Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Отдельный корпус жандармов

Из Википедии — свободной энциклопедии

Отдельный корпус жандармов Его Императорского Величества
Russian coa 1825.png
Годы существования

28 апреля (10 мая18274 (17) марта 1917

Страна

Flag of Russia.svg Российская империя

Подчинение

Военное министерство
МВД Российской империи

Входит в

Русская императорская армия

Тип

Охранные формирования по кавалерийскому образцу

Дислокация

Российская империя

Цвета

голубой

Отде́льный ко́рпус жандармов — отдельный корпус специального назначения в Русской императорской армии (РИА), военные чины которого составляли основу штата жандармско-полицейских учреждений Российской империи с 1826 по 1917 гг., политическая полиция Российской империи.

Обеспокоенный распространением тайных обществ, подготовивших восстание на Сенатской площади, Николай I 28 апреля (10 мая1827 издал Положение о Корпусе жандармов, которым организовал жандармов России в Отдельный корпус специального назначения в составе Русской Императорской армии[1]. Военные чины этого корпуса составляли основу штата жандармско-полицейских учреждений Российской империи с 1826 по 1917 гг. Должность шефа жандармов была учреждена 25 июня (7 июля1826 года.

По инспекторской, строевой и хозяйственной части Отдельный корпус жандармов входил в систему Военного министерства. По наблюдательной части, организации и ведении политического розыска, проведению дознаний и другим вопросам учреждения Отдельного корпуса жандармов (губернские жандармские управления, охранные отделения и др.) подчинялись Третьему отделению 3 (15) июня 1826 — 6 (18) августа 1880, а затем Департаменту полиции Министерства внутренних дел (6 (18) августа 1880 — 4 (17) марта 1917). Сам Корпус являлся важнейшим структурным элементом жандармерии Российской империи, однако существовали и иные жандармские подразделения, формально в Корпус не входящие, но подчиняющиеся его руководству в оперативном плане — жандармские полевые команды, позднее переименованные в полевые эскадроны. Эти команды несли военно-полицейскую службу при войсках, как в мирное, так и в военное время.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5
    Просмотров:
    115 712
    80 168
    121 867
    115 585
    227 816
  • Разведопрос: Дмитрий Алексинский про античное оружие академика Оленина
  • Павел Перец про Николая Морозова
  • Цифровая история: Егор Яковлев об отзыве Клима Жукова на ролик профессора Пыжикова
  • Алексей Лобин про копейщиков 17 века
  • Разведопрос: Клим Жуков о Семёновской истории

