, вот вам пожалуйста. 42 млн., да, и Жириновский заверещал тут же – да-да-да, вы посмотрите, свежие цифры вскрылись. Как такое вообще может быть? Как вы на государственном уровне подобную ложь и чушь можете распространять? Спасибо, Игорь Васильевич. Будем надеяться, что дальше будет понятнее. А на сегодня всё. До новых встреч.

Содержание

Определение

Безвозвратные потери — это все солдаты, которые больше не могут продолжать участие в боевых действиях: погибшие, тяжело раненные (инвалиды), пропавшие без вести, взятые в плен. Легко раненые солдаты (те, кто сможет в дальнейшем встать в строй) относятся к санитарным потерям. Число погибших военнослужащих определяется как сумма безвозвратных потерь с вычетом тяжело раненных и вернувшихся из плена или тыла противника[4].

Общие демографические потери — сумма всех прерванных в результате войны жизней, без учёта естественной смертности. Это число как правило определяется статистическими методами, так как в большинстве случаев оперативный учёт всех погибших людей затруднён, а в некоторых случаях и вовсе невозможен[4].

Потери Советского Союза

История изучения

Различные оценки демографических потерь Советского Союза высказывались уже в годы Великой Отечественной войны. Официальная цифра демографических потерь Советского Союза менялась неоднократно. К настоящему времени зарубежная и отечественная литература о людских потерях насчитывает множество публикаций. Диапазон высказанных оценок потерь достаточно велик − от 7 до 46 млн человек[5].

Карта военных действий 1941—1942 годов (синий — территория Германии и подконтрольных ей стран; красный — территория СССР и его союзников; голубой — оккупированные территории СССР)
Карта военных действий 1941—1942 годов
(синий — территория Германии и подконтрольных ей стран; красный — территория СССР и его союзников; голубой — оккупированные территории СССР)

В послевоенное время большинство исследователей, помимо государственной позиции СССР, приближённо оценивало общие демографические потери Советского Союза в 19—20 млн человек[6][7][8]. В XXI веке данные большинства научных источников уточнились до 25—27 млн человек[9][10][11][12].

В феврале 1946 года цифра потерь в 7 млн человек была опубликована в журнале «Большевик»[13]. В марте 1946 года Сталин в интервью газете «Правда» заявил: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек»[14]. В связи с явной назревающей идеологической и политической конфронтацией между капиталистической и социалистической системами (см. Холодная война — фактически цифры потерь были озвучены одновременно с её началом), а также в связи с раскрытием Кембриджской пятёркой существования совместных планов Британской империи и США по наступательным действиям против СССР (см. Операция «Немыслимое»)[15], по мнению некоторых историков, озвученные советским правительством потери были явно и необходимо занижены из соображений безопасности страны[16]. Приблизительные подсчёты для внутреннего пользования составили около 15 млн человек[16][17].

В конце 1940-х годов состоялись первые расчёты демографического баланса СССР за военные годы. Показательный пример — исчисления русского эмигранта, демографа Н. С. Тимашева, опубликованные в нью-йоркском «Новом журнале» в 1948 году. Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года определила его численность в 170,5 млн. С учётом прироста население СССР к середине 1941 года должно было достигнуть 178,7 млн. Однако в 1939—1940 годах к СССР были присоединены Западная Украина и Западная Белоруссия, три балтийских государства, карельские земли Финляндии, а Румыния вернула Бессарабию и Северную Буковину. Поэтому, за вычетом карельского населения, ушедшего в Финляндию, поляков, бежавших на Запад, и немцев, репатриированных в Германию, эти территориальные приобретения дали прирост населения в 20,5 млн. Учитывая уровень рождаемости, автор получил 200,7 млн, проживавших в СССР накануне 22 июня 1941 года. По его статистическим выкладкам, в СССР в начале 1946 года проживало 106 млн взрослых, 39 млн подростков и 36 млн детей, а всего — 181 млн. Тимашев заключил, что численность населения СССР в 1946 года была на 19 млн меньше, чем в 1941 году[6].

Примерно к таким же результатам приходили и другие западные исследователи. В 1946 году под эгидой Лиги Наций вышла книга Ф. Лоримера «Население СССР». По одной из его гипотез, в ходе войны население СССР уменьшилось на 20 млн[7].

В опубликованной в 1953 году статье «Людские потери во Второй мировой войне» немецкий исследователь Г. Арнтц пришёл к заключению, что «20 млн человек — это наиболее приближающаяся к истине цифра общих потерь Советского Союза во Второй мировой войне»[8].

В 1959 году проводилась первая послевоенная перепись населения СССР. В 1961 году Хрущёв в письме премьер-министру Швеции сообщил о 20 миллионах погибших: «Разве мы можем сидеть, сложа руки и ждать повторения 1941 года, когда германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей?»[18] В 1965 году Брежнев на 20-летие Победы заявил о более чем 20 миллионах погибших: «Столь жестокой войны, которую перенёс Советский Союз, не выпадало на долю ни одному народу. Война унесла более двадцати миллионов жизней советских людей»[19].

В 1988—1993 годах коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева провёл статистическое исследование архивных документов и других материалов, содержащих сведения о людских потерях в армии и на флоте, в пограничных и внутренних войсках НКВД. При этом были использованы результаты работы комиссии Генерального штаба по определению потерь 1966—1968 годов, возглавляемой генералом армии С. М. Штеменко и аналогичной комиссии Министерства обороны под руководством генерала армии М. А. Гареева 1988 года. Коллектив также был допущен к рассекреченным в конце 1980-х годов материалам Генерального штаба и главных штабов видов Вооружённых Сил, МВД, КГБ, погранвойск КГБ и других архивных учреждений СССР. Итогом работы стала цифра 8 668 400 человек потерь силовых структур СССР за время войны[20]. Ряд историков подвергают некоторой критике работу коллектива Кривошеева[21].

С марта 1989 года по поручению ЦК КПСС работала государственная комиссия по исследованию числа человеческих потерь СССР в Великой Отечественной войне. В комиссию входили представители Госкомстата, Академии наук, Министерства обороны, Главного архивного управления при Совете министров СССР, Комитета ветеранов войны, Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Комиссия не подсчитывала потери, а оценила разницу между предполагаемым населением СССР на конец войны и предполагаемым населением, которое жило бы в СССР, если бы войны не было. Работа комиссии осложнялась ненадёжными статистическими данными (первая послевоенная перепись населения произведена только в 1959 году; территория СССР изменилась). Комиссия впервые обнародовала свою цифру демографических потерь в 26,6 млн человек на торжественном заседании Верховного Совета СССР 8 мая 1990 года[22]. Методика работы комиссии подверглась критике[21].

В российской публицистике фигурируют оценки общих потерь СССР в Великой Отечественной войне в 40 млн человек и выше. Методология подобных исследований подвергается аргументированной критике со стороны как российского, так и зарубежного научного сообщества[23], поскольку, как отметил В. Н. Земсков, — «их цель состоит не в поисках исторической правды, а лежит совсем в иной плоскости: ошельмовать и дискредитировать советских руководителей и военачальников и в целом советскую систему», при этом делая попытку «возвеличить успехи нацистов и их пособников»[24].