Субтитры

Недавно мы с Дмитрием Юрьевичем, которого некоторые здесь знают как Гоблина, рассказывали о телесериале «Рим», который, как это ни странно, рассказывает нам об античной истории. В этой связи, во-первых, Аве Квириты! А, во-вторых, мы пригласили в студию очень толкового и знающего человека, который посвятил много лет исследованию античного вооружения, в сфере археологии, искусствоведения и общего изучения материальной культуры. Здравствуйте, Дмитрий Палыч! Представьтесь, пожалуйста. Здравствуйте, Клим Александрович. Благодарю за такую лестную характеристику. На самом деле правда, лестную, возможно даже несколько завышенную. Оставьте эту ложную скромность, Дмитрий Палыч, мы этого не любим. Это не ложная скромность. Когда-то, лет так, чтобы не соврать, году в 93-94 мы с моим коллегой и хорошим другом, нашим с вами общим другом, Александром Михайловичем Бутягиным, хотели написать книжку про, такой книжки на русском языке ещё не было, про античное вооружение. И я был абсолютно убеждён, что мы с лёгкостью напишем, что мы знаем если не совсем всё… Достаточно. То достаточно. Вот. Прошло время. Как-то поменялись немножко взгляды. И такую книжку мы до сих пор не написали. Хотя я думаю, что рано или поздно попробуем себя в этом. Кое-какую книжку про античное вооружение всё-таки… Да. Но в очень-очень локальных рамках. Вот. «Античное вооружение в собрании Государственного Эрмитажа» за авторством Дмитрия Палыча. Книжка небольшая, как мы видим, 120 страниц всего лишь, но на примере конкретных вещей история античного вооружения изложена прямо как удар копьём известно куда. Быстро, кратко, чётко и по делу. Рекомендую к ознакомлению. Надеюсь, мы продолжим ещё эту тему, я имею ввиду печатно, потому что здесь только греческое оружие. К сожалению, в собрании Эрмитажа италийского, римского античного оружия крайне мало по известным причинам. Вот может об этих причинах… Пекторали какие-то были, я помню. Италийские. Была кираса целая. Её наспинник висит, а нагрудник на реставрации. Пекторалей родных у нас нет, есть только кардиофилаксы. Кардиофилакс – это нагрудник, для непонимающего человека. «Кард» вот сердце, то есть сердцезащитник. Сердцезащитник. Саматофилак – это телохранитель, а кардиофилак – это сердцехранитель. Нагрудник. Есть пояса, но их очень мало, и это связано, в частности, просто с историей коллекции, вот может быть, может быть, поскольку Клим Александрович меня пригласил любезно поговорить об античном вооружении с возможной какой-то пролонгацией, если это будет любопытно любезным, гостеприимным хозяевам этой студии, и уважаемым слушателям. Чтобы предпослать как-то, да, чтобы начать, зачин. Зачин. Наверное, стоит поговорить о том, откуда вообще мы про античное вооружение что-то знаем, потому что что-то мы про него знаем, ну, понятно, знаем из фильма «300». «300», конечно. Из телесериала «Рим». Телесериала «Спартак». Из фильма с Майклом Дугласом. Кёрком Дугласом, Стэнли Кубрика. Да, это замечательное кино. Из фильма «Клеопатра», нет, я вру. «Клеопатра», конечно. «Клеопатра» с Элизабет Тейлор. И не одного фильма «Клеопатра», их было несколько. В общем, источниковая база богатейшая. В тот день, когда умерла величайшая Элизабет Тейлор, я был в Амстердаме. И мы паковали статую Клеопатры, седьмой. Той самой, которую играла Элизабет Тейлор. И голландские таможенники попросили, всё же было упаковано, они попросили так, на вскидку вскрыть один яз ящиков. Клеопатра ещё была не запакована. Вот, пожалуйста. «О, Элизабет Тейлор». Подкованные таможенники в Голландии, ты смотри. Да, не то слово. Вот так, «их профессура готова к бою, а наша только и умеет бабочек ловить». Хорошее кино. Замечательное. Но это не про Клеопатру. Это цитата из другого кино, отдельно об этом поговорим. Ну что, прежде, чем начать, я просто скажу со своей стороны, что если мы с вами год уже говорим в том числе и о русской военной истории, надо понимать, что территория России очень большая. Тут жили не только (и до сих пор, слава богу, живут), не только русские. Соответственно, история на нашей территории разворачивалась не только русская. Например, у нас тут жили скифы, которые напрямую относятся к античной истории. С ними контактировали, например, греки, которые вроде бы все живут в Греции, совсем не в России, но тем не менее оказывали самое непосредственное влияние, потому что всё черноморское побережье было греками буквально засижено. Клим Александрович, забегая вперёд, первый, собственно говоря, руководитель греческого государства, которое появилось после Наваринского сражения, который граф Каподистрия. Он, конечно, был грек. Но вообще-то это был русский дипломат. Да, безусловно. Вот мы тут буквально недавно его вспоминали как раз, и очень не нравится, как его называют, переводят его как «президент», что не совсем точно… Президент, да. А он не президент, конечно. Архонт? Нет. Как раз ты веселился, что он управляющий. Не помню. А он, между прочим, кибернет. Кибернет. Правда, он был очень недолго… Кибернетом он был недолго. Его подрезали, и первым греческим королём стал сын Людвига Баварского, Первого, моего любимого. Не того Людвига, который был покровитель Вагнера, а Людвиг I Баварский, его сын Оттон, который стал Оттон I, Король Греции. Тоже у него судьба была не очень счастливая, потому что он… собственно говоря, греческое государство, оно стало таковым на условиях европейских, что туркам они подгаживать не будут ни в коем случае, и когда греки хотели в 1853 году, и 54, и 55… Во время Крымской войны. Очень хотели поучаствовать. Не смогли. Это была одна из причин, по которым… одна из тех причин, по которым Оттон вынужден был вернуться к себе в Баварию. Да, там лучше. На самом деле персонажи, о которых сегодня хотелось бы поговорить… Постепенно перемещаемся, собственно говоря, к теме. Мы про античное оружие. На самом деле так кажется, вроде бы мы не о том, а на самом деле только об античном оружии. Потому что, если представить себе локальный сегмент оружиеведения, как наука об античном оружии, всякая наука интересна в становлении, мне так кажется. То есть интересно, откуда есть пошла эта самая наука, когда она началось, и когда вдруг стало интересно. И в какой-то момент, когда я стал как-то более-менее серьёзно этим интересоваться и заниматься, бездны открываются просто какие-то чудесные. Известно, что первый, кто вообще всерьёз занялся реконструкцией античного доспеха, не в реальности, не в воссоздании буквальном, а, по крайней мере, живописное… Визуальное. Визуальное. Это был Андреа Мантенья, то есть ещё 15 век. И он вполне, как настоящий археолог, ну, слово археолог сейчас мы представили себе археолога, как человека с лопатой. Копарь. Копарь, да. Это отнюдь не так. Сейчас есть теоретическая археология, история археологии, есть полевая археология, оно всё… Расслоилось. Как и вся наука, да. Дифференциация. Но, скажем, в 17-18 веке человек, который понимал себя как археолога, он, в общем, оперировал понятиями вполне античными. Сейчас я боюсь соврать, кто первый употребляет… А, собственно говоря, античная археология, Фукидид. Фукидид. То есть буквально в том смысле, что это некое рассуждение о древности. Ну, археология – изучение древности. Буквально. Ну, логос, да, археологос. Рассказ, слово о древностях. И, например, человек, которого я считаю основателем, основоположником, это моё сугубо мнение личное, возможно, некоторые со мной не согласятся, но я надеюсь, согласятся коллеги. Основоположник истории искусства античного, в России конкретно, Владимир Константинович Мальмберг, он никогда участвовал в полевых раскопках. Но если бы ему сказали в его годы, в конце 19, ну и первое двадцатилетие 20 века… Лопаты не нюхал – не археолог! Вот. Кто не был в Керчи – сиди и молчи. Я думаю, что он бы страшно удивился. Потому что конечно он был археолог. И это выдающийся, и, что интересно, это один из немногих, очень немногих людей этой специальности, кто писал об античном оружии. В 90-е годы, ещё будучи в Казани… 19 века 90-е годы. 19 века. А то в 90-е кто только про что не писал, но 20. Да уж. А лопату использовали как бы тоже… По-всякому. И бейсбольную биту, хотя в бейсбол никто не играл. Биты расходились как горячие пирожки. А мячик один на весь Союз. Да. Так вот, 90-е годы в Казани… Ещё тогда работая в Казани, ну он много где, собственно говоря, это… В Казанском университете, я так понимаю, он работал? Да, конечно. Выдающийся учёный. Он работал и в Тарту, ну, собственно, не в Тарту, а… В Дерпте. В Дерпте, конечно, да. Он в последние годы уже работал в Москве, в Московском университете, и он вместе с Цветаевым, папой Марины Цветаевой… Известной поэтессы. … был создателем музея изящных искусств при Московском университете, где, кстати, тоже есть предметы античного вооружения, но не настоящие, а гальванокопии. Ох ты ж. Шлемов гладиаторских, ну очень хорошие. Это был не университетский музей, это был штудензамунг, это был, там можно было, и сейчас можно, это прекрасный музей в том смысле, что, допустим, по Эрмитажу, водя по первому этажу Нового Эрмитажа, где выставлены античные коллекции, и, например, стоит задача показать студентам, к примеру, показать, рассказать об истории греческой скульптуры. Ну это нереально. И не потому, что там этикетки, на которых написано «римская копия с греческого оригинала». Во-первых, этикетки лукавые, потому что это не римская копия, это копия римского времени. А рубили мрамор те же самые греки, не буквально те же самые физически, а их… Родственники! Близкие родственник. Пра-пра-пра-правнуки, неоаттическая школа. Но из того же лаконского мрамора те же самые греки, но суть в том, что коллекция собиралась во многом случайно, вот как и коллекция оружия, к чему сейчас хочется перейти скорее. И, естественно, невозможно выстроить какой-то представительный ряд, начиная от архаики, классики, эллинизма, римского времени. А в учебном музее, как московский музей, который теперь называется «Государственный Музей Изобразительных Искусств им. А.С.Пушкина», это вот тот самый бывший «имени императора Александра III», вот там коллекция составлялась из слепков, которые делались как раз со знаковых памятников, и от ранней античности до, собственно, Ренессанса позднего, там всё можно показать. То есть представительный ряд есть, на котором можно рассказать, что это делали. Фидий! Фидий, да, это всё там есть. Оружейная коллекция эрмитажная – она несёт ту же родовую печать, та же беда. Создавалась она двоякими путями. С одной стороны, это памятники, которые попали ещё в императорские собрания, ну а позднее уже в собрание Государственного Эрмитажа (ещё тогда не ордена Ленина), в результате археологических раскопок, но это очень незначительная часть, ну, относительно незначительная. Вернее, тут тоже, я неправильно выразился. С одной стороны, что касается античного отдела, это сравнительно небольшая часть коллекции, а если говорить, допустим, о раскопках тех самых скифских погребений, то там как раз, не так мало. Или, допустим, находки, которые были сделаны при археологических исследованиях Урарту. Сейчас мы говорим о европейской части, поэтому сейчас Урарту пока порвём, и сейчас у нас… Собственно, античного европейского вооружения, в том числе и скифского, у нас, с одной стороны, не очень много, а с другой стороны, вещь хорошая. В общем, хотелось бы понять, а как они туда попали, потому что я, 10 лет проработав в отделе «Арсенал» Государственного Эрмитажа, чуть меньше, я очень хорошо помню, что у нас коллекция, на основании которой тоже очень сложно рассказать какую-либо связную историю, например, вооружения. Хотя она просто гигантская, там 12 000 единиц. Она огромная, но при этом, опять же, это же была личная коллекция императора. В основе-то лежит личная коллекция императора, который хотел себе просто красивых вещей, которые лично ему нравятся, радуют глаз, и вообще. А не учебное пособие для каких-то студентов 21 века. И которые он, между прочим, носил на всяких каруселях. На всяких каруселях и так далее любил ещё и поносить какой-нибудь настоящий доспех, и поэтому там до 16 века рассказать связную историю на основании коллекции просто невозможно. А после 16 века просто такое количество вещей, шквальное количество вещей, что конечно, да. Они, хочешь – не хочешь, составляют некие смысловые ряды. С античным оружием, я так понял, то же самое. То же самое, но ещё интереснее. То есть если мы говорим об античности, первое, что вспомнится, Гомер, Илиада, Троянская война, Елена Спартанская. Так вот, хотя те персонажи, о которых бы хотелось сегодня пару слов сказать, воспринимали доспехи, тогда ещё не хранившиеся в Эрмитаже, а хранившиеся в музее графа Строганова, в коллекции Александра Осиповича Орловского, это отдельная история, и так далее, и так далее. Они абсолютно ассоциировали эти предметы с героями Гомера. То есть только так? Абсолютно. Нашёл шлем, это, наверное, царя Париса. Или, как минимум, Аякса. Они и писали. Писали чуть сдержаннее, ну, допустим, о шлеме, который был найден во Владикавказской крепости при строительстве её. Была найдена, видимо, сарматская, неизвестно какая, потому что от неё ничего, кроме шлема, не осталось, а шлем греческий. То есть, кто там был похоронен, не известно ни разу, но шлем греческой работы. Это нормально для варварского погребения. И в скифских могилах, и в сарматских могилах находят доспехи греческие, не греко-италийские, конечно, уже римские, ну, например, шлемы монтефортино известные. Это такой особый тип шлема, названный по месту находки первого типа. Образцового. То есть нашли не только шлем. И про этот шлем Алексей Николаевич Оленин, о котором хотелось бы отдельно поговорить, он писал, что, возможно, это шлем современника Александра Великого. Или Ксенофонта. Ну у нас эта традиция, заложенная Олениным, живёт по сей день, потому что, когда в городе Городце нашли шлем очень богато украшенный и кольчугу, все же знают, что в Городце умер Александр Невский по пути из Орды, сказали, что конечно, это шлем Александра Невского. Ну а чей же ещё? Ну а чей же ещё он может быть, в конце концов, господи. Флориан Жиль, Клим Александрович, хорошо тебе знакомый. Флориан Жиль – это хранитель оружия Государственного Эрмитажа в 19 веке. В середине. В середине 19 века, как раз о чём мы говорим сейчас. Ещё об одном шлеме, который граф Салтыков привёз из Италии, точнее, с Сицилии. Он его купил в городе Катания. Ну а что мы знаем про Сицилию греков? Шлем греческий. Ещё знаем о мафиози. 413 год до нашей эры. Сицилийская экспедиция афинская. Так. Ну, естественно, это шлем кого-то из несчастных афинян, которых там в капусту покрошили. Многие сотни и даже тысячи военнопленных потом в каменоломнях у Сиракуз в качестве рабов, и немногие вернулись домой. Те, кто остался в живых, позавидовали мёртвым. Вот. То есть вот это желание приписать конкретному персонажу некую интересную находку, а их же очень мало было, их было крайне мало. Вот тот шлем… Желание приписать каждую находку – оно к чему вело? Ну вела к своеобразной такой аберрации. Это вот как шлем Александра Невского. То есть если, допустим, тот же Оленин интерпретировал шлем, найденный крестьянками села Лыково… Со шлемом Ярослава Всеволодовича, великого князя владимирского. И до сих пор Анатолий Николаевич Кирпичников согласен с ним. Более того, Валентин Лаврентьевич Янин целую статью написал, доказывая, что это шлем, скорее всего, Ярослава Всеволодовича. Он же подписан, Фёдор, да написано? Фёдор, да. И деисусный чин на иконах, на навершии можно интерпретировать так, что он, возможно, в самом деле принадлежал человеку по имени Ярослав. Ну а так как он очень богатый, кто у нас самый богатый Ярослав? Логично. И это, на самом деле, очень удачное попадание. Но наряду с такими действительно доказательными гипотезами высказывались и совершенно, абсолютно бестолковые. Вот как, допустим, про шлем из Владикавказа. Он, кстати, известен как шлем из Орджоникидзе, в Европе известен. Орджоникидзе. Да, да, да. В книжке Коннолли он есть. Питер Коннолли – это известный популяризатор античного оружиеведения в Европе. К сожалению, умер в 2006 году, кажется. Да, совсем недавно он умер. Ученик Рассела Робертсона, замечательного исследователя. Но живьём Коннолли никогда этот шлем не видел. И у него в книжке, ну поскольку сейчас это особенно понятно, нам, в советское время мы этого не знали, и в любых книжках были картинки откуда угодно. То есть иллюстративный ряд, копирайт, не важно. А сейчас вставить в книжку картинку, допустим, не знаю, произведения искусства, хранящегося где-нибудь в Ватикане, без получения прав на публикацию, совершенно нереально. Поэтому сейчас всё очень и очень грустно в этом смысле. Коннолли жил в капиталистической Великобритании, и, наверное, 99% иллюстраций в его книгах, а он был хорошим рисовальщиком… Он просто срисовывал. Он просто сам срисовывал всё. Шлем из Орджоникидзе он живьём не видел, он видел его в воспроизведении Баумайстера конца 19 века. Даже не знаю, как правильно охарактеризовать. Скажем, автор. Кратко, чтобы не загружать публику. Автор – он и есть автор. Он же автор, в конце концов. Ну и достаточно на этом. Вот. А в свою очередь Баумайстер взял изображение этого шлема как раз в одной из статей Алексея Николаевича Оленина, который первый этот шлем опубликовал, причём как минимум дважды, в 18 году и в 34… 19 века. 19 века, естественно. И вот если сейчас, Клим Саныч напоминал мне про великолепную фотографию фондов Олимпийского музея, где можно смотреть на полки с шлемами. Музей в Олимпии содержит в себе какую-то фантастическую коллекцию античного греческого оружия, 700 шлемов, только шлемов. 700 коринфских шлемов было известно ещё когда Эрих Кукон писал свою книжку, а это было до раскопок масштабных в Олимпии. То есть сейчас их за тысячу хорошо. То есть там вооружения на полк греческих солдат-гоплитов. Ну да. В принципе, войско можно было вооружить вполне. То, что осталось, а это вот ватиу, посвящения, которые делались в разное время, но конкретно это – конец шестого, начало пятого, этого времени, до нашей эры. Вот эту картинку я почему вспомнил, фотографию, где полки-полки-полки, это… ну там нечего делать. Там уже статистика начинается. Безусловно. А у Оленина был один шлем, потом появился ещё один, и вот этот первый, Строгановский, у него замечательная история, 1783 или 84 год, точно неизвестно. Как раз при строительстве крепости во Владикавказе нашли погребение, и, как пишет Оленин, вещи были расхищены, но проезжавший мимо с дипмиссией господин, впоследствии сенатор, если не ошибаюсь, он этот шлем у солдат отобрал, и преподнёс его в Петербурге графу Строганову Сергею Александровичу, где он в музее и находился. Так вот, Оленин, зная поначалу только этот шлем, он его сам отрисовал, он был хороший рисовальщик сам, велел его отрисовать, с 1811 года, если не ошибаюсь, он был президентом Академии художеств. Он вообще занимал посты очень такие, которые давали ему широкие возможности. Уже после ухода со службы государственной, со службы военной, с госслужбы политической, он одновременно занимал посты президента Академии художеств, и директора публичной библиотеки императорской. Неплохо устроился. И тут, немножко забегая вперёд (я отскакиваю в сторону, воспользуюсь таким замечательным оборотом), он же был ещё театрал. Собственно, увлечение Оленина античностью – оно во многом и с театром было связано, потому что ещё в конце 18 века, ещё будучи, он чуть ли не госсекретарь был, кстати, при Павле, вообще на вершине, относительно молодым человеком будучи. Кто ещё мог заниматься античным оружием и вообще оружием в Российской Империи тех лет? Только высокопоставленные начальники, у которых был досуг, деньги, и время. Что-то я не помню ни одного крепостного-любителя античного оружия, ни одного не помню. Как ты замечательно про Татищева сказал? Про Василия Никитича Татищева что я говорил? Он же был драгун. Да. Получил образование в драгунском полку – мог заниматься историей. Да. Так вот, Оленин командовал Псковским драгунским полком в войне со шведами, и в войне с поляками немножко повоевал. Чувствую руку драгуна сразу. У него было… Хорошее образование. Так вот, пройдут годы, он напишет, он же не был в изоляции, да? На самом деле в те времена наши исследователи, их были единицы, Оленин был один. Античным оружием до Оленина в России и много-много лет после никто не занимался специально. Он этим занимался по разным прикладным поводам, то есть Озерова трагедии, эскизы костюмов рисовал, античные доспехи. Это к вопросу о том, что Оленин был видный театрал. Театрал, это важно. То есть театрал – это очень важно. Гнедича Николая Ивановича он консультировал, как переводит те или иные термины, относящиеся к элементам доспехов… Гнедич – это переводчик Гомера, «Одиссеи» и «Илиады». Первый полный перевод гекзаметрический на русский язык, как раз Оленин… что интересно, он консультировал очень дотошно, сам находил материал. Не только с филологической точки зрения, а он, например, чтобы нужно было в одном месте дать… (это, правда, не к «Илиаде», а к «Одиссее», но тоже Гнедич, он и там немножко пытался переводить). Понятно, что Василий Андреевич Жуковский переведёт «Одиссею», у Гнедича тоже были опыты. И вот, когда зашёл разговор о ткацком стане вертикальном, и его деталях, о том, как он работает, где там, челнок… Уток, челнок, отвес. Нужно было адекватные понятия найти. Понятно, что и Гнедич, и Оленин об этом имели представление ну разве что по литературе. Алексей Николаевич, у его папеньки, кажется, было 3 000 душ, у него не знаю сколько. Он собрал свою дворню, именно ткачей, ткачих, более того, пригнали ещё товарищей со шпалерной мануфактуры… Разъяснили всё. Очень подробно, что как называется. Ещё один предмет интереса. Ну и, наконец, он как президент Академии художеств, полагал, что живописец ничего хорошего не сделает, если не будет перед собой видеть предмет изображения. Соответственно, если он изображает, ну какой высокий жанр живописи? Историческая живопись? Ахиллес, оплакивающий Патрокла. Ахиллес, надругавшийся над телом Гектора. Гектор прощается с Андромахой. Какие-то такие сюжеты, которые были связаны с… Ну либо это Священное Писание. Или, или. Это исторический жанр. А как можно изобразить Гектора в шлеме, не видя шлема? В средние века по этому поводу не заморачивались. Брали бацинет 14 века, рисовали Гектора в виде рыцаря, тут же придумывали ему герб, и всё нормально было. Поэтому Оленину можно было спокойно рисовать драгунскую каску на голом мужике и всё в порядке. Рефлексия началась раньше. Ты сказал слово «бацинет», дело в том, что… Бацинет – это тип шлема. У Алексея Николаевича Оленина есть рассуждение про бацинет. Великолепное совершенно. Слово это имеет несколько вариантов перевода, и как сам Оленин пишет, что в старофранцузском языке, и он там перечисляет – поилка для коней, корыто, лохань. А дело в том, что есть такой термин греческий, археологам античным он известен всем прекрасно. То есть сказать, тебе тоже известен, конечно. Если сказать археологу «пелика», все представляют себе грушевидный сосуд на кольцевидном поддоне с двумя ручками. То есть на самом деле это разновидность столовой амфоры. Но то, что она называется «пелика» - это наша условность. Это как мы сейчас называем греческий шлем с такими нащёчниками, и прямым… Верхним срезом. Иллирийский тип. Это абсолютно новейшая историография. Конечно. Это просто придумали и так называем. Их начали находить… В Иллирии. В частности, там. Ковали их, скорее всего, в Аргосе. Но при этом они иллирийские. Так а чего пелика? Сейчас вернусь к пелике, это важно. Три раза, как минимум, три раза в каталоге приношений Парфенона упоминается кранус иллирикум, иллирийский шлем, ну это, скорее всего, один и тот же шлем. Просто за три года каталог, инвентаризация прошла… Его три раза записали. Это какой-то шлем из Иллирии, это не тип. Да, понятно. Слово есть, известно, но что это был за шлем, мы не знаем. А вот как тип – это современная совершенно вещь. Так вот, пелика – это название, которое появилось, ну, уже в 19 веке оно употреблялось, но если даже обратиться к каталогу ваз у Афинея, каталогу чаш, там порядка 100 позиций, только позиций. Чаша такая-то, а ещё она называется так-то и так-то. Так про пелику там тоже разное написано, в частности, что её ещё называют пелиха, там-то этим словом называют лекану, то есть лохань. У Гомера слово «пеликс», оно употребляется в значении «шлем». И вот к чему я бацинет вспомнил: пеликс у Гомера лучше всего перевести на русский словом… Бацинет, понятно. Вот я о чём и говорю, конечно. Тут есть одна… Ну, кстати говоря, если вот мы посмотрим на коринфский шлем классический, то любой оружиевед, который занимается поздним средневековьем, он совершенно спокойно скажет: Барбют. Да, это барбют, он же бацинет, то есть это нормально совершенно. ОН типологически находится в той самой ТТХ, которая требуется для отделения шлема «бацинет» от всех остальных. И вот, возвращаясь, опять же, к терминогологии, откуда этот бацинет у него родился? Я не могу ничего утверждать абсолютно, это такая догадка-догадка. Дело в том, что с 1830 года ещё неофициально, а в 1830 году, тут надо пояснить, начинается русская античная археология. Там тоже нашли шлем. Это был второй шлем у Оленина? Нет. Это был никакой, потому что он был утрачен тут же, на месте. Более того, там нашли ещё 2 поножи, одна приехала в Эрмитаж, и Оленин её знал, а вторая осталась в Керчи, в музее Керченском, и в 41 году, когда эвакуировали музей в Армавир, здание, в котором находились вещи в подвале, разбомбили. И вот ящики, где были конкретно эти экспонаты, в том числе правая понож… Не важно, вторая понож. И шлем прекрасный, тиаровидный, очень красивый, уникальный, это всё погибло. Собственно, время было такое нехорошее. В 30 году начинается русская археология, к этому мы, наверное, вернёмся… В 1830, пока мы только про 19 век говорим, для понимания. И с 1832 года, когда вещи поступают из раскопок всё больше и больше, это были сначала только предметы из золота, наиболее ценные, как казалось тогда. Потому что ценность… Историческая. ..ржавого железа, например, она не была очевидна для большинства. Для Оленина – была. Он несколько лет добивался пересылки некоторых предметов вооружения. Один из них – замечательный, большой круглый греческий щит, оковка металлическая, за эти годы (там больше двух лет, около трёх), в 1834 году находка, и до тех пор, пока Николай I не приехал в Керчь, вот тут, я думаю, меня не упрекнут, сравнение очень ложится. Приезжает Владимир Владимирович Путин куда-нибудь, где беспорядки – всё хорошо. И сразу порядки. Вот Николай Павлович, Николай I приехал в сентябре 37 года в Керчь, и тут же всё доставили в Петербург, молниеносно. То, что Оленин, о чём он писал в течение нескольких лет. С 32 года он вместе с Келлером, академиком, который был хранителем первого отделения Императорского Эрмитажа, то есть как раз… А я подумал – имперской жандармерии! Нет, нет. Третьего отделения ещё нет, и ещё не создано. Я испугался. Оленину было вменено в обязанность в том числе давать заключения об отчётах, которые присылали из Керчи, о находках, и об отчётах и находках. Так вот, он пишет, это март 35 года. При всём почтении к Алексею Николаевичу, при всём уважении к нему, как к учёному, он всем замечателен, но тут есть один нюанс. Так-так. Он пишет, а собственно говоря, там самые известные товарищи, которые копали Восточный Крым… Боспор, Пантикапея. Это были Ашик Антон Бальтазарович, который был директором Керченского музея, и это Поль Дюбрюкс. Поль Дюбрюкс – он как раз участник открытия Кулябы, с которого и начинается история археологии. Понятно. Он и Стемпковский – градоначальник Керчи как раз присутствовали при этом, и Дюбрюкс написал очень подробный отчёт. Он был, кстати говоря, опубликован в 19 веке… Как его звали, ещё раз? Поль Дюбрюкс. Дюбрюкс. Он француз. Эмигрант, причём он совсем молодым человеком уехал из Франции со старшим братом и папой, в годину революции, воевал в корпусе Конде. Между прочим, мне приятно, что все эти персонажи пересекаются с героями Олега Владимировича… Это мы говорим о разведопросах касательно эпохи Наполеона. Это всё беглецы из Франции, которые потом воевали против Наполеона. И вот что пишет господин Оленин, очень почтенный человек. Пишет он следующее: «обязанный дать справедливый отчёт о труде господина Дюбрюкса, я должен откровенно сказать, что труд сей ни в каком отношении не заслуживает особенного внимания. Господин Дюбрюкс, как полагать можно, не подготовился предварительным учением к предпринимаемым трудам. Сверх того, что он, кажется, не имеет обширных сведений в науках…», ну он мальчик, выехал из Франции. То есть Оленин, Оленин-то в Дрездене учился, между прочим. А этот… «Сверх того, что он, кажется, не имеет обширных сведений в науках, господин Дюбрюкс пишет на родном своём языке дурным слогом, даже с разными ошибками против правописания». И вот тут я вижу просто прямую параллель с Тильзитом, когда Александр… Наполеон плохо разговаривает по-французски. К этому не хватает только обращения «слышь, ты!». Куда ты лезешь? При этом они не были знакомы. Дюбрюкс в Петербурге не бывал, Оленин до Керчи не доезжал. Нормально. Нахамил на форуме. Причём на каком! Это же форум, вот, Клим, чтобы представить себе. Не буду, чтобы не загружать лишними цитатами, не буду приводить, ну, может, одну приведу наиболее показательную. Дело в том, что тот же Оленин, когда он домогается, чтобы прислали ему, наконец, оружие из гробницы, раскопанной уже не Дюбрюксом, а Ашиком, спустя 4 года, правда, за год до этого сообщения. Переписка очень долгая, но как они писали, как вещи попадали в Петербург. Это безумная николаевская эпоха. Всё проранжированно. НУ, допустим, тот же самый Ашик посылает, уже не Стемпковский был тогда, Херхеулидзев быт тогда градоначальник. Херхеулидзев пересылает…там ещё Воронцов участвовал, который был генерал-губернатор, но не всегда. Херхеулидзев пересылает отчёт Ашика дальше по инстанциям Дмитрию Николаевичу Блудову, графу, министру внутренних дел. Граф Блудов пересылает Петру Александровичу Волконскому – министру двора. Министр двора посылает Оленину. Оленин получает письмо, «опять не прислали», Оленин – Волконскому, Волконский – Блудову, Блудов – Херхеулидзеву. И эта переписка длилась, всё это сохранилось. То есть в архивах всё это есть, причём есть в разных вариантах вплоть до того, что, скажем, в архиве ИИМК, институт истории материальной культуры. Бывшая Истории Археологии, бывшая императорская археологическая комиссия. Совершенно верно. Тогда ещё не было. Она только собиралась быть. Она собиралась быть, она могла быть, она благодаря Николаю, собственно, и будет, но уже после его смерти. Николаю..? Первому. Первому, императору, да. Не второму же. Ну, наверное. Между прочим, кузен Вилли… Вильгельм, император. Кузен Ники и кузен Вилли. Так вот, император Вильгельм I, последний император Германской Империи, он был большим поклонником археологии. И он инициировал раскопки на острове Корфу, пригласил Дёрпфельда, который вместе с Шиманом ещё копал Трою. Уже такой старенький Дёрпфельд приехал. И есть роскошные фотографии – Вильгельм, раскопанные фрагменты храма Артемиды, он с дочерью любимой своей – Луизой Прусской, он с Дёрпфельдом, он с Ольгой Греческой. И когда, собственно, в 18 году его… Подвинули из Германии, скажем вежливо. Скажем вежливо. Он в 23 году издаёт книжку Erinnerungen aus Corfu – воспоминания. Самое светлое, что у него осталось, это … Как на раскопки ездил. Вот! У Владимира Владимировича Путина есть фотография с Кирпичниковым из Ладоги, и что теперь? Ещё и амфоры на Чёрном море. Ну ладно. И? Собственно, мы остановились на… Мы остановились на том, что была очень длинная переписка по поводу передачи вещей при Николае I. Но, тем не менее, вещи попадают, для меня большая загадка. Оленин точно знал как минимум 2 греческих шлема живьём, и должен был знать третий. Один шлем – Владикавказ, про который я упоминал… Первый. Это эллинистическое ещё время, это самая ранняя находка – 80-е годы 18 века. Затем он, он слышал, конечно, про тот самый шлем, который нашёл Дюбрюкс, и который рассыпался, и вот тут я должен, прощу прощения. Дело в том, что Дюбрюкс о нём пишет великолепно, он его… в рукописный отчёт это не вошло. Только сейчас, когда Елена Владимировна Тулкина великолепно издала весь корпус Дюбрюкса, сейчас это уже опубликовано. Но в «Древностях Боспора Киммерийского», в печатном издании, этого нет. А в рукописи он пишет «шлем, известный под именем горшка», nom de pot. Он весь французский. Что такое шлем-горшок мы знаем хорошо. Например, горшком называли любой шлем. В отношении античных шлемов этого было сколько угодно. У меня есть такое впечатление, я не просто так цитировал эту гадость Оленина насчёт Дюбрюкса. У меня есть такое ощущение, он в 30-м году прочитал отчёт, это ему запало под шлем-горшок, где-то отложилось. И когда он в 1834 году пишет своё собственное сочинение, и даже чуть позже, в 35 он хотел его переиздать, но не сложилось. И примечание к своему сочинению. И он там пишет как раз про пеликс у Гомера, пелика в значении шлем. Почему лучше перевести как «бацинет». У меня есть такое ощущение, что он… Это не плагиат, я далёк от мысли его в чём-то обвинить, но это очень похоже на какую-то… Заднюю мысль. В ассоциации пошла такая тема. Он несчастного Дюбрюкса всячески обижал… Но вспомнил его отчёт! Что-то где-то осталось. Это на самом деле абсолютно нормально, потому что это время становления не только античного оружиеведения в России, но и оружиеведения вообще в мире, и поэтому взаимопересечения такого рода, даже терминологии было абсолютно нормально, потому что сейчас, например, для современного оружиеведа обозвать коринфский шлем топфхелмом, ну все поймут, о чём речь, воспримут за шутку, в лучшем случае, это просто не комильфо. Есть устоявшаяся терминология. Тогда она была абсолютно неустоявшаяся. А единственная терминология, которая была более-менее доступна, историческая – она же была вся средневековая. Касательно вооружения. И поэтому естественно там были тебе и antique bascenet, nom de pot и всё, что хочешь. А вот я буквально просто проиллюстрирую сказанное, Клим Саныч, тобой. Был такой замечательный персонаж Гийом Дешей в 16 веке, в середине. Он писал своё сочинение ещё для Франциска I, блистательного Франциска I, который замечательно совершенно описан в одном из твоих сочинений. Да, да. Не будем рекламировать. Так вот, там, буквально, тут можно будет встретить картинку, она прекрасна. У него один разворот, 2 листа посвящены как раз шлемам античным. Этакая первая попытка археологической реконструкции античного оружия. Посвящал он свою книжку ещё Франциску I, но вышла она с посвящением Генриху II, в 45 году, и на предыдущих двух страницах, она, в принципе, практическая книга, за полвека ещё до братьев Нассау, когда уже выйдет такой нормальный устав, как надо воевать, тут такая попытка, намёк. Государю дать вежливое поучение, наставление, вот как древние воевали, государь. Обратите внимание, кстати. Есть хорошие примеры. Она и называется «Об устройстве Римского лагеря» и тра-ля-ля. Le discipline militaire. 54 год издания. И вот он просто перечисляет. У римлян были разные шлемы. Какие? Ну он пишет для своего современного читателя, чтобы было понятно. Salade, cabasset, chateau, bonnet de fer, morion. Что он там ещё, мне интересно. Salade, cabasset, chateau, bonnet de fer, morion… Морион закрытый и открытый. Смешно другое. Я не уверен, что Оленин был знаком с этим текстом, но он в 1834 году пишет «знаменитый арбе, салад, или морион», то есть для него это синонимы. Это всё шлемы для него. Это мы сейчас знаем, что морион – это шлем испанского конкистадора, с куполовидной тулью, у которого подняты сзади и спереди поля. Мы картинку покажем. Да. Но просто для человека того времени это всё было название просто шлемов. Это было симметрично как для Гийома Дешея в 16 веке, так и для Оленина в 19 веке, просто они далеко не всегда различали привязку типа шлема к его термину. Для них это было бессмысленно совершенно. И вообще…тут о типологии ещё не стоит говорить, и что самое смешное, Оленин, консультируя Гнедича, он же постоянно ссылается на, как их называли тогда «этруски», хотя и для Оленина было очевидно, что они не этруски. Они этруски, потому что найдены на территории Тосканы, то есть, когда-то это была Этрурия – область, где обитали этруски, туски, откуда Тоскана. С 18 века идут серьёзные раскопки, там находят и доспехи в том числе. Причём раскопками занимаются удивительные совершенно люди. Например, Люсьен Бонапарт. И в Эрмитаже есть прекрасный шлем, Оленин его не знал, он попал в коллекцию маркиза Кампана. Великолепный этрусский шлем с нащёчниками. Если оперировать современными терминами – это такой композит. Он сочетает в себе элементы коринфского типа и халкидского. Он закрытый, но с подвижными нащёчниками. Настоящий арме. Да. И у него, кстати, есть петельки и крючочки, за которые можно в поднятом состоянии зафиксировать. Вот Оленин этого ещё не знал. Самый удивительный предмет, который постоянно… начиная с 1808 года это первое сочинение Оленина, которое посвящено специально античному оружию. При этом он собирался писать в журнале. Первый русский театральный журнал, назывался он «Драматический вестник». Оленин, как театрал, сотрудничал с этим журналом. Вот мы про театрала уже вспоминали. Книжка, которую он напишет через много лет, в 1834 году, он пошлёт её в Вену. Пошлёт её Морицу Дитрихштейну. С посвящением. А Дитрихштейн – он директор театров венских, он директор библиотек императорских, и… Директор Hofjagd- und Rüstkamme наверняка? Нет. Вот насчёт оружейных интересов не знаю. Я просто к этому обращался, но забыл самое главное сказать, почему мне этот персонаж… я не знаю его биографию, он был директором ещё то, что называлось минскабинет, кабинет медалей. Нумизматические коллекции и древности. Коллега полный. Полный коллега. Более того, они оба в молодости воевали. Но Оленин воевал относительно вяло. А Дитрихштейн повоевал круто. Он повоевал дважды. С 1798 года он стал адъютанта Мака, Карла фон Мака, и в 1800 году при Маренго он попал в плен. Вместе с Маком. И уехал в Париж. В гости, некоторым образом. И гостил до Амьенского мира. Вернулся. Вернулся на службу. Стал адъютантом фельдмаршала Карла фон Мака, 1805 год. Продолжать не надо. Вы видите перед собой несчастного мага. И снова попал в плен. И снова попал в плен к Наполеону, ну что ж ты будешь делать. Ну, правда после уже всй этой бурной эпохи он сделал блистательную карьеру. Занялся немного наукой. Вот Маку повезло гораздо меньше. У него судьба сложилась хуже. Не будем сейчас о несчастном Маке. Я к тому, что эти люди – они все варились в одном котле, они состояли в переписке. Например… Слой образованных людей был очень тонок, исключительно. У них шансов не было друг с другом не познакомиться. Где, скажем, граф Огюст Форбен, который совершает, петербургские «Ведомости» перепечатывают, «граф Форбен совершил…» Эти имена не просто так возникают, это к вопросу о тех шлемах, которые мог знать Оленин. И знал. Потому что и по переписке могли... ему прислали… Картинки там присылать какие-нибудь, описания. Вот граф Форбен и его описание его вояжа, путешествия на Восток. Он путешествовал не просто так, он путешествовал за казённый счёт. Молодец. Это командировка называется по-нашему. Это была чистая командировка. Первый директор Музея Наполеона, который мы знаем теперь как Лувр – это Доминик Виван Денон. Но Доминик Виван Денон был пробитый бонапартист. Нехороший человек. И после реставрации он не мог оставаться на этом посту, ну, его не оставили бы там. Имеется ввиду Реставрация монархии во Франции. Я просто, мало ли кто будет не в курсе, я буду всегда это оговаривать. Это совершенно верно, я прошу прощения. Меня удивляет одно. Граф Форбен – он тоже был на службе у Наполеона, и тоже был Кавалером Почётного Легиона. Но тем не менее, ему отдали, Виван Денона подвинули, и граф Форбен стал директором Лувра. Он не был пробитый бонапартист, видимо. Был немножко диссидент, чуть-чуть, видимо. Лоялист. Чуть-чуть лоялист, да. Он отправился на Восток, и в ходе его путешествия некто…там тоже фамилия коверкается и Олениным, и в русской прессе, один из спутников графа Форбена, причём в первом сообщении говорится о том, что он произвёл раскопки в Афинах. В 1816 году в Афинах раскопки никто не производил. Это ещё такая нормальная…часть Турецкой Империи. Ну естественно. Кое-где копали, конечно. Там это разрешали. Но не в Афинах. И, конечно, этот товарищ в Афинах не был, а копал он… это замечательная цитата. Как раз 18 год, уже вышло сочинение, буквально по свежим следам. 16, 17 год – путешествие, и в 18 уже отчёт опубликован. И на последней странице приложено изображение шлема. И в 18 году, пятница, 18 мая буквально, Оленин заканчивает своё сочинение, посвящённое, это вообще смешно. «В то время, как я оканчиваю это маленькое прибавление к моим заметкам с целью послать его в типографию, я нахожу в одной из Санкт-Петербургских газет статью, извлечённую из журнала «Debat», пятница, 18 мая, в которой говорится, что господин Монтанье, командир королевского пакетбота «Деятельный» (L’active) предпринял в Афинах раскопки, и что в древних гробницах этого города нашёл греческий бронзовый шлем весьма драгоценной работы, который этот офицер предполагает послать в Париж. С величайшим нетерпением ожидаю я издания этого нового памятника искусства, столь любопытного в рассмотренной мною части». Дальше выясняется, что найден он был на Мелосе, господином не Монтанье, а Монтане, в путешествии графа Форбена и так далее, и так далее. Пишет Оленин: «Я поручил его срисовать с подлинника в Париже, со всеми подробностями, чеканку, и поместил его…» Известно, что он переписывался с Ланкри, полковником Ланкри. Насколько я понимаю, я не могу быть в этом уверен абсолютно, но похоже… Кто такой полковник Ланкри? Я пытался понять, что это за Ланкри. Был такой персонаж, действительно. Поскольку не могу уверенно сказать, кто это, но, по крайней мере, это был один из корреспондентов Оленина, сохранились письма. И сохранился рисунок, который был прислан Оленину. В 6 видах этот самый шлем. Это очень любопытно, на самом деле, любопытная история. Она связана с присылкой железного шлема, найденного Ашиком в Керчи у нас, который относится к этому же типу, который во времена Оленина ещё не был ни как тип выделен. Это вообще нонсенс абсолютный. Типология где-то ещё далеко-далеко брезжет на горизонте. Там даже с терминологией ещё не всё было ясно, какая там типология. С терминологией до сих пор, на самом деле… Не всё ясно. Даже величайшие умы позволяли себе, скажем, Адольф Фуртвенглер назвал бронзовый металлический привес к кирасе, закрывающий чресла. То, что у нас теперь «фартук» называется, по-простому. Такой же привес к бронежилету просто называется «фартук». Так он и использовал слово, ну почти фартук. Нитра. У греков масса названий, опоясанный – зомо, зостер, пересома. И нитра. Это нечто мягкое на самом деле. Вот великий Адольф Фуртвенглер назвал в конце 19 века этот предмет нитрой. Везде теперь мы читаем, на этикетках музеев, подписи под иллюстрациями в книгах. Про опоясывание у Оленина, я считаю, это один из самых милых косячков Алексея Николаевича. Именно про опоясывание. Не знаю, кто ему подарил шотландский килт… Как, кто подарил? Друзья подарили, что ж тут удивляться. Мало ли у него было друзей. И у него был, он об этом сам пишет, что… Мы все представляем себе приблизительно, в общих чертах, приблизительное устройство греческого панциря. То есть, собственно, корсет, торекс, оплечья, и то, что называется птериги. Да. Это полосы, которые защищают бёдра ниже кирасы. Они представляют собой отдельные элементы двухслойные. Это видно и здесь прекрасно. Думаю, картинку надо будет. Обязательно всё вставим. Это амфора мастера Ахилла из Ватикана. Собственно, с изображением Ахилла. И даже здесь понятно, что это совершенно отдельные детали. Но Оленину почему-то пригрезилось, что… Что это плиссированные складки? Оборки. И он вот таким вот образом (это его реконструкция) представил себе как отдельный элемент. На самом деле птеригон был частью доспеха, он кроился вместе. Либо, по крайней мере, если как-то отдельно, то оно всё крепилось жёстко к панцирю. Это не отдельный пояс. А Оленин решил, что это типа килта. Он так и пишет. Не буду сейчас искать цитату, чтобы время не тратить. На картинке это будет видно. При этом самое смешное, что он использует в своей реконструкции настоящие элементы, действительно античные вполне, только самого низкого пояса. Дело в том, что у самнитов вот такие вот застёжки, но у самнитов были цельнометаллические. Да. Боевой пояс самнитский цельнометаллический. А он, как я понимаю, взял крюки из самнитского пояса, застёжки, и поместил их на реконструкцию греческого гипотетического, греческого килта. Поразительно. Даже не знал. Ещё один… при этом, что самое смешное. В это время, за что я обожаю государей – современников Наполеона, баварская армия воюет в России, 1812 год, а Людвиг I Баварский тратит фантастические деньги на приобретение статуй (вот это слепок одной из них гипсовый), украшавший фронтоны храма на острове Эгина. Их за несколько лет до этого нашли, их там целая компания была, Халлер фон Халлерстейн, Кокерел, и кстати говоря, один наш товарищ там тоже был. Торвальдсен их отреставрировал. Фантастические деньги. И слепки с этих статуй были тут же сделаны, заказаны в Риме. 1812 год. То есть Россия уже на пороге войны. И отправились в Академию Художеств. То есть когда в начале 30-х годов Оленин писал про эти килты, он мог видеть как президент Академии, как заказчик… Собственно говоря, да. Это же всё ему должно было приехать в итоге. Они стояли на лестнице Академии, гипсовые слепки, причём первые слепки с этих статуй. Здесь же прекрасно видно, что это отдельные пластины. Полосы. Или полосы. Ну да. Совершенно отдельные. То есть они просто двухрядные. Я могу сказать в защиту Оленина (хотя он, конечно, не нуждается особенно в защите), что это, конечно, так просто и сразу и не поймёшь. Это должна быть методика с изобразительным материалом. То есть оно бывает, понятно, объёмное, то есть скульптура, бывает двухмерная, то есть картинка, но пока эта методика не разработана, могут быть любые интерпретации, и в первую очередь, неправильные, конечно же. Согласен. Но всё-таки, Клим Саныч, я понимаю, что ты апеллируешь к иконографии позднейшей, но греческая иконография в этом смысле, она как раз способна ввести в заблуждение своей реалистичностью. И в этом смысле… ещё один очень милый косячок. Я совершенно согласен, что Алексей Николаевич абсолютно не нуждается в защите. Его труды говорят сами за себя, они сохраняют значение до сих пор, кроме отдельных нюансов. Он свой вклад внёс, что уж там говорить. И вот, в частности, начиная как минимум с конца 15 – начала 16 века, главный источник для всех, об этом стоит даже отдельно как-нибудь, если будет такая возможность, поговорить. Отдельным источником информации об античных доспехах была всегда колонна Траяна. Да, безусловно. Мне особенно нравится хорошо тебе знакомая картина Пуссена «Танкред и Эрминия», где современник Готфрида Бульонского, рыцарь… лорика сегментата. Алексей Николаевич Оленин тоже, естественно, был хорошо знаком с этим памятником, но он, насколько я знаю, дальше Германии не отъезжал на Запад, реально он не видел колонну. Но картинки видел. Но картинки видел богато. И в 1826 году два товарища – Денем и Клаппертон, английские офицеры морские, совершили путешествие – исследование Центральной и Северной Африки. И это Конго, северо-восток Нигерии современной. Там было королевство Борна. И они там зарисовали вот такие панцири железные. Так это ж практически, как в Вергине панцирь. Но Вергину Манолис Андроникос раскопал… Гораздо позже. 