5 мая 2008 года Президент Российской Федерации подписал распоряжение «Об издании фундаментального многотомного труда „Великая Отечественная 1941—1945 годов“». 23 октября 2009 года Министр обороны Российской Федерации подписал приказ «О Межведомственной комиссии по подсчёту потерь в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов». В состав комиссии входили представители Минобороны, ФСБ, МВД, Росстата, Росархива. В декабре 2011 года представитель комиссии озвучил общие демографические потери страны за военный период 26,6 млн человек, из них потери действующих вооружённых сил 8 668 400 человек[25].

В 2007 году Министерством обороны Российской Федерации создан был электронный архив «Мемориал» («www.obd-memorial.ru»), который содержит информацию о погибших и пропавших без вести в годы войны[26]. По данным сайта, по состоянию на октябрь 2019 года архив включал около 17 млн цифровых копий документов о безвозвратных потерях и 20 млн именных записей о потерях Красной Армии в войне[27].

Людские потери

Общая оценка

Группа исследователей под руководством Г. Ф. Кривошеева оценивает общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определённые методом демографического баланса, в 26,6 млн человек. Сюда входят все погибшие в результате военных и иных действий противника, умершие вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лица, эмигрировавшие из СССР в годы войны и не вернувшиеся после её окончания. Для сравнения, по оценкам того же коллектива исследователей, убыль населения России в Первую мировую войну (потери военнослужащих и гражданского населения) составила 4,5 млн человек, а аналогичная убыль в Гражданской войне — 8 млн человек[9].

Что касается полового состава умерших и погибших, то подавляющее большинство приходилось на мужчин (около 20 млн). В целом к концу 1945 года численность женщин в возрасте от 20 до 29 лет вдвое превышала в СССР численность мужчин того же возраста[10].

Рассматривая работу группы Г. Ф. Кривошеева, западные исследователи С. Максудов и М. Эллман приходят к выводу о том, что данная ею оценка людских потерь в 26—27 миллионов относительно надёжна. Они, однако, указывают как на возможность недооценки числа потерь за счёт неполного учёта населения территорий, присоединённых СССР перед войной и в конце войны, так и на возможность завышения потерь за счёт недоучёта эмиграции из СССР в 1941—1945 годы. Кроме того, официальные подсчёты не учитывают падение уровня рождаемости, из-за которого население СССР к концу 1945 должно было быть ориентировочно на 35—36 миллионов человек больше, если бы не было войны. Впрочем, это число признаётся ими гипотетическим, поскольку оно базируется на недостаточно строгих допущениях[10].

По мнению другого зарубежного исследователя М. Хайнеса, число 26,6 миллиона, полученное группой Г. Ф. Кривошеева, задаёт лишь нижний предел всех потерь СССР в войне. Общая убыль населения с июня 1941 по июнь 1945 составила 42,7 миллионов человек, и это число соответствует верхнему пределу. Поэтому реальное число военных потерь находится в данном промежутке[28]. Ему, однако, возражает М. Харрисон, который на основе статистических подсчётов приходит к выводу о том, что, даже учитывая некоторую неопределённость при оценке эмиграции и снижение уровня рождаемости, реальные военные потери СССР должны оцениваться в пределах от 23,9 до 25,8 миллиона человек[11].

В «Кембриджской истории России» (2006) Дж. Барбер и М. Харрисон оценивают общие потери СССР (военные и гражданские) в 25 млн человек, допуская погрешность в 1 млн[12].

Оценка возрастно-полового состава людских потерь СССР[прим. 8][29]
Возраст

на начало

1946 года

Мужчины Женщины
Теоретическая

численность

Фактическая

численность

Потери % потерь Теоретическая

численность

Фактическая

численность

Потери % потерь
0-4 7 334 000[прим. 9] 6 687 000 647 000 8,8 % 7 293 000[прим. 9] 6 632 000 661 000 9,1 %
5-9 11 591 000 11 006 000 585 000 5,0 % 11 684 000 11 054 000 630 000 5,4 %
10-14 8 954 000 8 761 000 193 000 2,2 % 9 007 000 8 900 000 107 000 1,2 %
15-19 11 092 000 10 028 000 1 064 000 9,6 % 11 220 000 10 880 000 340 000 3,0 %
20-24 9 839 000 6 430 000 3 409 000 34,6 % 9 911 000 9 023 000 888 000 9,0 %
25-29 6 871 000 4 357 000 2 514 000 36,6 % 7 437 000 6 648 000 789 000 10,6 %
30-34 8 238 000 5 156 000 3 082 000 37,4 % 8 982 000 7 996 000 986 000 11,0 %
35-39 7 712 000 5 006 000 2 706 000 35,1 % 8 007 000 7 528 000 479 000 6,0 %
40-44 6 148 000 4 070 000 2 078 000 33,8 % 6 658 000 6 509 000 149 000 2,2 %
45-49 4 637 000 3 282 000 1 355 000 29,2 % 5 571 000 5 418 000 153 000 2,7 %
50-54 3 404 000 2 882 000 522 000 15,3 % 4 137 000 3 967 000 170 000 4,1 %
55-59 2 727 000 2 307 000 420 000 15,4 % 3 586 000 3 407 000 179 000 5,0 %
60-64 2 100 000 1 705 000 395 000 18,8 % 3 046 000 2 848 000 198 000 6,5 %
65 и старше 3 768 000 2 687 000 1 081 000 28,7 % 6 207 000 5 374 000 833 000 13,4 %
Всего 94 415 000 74 364 000 20 051 000 21,2 % 102 746 000 96 184 000 6 562 000 6,4 %

Военнослужащие

Братская могила советских солдат, погибших в Сталинградской битве. Военно-мемориальное кладбище в селе Россошки, Волгоградская область, Россия
Братская могила советских солдат, погибших в Сталинградской битве. Военно-мемориальное кладбище в селе Россошки, Волгоградская область, Россия

По данным Министерства обороны России, безвозвратные потери в ходе боевых действий на советско-германском фронте с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года составили 11 444 100 советских военнослужащих[30]. Источником послужили рассекреченные в 1993 году данные и данные, полученные в ходе поисковых работ Вахт Памяти и в исторических архивах[1][31].

Согласно рассекреченным данным 1993 года:

  • убито, умерло от ран — 6 329 600 человек;
  • небоевые потери: умерло от болезней, погибло в результате происшествий, осуждено к расстрелу — 555 500 человек;
  • пропало без вести, попало в плен — 3 396 400 человек;
  • неучтённые потери первых месяцев войны — 1 162 600 человек.