1978 году. Это имеется ввиду знаменитый железный доспех, который сразу же, по факту находки, приписали Филиппу Македонскому, папе Александра Македонского. Об этом стоит отдельно. Отдельно. Просто я говорю, что этот доспех очень похож. Оленин не знал про него, понятное дело. Зато Оленин хорошо знал вот такие доспехи. И он вот в этих самых полосочках… Собственно, «лорика» - это доспех, а «лорика сегментата» - сегментированный панцирь. Если я не путаю ничего, это как раз Рассел Робертсон придумал название, оно современное. Нет, это Рассел Робертсон использовал. Это абсолютно современный термин, он не имеет отношения к римской терминологии. Он не античный. Конечно. Видимо, эта лорика, которая сегментатой, видимо называлось запросто, что-нибудь типа торекса, или просто лорика, бог его знает. Ну, у нас лорика сквамата, лорика пената, лорика хамата, кольчуга, кстати. Всякое такое. А сегментата – это современная историография, употребляется. Так вот, в этом панцире из Борна железном, склёпанном из полос, не умели эти самые негры, афро африканцы… Афроафриканцы выдумать кирасу целиком. Так было проще. Это… Это кираса, монолитная кираса. Она может раздвигаться. Именно, как греческий панцирь. Абсолютно, Клим Саныч, абсолютно точно. А этот панцирь, понятно, что лорика сегментата была известна, вообще никак не была известна Оленину, он ещё слова такого не знал. Но такой доспех был ему известен исключительно по рельефам колонны Траяна. Он даже ещё не знал других изображений, которые теперь есть. Богато известны. Не то, что богато, но есть. Есть и на надгробиях… Изображений-то много такого. Относительно много. И он считал, что это всё склёпано друг с другом. Да! То есть сейчас мы знаем из Корбриджа лорику… Например. Из Ньюстеда. Из Ньюстеда, из Калькрайза и так далее. И понятно, что оно на ремнях гибко соединялось, то есть у неё можно было. Она как туристический стаканчик, двигалась сегментата. У меня была ассоциация с креветками. Ну тоже возможно. А у меня с туристическим стаканчиком. Если бы действительно Оленин рассуждал, глядя на это изображение. Собственно, он не видел предмета. Предмет надо тоже обязательно показать, это из Pitt Rivers Museum в Оксфорде. Начало 20 века, по всей видимости. Оленина больше полувека не было в живых, а там продолжали это носить. Какие-то традиционалисты. Если бы Оленин рассуждал, как Клим Александрович, он был бы абсолютно прав. То есть с греческим панцирем сходство очень… Типологически 100%. Типологически похоже, да. С римской лорикой сегментированной – увы, не получается здесь. Но с греческим панцирем, как мы видели выше, на примере шотландского килта, тоже не сложилось. Но все эти какие-то мелкие укусы с моей стороны и подколки – они ни в малой степени ни умаляют. Можно цитировать, на самом деле, высказывания Оленина очень точные, которые сохраняют актуальность, можно их цитировать десятками буквально. Был ещё один косячок, который самый забавный, самый смешной. Тем более он забавный, что касается предмета, хранящегося в Государственном Эрмитаже. В те времена, я думаю, стоит показать владельцев этого предмета, потому что они люди выдающиеся, персонажи. Граф Головкин, будущий… здесь он как раз в возрасте изображён. В 1808 году отправился послом в Китай. И, видимо, точно не позднее этого года, и, видимо, около этого года, этот предмет, он здесь изображён фас. И в профиль. Он то ли продал, подарил, не знаю, этому достойнейшему человеку – Александру Осиповичу Орловскому. Вот мы когда-то, лет много назад, я так думаю, что около 10 лет назад обсуждали этого персонажа, я тогда по наивности был уверен, что это Орловский не график, а тот самый скульптор, который автор «здесь начинатель Барклай». Я как раз был уверен, что это художник. Это художник, это как раз он. Такой экстравагантный товарищ. Он начал распродавать свою коллекцию ещё при жизни, но Оленин узнал об этих поножах как раз около 8 года, вот в момент, когда они были у Орловского. И его статья для драматического вестника была посвящена этим самым поножам. Он вспоминает о них и в работе 18 года, то есть 10 лет спустя, и в работе 34 года. Он пишет, я не могу не процитировать. Почему 8 год известен точно, потому что Юрий Александрович Головкин уехал уже послом далеко-далеко на восток. То есть можно привязать. Да. Тут абсолютно датировку в этом смысле. В первой своей статье, я эту статью не читал, цитирую по Виктору Михайловичу Файбисовичу. «Нечаянная здесь встреча редкого памятника древности». Имеются ввиду кнемиды-поножи? Она одна. «Поощряет нас немедленно сие описание сообщить почтенной публике. Представленный памятник в верхней части приложенного причём чертежа», - у меня нет картинки, но есть картинки из других работ Оленина, он помещает её везде. – «находится подлинником здесь, в Санкт-Петербурге. Он тем более к себе привлекает наше любопытство, что время беспощадно истребило всё то, что народы в отдалённой древности лично употребляли. Остатков их нигде не имеется, домашний скарб редко найти можно, оружие их военное встречается в одних обломках, но сея кнемида, составлявшая, несомненно, часть доспеха древнего какого-нибудь воина, дошла безвредной до наших времён, как будто с тем намерением, чтобы доказать нам, сколь справедливо описание бессмертного Амира». То есть, Гомера. Здесь надо вспомнить, что Строгановский саркофаг так называемый, который в Эрмитаже хранится, был такой московский журнал «Минерва». Вышло, по-моему, номеров несколько, но издавался он в 1802-03 годах, и всё. Литературный журнал. И там, в частности, была маленькая заметочка, что на даче графа Строганова стоит Амирова гробница. То есть лично Гомерова. Да. Но дело в том, что когда её Строганову (саркофаг мраморный) подарили, он сказал: «а не гробница ли это самого Амира?» Ка, Клим Саныч, вы замечали: «и тут показались волосатые уши журналистов». Которые сказали, что точно Гомерова, понятное дело. И не только. Во-первых, известно, что весь образованный Петербург ездил на дачу Строганова смотреть эту гробницу, а в журнале «Минерва» написали, что когда нашли саркофаг (обстоятельства находки неизвестны, но московские журналисты знают). Когда саркофаг нашли, там был скелет самого Амира и его чернильница. Чернильница. 1803 год. А он же был слепой. И там должны были при открытии крышки вылететь последние звуки арфы незамедлительно. Вокруг этой кнемиды плясал священные пляски Оленин всё время, пока он занимался античным оружием. Почему-то после 36 года иссякает он. Устал. Вот странно. Буквально процитирую фрагменты. «Когда настоящая кнемида, господину Орловскому принадлежащая, гостила на время у меня», - пишет он. Или «из сего я заключаю, будучи подкреплён свидетельством Амира, толкованием Юстафия, всеми древними памятниками искусства, и самим опытом посредством настоящей кнемиды, в руках моих бывшей». Он был абсолютно убеждён, что это вещь подлинная. И не только он. И Флориан Жиль, И Чарльз Седжер, ещё один хранитель арсенала… Государственного ордена Ленина Императорского Эрмитажа. Да. Но тогда ещё Царскосельского. Да. Наша оружейная коллекция началась в Царском Селе, в Царскосельском арсенале. И потом уже при Николае I её перевезли в Новый Эрмитаж. Нет, по-моему, уже позже. При Александре III, прошу прощения. Изображений, можно просто показать, сколько их было в цвете, цветная литография, гравированные изображения. Носился он, как с писаной торбой, с этой кнемидой. Она в самом деле, во-первых, А-красивая, Б-вся такая целенькая, это большой соблазн, чтобы подумать про неё хорошо. Он где-то пишет, что «ни одна древняя вещь так хорошо не сохранилась». Ему не с чем было сравнивать. Конечно. Просто не с чем. На тот момент, когда он эту кнемиду впервые взял в руки, и ощутил упругость её стенок, что её можно действительно надеть на ногу, она не нуждается в каких-то крепёжных ремешках, или лямках. В полном восхищении пребывает. Самые первые поножи, которые появятся в русских, нет, первые дошли в 30 году, но пока они дойдут до Петербурга. Потом будет находка кнемид в погребении, в 35 году найдут, и в 1838. Но оно не изменит взгляда Алексея Николаевича на этот предмет, он останется таким вот… Если, насколько можно судить по поводу шлема Александра Невского, он как-то с годами стал воздерживаться от категорических определений, то кнемиды… Шлем Ярослава Всеволодовича. Нет, нет. Именно Александра Ярославича. То есть шлем Александра Всеволодовича, тут догадка была, насколько можно судить, вполне, то есть 13 век, начало. Но всё-таки, где 13 век, и где конец 16 века, Турция. Там он как-то всё-таки осторожно, не упоминает в ряде работ этот шлем совсем. В общем, отошёл от него. да. Но с кнемидой не сложилось. Что это за кнемида? Это привезённая Головкиным, и приобретённая затем Орловским, кнемида эта была сделана, по всей видимости, в конце 18 века. Головкин путешествовал по Италии в 1802-03 годах, если не ошибаюсь. Короче говоря, самое начало 19 века. Может, самое начало 19. Причём уважаемые мои коллеги, старшие коллеги Виктор Михайлович Файбисович и Надежда Гуляева специальный доклад посвятили этой кнемиде, и они там довольно резко высказываются о, скажем так, предполагаемом авторе, как фальсификаторе. Скорее всего, это был антиквар просто. Я думаю, что это бутафория. Театральная бутафория. Может быть, театральная, может быть, интерьерная бутафория. На мой взгляд, тут никто не хотел никого мистифицировать. Это настолько, на самом деле, для итальянского мастере, который явно видел какие-то подлинные вещи, потому что здесь имитация… Наверняка кучу скульптур, изображений наверняка видел. Наверняка. То есть для итальянца, он в этом живёт. Это всё-таки слишком, понятно, что в Северную Пальмиру такая же приезжает, все в восторге. И Оленин даже меняет тему своей статьи в «Драматическом вестнике», журнале, специально посвящая заметку, целиком посвящая подробнейшему описанию, со змеями, с головой медузы. Это, конечно, фантастично. То есть упрекать здесь Оленина – это безумие полное. Безусловно. Ему не с чем было сравнить. То, что…Опять же, и металлография, вещь латунная. В принципе, он мог бы догадаться. Ну откуда он мог бы догадаться? Он же не знал, что в Греции латунь не использовалась. Совершенно верно. Но он ещё не знал, не только он это не знал… Никто ещё не знал. Латунь-бронза, медь-олово, медь-цинк, какая разница? Тем более, что в античности оно использовалось. Детали, элементы снаряжения делались из латуни. А тут опять же это самое нарушение исторической перспективы, хронологической. То есть для современников Оленина герои Гомера и, скажем, Фемистокл, они рядом. Это древние греки, они облачены в одно и то же. Ну конечно. Издалека смотря, кажется, что Древняя Греция – это ну что-то всё вместе. То, что между Мильтиадом и Гомером времени больше, чем между Готфридом Бульонским и самим Олениным прошло. Но ещё важно, что всё-таки тоже можно их понять. Во-первых, сами греки изображали своих героев… Как попало. В сильно осовремененном вооружении. То есть на латах 5 века мы видим доспехи 5 века, естественно. Нет, есть элементы, которые восходят к каким-то архаическим, но в 5-6 веке давным-давно не помнили ни про какую Микенскую Грецию. Разумеется. А Оленин ещё о ней даже не подозревал, потому что открытие культур бронзового века предстояло ещё, он просто не дожил до этого. И здесь всё логично, всё понятно. Это во-первых. Во-вторых, конечно, Оленин находился, ты правильно сказал, что он не находился в полном вакууме, но у него коллег объективно было очень мало, потому что это сейчас человек, который просто 10 лет хотя бы прозанимался на среднем уровне какой-то темой, у него просто образовывается 50-60 людей, с которыми он постоянно общается. Это минимум. А теперь, с развитием социальных сетей, ещё и больше. Как только он спорет какую-то чушь, нельзя опускать такую возможность, мы все иногда говорим ерунду. Как только ты спорешь какую-то чушь, тебе из 50 человек в первый же день позвонят и напишет половина, со словами, что «дорогой мой друг, ты почитай, пожалуйста, такую книжку, тебе сразу всё станет ясно». А Оленин такой подпоры был лишён. Вот как раз, иллюстрируя твои слова, хочу… и он был скорбен по этой причине. Замечательная книжка. Во-первых, называется она великолепно. Называется она так: «Заметки на примечания в сочинении под заглавием: Изображения на древних вазах, и прочая, и прочая». Это имеется ввиду книжка Миллена действительно про изображения на вазах, называемых этрусскими. Заметка на примечания в сочинении. Да, в книжке Миллена на странице 41 есть примечание, абзац на одной страничке, и оно продолжается ещё на другой, такой подвальчик. Оленин пишет полноценное сочинение, заметки на это примечание. Там просто Миллен имел неосторожность прокомментировать, он вообще про оружие не пишет, но вот в этом одном примечании он комментирует названия различных частей греческих шлемов со ссылками, естественно, на того же Омира. Не выдержало сердце. И… Взвился. Взвился, как сокол. Но самое грустное, что выходит книжка, она уже вышла, и допечатывает Оленин, цитирую: «В самую минуту получения первых экземпляров этого сочинения для отсылки во Францию тому, кого я дерзнул…», - а он Миллена везде, 10 поклонов, с большим уважением, - «кого я дерзнул вызвать на полемическое состязание, руководясь глубоким единственно уважением, которое я питаю к полезным трудам этого друга искусств. Я открыл номер 69 «Conservatoire Impartial», статья, Париж, 15 августа, и прочёл следующее извещение. «Знаменитый археолог Миллен, известный многими археологическими сочинениями, скончался вчера». Я не могу выразить того чувства скорби, которое охватило меня». То есть полемика не состоялась. С Ланкри он переписывался. Возможно, не знаю, он переписывался и с Фонтенем. Писал гадости про Дюбрюкса. Кто такой мелкий чиновник в Керчи? Это светило. Да, естественно. Этот даже пишет с ошибками. Вообще ни о чём. Дитрихштейну писал в Вену, императорская библиотека. Уровень! Человек два раза с самим Маком в плен попадал. Тут есть о чём поговорить. А Дюбрюкс… Вспомнил тоже. А возвращаясь к кнемиде, что важно, кнемида поддельная. Стопроцентная подделка безо всяких вариантов, да. Абсолютно 100%. Правда, она была как подделка выявлена между 1914 и 1924 годами, когда её исключили уже из инвентаря. Но прикол в том, что Алексей Николаевич, ориентируясь на заведомо фальшивый (ему это было, конечно, неизвестно) на поддельную вещь, на фальсификат, он сделал совершенно верный выводы. И в том числе, он довольно, как раз консультируя, с 1808 года он эту кнемиду знает, с 1811 года он уже знаком с Гнедичем, в дальнейшем он его консультирует по поводу перевода. Гнедич долго не верил. То есть он переводил слово «кнемис» как сапог. А Оленин, который ещё в Дрездене учась, он занимался, в частности, тем, что изучал ратный устав 1621 года, переиздание устава 1607 года Фроншпергера, Леонард Фроншпергер – это ещё 16 век, а при Михаиле Фёдоровиче он был переиздан, как… Хитрость учения ратных людей. да, да, да. Так вот, в Дрездене он набрался всякого, вернулся в 1785 году. Конец 18 века. Меньше чем через год после возвращения он представил в Академию наук некое сочинение об оружейной терминологии начала 17 века. То есть он в этом тоже понимал. Он понимал в практическом военном деле, он понимал очень неплохо, например, в том, что такое луки, но это отдельная тема. По поводу этой самой кнемиды. Откуда у Николая Иванович Гнедича такое было стойкое убеждение, что это сапог, а Оленин ему предлагал варианты. Даже не ему, а ещё до того. У него была совершенно замечательная, это не статья, это несколько писем, адресованные Сергею Семёновичу Уварову, тоже выдающемуся археологу, но по другой части. Кстати, тому самому Уварову, которого мы знаем, как автора известной формулы про … Православие, самодержавие, и какую-то народность. Инородность. И он пишет, что «эллинское слово «кнемис», «кнемидос» не должно переводить по-русски, как «сапог, сапоги», тем паче, что у нас подобного сему вооружения имеются 3 старинных названия», причём он приводит латинский вариант. «Поножа, лат. ocrae со ссылкой на первую Книгу Царств 17:6. Поножи. Ладно, латинское. Ничего себе. В письме Гнедичу: «наши праотцы именовали оное в Священном Писании «поножи». Второй вариант: ноговица, от слова нога. В письме Гнедичу: «сие слово пропущено, как и многие другие, в нашем академическом словаре. И третье: «по произношению своему имеет, как мне сдаётся, варварское или татарское происхождение: бутурлык, батылык. Именно та часть в оружии, которая по-французски называется «greve». В письме Гнедичу он пишет: «вот как раз сверх того в ратном уставе именуется также оружие…» То есть он с тех пор ещё запомнил. И если Гнедича он убеждал в нескольких письмах, то Уварову он написал несколько писем (были отосланы, видимо, он её сам называет «диссертация») одним пакетом, потому что получает он записку от Уварова следующего содержания: «позвольте мне Вас за прекрасный подарок поблагодарить, бес меня попутал с Вами о кнемиде поспорить. И хотя я всей диссертации ещё не успел прочитать, но не менее того ясно вижу, что кнемис накладывался на переднюю часть ноги. Впрочем, я рад и ещё другой раз о другом предмете поспорить, с тем только, чтобы Вы отплатили мне таковой же монетою. Как бы хорошо, если бы эту вещь напечатали». Эту вещь напечатали. Но напечатали её уже… Все эти письма? сильно после смерти. 2 раза было опубликовано. 1 раз в «Известиях Императорского Археологического Общества», и ещё 1 раз в начале 80-х годов были опубликованы археологические сочинения графа Оленина, не все. Но тем не менее с комментариями. «Памятники искусства древних, - это из частного письма, - подлежащие археологическому разбору, должны быть мне представлены не иначе, однако же, как с приложением подлинных памятников, или, по крайней мере, с самыми подробными противнями». Это старинное русское слово вместо иностранного «факсимиле». То есть вот требование точности воспроизведения. Он специально в одной из своих работ приводит 2 гравюры, изображающие надгробие гладиатора, одно и то же. Одна из Монфокона, это начало 18 века, а вторая из Винкельмана, то есть уже 2 половина 18 века. И я специально попросил их очень точно скопировать с образцов, не с надгробия, а оттуда и отсюда, чтобы показать, что ещё в 18 веке, то есть, казалось бы, вчера, учёные с такой небрежностью относились к воспроизведению памятников. И потом по этим, буквально цитирую, карикатурам строили какие-то… Это исключительно мне знакомо. Есть такой шлем, правда, уже совершенно не античный, а, наоборот, ордынского времени, из местечка Плоское, которое, к сожалению, умерший недавно Михаил Викторович Горелик – замечательный исследователь ордынского времени, сам не видел, видел только прорисовки, и, видимо, плохие фотографии, и когда он свою прорисовку делал с исходного материала, он почему-то венец этого шлема, венечную часть изобразил набранной из вертикальных полос. То есть вот как будто весь шлем в венечной части набран из вертикальных пластин, склёпанных друг с другом. Потом там сверху идёт коническая тулья, навершие, в общем, всё как положено. И даже какую-то построил целую концепцию на нём. Шлем у него в виде картинки пропутешествовал почти по всем его работам, с 1980 года начиная. Как только шлем увидели вживую, стало понятно, что совершенно обычный шлем начала 14 века ордынского времени с монолитное венечной частью, и обычной такой же монолитной тульей. Там никаких полос нет вообще. Просто это всего лишь вторая перерисовка которая дала такое чудовищное искажение, причём Горелик лет несколько не признавался, что он его не видел. Он говорил «нет, это так и было, всё точно совершенно». Это многих славный путь на самом деле. Конечно. Как только смотришь на картинку и рисуешь с неё картинку, твоя картинка будет отличаться не только от оригинала, но и от исходного, увиденного тобой изображения. И если вещь можно таки посмотреть живьём, это большое счастье. Мы вспоминали про куль-обские поножи. Да. Куль-Оба – это захоронение такое, напоминаю. Да, 1830 год, сентябрь. Вот Дюбрюкс, то, с чего начинается археология античная. Одна понож хранится в Эрмитаже, вторая, которая хранилась в Керчи – она погибла. И вместе с ней погиб замечательный шлем. Тиаровидный шлем тот самый. И есть 2 её изображения, оба очень хорошие. Одно из отчётов Императорской Археологической Комиссии, великолепная литография, красота. А второе, сделанное художником Карлом Ликритом, это вот из тех, кто рисовал шлемы, мой любимец, наверное. В частности, ну вот например его рисунок шлема из погребения у Карантинного шоссе, это не тот, о котором мы сейчас говорим. Да. В качестве примера, может быть, увидите. Тот же автор. Но я думаю, что мы тот шлем прикрепим. Да, да. И вот 2 этих изображения, и одно прекрасно, то есть сделано мастерски, и второе прекрасно. Но они ни разу не похожи на другое. При этом, кому верить, сказать трудно. Там и там есть какие-то детали, которые позволяют усомниться, что тут автор был точен. Понятно, Ликрит, живя в Мюнхене, он живьём-то шлем не видел, ему видимо фотографию подогнали. Рубеж 19-20 веков. Но автор иллюстрации для ОАК, он то должен был видеть шлем. Отчёт Археологической Комиссии. И даже у него есть некоторые такие… глядя внимательно на его рисунок… опять же, если бы не было 2 рисунка, различающихся в деталях, ну кто бы стал вглядываться? А тут детальки начинают играть по-другому совершенно. Да. И появляется полное ощущение, что косячок. И тут косячок, и тут косячок. Ну что, наверное, на сегодня будем заканчивать. Вводная беседа касательно античного оружиеведения у нас состоялась, таким образом, я считаю. Если будет возможность, Дмитрий Палыч, приходите, наверное, ещё. Нужно нам углубить обязательно это самое знакомство, потому что со средневековым военным делом, средневековой военной историей, средневековым, в частности, вооружением мы уже познакомились более-менее углублённо, а в античности у нас полнейший пробел. И вот теперь, когда мы уже понимаем, у нас откуда взялось в истоках своих знание об античном вооружении, по крайней мере, в России, надо ринуться в атаку, и более подробно поговорить, во что одевались греки времён Омеровых – Гомеровых… И покорение Трои. и покорения Трои, да, газет времён гомеровых, и покорение Трои, безусловно, и так постепенно дойти до близких нам Палестин, до Чёрного моря, до скифов, до сарматов. Но через Рим, естественно, перепрыгнув. Как там что было, всем очень интересно. Клим Саныч, если пригласите, я с удовольствием продолжу.. если не сильно скучно то, о чём мы сегодня говорили, я бы на самом деле поговорил бы о том, не во что одевались во времена омеровы и покорения Крыма, а во что одевали этих самых персонажей – Ахилла, Пентесилею, Язона. Вот ваше замечательное Средневековье. Это я страшно люблю, причём какие фантастические приспособления, основанные абсолютно на источниках, им давали в руки, надевали на головы и так далее. Может быть, этого вопроса тоже имеет смысл коснуться, тем более, что тут ты в теме абсолютно. Имеет смысл тоже, решим это в кулуарах, потому что может это не стоит запускать прямо второй серией, может быть, стоит коснуться подлинной фактуры, чтобы широкая публика понимала, почему те или иные предметы являются фантастическими. Всем интересно про правду. Тем более, что один фальсификат мы сегодня озвучили. Да, тем более, что один фальсификат, который лежал вообще в основе военного антиковедения в России, мы и покажем, более того. И мы обязаны этому предмету тем, что у нас в классическом русском переводе «Илиады»… правильно названа кнемида. а не сапог. А не сапог. Прекрасно. Страдали бы. Ну что, спасибо, Дмитрий Палыч. спасибо, что позвали. Очень интересно. А на сегодня всё, будем следить за античным оружиеведением в следующих выпусках. Оставайтесь с нами. Аве квириты!