Согласно данным Г. Ф. Кривошеева, во время Великой Отечественной войны всего пропали без вести и попали в плен 3 396 400 военнослужащих (ещё около 1 162 600 были отнесены к неучтённым боевым потерям первых месяцев войны, когда боевые части не предоставили по этим потерям никаких донесений), то есть всего без вести пропавших, попавших в плен и неучтённых боевых потерь — 4 559 000; вернулись из плена 1 836 000 военнослужащих, не вернулись (погибли, эмигрировали) — 1 783 300 (то есть всего пленных — 3 619 300, что больше, чем вместе с пропавшими без вести); ранее считавшиеся без вести пропавшими, которые были призваны вторично с освобождённых территорий, — 939 700. Таким образом, официальное число погибших военнослужащих составило 8 668 400 человек (погибшие 6 885 100, согласно рассекреченным данным 1993 года, и не вернувшиеся из плена 1 783 300)[1].

Демографы Е. М. Андреев, Л. Е. Дарский, Т. Л. Харькова опубликовали в 1993 году демографические обоснования для приводимой Г. И. Кривошеевым в книге «Гриф секретности снят…» статистики потерь. По их сведениям, сверхсмертность мужчин в возрасте 18—55 лет, призванных в армию, составила 25 %, не призванных в армию — 35 %[32].

Национальный состав погибших военнослужащих Советских вооружённых сил по М. В. Филимошину[33]
Национальность Число потерь % к общему числу
погибших
Русские 5 756 000 66,402
Украинцы 1 377 400 15,890
Белорусы 252 900 2,917
Татары 187 700 2,165
Евреи 142 500 1,644
Казахи 125 500 1,448
Узбеки 117 900 1,360
Армяне 83 700 0,966
Грузины 79 500 0,917
Мордва 63 300 0,730
Чуваши 63 300 0,730
Якуты 37 900 0,437
Азербайджанцы 58 400 0,673
Молдаване 53 900 0,621
Башкиры 31 700 0,366
Киргизы 26 600 0,307
Удмурты 23 200 0,268
Таджики 22 900 0,264
Туркмены 21 300 0,246
Эстонцы 21 200 0,245
Марийцы 20 900 0,241
Буряты 13 000 0,150
Коми 11 600 0,134
Латыши 11 600 0,134
Литовцы 11 600 0,134
Народности Дагестана 11 100 0,128
Осетины 10 700 0,123
Поляки 10 100 0,117
Карелы 9500 0,110
Калмыки 4000 0,046
Кабардинцы и балкарцы 3400 0,039
Греки 2400 0,028
Чеченцы и ингуши 2300 0,026
Финны 1600 0,018
Болгары 1100 0,013
Чехи и словаки 400 0,005
Китайцы 400 0,005
Ассирийцы 200 0,002
Югославы 100 0,001
Другие национальности 33 700 0,389
Всего 8 668 400 100,0


Безвозвратные потери личного состава Красной армии и Военно-морского флота по Г. Ф. Кривошееву[34]
Год и квартал Среднемесячная

списочная численность

Убито и умерло от ран Умерло от болезней

и в результате происшествий

Пропало без вести,

попало в плен

Итого % к среднемесячной

численности

1941 III квартал 3 334 400 277 052 153 526 1 699 099 2 129 677 63,9 %
1941 IV квартал 2 818 500 289 800 81 813 636 383 1 007 996 35,7 %
1942 I квартал 4 186 000 459 332 34 328 181 655 675 315 16,1 %
1942 II квартал 5 060 300 288 149 26 294 528 455 842 898 16,6 %
1942 III квартал 5 664 600 486 039 53 689 684 767 1 224 495 21,6 %
1942 IV квартал 6 343 600 360 322 34 842 120 344 515 508 8,1 %
1943 I квартал 5 892 800 552 386 30 200 144 128 726 714 12,3 %
1943 II квартал 6 459 800 154 221 15 231 22 452 191 904 3,0 %
1943 III квартал 6 816 800 673 729 14 413 115 714 803 856 11,8 %
1943 IV квартал 6 387 200 489 128 15 315 85 512 589 955 9,2 %
1944 I квартал 6 268 600 509 319 8 779 52 663 570 761 9,1 %
1944 II квартал 6 447 000 293 094 12 787 38 377 344 258 5,3 %
1944 III квартал 6 714 300 449 834 15 491 45 465 510 790 7,6 %
1944 IV квартал 6 770 100 289 661 17 363 31 058 338 082 5,0 %
1945 I квартал 6 461 100 488 083 17 979 51 459 557 521 8,6 %
1945 II квартал 6 135 300 217 588 8530 17 178 243 296 4,0 %
Всего 5 778 500 6 277 737 540 580 4 454 709 11 273 026 195 %

Гражданское население

Люди, казнённые как партизаны. Оккупированная территория СССР, 20 января 1943 года
Люди, казнённые как партизаны. Оккупированная территория СССР, 20 января 1943 года

Задача определить точное число гражданских смертей за отсутствием ведущейся статистики видится близкой к невозможной. Группа Г. Ф. Кривошеева по имеющимся источникам сумела учесть 13 684 692 чел. по следующим категориям:

  • преднамеренно истреблено на оккупированной территории — 7 420 379 чел.;
  • погибло вследствие гуманитарной катастрофы (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т. п.) — 4 100 000 чел.;
  • погибло на принудительных работах в Германии — 2 164 313 чел. (ещё 451 100 чел. по разным причинам не возвратились и стали эмигрантами).

В этот список не включены большие, но трудно поддающиеся подсчёту, потери гражданского населения от боевого воздействия в прифронтовых районах, блокадных и осаждённых городах. Так, во время блокады Ленинграда погибло 658 000 человек. При бомбардировках Сталинграда — более 40 000 человек. Десятки тысяч человек погибли от бомбардировок Севастополя, Одессы, Керчи, Новороссийска, Смоленска, Тулы, Харькова, Минска и Мурманска[35].

По оценке Дж. Барбера и М. Харрисона, из общего числа безвозвратных потерь СССР в 24—26 млн человек — 13,7 млн гражданского населения погибли или умерли на оккупированной Третьим рейхом территории, включая угнанных в концлагеря Третьего рейха. Также не менее 2 млн погибли на территории, остававшейся под контролем СССР, в числе которых: около 750 000 находившихся в лагерях и других местах заключения, около 250 000 депортированных этнических групп (поволжских немцев, чеченцев и ингушей) и около 800 000 жертв блокадного Ленинграда[36].

Численность населения, угнанного властями Третьего рейха с временно оккупированной территории СССР на работы в Германию[35]
Республики Число угнанных на работы в Германию
РСФСР 1 906 661
Украинская ССР 2 402 234
Белорусская ССР 399 374
Литовская ССР 160 019
Латвийская ССР 279 615
Эстонская ССР 74 226
Молдавская ССР 47 242
Карело-Финская ССР 142
Всего 5 269 513

Советские военнопленные

Массовое захоронение советских солдат, убитых немцами в концентрационном лагере для военнопленных. Демблин, оккупированная Германией Польша, 1940-е годы
Массовое захоронение советских солдат, убитых немцами в концентрационном лагере для военнопленных. Демблин, оккупированная Германией Польша, 1940-е годы

По данным комиссии Кривошеева, всего за годы войны пропало без вести и оказалось в плену 5 590 000 советских военнослужащих, в числе которых 500 000 призванных военнообязанных, захваченных противником в пути в воинские части. Не все пропавшие без вести были пленены. Около 450 000-500 000 чел. из них фактически погибли или, будучи тяжело раненными, остались на поле боя, занятом противником. В плену оказались также раненые и больные, находившиеся на излечении в госпиталях, которые были захвачены противником. Эти военнослужащие в донесениях советских войск значились в числе санитарных потерь, а в Третьем рейхе учтены как военнопленные. Комиссия пришла к выводу что фактически в немецком плену находилось около 4 559 000 военнослужащих, в числе которых и военнообязанные[37].

Военное командование Третьего рейха с особой жестокостью относились к советским людям. Это проявлялось прежде всего в принципиальном согласии немецкого руководства на бесконтрольное уничтожение советских военнопленных особыми отрядами СС в лагерях. Стремясь к массовому уничтожению советских военнопленных, военные власти обрекали красноармейцев на вымирание от голода, тифа и дизентерии, не оказывая им никакой медицинской помощи. Например, только на территории освобождённой Польши, по данным, установленным польскими органами власти, захоронено 883 485 советских военнопленных, истреблённых в многочисленных нацистских лагерях[37].

По данным Кривошеева, из немецкого плена живыми вернулось на родину 1 836 562 чел., а 180 000 чел. эмигрировали в другие страны. Из вернувшихся на родину около 1 млн чел. были направлено для дальнейшего прохождения военной службы в частях Красной армии, 600 000 чел. направлены на работу в промышленности в составе рабочих батальонов. 339 000 чел., как скомпрометировавшие себя в плену, — в лагеря НКВД[37].

Согласно немецким документам, уже к 1 мая 1944 года число советских военнопленных достигло 5 160 000 чел.[38] Вместе с тем стоит учитывать, что к числу военнопленных зачастую причисляли гражданских лиц призывных возрастов, всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин, отходивших вместе с отступающими и окружёнными войсками. Так, Типпельскирх сообщает о том, что во время штурма Севастополя в плен было взято 100 000 солдат Красной армии[39], при этом весь гарнизон на 2 июня 1942 года составлял 106 000 человек[40][41], при общих безвозвратных потерях в Киевской оборонительной операции в 531 471 военнослужащего (включая убитых)[42], он сообщает о 665 000 только взятых в плен[39].

Статистика числившихся военнопленных по немецким источникам на 1 мая 1944 года[37]
Статус Количество %
Находятся в лагерях 1 053 000 20,4 %
Выпущено на свободу или

принято на военную службу[прим. 10]

818 000 15,9 %
Умерло в лагерях 1 981 000 38,4 %
Бежало 67 000 1,3 %
Казнено 473 000 9,1 %
Умерло в транзитных лагерях

или не зарегистрировано

768 000 14,9 %
Всего 5 160 000 100,0 %

Материальные потери СССР

Разрушенный цех завода «Красный Октябрь». Сталинград, СССР, 21 января 1943 г.
Разрушенный цех завода «Красный Октябрь». Сталинград, СССР, 21 января 1943 г.
Женщина с двумя девочками смотрит на развалины дома. СССР, 1 сентября 1943 г.
Женщина с двумя девочками смотрит на развалины дома. СССР, 1 сентября 1943 г.

За годы войны на советской территории было разрушено 1710 городов и посёлков городского типа и более 70 000 сёл и деревень, 32 000 промышленных предприятий, разгромлено 98 000 колхозов, 1876 совхозов[43]. Государственная комиссия установила, что материальный ущерб составил около 30 % национального богатства Советского Союза, а в районах, подвергшихся оккупации, — около двух третей. В целом материальные потери Советского Союза оцениваются суммой около 2,6 трлн рублей[44]. Для сравнения национальное богатство Великобритании уменьшилось лишь на 0,8 %, Франции — на 1,5 %. В США, наоборот, за период с 1939 г. по 1945 г. наблюдался рост в 70 % ВВП[45].

Безвозвратные потери боевой техники и вооружения Советских вооружённых сил[46]
Наименование Количество на 22 июня 1941 г. Общий ресурс[прим. 11] Потери[прим. 12] % потерь
Стрелковое оружие 9,33 млн 29,18 млн 15,47 млн 53 %
Миномёты 56 100 400 100 205 600 51 %
Радиосредства 37 400 188 800 75 100 40 %
Зенитная артиллерия 8600 47 000 8000 17 %
Противотанковая артиллерия 14 900 69 100 42 400 61 %
Полевая артиллерия 33 200 128 200 61 500 50 %
Реактивная артиллерия -- 11 000 4900 45 %
Тяжёлые танки 500 10 500 5200 50 %
Средние танки 900 55 900 44 900 80 %
Лёгкие танки 21 200 42 300 33 400 79 %
САУ -- 23 100 13 000 56 %
Др. бронетехника и тягачи 13 100 72 200 37 600 42 %
Автомобили 272 600 1 017 000 351 800 35 %
Бомбардировщики 8400 27 600 17 900 65 %
Штурмовики 100 33 700 23 600 70 %
Истребители 11 500 74 300 46 800 63 %
Другие самолёты 12 100 35 000 18 100 52 %
Надводные корабли 235 623 212 34 %
Подводные лодки 212 263 102 39 %
Боевые катера 466 2615 700 27 %

Таблицы людских потерь по различным источникам

Здесь представлены различные оценки людских потерь СССР в Великой Отечественной войне, высказанные в разное время учёными, публицистами и политиками. Перечень составлен демографом Л. Л. Рыбаковским в 2010 году[5].

Оценки людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне[47]
Общие потери (млн чел.) Год публикации Автор оценки
Около 7 1946 И. Сталин
20 1961 Н. Хрущев
Более 20 1965 Л. Брежнев
24,5 1977 С. Максудов
26—27 1988 А. Кваша
30 1988 Л. Рыбаковский
26—27 1988 А. Самсонов
21,3 1988 Б. Соколов
26—27 1989 Ю. Поляков
27—28 1989 Л. Рыбаковский
44 1990 И. Курганов
46 1990 С. Иванов
26,6 1990 Е. Андреев и др.
26 1990 Э. Шеварднадзе
27 1990 М. Горбачёв
26—27 1991 А. Самсонов
29,4 1991 Б. Соколов
35—37 1991 О. Лебедев
27,7 1991 А. Шевяков
21,8 1992 В. Елисеев, С. Михалев
29,5 1992 А. Шевяков
26,549 1995 Б. Ельцин
21,7—23,0 1995 А. Соколов
26 1996 П. Полян
27 1996 Б. Харенберг
23,568 1997 С. Михалев
26,452 1997 Б. Ельцин
43,3 1998 Б. Соколов
26,5 2004 В. Эрлихман