Содержание

История

Со времён царствования императора Петра I, в обоих столичных и некоторых других городах России, для содействия полиции в наблюдении за общественным порядком и безопасностью, от разных армейских и гарнизонных полков наряжались конные команды, сменявшиеся через определённое время другими, и, по мере обстоятельств, отменявшиеся вовсе.

15 (26) декабря 1763 года, в составе воинских команд Санкт-Петербургской и Московской полиции повелено было иметь по 20 конных драгун. Впоследствии число это, постепенно изменяясь, на основании штатов: 12 (24) февраля 1802, 8 (20) июня 1804 и 23 февраля (7 марта1806 годов, составляло в:

  • Санкт-Петербурге — 45 унтер-офицеров, 264 человек нижних чинов строевых и 5 нестроевых;
  • Москве — 60 унтер-офицеров, 240 нижних чинов строевых и 6 нестроевых.

Команды эти назывались Полицейскими драгунскими командами, и офицеры их состояли в общем числе офицеров, полагавшихся в штате полиции. Губернские и некоторые уездные и портовые города имели также свою конную полицию, в числе: 1 унтер-офицера и 12 рядовых, но с той разностью, что люди эти не принадлежали собственно полиции, а давались в неё от штатных губернских рот и уездных команд, из состоявших при них драгун.

В соответствии с Указами императора Александра I от 17 (29) января 1811 года и 27 марта (8 апреля1811 года, с уничтожением штатных губернских рот и уездных команд, и с обращением их в состав батальонов и полубатальонов Внутренней стражи, упразднялись в большей части городов и полицейские драгуны. Между тем, необходимость и польза конных отрядов в составе Внутренней стражи представлялась правительству при самом образовании данной Стражи; но так как имевшаяся тогда война с Францией воспрепятствовала учреждению их, то сверх тех полицейских драгун, которые в некоторых местах ещё не были уничтожены, в обоих столичных и во всех губернских городах оставлено было на попечении гражданского начальства по 14 верховых лошадей, находившихся прежде при упразднённых губернских ротах, с тем, чтобы люди для них давались от Внутренней стражи.

На основании сего предположения, и по оказавшемуся на опыте неудобству зависимости от гражданского начальства воинских команд, имевших почти одинаковую обязанность с Внутренней стражей, 1 (13) февраля 1817 года учреждены из людей, оставшихся ещё до этого Полицейских драгунских команд:

Губарев П. К. Парадная и походная формы Жандармских команд. 1872 г.[2]
Губарев П. К. Парадная и походная формы Жандармских команд. 1872 г.[2]
Корпус жандармов. Обер-офицер в парадной строевой форме и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной строевой форме. 1881 г.[3]
Корпус жандармов. Обер-офицер в парадной строевой форме и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной строевой форме. 1881 г.[3]
Корпус Жандармов. Штаб-офицер в парадной форме, Обер-офицер в сюртуке и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной форме. 1884 г.[4]
Корпус Жандармов. Штаб-офицер в парадной форме, Обер-офицер в сюртуке и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной форме. 1884 г.[4]
Отдельный Корпус Жандармов. Обер-Офицер и Вахмистр (в парадной форме). 1887 г.[5]
Отдельный Корпус Жандармов. Обер-Офицер и Вахмистр (в парадной форме). 1887 г.[5]

Жандармские дивизионы были подчинены обер-полицмейстерам столиц, считаясь в командировке от Корпуса внутренней стражи; Жандармские команды в губернских городах полагались в составе местных гарнизонных батальонов, а Жандармские команды в портовых городах — в составе служащих инвалидных команд.

Спустя некоторое время к вышеуказанным Жандармским командам были присоединены новые:

Первоначально, жандармы имели собственный состав в одних столицах (Санкт-Петербурге и Москве), где они, будучи подчинены обер-полицмейстерам, считались в командировке от Корпуса внутренней стражи. В губернских городах они полагались в составе тамошних Гарнизонных батальонов, а в портовых — в составе Служащих инвалидных команд; но, 11 (23) апреля 1817 года, их велено не включать в сей состав, а содержать особо при Гарнизонных батальонах. Европейская территория Российской империи разделялась на Округа Внутренней стражи. Существовало в разное время от 8 до 12 округов (50 внутренних гарнизонных батальонов.)

25 июня (7 июля1826 года учреждена должность Шефа жандармов, на которую был назначен генерал-адъютант Его Императорского Величества, генерал-лейтенант Александр Христофорович Бенкендорф. Ему были подчинены все жандармы, как гвардейские так и состоящие при армиях[6] и при отдельных корпусах: Внутренней стражи, Литовском и Сибирском. 3 июля основано III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, и А. Х. Бенкендорф одновременно стал главным начальником III Отделения.

В течение 1826 и 1827 годов все жандармы поступили в ведение шефа жандармов (Санкт-Петербургский Жандармский дивизион — 12 (24) октября 1826 года, Московский Жандармский дивизион и жандармские команды — 22 апреля (4 мая1827 года).

28 апреля (10 мая1827 года издано «Положение о Корпусе жандармов[7]», причём жандармские команды получили разделение на пять Округов Корпуса жандармов. Главнейшие обязанности чинов Корпуса жандармов первоначально заключались в доведении до сведения государя императора о беспорядках и злоупотреблениях, совершаемых как правительственными чинами, так и лицами, состоящими на общественной службе, и в наблюдении за направлением политических идей в обществе.