Оценки людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне по зарубежным источникам
Автор Год Военные
(млн чел.)
Гражданские
(млн чел.)
Общие
(млн чел.)
Лоример Ф.[48] 1946
5
11
16
Жорж П.[fr][49] 1946
7
10
17
Тимашев Н.[50] 1948
7
18,3
25,3
Арнц Г.[de][51] 1953
13,6
7
20,6
Бирабен Ж.-Н.[52] 1958
8
6,7
14,7
Исон У.[53] 1959
10
15
25
Земке Э.[en][54] 1968
более 12
Ситон А.[55] 1971
10
Эллиот Г.[56] 1972
10
10
20
Уиллетс Г.[en][57] 1980
около 10
около 10
20
Мессенджер Ч.[58] 1989
20
Киган Д[en][59] 1989
7
7
14
Руммель Р.[60] 1990
7
12,25
19,625
Эллис Д.[61] 1993
11
6,7
17,7
Эллман М., Максудов С.[62] 1994
8,7
18
26—27
Валлечинский Д.[en][63] 1995
13,6
20—26
Дэвис Н.[64] 1996
8—9
16—19
24—28
Овери Р.[65] 1998
8,668
17
25
Мазовер М.[en][66] 1998
9,5
10
19,5
Клодфельтер М.[67] 2002
8,668
20—26
Хейнс М.[68] 2003
8,7
17,9
26,6
Гилберт М.[69] 2004
13,3
7
более 20
Вилмотт Х.[70] 2004
8,7
16,9
25,6
Джадт Т.[71] 2005
8,6
16
24,6
Дэвис Н.[72] 2006
8,668
18,332
27
Барбер Д., Харрисон М.[73] 2006
более 8,7
13,7
24—26
Корт М.[en][74] 2008
27
Роузфилд С.[75] 2009
8,7
17,7—20,3
26,4—29
Ломагин Н.[76] 2009
около 8,6
более 27
Томпсон Дж.[77] 2009
27
Девлет Н.[78] 2013
10,6
16―17
26—27
Энгель Б.[en], Мартин Дж.[79] 2015
7—8
19
26—27

Потери Германии и её союзников

Людские потери

Кладбище немецких солдат, погибших в Сталинградской битве. Военно-мемориальное кладбище в селе Россошки, Волгоградская область, Россия
Кладбище немецких солдат, погибших в Сталинградской битве. Военно-мемориальное кладбище в селе Россошки, Волгоградская область, Россия

На данный момент наиболее полное исследование по демографическим потерям Германии провёл немецкий историк полковник Рюдигер Оверманс. Для оценки демографических потерь Оверманс задействовал метод статистической выборки. Используя его, он определил общие демографические потери и распределил их по фронтам, возрасту военнослужащих, видам вооружённых сил и другим категориям. Источником выборки послужила картотека немецкой службы по оповещению близких родственников павших WASt[en], содержащая 18,3 млн персональных карточек. Согласно его работе демографические потери Германии на всех фронтах составили 5,318 млн человек. До 31 декабря 1944 года на Восточном фронте погибло 2,743 млн военнослужащих. Дать распределение потерь по фронтам для 1945 года Оверманс не сумел. Всего на всех фронтах в 1945 году погибло 1,230 млн военнослужащих; из них, по предположению Оверманса, на советско-германском фронте погибло 65—70 % военнослужащих[80].

Безвозвратные потери личного состава вермахта на восточном фронте[81]

Год и квартал Потери вермахта Соотношение к потерям

Красной армии[82]

К 1941 III квартал 185 198 11,5
1941 IV квартал 117 297 8,6
1942 I квартал 136 396 5,0
1942 II квартал 90 198 9,4
1942 III квартал 145 264 8,5
1942 IV квартал 134 957 3,9
1943 I квартал 294 706 2,5
1943 II квартал 48 132 4,0
1943 III квартал 187 858 4,3
1943 IV квартал 169 957 3,5
1944 I квартал 228 419 2,5
1944 II квартал 263 706 1,4
1944 III квартал 517 907 1,0
1944 IV квартал 222 914 1,6
Всего 2743000 4,2

В войну против Советского Союза немецким командованием было вовлечено население оккупированных стран путём вербовки добровольцев. Таким образом появлялись отдельные воинские формирования из числа граждан Франции, Нидерландов, Дании, Норвегии, Хорватии, а также из граждан СССР, оказавшихся в плену или на оккупированной территории (русские, украинские, армянские, грузинские, азербайджанские, мусульманские и др.). Как именно учитывались потери этих формирований, чёткой информации в немецкой статистике нет (см. Иностранные добровольцы вермахта)[3].

При определении масштабов людских потерь Германии необходимо также учитывать, в каких географических границах государства они подсчитаны. Так, потери Германии в границах 1937 г. — одни, а с учётом только немецкого населения Третьего рейха в границах 1941 года — совсем иные. В немецких публикациях безвозвратные людские потери Германии даются, как правило, в границах 1937 г. Аналогичное положение с довоенными и послевоенными территориями Венгрии и Румынии. Например, в румынскую армию призывались молдаване, но их потери в войне против СССР фактически включены в демографические утраты Советского Союза[3].

Также постоянным препятствием для определения реального числа потерь личного состава войск являлось смешивание потерь военнослужащих с потерями гражданского населения. По этой причине в Германии, Венгрии и Румынии потери вооружённых сил значительно уменьшены, так как часть их учтена в числе жертв гражданского населения (200 000 чел. составляют потери военнослужащих, а 260 000 чел. — гражданского населения). Например, в Венгрии это соотношение было 1:2 (140 000 — потери военнослужащих и 280 000 — потери гражданского населения)[8]. Так, в 1950-е годы в ФРГ утверждалось, что во время насильственного переселения из восточных в западные регионы Германии в 1945—1946 гг. погибли 1,5 млн человек и 1 млн человек во время изгнания из Румынии, Венгрии, Чехословакии и Польши, более 800 000 немецких военнослужащих погибли в плену[8], что впоследствии не получило никаких доказательств, однако цифры потерь вермахта откорректированы не были. Всё это существенно искажает статистику о потерях войск стран, воевавших на советско-германском фронте[3].

Также абсолютно неизвестны потери военизированных формирований: Службы трудовой повинности, организации Тодта, гитлерюгенда, фольксштурма, полиции, Службы имперских путей сообщения. Все эти потери обычно относят к потерям мирного населения[3].

В немецкой радиотелеграмме, исходящей из отдела учёта потерь вермахта от 22 мая 1945 года, адресованной генерал-квартирмейстеру ОКВ, в ответ на его запрос приводятся следующие сведения[83]:

На радиограмму ОКВ генерал-квартирмейстера № 82/266 от 18.05.45 г. сообщаю:

1. Потери вермахта

а) Погибшие, включая 500 тыс. умерших от ран, — 2,03 млн
Кроме того, умерло в результате несчастных случаев и болезней — 200 тыс.;
в) Раненые ……………………………………………… 5,24 млн
с) Пропавшие без вести……………………………..… 2,4 млн
Общие потери ………………………….……………… 9,73 млн

2. Со 2.05.45 г. у СССР находится около 70 тыс. раненых и 135 тыс. — у американцев и англичан.
3. Всего раненых в рейхе на настоящее время около 700 тыс. …
Отдел учёта потерь вермахта 22.05.45 г.