С 1826 года жандармские дивизионы и команды подчинялись Шефу жандармов по инспекторской части, а совершенное отчисление их от заведовавших ими внутренних гарнизонных батальонов, в Корпус жандармов, последовало 1 (13) июля 1836 года. Положением, данным числом Высочайше утверждённым, все губернские жандармские команды, числом 55, и оба вышеозначенных жандармских дивизиона были расписаны на шесть Округов Корпуса жандармов: I-й, II-й, IV-й, V-й, VI-й и VII-й, к числу которых, 7 (19) декабря 1837 года, прибавлен ещё один Округ — Шестой, с назначением в состав его команд и штаб-офицерских управлений, находящихся в то же время образованных на Кавказе, в Закавказском крае и Астраханской губернии, а бывшие Округа: VI-й и VII-й переименованы — в VII-й и VIII-й. Во главе округа стояли высшие жандармские чины. Округа, в свою очередь, распадались на отделения. На отделение приходилось обычно 2—3 губернии; начальниками назначались жандармские штаб-офицеры. III-й Округ Корпуса жандармов, здесь не упоминаемый, находился в Царстве Польском и состоял на особом положении. Также были зачислены в округа и жандармские дивизионы: Санкт-Петербургский — в I-й, Московский — во II-й и Варшавский — в III-й Округ. Для высшего управления Корпусом жандармов при шефе жандармов было учреждено Корпусное дежурство[8].

27 апреля (9 мая1846 года, к вышеозначенным дивизионам и командам, в составе Корпуса жандармов был образован временный Жандармский эскадрон, на составление которого обращены чины из обоих столичных дивизионов и команд: Новгородской, Выборгской, Петрозаводской, Псковской, Тверской, Ярославской, Смоленской, Владимирской и Витебской. Эскадрон этот назначен для полицейского надзора на Санкт-Петербурго-Московской железной дороге, и откомандирован от Корпуса жандармов в полное распоряжение главного начальника железной дороги. В 1847 году на основе этого эскадрона было создано Полицейское управление Санкт-Петербургско-Московской железной дороги, и его первым начальником стал Корпуса жандармов полковник, барон Карл Егорович Тизенгаузен.

С дальнейшим развитием железнодорожного транспорта в России в 1860-е годы создаётся целая сеть железнодорожной полиции. «Положение о Полицейских управлениях на Санкт-Петербургско-Варшавской и Московско-Нижегородской железных дорогах» было утверждено 27 июля (8 августа1861 1861 года. Согласно данному Положению на управления возлагались функции наблюдения за точным исполнением рабочими и подрядчиками их взаимных обязательств, обеспечение сохранности имущества и порядка на железнодорожных станциях, рассмотрение жалоб рабочих, подрядчиков, служащих, проезжающих и проживающих на железных дорогах, контроль за паспортами.

В 1866 году полицейские управления на железных дорогах стали называться Жандармскими полицейскими управлениями железных дорог (ЖПУЖД). До 1866 года эти управления подчинялись министру путей сообщения, а 31 декабря 1866 (12 января 1867) года все ЖПУЖД были изъяты из ведения Министерства путей сообщения и по закону «Об обязанностях и подчинении жандармских полицейских управлений железных дорог» полностью подчинены шефу жандармов. В январе 1867 года по приказу № 6 по Корпусу жандармов все жандармские части и управления на железных дорогах были подчинены ему. Права и обязанности ЖПУЖД были расширены, они должны были исполнять обязанности общей полиции, пользуясь всеми присвоенными ей правами. Район действия ЖПУЖД простирался на всю территорию, отведенную под железные дороги, на все находившиеся на этой полосе постройки и сооружения. Они занимались «охранением внешнего порядка, благочиния» и общественной безопасности в районе действия ЖПУЖД.

Законом от 19 (31) мая 1871 года был закреплен порядок действий чинов ЖПУЖД по расследованию «преступлений» и «проступков» общего характера, в районе действия ЖПУЖД. Каждое управление обслуживало участок дороги протяжённостью около 2000 вёрст, к 1895 году их число возросло до 21. Вплоть до 1906 года ЖПУЖД были отстранены от политической деятельности и не принимали непосредственного участия в производстве дознаний по государственным преступлениям, в политическом розыске и наблюдении. Только в 1906 году в связи с дальнейшим ростом революционного движения и активным участием в нём рабочих и служащих на железных дорогах, правительство привлекает ЖПУЖД к деятельности, направленной на борьбу с революционными выступлениями. Приказом № 145 от 28 июля (10 августа1906 года на чинов ЖПУЖД были возложены обязанности производства дознаний о всех «преступных действиях» политического характера, совершённых в полосе отчуждения железных дорог.

При производстве дознаний начальники ЖПУЖД подчинялись начальникам местных губернских жандармских управлений. На железных дорогах был создан также секретно-агентурный надзор, что обязывало ЖПУЖД иметь собственную секретную агентуру.

Первые губернские жандармские управления были созданы в 1867 года для политического сыска, производства дознаний по государственным преступлениям в пределах их губерний. С организацией охранных отделений функции губернских жандармских управлений меняются и за ними остается, главным образом, производство дознаний по политическим делам. В этих целях был учреждён наблюдательный состав, переименованный впоследствии Высочайшим повелением 28 августа 1870 года в дополнительный штат губернских жандармских управлений.

Форма обмундирования Отдельного корпуса жандармов (1911).
Форма обмундирования Отдельного корпуса жандармов (1911).

Законом от 19 мая 1871 года на Корпус жандармов возлагается производство дознаний по делам о государственных преступлениях, и с этого времени деятельность Корпуса сосредотачивается почти исключительно на политическом розыске и на формальном расследовании дел о лицах, виновных в совершении государственных преступлений.

Согласно инструкции 1904 года в обязанность губернских жандармских управлений входило наблюдение за местным населением и за направлением политических идей общества, доведение до сведения высших властей информации о беспорядках и злоупотреблениях, производство дознаний по делам о государственных преступлениях, производство расследований согласно Положению о государственной охране, осуществление негласного надзора; наблюдение за лицами, проезжающими через границу; наблюдение за иностранными разведчиками; розыск и наблюдение за лицами, укрывающимися от властей; оказание помощи общей полиции в восстановлении нарушенного порядка, конвоирование арестантов. В тех губерниях, где не было охранных отделений, они продолжали выполнять свои прежние обязанности — розыскную деятельность.

В административно-строевом отношении губернские жандармские управления подчинялись непосредственно Штабу Отдельного корпуса жандармов, по части политического розыска — сначала III Отделению С. Е. И. В. канцелярии, с 1881 года — Департаменту полиции Министерства внутренних дел. В уездах были учреждены должности помощников начальников управлений. В подчинении начальников губернских жандармских управлений были крепостные и портовые жандармские команды и жандармские пограничные пункты. В Российской империи до Февральской революции 1917 года действовало 75 губернских жандармских управлений.

29 января (10 февраля1875 года Корпус жандармов переименован в Отдельный корпус жандармов.

В 1880 году Третье отделение было упразднено, а Отдельный корпус жандармов передан в подчинение Министерства внутренних дел. Министр внутренних дел получил права шефа жандармов [9]. На короткий период времени ОКЖ был напрямую подчинен Главному начальнику Верховной распорядительной комиссии [10].

Указ 25 июня (7 июля1882 года, сохранив за министром внутренних дел звание шефа жандармов и значение главноначальствующего над всеми управлениями и частями Отдельного корпуса жандармов (за исключением частей, состоящих при военных округах), непосредственное управление корпусом вверил одному из товарищей министра, заведующему полицией, с наименованием последнего командиром Отдельного корпуса жандармов [11]. Командир этот, в строевом, инспекторском и военно-судном отношениях, пользуется правами и властью командующего войсками военного округа; по строевой части он действует через штаб корпуса, а по предметам, относящимся до обнаружения и исследования преступлений — через Департамент полиции Министерства внутренних дел.

Сразу после Февральской революции 1917 года, 4 (17) марта 1917 года Временное правительство приняло решение об упразднении охранных отделений и Отдельного корпуса жандармов, включая и жандармские полицейские управления железных дорог. 7 марта 1917 года после сообщения товарища министра внутренних дел Д. М. Щепкина, исполняющего обязанности министра, о действиях начальника штаба и чинов Штаба Отдельного корпуса жандармов, Временное правительство постановило арестовать начальника штаба Отдельного корпуса жандармов генерал-майора Владимира Павловича Никольского и чинов названного Штаба, проживающих в доме № 40 по Фурштатской улице, и поручило министру юстиции выполнение данного постановления.

19 марта Временным правительством было принято решение опубликовать постановление о расформировании Отдельного корпуса жандармов, включая жандармские полицейские управления железных дорог.

Согласно опубликованному постановлению, Отдельный корпус жандармов упразднялся, а его чины, за исключением тех из них, которые по возрасту или по состоянию здоровья не подлежали призыву в войска, были обращены в ряды войск. Чины корпуса жандармов, не подлежащие обращению в ряды войск, были уволены в отставку на общем основании. Все архивы, дела и переписка Главного управления корпуса и Штаба Отдельного корпуса жандармов передавались в ведение Главного штаба Военного министерства. Все архивы, дела и переписка губернских, областных и городских жандармских управлений, охранных отделений, розыскных пунктов, жандармских полицейских управлений железных дорог и отделений сих управлений, касающиеся строевой и хозяйственной части, а также запасы обмундирования и вооружения нижних чинов, передавались соответствующим уездным воинским начальникам. Все архивы, дела и переписка политического и общеуголовного характера перечисленных учреждений, передавались прокурорам окружных судов, а касающиеся неприятельского шпионства — в штабы военных округов. Дела учреждений корпуса жандармов, находящиеся в Финляндии, передавались в Главное управление Генерального штаба.

14 апреля 1917 года на своём заседании Временное правительство решило оставить здание бывшего Штаба Отдельного корпуса жандармов, находящегося по адресу Фурштатская улица, дом 40, в ведении Министерства внутренних дел, для помещения в нём Управления общественной милиции.

Командиры Корпуса

  • 12.06.1882 — 05.04.1887 — свиты Его Величества генерал-майор (с 30.08.1882 — генерал-лейтенант) Оржевский П. В. (товарищ министра внутренних дел и командир Отд. корп. жанд.);
  • 06.04.1887 — 21.07.1895 — генерал-лейтенант Шебеко Н. И. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией, и командир Отд. корп. жанд.);
  • 24.05.1896 — 04.02.1897 — генерал-лейтенант Фрезе А. А. (помощник шефа жандармов);
  • 04.02.1897 — 20.04.1900 — генерал-лейтенант Пантелеев А. И. (помощник шефа жандармов (с 04.02.1897), командир Отд. корп. жанд. (с 31.01.1898));
  • 20.04.1900 — 15.09.1902 — генерал-майор (с 11.06.1901 — генерал-лейтенант) князь Святополк-Мирский П. Д. (товарищ министра внутренних дел (с 08.05.1900) и командир Отд. корп. жанд.);
  • 15.09.1902 — 10.01.1904 — генерал-лейтенант фон Валь В. В. (товарищ министра внутренних дел и командир Отд. корп. жанд.);
  • 28.09.1904 — 24.05.1905 — свиты Его Величества генерал-майор Рыдзевский К. Н. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией, и командующий Отд. корп. жанд.);
  • 24.05.1905 — 26.10.1905 — свиты Его Величества генерал-майор Трепов Д. Ф. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией, и командующий Отд. корп. жанд.);
  • 31.12.1905 — 03.09.1906 — свиты Его Величества генерал-майор Дедюлин В. А. (командующий Отд. корп. жанд.)
  • 17.11.1906 — 17.03.1909 — генерал-майор (с 06.12.1907 — генерал-лейтенант) барон Таубе Ф. Ф. (командующий (с 11.02.1908 — командир) Отд корп. жанд.)
  • 24.03.1909 — сентябрь 1911 — генерал-майор (с 1910 — генерал-лейтенант, старшинство с 01.01.1911[12]) Курлов П. Г. (товарищ министра внутренних дел и командующий (с 18.04.1910 — командир) Отд. корп. жанд.);
  • 26.01.1912 — 25.01.1913 — генерал-лейтенант Толмачёв В. А. (командир Отд. корп. жанд.)
  • 25.01.1913 — 19.08.1915 — свиты Его Величества генерал-майор В. Ф. Джунковский (товарищ министра внутренних дел и командующий[13] Отд. корп. жанд.);
  • 20.10.1915 — 10.06.1917 — генерал-майор (с 06.12.1916 — генерал-лейтенант) граф Татищев Д. Н. (командующий (с 06.12.1916 — командир) Отд. корп. жанд.)

Начальники штаба ОКЖ

Здание Штаба корпуса жандармов, наб.р. Фонтанки,16 «У Цепного моста»[14]
Здание Штаба корпуса жандармов, наб.р. Фонтанки,16 «У Цепного моста»[14]
  • апрель 1830 — апрель 1835 — Дубельт Л. В. (и. д. деж. шт.-офиц. (с сентября 1831 — деж. шт.-офиц.) Корп. жанд.)
  • апрель 1835 — август 1856 — Дубельт Л. В. (и. д. нач. штаба (с июля 1835 — нач. штаба) Корп. жанд., с марта 1839 — нач. штаба Корп. жанд. и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • 26.08.1856 — 18.04.1861 — Тимашев А. Е. (нач. штаба Корп. жанд. и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • август — декабрь 1861 — граф Шувалов П. А. (нач. штаба Корп. жанд. и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • октябрь 1861 — июль 1864 — Потапов А. Л. (и. д. нач. штаба (с декабря 1861 — нач. штаба) Корп. жанд. и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • июль 1864 — май 1871 — Мезенцов Н. В. (нач. штаба Корп. жанд. и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • декабрь 1871 — март 1882 — Никифораки А. Н. (и. д. нач. штаба (с апреля 1872 — нач. штаба) Корп. жанд. (с 29 января 1875 — нач. штаба Отдельн. корп. жанд.) и управ. III отд. Собств. Его Велич. канц.)
  • 26.03.1882 — 26.07.1882 — Козлов А. А. (и. д. нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • июль 1882 — декабрь 1883 — князь Кантакузен М. А. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 04.01.1884 — 10.02.1893 — Петров Н. И. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 05.03.1893 — ноябрь 1896 — Мезенцов С. Н. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 27.11.1896 — 28.10.1903 — Зуев Д. П. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 25.01.1905 — 14.10.1907 — Саввич С. С. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 14.10.1907 — июль 1913 — Гершельман Д. К. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)
  • 14.08.1913 — март 1917 — Никольский В. П. (нач. штаба Отдельн. корп. жанд.)

Структура

Корпус жандармов, которому с 1875 г. присвоено наименование Отдельного корпуса жандармов, в 1902 состоял из:

  • Главного управления Отдельного корпуса жандармов в составе: шефа жандармов — министра внутренних дел, командира корпуса — товарища министра внутренних дел, заведующего полицией, и Штаба Отдельного корпуса жандармов;
  • Губернских жандармских управлений в губерниях Великороссийских, Северо-Западного края и на Кавказе, дополнительного к ним штата, размещённого по городам и уездам (до 1870 года он именовался наблюдательным составом корпуса), Жандармского управления г. Одессы и Шлиссельбургского жандармского управления;
  • Сибирского Жандармского округа с окружным управлением, губернскими жандармскими управлениями, дополнительным к ним штатом и жандармского управления г. Тобольска, а с 1839 г. — Омска (с 1902 г. упразднен);
  • Варшавского Жандармского округа с окружным управлением, губернскими и уездными жандармскими управлениями;
  • Жандармских полицейских управлений железных дорог с отделениями и «Особыми комитетами» при жандармских полицейских управлениях железных дорог по принятию чрезвычайных мер охраны, борьбе с забастовочным движением на железных дорогах;
  • городских конных команд, существующих в некоторых городах;
  • Варшавской, Владивостокской, Выборгской, Бендерской, Брест-Литовской, Динабургской, Динаминдской, Ивангородской, Карской, Керченской, Киевской, Ковенской, Кронштадтской, Николаевской-на-Амуре, Михайловской, Новогеоргиевской, Осовецкой, Очаковской и Свеаборгской крепостных жандармских команд;
  • Петропавловской-на-Камчатке, Сахалинской, Шлиссельбургской пешей жандармской команды и
  • строевых частей корпуса: Санкт-Петербургского, Московского и Варшавского жандармских дивизионов.

Штаб Отдельного корпуса жандармов являлся исполнительным органом шефа жандармов и командира Отдельного корпуса жандармов (руководящим органом Отдельного корпуса жандармов являлось также Главное управление Отдельного корпуса жандармов) по организации политического розыска, строевой, инспекторской, военно-судебной и хозяйственной частям. Штаб Отдельного корпуса жандармов непосредственно руководил деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог, жандармским надзором на водных путях, в речных и морских портах.

Группа железнодорожных жандармов с офицером на велодрезине (ок. 1890 г.)
Группа железнодорожных жандармов с офицером на велодрезине (ок. 1890 г.)

В составе Штаба Отдельного корпуса жандармов было шесть отделений, их функции распределялись следующим образом:

  • 1-е отделение — личный состав, комплектование частей Отдельного корпуса жандармов (1827—1917 гг.);
  • 2-е отделение — учреждение жандармского наблюдения на железных дорогах, руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (до 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (до 1868 г.), организация, штатное устройство и дислокация отдельных частей и управлений, пограничных пунктов, инспектирование частей корпуса, контроль за исполнением служебных обязанностей, награждение чинов корпуса (1827—1917 гг.);
  • 3-е отделение — расследование должностных преступлений чинов корпуса, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблениях служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (до 1867 г.), руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (с 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (1827—1893 гг.);
  • 4-е отделение — финансовые и хозяйственные вопросы (1863—1917 гг.);
  • 5-е отделение — расследование должностных преступлений служащих корпуса жандармов, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблении служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (1896—1917 гг.), наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1875—1917 гг.);
  • 6-е отделение — наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1871—1874 гг.).

Кроме того в составе Штаба действовало Управление полицейской стражи, занимавшееся вопросами комплектования полицейской стражи, обеспечением и инспектированием губернской и уездной полицейской стражи (1906—1917 гг.), а также существовала военно-судная часть корпуса жандармов (1874—1896 гг.).

Из офицеров в Отдельный корпус жандармов (с 1890 г.) принимались только принадлежащие по образованию к первому разряду или окончившие курс юнкерских училищ по 1 разряду; дополнительный штат, как и жандармские полицейские управления железных дорог, комплектовался из унтер-офицеров всех родов оружия, преимущественно из уволенных в запас и отставку; нижние чины имелись только в дивизионах и назначались на общем основании.

Кроме того, существовали полевые жандармские эскадроны (числом 6; один гвардейский), никакого отношения к Корпусу жандармов не имеющие и несущие военно-полицейскую службу при войсках, как в мирное, так и в военное время.

Обязанности

Жандармские дивизионы и городские конные команды (в Одессе) предназначались для выполнения обязанностей полиции исполнительной (по призыву гражданских властей), например: «для рассеяния законом запрещённых скопищ, для усмирения буйства и восстановления нарушенного порядка, для охранения порядка на парадах войск, пожарах, ярмарках, народных гуляньях, всякого рода публичных съездах и проч. Обязанности прочих частей корпуса жандармов заключались: в обнаружении и исследовании государственных преступлений; в охранении внешнего порядка, благочиния и общественной безопасности в районе железных дорог; в осмотре паспортов в некоторых портах и пограничных местах империи; в надзоре за государственными преступниками, содержащимися в Шлиссельбургской и Карийской тюрьмах.» Первое известие о том, что жандармские чины, в качестве органов III-го отделения, производили следственные дела, встречается в Высочайшем указе 24 марта 1831, объявленном шефом жандармов сенату, по случаю медленности присутственных мест при исполнении требований, предъявленных чинами корпуса жандармов.

Полномочия и ответственность

С введением Судебных Уставов судебное преследование по государственным преступлениям было возложено на прокуроров судебных палат, деятельность же жандармских чинов в этой области совершенно не имелась в виду Уставами. Возникшие на практике недоразумения и пререкания между двумя отдельными ведомствами, производившими, без предварительного между собой соглашения, следствия по одним и тем же делам, привели к изданию правил 19 мая 1871 г., вошедшими (с позднейшими дополнениями) в Устав уголовного судопроизводства издания 1892 г. (ст. 261 1-26113, 4881-4885, 10351-103516). Согласно этим правилам, дознания по государственным преступлениям производятся офицерами корпуса жандармов, за исключением только случая совершения преступления одними военнослужащими, и притом в местах исключительного ведения военного или морского начальства или же во время отправления обязанностей службы. При обнаружении злоумышления, не заключающего в себе признаков государственного преступления, жандармские чины ограничиваются сообщением о том местному прокурорскому надзору и общей полиции; но если до прибытия полиции следы преступления могут уничтожиться или подозреваемый — скрыться, они обязаны принять соответствующие меры. В особенных случаях лица прокурорского надзора могут, по усмотрению своему, возлагать на жандармских чинов производство дознания и по общим преступлениям; но от такого поручения чины Жандармов могут, по уважительным причинам, уклониться. Жандармские полицейские управления железных дорог, непосредственно подчиненные начальнику штаба корпуса Ж. (расходы по содержанию их на частных дорогах возмещаются казне железнодорожными обществами), помимо общих обязанностей чинов корпуса Жандармов, во всех отношениях заменяют в районе железных дорог общую полицию; последняя может действовать здесь только по приглашению жандармских чинов или при их отсутствии. К ответственности за неправильные действия и злоупотребления при производстве дознаний жандармские чины могут быть привлечены только непосредственным их начальством; прокурорская власть может только делать об этом сообщения и, в случае недостаточности наложенного дисциплинарного взыскания, представлять министру юстиции, для дальнейшего соглашения с министром внутренних дел. Разномыслие между прокурором и начальством виновного по вопросу о предании суду разрешается сенатом (по 1 департаменту).

Обмундирование (униформа) чинов Корпуса жандармов и армейских жандармских полевых команд (эскадронов)

Обмундирование (униформа, форма одежды) жандармов отличалось от общеармейской униформы цветом и некоторыми специфическими элементами (аксельбантами, оружием, и кушаками, размещением петлиц на мундирах, оформлением конской упряжи и др.). Изначально жандармам был присвоен базовый цвет светло-синий, почти голубой, до 1917 г. сохранившийся в Гвардейском полевом жандармском эскадроне, позднее - (с 60-х гг.) произошла замена базы на темно-синий. Другой цветовой особенностью был красный и серебряный металлический прибор. Конструктивной основой жандармской формы была униформа армейской кавалерии, как правило - драгунских полков. Все виды униформы (парадная, повседневная, обыкновенная и т.д.) соответствовали армейской форме соответствующего периода. Соблюдались и основные правила ношения формы, установленные для армейских частей.

1815-1825

Жандармский полк.

30 Августа 1815 г. - чинам Жандармского (переименованного из Борисоглебского Драгунского) полка, установлено следующее обмундирование:

Рядовым - мундир однобортный, из светло-синего сукна; с того же цвета воротником, обшлагами и пехотного покроя рукавными клапанами; с красными суконными погонами и выпушкой; с белым гарусным аксельбантом на левом плече; с белыми пуговицами (по борту в один ряд) и с светло-синим подбоем. Панталоны с высокими сапогами-ботфортами; рейтузы под короткие сапоги; и те же рейтузы, какие полк имел до переименования его из Драгунского, с выкладкою или лампасами и выпушкою красными. Перчатки без краг. Шинель, прежнего же покроя, но цветом светло-синюю, с выпушкой на воротнике, клапанами, погонами красными, пуговицами белыми. Фуражную шапку светло-синюю, с таким же околышем и с красною выпушкою, вверху и по обоим краям околыша. Каску, портупею, палаши темляк, мушкет или ружье (со штыком, и огнивным чехлом), лядунку, перевязь (к лядунке и вместе к мушкету) с крюком, пистолеты и весь конский убор драгунские, кроме цвета вальтрапа (светло-синий, с опушкою или выкладкою, вокруг из такого же, а выпушкою вензелями и коронами из красного сукна). Чемодан серый.

Унтер-офицерам - иметь все те же вещи, как и рядовым, кроме мушкета; мундир с серебряным галуном на воротнике и обшлагах; кисть темляка белую, с черным и оранжевым; лядуночную перевязь узкую и седло без бушмата.

Трубачам - назначено все также как у рядовых, за исключением мушкета, лядунки и бушмата; мундир, с светло-синими крыльцами и с белыми нашивками; каска с красным плюмажем; трубы медные, с кистями и шнурами белыми.

Штаб-трубачу - против предыдущих эскадронных трубачей, предоставлены такие же отличия, какие были присвоены унтер-офицерам против рядовых, а трубные шнуры и кисти белые, с черным и оранжевым.

Офицерам - оставлена прежняя их, драгунская форма, с переменой только цветов, как и у нижних чинов, с прибавлением серебряных, шитых петлиц, на воротнике и рукавных клапанах мундира. Эполеты, аксельбант и вензеля с коронами на вальтрапах были у них (по цвету пуговиц) серебряные.

15 мая 1817 г. - всем чинам Жандармского полка установлены перчатки с крагами, как у кирасир, мундирные обшлага без клапанов, по образцу кирасирских и драгунских (у офицеров с двумя серебряными петлицами) и выпуклую чешую у касок; у нижних чинов погоны заменены гарусными эполетами, с бахромою; также рядовым для ружей даны панталеры и пистолетные прибойники.

8 июня 1820 г. - всем строевым чинам опушка вальтрапов, вместо светло-синей, установлена белая; трубачам нашивки, на мундирах, чаще прежнего и на крыльцах, в прямом отношении к нижнему краю.

29 марта 1825 г. - для нижних строевых чинов, за беспорочную службу, установлены нашивки, на левом рукаве: за 10-ти летнюю службу - одна, за 15-ти летнюю - две, за 20-ти летнюю - три, одна над другою; все из желтой тесьмы.

Жандармские дивизионы и команды.

18 мая 1817 г. объявлены табели о мундирных, амуничных и оружейных вещах для причисленных к составу Внутренней Стражи: Жандармских дивизионов в обеих столицах, Жандармских командъ в губернских и портовыхъ городах и Жандармской команды в городе Царском Селе. С 1 Февраля и 15-го Мая того же года, назначено иметь:

а) В Жандармских дивизионах: Рядовым - все обмундирование, вооружение и конный убор как установленные 30 августа 1815 и 15 мая 1817 г. для рядовых Жандармского полка, но без аксельбанта, с желтою выпушкою и того же цвета лампасами на рейтузах, вместо красных, с белыми вензелями и коронами на вальтрапах, вместо красных же, обшитыми желтым шнурком. Унтер-офицерам - то же, что и рядовымъ, съ отличиями, существовавшими в Жандармском полку. Трубачам - также как в Жандармском полку. Офицерам - то же, что Жандармском полку, но без аксельбанта и петлиц на мундире, и с заменой везде красного цвета на желтый.

b) В Губернских и Портовых Жандармских командах: Рядовымъ и унтеръ-офицерамъ - все как для рядовых и унтер-офицеров Жандармских дивизионов, только вместо эполет с желтыми, суконными погонами. Офицерам - все как у офицеров Жандармских дивизионов.

с) В Царскосельской Жандармской команде: Рядовым и унтер-офицерам - все как в Жандармских дивизионах.

29 марта 1825 г. - для нижних строевых чинов Жандармских дивизионов и команд, за беспорочную службу, установлены нашивки, из желтой тесьмы, одинаковые и на одинаковых правилах с Гарнизонными полками и батальонами.

1825-1855

12 апреля 1826 г. - В жандармском полку (ЖП), в С.-Петербургском и Московском жандармском дивизионах (ЖД) и во всех жандармских командах (ЖК) белые панталоны с ботфортами и серые рейтузы с лампасами отменены, а установлены серые рейтузы в полку с красной, в дивизионах же и командах - с желтой выпушкой.

15 сентября 1826 г. - Нижним чинам, выслужившим беспорочно установленные годы и добровольно остающимся на службе, введено ношение на левом рукаве нашивки из золотого галуна как приведено выше в кирасирских полках.

30 декабря 1826 г. - В ЖП, в С.-Петербургском и Московском ЖД и в ЖК палаши заменены саблями драгунского образца. Обоим дивизионам присвоен одинаковый мундир с полком, с красной выпушкой, но, как и прежде, без аксельбанта.

1 января 1827 г. - На офицерских эполетах для различия чинов введены кованые звездочки цвета противоположного прибору.

27 апреля 1827 г. - При учреждении корпуса жандармов (КЖ) с разделением его на округа генералам и офицерам присвоено одинаковое обмундирование с ЖП, но шляпы указано им носить с поля. За генералами и офицерами оставлено право ношения вне службы полковых мундиров и вицмундиров (в случае сохранения фамилии в списках полка), общегенеральской формы, а также формы чинов Свиты ЕИВ.

9 мая 1827 г. - ЖП, а также ЖД и ЖК даны каски нового образца, одинаковые с касками для армейских кирасирских полков.

19 июня 1827 г. - Жандармским генералам и офицерам установлены сюртуки и шинели светло-синего сукна по цвету мундиров: в командах с желтой выпушкой и с желтыми же на воротниках шинелей клапанами (петлицами), а у всех прочих - с красной выпушкой и красными клапанами.

14 декабря 1827 г. - Установленную 15 сентября 1826 года нашивку на левом рукаве у нижних чинов указано иметь серебряную из унтер-офицерского галуна.

24 марта 1828 г. - У мундиров нижних чинов воспрещено иметь перетяжки.

26 декабря 1829 г. - Всем строевым чинам ЖП и ЖД установлены пуговицы на обмундировании с выпуклым изображением гренады об одном огне.

8 июня 1832 г. – Генералам и офицерам дозволено носить усы.

19 августа 1832 г. - Учрежденному в г. Варшаве Варшавскому ЖД назначено одинаковое обмундирование с С.-Петербургским и Московским дивизионами.

15 апрель 1834 г. - Установлены лядунки и перевязи нового образца с уменьшением величины крышек и ширины перевязей.

2 мая 1834 г. - Для удобного действия саблями, эфесы их указано переделать по новому образцу, как в драгунских полках.

4 февраля 1835 г. - Для всех чинов КЖ утверждены каски нового образца, ниже прежних, одинаковые с введенными в это время в кирасирских полках.

28 февраля 1835 г. - Конным и пешим унтер-офицерам и рядовым ЖП. С-Петербургского, Московского и Варшавского ЖД и всех ЖК установлено по одному пистолету, в кобуре (чушке) на человека.

27 марта 1835 г. - Нижним чинам ЖП, ЖД и ЖК в пешем строю указано носить ружья в правой руке, по примеру Л.-Гв. Конно-гренадерского полка.

11 августа 1835 г. - Жандармским унтер-офицерам, по примеру рядовых, указано иметь ружья.

31 января 1836 г. - На шинелях нижних чинов вместо 10 установлено 9 пуговиц, как в гренадерских полках.

1 июля 1836 г. - При отделении ЖК от внутренней стражи и передачи их в состав КЖ желтое сукно на обмундировании и вальтрапах указано заменить красным.

9 октября 1836 г. - Штаб-трубачам и трубачам для помещения пистолетов установлены чушки (кобуры для пистолетов) особого образца; приделывать их к седлу сверх вальтрапа с левой стороны, а для патронов лядунки с перевязями, как у прочих нижних чинов.

17 января 1837 г. - Утверждены правила о ношении сабли при сюртуке, как в драгунских полках.

15 июля 1837 г. - Утверждена новая форма офицерских шарфов, одинаковая установленной в гренадерских полках.

21 сентября 1837 г. - В ЖП вместо темляков с шерстяными кистями введены по примеру прочих кавалерийских полков темляки с кожаными кистями.

17 декабря 1837 г. - Утверждена новая форма офицерских эполет, одинаковая с введенной в кирасирских полках, т. е. с прибавлением четвертого витка.

4 января 1839 г. - Генералам, офицерам на рейтузах указано впереди бантов не иметь и вообще носить их совершенно гладкими, согласно с формой, установленной для нижних чинов.

16 октября 1840 г. - Утверждено правило о серебряных шевронах для нижних чинов - как в гренадерских полках.

23 января 1841 г. - Большие воротники офицерских шинелей установлены длиною в один аршин, начиная от нижнего края малого воротника.