По справке организационного отдела ОКХ от 10 мая 1945 года только сухопутные силы, включая войска СС (без ВВС и ВМС), за период с 1 сентября 1939 по 1 мая 1945 года потеряли 4 617 000 человек[источник не указан 373 дня].

За два месяца до смерти Гитлер в одном из выступлений объявил, что Германия потеряла 12,5 млн убитыми и ранеными, из которых половину — убитыми[84]. Этим сообщением он фактически опроверг оценки масштабов людских потерь, сделанные другими нацистскими лидерами и правительственными органами[3].

Генерал Йодль после окончания военных действий заявил, что Германия в общей сложности потеряла 12,4 млн чел., из которых 2,5 млн убитыми, 3,4 млн пропавшими без вести и пленными и 6,5 млн ранеными, из которых примерно 12—15 % не вернулись в строй по тем или иным причинам[85].

В 1953 году Гельмут Арнтц указал, что во всей Второй мировой войне вооружённые силы Германии в границах 1937 года потеряли убитыми 3,250 млн этнических немцев. Общие потери немецкого народа составили 6,5 млн человек. Количество убитых и пропавших без вести среди немецкого гражданского населения составляет свыше 3 млн человек, в том числе: 500 000 человек погибло от бомбардировок; 2 550 000 пропало без вести во время насильственного выселения 1944—1946 годов, их следует считать погибшими; 300 000 этнических немцев было уничтожено органами Третьего рейха по расовым, религиозным и политическим причинам. Военные потери союзников Германии в Европе составили 1 142 000 человек, потери гражданского населения — 949 000 человек[8].

Согласно приложению к закону ФРГ «О сохранении мест захоронения» общее число захороненных на территории СССР и Восточной Европы немецких солдат составляет 3,226 млн, из которых известны имена 2,395 млн[86], однако эта цифра не учитывает большое число солдат не немецкой национальности: австрийцев (270 000), судетских немцев и эльзасцев (230 000), представителей других национальностей (370 000). Значительное количество захоронений исчезло, большое число солдат вермахта не были захоронены должным образом. Так, например, российская Ассоциация военных мемориалов, созданная в 1992 году, сообщила, что за 10 лет своего существования передала Немецкому союзу по уходу за воинскими захоронениями сведения о захоронениях 400 000 солдат вермахта. Не ясно, включена ли эта цифра в общую статистику. Кроме того, в боях с Красной армией на территории Германии и Австрии погибло примерно 1,2—1,5 млн солдат вермахта. Таким образом, число погибших солдат вермахта составляет 4,4—4,7 млн человек[87].

По исследованию Кривошеева, за всю Второю мировую войну вооружённые силы Третьего рейха потеряли убитыми и ранеными, по неполным данным, 13 448 000 чел., или 75,1 % от числа мобилизованных в годы войны, и 46,0 % всего мужского населения Германии, включая Австрию. При этом на советско-германском фронте её безвозвратные потери составили 7 181 100 военнослужащих. Потери союзников Германии составили 1 468 000 чел.: Венгрия — 809 000 чел., Румыния — 475 000 чел., Италия — 93 000 чел., Финляндия — 84 000 чел., Словакия — 7000 чел. Итого безвозвратные потери Третьего рейха вместе с союзниками — 8 649 200 чел. После взаимного возвращения военнопленных число погибших военнослужащих Третьего рейха и его союзников (на Восточном фронте) определилось как 5 076 000 человек. Общие демографические потери Германии и её союзников за всю Вторую мировую войну составили 11,9 млн человек[3].

Военнопленные Германии и её союзников

Немецкие военнопленные возвращаются домой. Франкфурт-на-Одере, Советская зона оккупации Германии, 1 апреля 1949 года
Немецкие военнопленные возвращаются домой. Франкфурт-на-Одере, Советская зона оккупации Германии, 1 апреля 1949 года

По донесениям фронтов и отдельных армий, обобщённым в Генеральном штабе ВС СССР, советскими войсками было пленено 4 377 300 немецких военнослужащих, из которых около 600 000 чел., после соответствующей проверки, были освобождены непосредственно на фронтах. В основной массе это были лица негерманской национальности, насильственно призванные в вермахт и армии её союзников (поляки, чехи, словаки, румыны, словенцы, болгары, молдаване, фольксдойче и др.), а также нетранспортабельные инвалиды. На территорию СССР в тыловые лагеря для содержания военнопленных эти лица не отправлялись и в учётные данные включены не были[3].

Сведения о количестве военнопленных вооружённых сил Третьего рейха и союзных ему стран, учтённых в лагерях НКВД СССР по состоянию на 22 апреля 1956 года[3]
национальность учтено
военнопленных
освобождено и
репатриировано
умерло
в плену
немцы 2 388 443 2 031 743 356 700
австрийцы 156 681 145 790 10 891
чехи и словаки 69 977 65 954 4023
французы 23 136 21 811 1325
югославы 21 830 20 354 1476
поляки 60 277 57 149 3128
голландцы 4730 4530 200
бельгийцы 2014 1833 181
люксембуржцы 1653 1560 93
испанцы 452 382 70
датчане 456 421 35
норвежцы 101 83 18
прочие национальности 3989 1062 2927
итог по вермахту 2 733 739 2 352 671 381 067
% 100 % 86,1 % 13,9 %
венгры 513 766 459 011 54 755
румыны 187 367 132 755 54 612
итальянцы 48 957 21 274 27 683
финны 2377 1974 403
итог по союзникам 752 467 615 014 137 753
% 100 % 81,7 % 18,3 %
всего военнопленных 3 486 206 2 967 686 518 520
% 100 % 85,1 % 14,9 %

Материальные потери Третьего рейха и его союзников

Разрушенный после бомбардировок Дрезден. Третий рейх, 1 января 1945 года
Разрушенный после бомбардировок Дрезден. Третий рейх, 1 января 1945 года

Говоря о безвозвратных потерях боевой техники и вооружения Третьего рейха и его союзников за Вторую мировую войну в целом, всё вооружение, произведённое ими до начала войны и в её ходе, было потеряно. Так, потеряно танков и САУ — 42 700, орудий и миномётов — 379 400, боевых самолётов — 75 700[прим. 13]. 74—75 % указанных потерь составляют потери на советско-германском фронте. После безоговорочной капитуляции Германии в мае 1945 года её вооружённые силы перестали существовать[88].

Соотношение безвозвратных потерь в вооружении между СССР и Третьим рейхом с его союзниками[88]
Наименование Потери СССР Потери Третьего рейха Потери союзников Третьего рейха Всего Соотношение
Танки и САУ 96 500 32 000 500 32 500 3,0:1
Орудия и миномёты 317 500 280 800 8400 289 200 1,1:1
Боевые самолёты 88 300 56 800 2100 58 900 1,5:1


Потери боевых кораблей и транспортных судов Третьего рейха от боевого воздействия Советского Военно-Морского Флота в 1941—1945 гг.[прим. 14][89]
Причина потерь Количество боевых и вспомогательных судов Количество транспортных судов Тоннаж транспортных судов, брт[прим. 15]
Морская авиация 407 371 800 296
Подводные лодки 33 157 462 313
Надводные корабли 53 24 45 197
Мины 103 110 250 101
Береговая артиллерия 18 14 28 646
Неизвестно[прим. 16] 94 115 251 666
Всего 708 791 1 838 219

Долгосрочные демографические последствия

Демографические последствия для Советского Союза

Россия и союзные республики понесли в Великой Отечественной войне небывалые демографические потери. В войне погибло около 20 млн мужского населения и 6,5 млн женского. Образовавшийся гендерный дисбаланс стал причиной резкого увеличения доли одиноких женщин вследствие овдовения и дефицита женихов на брачном рынке. К гибели огромного числа людей, деформирующей всю возрастно-половую пирамиду, добавляются ещё и деформации, вызванные резким снижением рождаемости в военные годы. Спустя четверть века после войны дети военных лет сами становились родителями, но их было мало, поэтому невелико было и число их детей — наиболее глубоким было падение в 1967—1969 гг., которые отстали на 25 лет от 1942—1945 гг. Война запустила цикл колебаний годовых чисел рождений, который продолжается до сих пор. Эти циклические колебания численности поколений затронули как частную жизнь десятков миллионов людей, так и экономическую и социальную жизнь всей страны[90].

Демографические последствия для Германии

Значительные возрастно-половые деформации характерны для большинства воевавших стран, в том числе и для Германии, также понёсшей огромные потери как в Первой, так и особенно во Второй мировой войне. В послевоенных возрастных пирамидах Германии и России есть много общего, но тем не менее женский перевес в воевавших поколениях в РСФСР несопоставимо больше, чем в Германии. Он особенно велик в поколениях, воевавших в войнах второго десятилетия ХХ века, так как, в отличие от Германии, Россия несла потери не только в Первой мировой, но и в Гражданской войне. Тем не менее он значителен также и в более молодых поколениях, что говорит и о более значительных потерях России во Второй мировой войне[91].


См. также

Комментарии

  1. В 1993 году после снятия государственной тайны со многих документов группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра ВС РФ Григория Кривошеева было проведено большое статистическое исследование по потерям в вооружённых силах России и СССР в войнах XX века.
  2. В этот список не включены большие, но трудно поддающиеся подсчёту, потери гражданского населения от боевого воздействия противника в прифронтовых районах, блокадных и осаждённых городах. Так, во время блокады Ленинграда погибло 658 000 человек. При бомбардировках Сталинграда — более 40 000 человек. Десятки тысяч человек погибли от бомбардировок Севастополя, Одессы, Керчи, Новороссийска, Смоленска, Тулы, Харькова, Минска и Мурманска.
  3. Группой Кривошеева на основе анализа статистических данных штаба Третьего рейха за период с 22 июня 1941 по 31 января 1945 года, а также учётных документов Генерального штаба Красной армии о числе военнопленных, захваченных советскими войсками за этот период.
  4. 1 2 3 Не считая 1,6 млн немецких солдат, взятых в плен после 9 мая 1945 года, неизвестны потери фольксштурма, гитлерюгенда, организации Тодта, Службы трудовой повинности, Службы имперских путей сообщения, полиции.
  5. Учитывая 220 тыс. граждан СССР, принимавших участие в войне на стороне Третьего рейха.
  6. Учитывая 180 тыс. солдат, эмигрировавших в другие страны или вернувшихся на родину в обход сборных пунктов.
  7. Долгое отсутствие доступа к первоисточникам, принципиальное отсутствие первоисточников по немецким потерям отдельно для Восточного фронта в 1945 году (см. основной конфликт — Вторая мировая война), явная идеологическая и политическая заинтересованность различных сторон.
  8. Без учёта численности приехавших в страну между серединой 1941 г. и началом 1946 г. (остатки первой волны эмиграции из Маньчжурии, Югославии и других стран, некоторые другие категории).
  9. 1 2 Снижение рождаемости с 23,3 млн до 14,6 млн за аналогичный период не учитывается в демографических потерях.
  10. С 25 июля по 13 ноября 1941 года действовал приказ об освобождении советских военнопленных ряда национальностей (немцев Поволжья, прибалтов, украинцев, а затем и белорусов). Всего таким образом было освобождено 318 770 человек. В дальнейшем из плена освобождались в основном лица, которые вступали в добровольческие охранные и другие формирования, в полицию.
  11. Общий ресурс составляет сумму количества оружия и техники на 22 июня 1941 г. и поступившего из промышленности и по ленд-лизу за годы войны.
  12. В графе «Потери» учтены боевые и небоевые потери вместе, так как удельный вес небоевых потерь незначителен, кроме авиации, где он составляет 40—50 %.
  13. В приведённые числа не включены потери вермахта во время войны в Польше и в ходе других боевых действий за период с 1 сентября 1939 по 22 июня 1941 год.
  14. В таблице указано количество кораблей и транспортов, достоверность гибели которых подтверждена двусторонними данными (СССР и Германии).
  15. Потопленные малые суда Третьего рейха тоннажем менее 100 брт в число потерь не включены.
  16. Потери в зоне действий советского ВМФ по неустановленным причинам.

Примечания

  1. 1 2 3 Кривошеев и др., 2001, с. 227—256.
  2. Минобороны уточнило потери СССР в Великой Отечественной войне // Интерфакс. — 2015. — 13 ноября.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Кривошеев и др., 2001, с. 500—520.
  4. 1 2 Демографический энциклопедический словарь / Редкол.: Валентей Д. И. (гл. ред.) и др. — М., 1985. — С. 61—63.
  5. 1 2 Рыбаковский, 2010, с. 24—25.
  6. 1 2 Н. С. Тимашев. Население послевоенной России // Новый журнал : журнал. — 1948.
  7. 1 2 Лоример Ф. Население СССР.
  8. 1 2 3 4 5 Арнтц и др., 1957, с. 593—604.
  9. 1 2 Кривошеев и др., 2001, с. 227—229.
  10. 1 2 3 Ellman M., Maksudov S. and etc., 1994.
  11. 1 2 Harrison M. Counting Soviet Deaths in the Great Patriotic War. — 6. — Europe-Asia Studies, 2003. — P. 939—944.
  12. 1 2 Barber, Harrison, 2006, p. 225.
  13. Интервью тов. И. В. Сталина с кор. Правды относительно речи г. Черчилля // Большевик : журнал. — 1946. — Февраль (№ 5).
  14. Интервью И. В. Сталина газете «Правда» о речи Черчилля в Фултоне (14 марта 1946 года) // Coldwar : сайт.
  15. Любимов М., Кобаладзе Ю. Возвращаясь к «Кембриджской пятёрке» — Триумф или провал? // Служба внешней разведки РФ. — 2008. — 3 апреля. Архивировано 10 июля 2012 года.
  16. 1 2 Игорь Пыхалов про потери в Великой Отечественной Войне на YouTube, начиная с 12:41
  17. Волкогонов Д. А. Сталин. Политический портрет. — М.: Новости, 1992. — Т. 2. — 704 с. — ISBN 4-7020-0025-0.
  18. Письмо Председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева премьер-министру Швеции Т. Эрландеру // Международная жизнь : журнал. — 1961. — № 12.
  19. Богоявленский Д. Как утаивали величину военных потерь // Демоскоп : сайт. — 2012. — Июнь.
  20. Кривошеев и др., 1993.
  21. 1 2 Пыхалов И., Лопуховский Л., Земсков В., Ивлев И., Кавалерчик Б. «Умылись кровью»? Ложь и правда о потерях в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза, Эксмо, 2012. — 512 с. — (Великая Отечественная: Неизвестная война). — ISBN 978-5-699-58297-6.
  22. Горбачёв М. С. Уроки войны и победы // Известия : газета. — 1990. — 9 мая.
  23. Рыбаковский, 2000, с. 89.
  24. Земсков, 2017, с. 120.
  25. Тарасов, 2011.
  26. Арсентьев А. Обобщенный банк данных // Военная археология : журнала. — 2009. — № 1. — С. 37.
  27. О проекте ОБД Мемориал. ОБД «Мемориал». Дата обращения 15 октября 2019.
  28. Haynes M. Counting Soviet Deaths in the Great Patriotic War. — Europe-Asia Studies. 2003. — 2, 2003. — P. 303—309.
  29. Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л., 1993, с. 73—79.
  30. Доклад Тарасова В. П., 2011.
  31. Кривошеев Г. Ф. Анализ сил и потерь на советско-германском фронте. Доклад на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны от 29 декабря 1998 // Мир истории.
  32. Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза 1922—1991. — М.: Наука, 1993. — С. Табл. 35. — ISBN 978-5-02-013479-9..
  33. Филимошин М. В. Людские потери вооружённых сил СССР. — 4. — Мир России, 1999. — С. 92—101.
  34. Кривошеев и др., 2001, с. 236—239.
  35. 1 2 Кривошеев и др., 2001, с. 230—234.
  36. Barber, Harrison, 2006, p. 225—226.
  37. 1 2 3 4 Кривошеев и др., 2001, с. 453—463.
  38. Ueberschar Gerd R., Wette Wolfram. Unternehmen Barbarossa: Der Deutsche Uberfall Auf Die Sowjetunion, 1941 Berichte, Analysen, Dokumente. — Frankfurt-am-Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1984. — P. 364—366. — ISBN 3-506-77468-9.
  39. 1 2 Типпельскирх, 2001.
  40. Шефов Н. Битвы России. — М.: АСТ, 2002. — С. 507.
  41. Тельпуховский и др., 1984, p. 141.
  42. Кривошеев и др., 2001, с. 270.
  43. Тельпуховский и др., 1984, pp. 497—540.
  44. Великая Отечественная война Советского Союза 1941—45 — статья из Большой советской энциклопедии
  45. Федечко С. А..
  46. Кривошеев и др., 2001, с. 464—483.
  47. Рыбаковский, 2010, с. 25—26.
  48. Lorimer, 1946, pp. 180—183.
  49. George, 1946, pp. 405—406.
  50. Timasheff, 1948, pp. 148—155.
  51. Арнтц, 1998, с. 600—601.
  52. Biraben, 1958, pp. 47—48.
  53. Eason, 1959, pp. 598—606.
  54. Земке, 2009, с. 594.
  55. Seaton, 1971.
  56. Elliot, 1972.
  57. Willetts H. The Soviet Union in the Second World War (англ.) // Companion to Russian Studies: in 3 Vol. / Ed. by R. Auty, D. D. Obolensky; Ed. assist. A. Kingsford. — Cambridge—: Cambridge University Press, 1980. — Vol. 1: An Introduction to Russian History. — P. 296. — ISBN 978-0-521-28038-9.
  58. Messenger, 1989.
  59. Keegan, 1989.
  60. Rummel, 1990, p. 167.
  61. Ellis, 1993.
  62. Ellman, Maksudov, 1994, p. 671.
  63. Wallechinsky, 1995.
  64. Davies, 1996.
  65. Overy, 1999.
  66. Mazower, 2009.
  67. Clodfelter, 2008, pp. 515—516.
  68. Haynes, 2003, pp. 300—309.
  69. Gilbert, 2004.
  70. Willmott, 2004.
  71. Judt, 2005, p. 18.
  72. Davies, 2006, p. 367.
  73. Barber, Harrison, 2006, p. 225―226.
  74. Kort M. A Brief History of Russia (англ.). — New York: Facts On File, 2008. — P. 190. — ISBN 978-0-8160-7113-5.
  75. Rosefielde, 2009.
  76. Lomagin N. A. The Soviet Union in the Second World War (англ.) // A Companion to Russian History / Ed. by A. Gleason. — Hoboken, NJ: Blackwell Publ., 2009. — P. 409. — (Wiley-Blackwell Companions to World History). — ISBN 978-1-4051-3560-3.
  77. Thompson J. M. Russia and the Soviet Union: An Historical Introduction from the Kievan State to the Present  (англ.). — Boulder: Westview Press, 2009. — P. 266. — ISBN 978-08133-4395-2.
  78. Devlet N. Sovyetler Birliği Dönemi (тур.) // Rusya tarihi / Ed. N. Devlet, N. Sarıahmetoğlu. — Eskişehir: Anadolu Üniversitesi, 2013. — S. 204. — ISBN 978-975-06-1522-1.
  79. Engel B. A., Martin J. L. B. Russia in World History (англ.) / Gen. ed. B. G. Smith, A. A. Yang. — Oxford—: Oxford University Press, 2015. — P. 110. — ISBN 978-0-19-994789-8.
  80. Overmans, 2000.
  81. Overmans R. Deutsche militärische Verluste im Zweiten Weltkrieg. — 2st Ed. — München, 2000. — ISBN 3-486-56551-1. с.279
  82. Потери Красной армии — Кривошеев и др., 2001, с. 236—239.
  83. Военный архив ФРГ. WF № 01/1913, л. 655.
  84. Урланис Б. Ц. Война и народонаселение Европы. — М., 1960. — 199 с.
  85. Краткая запись допроса А. Йодля 17.06.45 г. — ГОУ ГШ. Инв. № 60481.
  86. Кривошеев и др., 2001.
  87. Литвиненко, 2016.
  88. 1 2 Кривошеев и др., 2001, с. 484—488.
  89. Кривошеев и др., 2001, с. 498—499.
  90. Вишневский, 2016, с. 1—9.
  91. Вишневский, 2016, с. 9—10.

Литература

Дополнительная литература

Ссылки

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).