8 апреля 1843 г. - Жандармским нижним чинам, имеющим аксельбанты, указано иметь их без узлов между петлями и металлическими наконечниками и вместе с тем нижним чинам ЖД и ЖК присвоены такие же темляки, как в ЖП т. е. полосатые кожаные. Этого же числа для взаимного отличия нижних чинов установлены нашивки на эполетах и погонах такие же, в драгунских полках, но только с заменой золотого галуна серебряным.

2 января 1844 г. - На околыше офицерских фуражек установлена кокарда общего образца.

20 мая 1844 г. - Утверждено новое расписание о различии фуражных шапок нижних чинов, на основании которого шапки остались по-прежнему светло-синего цвета, а выпушку по верхнему кругу указано иметь: в 1 дивизионе ЖП красную, во 2 - белую, в 3 - темносинюю, в С.-Петербургском, Московском и Варшавском ЖД и во всех ЖК - красную. Околыш светло-синий с двумя красными по обоим краям выпушками и, с просечными на желтом сукне в ЖП и ЖД столиц номером эскадрона и литерой Э, а в ЖК первоначальной литерой звания команды и литерой К. У офицеров были цвета те же, как и у ниж. чин., но без номера и литер на околыше.

27 января 1845 г. - Прежние каски с волосяным плюмажем заменены новыми с висячим султаном по образцу касок, введенных в это время, в кирасирских полках: в ЖП из белого, в ЖД и ЖК из черного, а у всех трубачей из красного конского волоса. Шляпы оставлены только генералам.

5 февраля 1845 г. - Офицерам, не состоящим в полку, дивизионах и командах, но принадлежащим к составу корпуса жандармов и имеющим аксельбанты, установлены каски с султаном из белого волоса.

7 октября 1847 г. - При введении в штат ЖП барабанщиков, им присвоено все то же обмундирование, какое установлено для трубачей этого полка.

9 января 1848 г. - Офицерам в те дни, когда после развода нужно оставаться в праздничной форме, дозволено носить для прогулок сюртуки при рейтузах, имея каски с султанами.

25 апреля 1848 г. - Отменен клапан с пуговицами на чемоданах.

24 декабря 1849 г. - У золотых сабель, жалуемых за храбрость, установлен золотой гриф эфеса.

30 марта 1851 г. - Лядуночная перевязь установлена в 1 вершок шириной и с прежней к ней капсюльной сумочкой.

24 января 1853 г. - Строевым нижним чинам ЖК Кавказского края присвоено новое обмундирование по нижеследующему описанию:

а) Шапка (папаха) - из черного бараньего меха с верхом из светло-синего сукна с красной суконной выпушкой по краям, во всем сходная с утверждённой для кавказских нижних чинов. б) Полукафтан - светло-синего сукна с таким же воротником обшлагами, с красной выпушкой по воротнику, обшлагам, по борту на карманных клапанах, покроем во всем сходный с полукафтаном войск Кавказского корпуса. Пуговиц полагается 15, из них 9 по борту, 2 у лифа, 2 на карманных клапанах и 2 на эполетах; к воротнику пришивается 4 пары железных крючков; к полам же полукафтана, как у Кавказского, крючков не полагается. У.-оф. на воротнике и обшлагах серебряный галун. в) Эполеты - прежней формы. г) Шаровары - серо-синеватого сукна с красным кантом, покроем во всем сходные с шароварами ниж, чин. Кавказского корпуса, но в шагу подшиваются кожей и имеют такие же стременки, как у кавалерийских рейтуз; вместо оловянных пуговиц, полагается 14 костяшек. д) Перчатки - лосиные без краг. е) Шашка - драгунского образца. ж) Портупея через плечо - лосиная, с медным прибором, по драгунскому образцу. з) Лядунка с перевязью и капсюльная сумочка - прежней формы. Нестроевым чинам присвоена форма нестроевых Кавказского корпуса, т. е. вместо фуражки - шапка (папаха), вместо сюртука или куртки -полукафтан, а вместо панталон - шаровары из того же сукна, какое полагалось прежде.

31 января 1853 г. - Офицерам команд, состоящим в VI округе КЖ, за исключением Астраханской команды, на которую это и предыдущие изменения не распространены, - указано иметь: 1) Вместо каски шапку, присвоенную Отдельному Кавказскому корпусу. Верх шапки голубого сукна, обшивается серебряными галунами, имеющими посредине две узкие, в одну нить, красные полоски. 2) Вместо мундира - парадный полукафтан голубого сукна. Воротник и обшлага одного сукна с полукафтаном и серебряными петлицами; подбой воротника красный; по воротнику, обшлагам, по борту до нижнего края полы и на карманных клапанах - выпушка красного сукна; подкладка по цвету полукафтана; пуговицы, эполеты с погончиками и аксельбант (состоящим в корпусе жандармов) те же, какие полагалась при мундире. 3) Вместо сюртука - виц-полукафтан, который во всем сходен с парадным полукафтаном, но петлиц на воротнике и обшлагах не имеет. 4) Вместо рейтуз - шаровары серо-синего сукна, с красной выпушкой. 5) Вместо кавалерийской сабли - саблю драгунского образца, на портупее, к ней положенной, из серебряного галуна. Шпоры, темляк, шарф. шинель, фуражка и конский убор - оставлены без изменения. Перчатки положены без краг.

(Классным чинам Управления 6-го округа корпуса жандармов полагается секретарю и переводчику - форма одинаковая с чиновниками штабов и управлений мест, подведомственных военному министерству на Кавказе, а аудитору - одинаковая с положенной для аудиторов, находящихся при войсках Отдельного Кавказского корпуса.)

13 августа 1853 г. - Офицерам в походной форме, при сюртуках без шарфов, указано пристегивать портупеи поверх сюртуков.

18 февраля 1854 г. - Правило, установленное 15-го ноября 1853 года для легко-кавалерийского вьюка, распространено и на жандармов.

29 апреля 1854 г. - Офицерам. в военное время установлены походные шинели одного цвета и покроя, как у шинелей нижних чинов, в кирасирских полках с галунными погонами.[15].

1855-1881

26 мая 1855 г. В форму КЖ внесены следующие изменения (29361[16]). Для офицеров введен мундир (голубого сукна полукафтан), двубортный на шести пуговицах, воротник закругленный, с кантом и двумя белыми шитыми петлицами, обшлага в цвет мундиру, с двумя петлицами и двумя пуговицами; по обшлагам, борту, тремысковым клапанам боковых карманов. Виц-мундир – то же самое, но без петлиц на воротнике и обшлагах. К мундиру полагаютс светло-серые с серебряным кушаком без кистей. Схожий по покрою китель получают и нижние чины. Каска – без значительных изменений. Перчатки – без краг. Эта же форма распространена на чинов ЖЭ на Москва-Санкт-Петербург.

28 мая 1856 г. (29367) Уточнена форма одежды для нижних чинов – в КЖ это каска существующего образца, мундир двубортный на шести пуговицах (в Л-Гв.Ж\Э – по образцу Гвардейской кирасирской дивизии, полукафтан однобортный, без пуговиц), вместо рейтуз - шаровары.

5 марта 1857 г. О некотором изменении головных уборов жандармов. Офицерам и нижним чинам Л-Гв.Жп/э, ЖП и ЖК при корпусах вместо кожаной каски установлена стальная как в 1 кирасирской дивизии с медным прибором. В ЖП на каске – медный герб (эмблема) с гранатой в щите как в кирасирских полках, но без номера на гранате; каска с белым султаном к парадной форме. В ЖД и командах в городах – сохранена без изменений каска существующего образца (31567).

2 марта 1862 г. – вводится головной убор шапка-кепи и башлык нового образца (38015).

20 октября 1862 г. – для всех чиной КЖ и Л-Гв.Жп/э введено новое обмундирование (38814). Для всех жандармских чинов всех категорий отменялись ружья. Другие изменения состояли в следующем.

А. Чины ЖК, 2 и 1 Жэ и находящиеся при военных округах. Для офицеров – все без изменений, кроме а) замены основного и приборного цвета со светло-синего на синий, б) частичной измененной формы аксельбанта. Для нижних чинов: шапка синего цвета с красными выпушками, черным лакированным ремешком; мундир двубортный на 6 пуговицах синего сукна, воротник закругленный и обшлага прямые одного сукна с мундиром, красные выпушки: воротник, борт, полы, обшлага, тремысковые карманные клапаны). Эполеты нижних чинов из красной шерсти с красным подбоем, из той же шерсти – аксельбанты на левом плече. Шаровары – светло-синего сукна с красной выпушкой. Белые перчатки – лосиной кожи. (с медной пряжкой и медной фурнитурой (чресплечный, для драгунской сабли) и кобура (чушка) – из черной кожи. На лето устанавливался полотняный китель. Шинель серая, с синими петлицами и красной выпушкой; погоны – красные, пуговицы оловянные гладкие. Вальтрап легко-кавалерийского образца, синий, проложен двумя рядами белой тесьмы, вензель – белого цвета.

Б. Чины ЖД в столицах и ЖК в городах и ПУЖД. Для офицеров – все без изменений, кроме а) замены основного и приборного цвета со светло-синего на темно-синий, б) частичной измененной формы аксельбанта; в) серебряная портупея для сабли драгунского образца (прибор – серебряный), ремень черный, сафьяновый с черной кожаной кобурой (чушкой), револьверный шнур белый с черно-оранжевой прострочкой, г) вальтрап легко-кавалерийского образца из черной смушки с обшивкой серебряным шнуром. Для нижних чинов: шапка темно-синего цвета с красными выпушками, черным лакированным ремешком, белым прибором, султан черного цвета, для трубачей - красного; мундир двубортный на 6 пуговицах темно-синего сукна, воротник закругленный и обшлага прямые одного сукна с мундиром, красные выпушки: воротник, борт, полы, обшлага, тремысковые карманные клапаны). У трубачей – на рукавах красные клапаны с белевой отделкой клапанов и рукавов. Эполеты нижних чинов из красной шерсти с красным подбоем, из той же шерсти – аксельбанты с оловянными наконечниками на левом плече. Шаровары – светло-синего сукна с красной выпушкой. Белые перчатки – лосиной кожи. (с медной пряжкой и медной фурнитурой (чресплечный, для драгунской сабли) и кобура (чушка) – из черной кожи. Револьверный шнур красный. На лето устанавливался полотняный китель. Шинель серая, с темно-синими петлицами и красной выпушкой; погоны – красные, пуговицы оловянные гладкие. Вальтрап легко-кавалерийского образца, черной кожи с красной окантовкой.

9 августа 1872 г. – О замене существующих в КЖ головных уборов касками и о форме фуражных шапок. Существующий ныне головной убор заменить каской с султаном из черного волоса. Каски вводятся немедленно, до окончания сроков носки существующих головных уборов. При касках нового образца иметь обязательно для ношения фуражные шапки с козырьком. (ПСЗ 51190).

12 декабря 1872 г. – Описание касок Л-Гв.Преображенского полка и строевых нижних чинов КЖ. Каски кожаные, черные, с медным прибором и черным султаном( при параде). У офицеров – кожа м.б. заменена войлоком, покрытым лаковой черной краской, прибор – на золоченый, а подкладка – из сафьяна из тонкой кожи (51634). Ношение прежнего головного убора (1862 г.) разрешалось только раненым или контуженным в голову (51854). В ЖК при Варшавском ВО – стальные с медным прибором и белым султаном, в прочих частях КЖ – кожаные, с черным султаном (как до 2 марта 1862 г.) (51303); с 19 апреля 1873 г. конструкция касок всех чинов жандармских частей при военных округах стала по образцу касок чинов Варшавского ВО. 6 декабря 1873 г. в конструкцию каски и её внешний вид были внесены некоторые изменения (52870).

6 ноября 1873 г. - Всем чинам жандармских частей при военных округах, где разрешено ношение белых чехлов на фуражках, дается аналогичное право с тем, чтобы чехол покрывал и фуражку, и козырек (52750).

1881-1894

С вступлением на престол императора Александра III для всех чинов РИА вводится новое обмундирование. 18 августа 1881 г. дается первое общее описание нового внешнего вида военнослужащих. Сохраняются в неизменном виде а) рисунки шитья и петлицы на воротнике; б) конструкции и расцветки обшлагов; в) цвета кантов и выпушек (там, где это не связано с конструкцией мундира); г) полковые расцветки (воротников, петлиц, погон) и цвета полков в дивизии. В большей степени изменения произошли в обмундировании пехоты и армейской кавалерии. Жандармов (кроме гвардейской кадровой команды) эти изменения коснулись следующим образом: вводились 1) мундир двубортный, на крючках, со стоячим воротником и обшлагами, без боковых карманов; 2) шаровары с выпушками (у нижних чинов – без) укороченные (в сапоги) и длинные (поверх сапог – нижним чинам не полагались); 3) шапка суконная с мерлушковыми клапанами и белым султаном, с гербом и кокардой; 4) башлык (для нижних чинов). Офицерские плащи, пальто, шинели, а также сюртуки и фуражки оставлялись без изменений существующих образцов, нижним чинам полагалсь шинель с измененной конструкцией воротника, без пуговиц (ПСЗРИ, т. 6. Доп. К 1-му тому, 361а).

14 Ноября 1881 г. (ПВВ№313) чинам ОКЖ присвоено новое обмундирование и дано его полное описание. Мундиры - образца армейских драгун, но мундирное сукно не темно-зеленое, а темно-синее. Воротник мундира темно-синий, выпушка алая. Погоны, аксельбант нижних чинов – алые. Кушак у офицеров и старших вахмистров темно-синий с алыми выпушками. Металлический прибор – белый. У офицеров и генералов на воротнике и обшлагах по две серебряные петлицы. Аксельбант серебряного шнура. Эполеты гвардейского пехотного образца, лядунка и шашка на плечевой галунной портупее – без изменений. У фуражки околыш мундирного сукна, цвета тульи, выпушки по околышу и тулье алые. Шапка барашковая, как в армейской пехоте.

20 Апреля 1882 г. На барашковой шапке установлен серебряный Государственный герб.

24 Января 1884 г. Вместо барашковой шапки пехотного образца установлена шапка образца армейских драгун с меховыми клапанами и алым суконным дном. Генералам полагался по верху шапки серебряный филигранный шнур, на донышке нашитый крестообразно генеральский галун. Офицерам по верху шапки - серебряный шнур с черным и оранжевым шелком. Спереди крепилась кокарда, знак отличия (кому положен) и Герб. Прибор офицеров и генералов - серебряный, нижних чинов – мельхиоровый. Герб у нижних чинов выштампованный на щите, у генералов и офицеров отдельный, наложенный на щит. Султан у всех волосяной белый, у трубачей красный, высотой 13,5 см. Револьверный шнур у рядовых белого, у трубачей красного гаруса, у унтер-офицеров с добавлением оранжевых и черных ниток. У офицеров и генералов серебряный с оранжевыми и черными нитками.

6 Апреля 1884 г. Всем строевым нижним чинам присвоен кушак, как офицерам и старшим вахмистрам по ПВВ № 6 и 325.

25 Ноября 1884 г. Капитан, штабс-капитан и прапорщик переименованы в ротмистра, штабс-ротмистра и корнета.

25 марта 1885 г. (837а Т6 (доп.к т. 5)) введен новый образец кавалерийского снаряжения (вместо обр. 1871 г.), у чинов КЖ вальтрап отменен (кроме гвардии).

9 июля 1887 г. Кадровые Команды переформированы в Полевые Жандармские эскадроны (ПЖЭ). Им присвоены номера: Виленская – 1; Варшавская – 2; Киевская – 3; Одесская – 4; Тифлисская – 5. В 1899 сформирован Фнляндский полевой эскадрон, позже получивший № 6. Форма их не отличалась от формы Корпуса за исключением цвета мундирного сукна – оно было светло-синего цвета.

25 ноября 1886 г. (4047) – Изменен цвет аксельбантов офицеров и генералов ОКЖ с серебряного на плетеный из этишкетного уланского шнура с серебряными наконечниками (аналогично полковым, батальонным и ротным адъютантам (ПрВВ 1887 №124)). Аксельбант носится на правом плече.

11 Сентября 1887 г. Генералам на серо-синих шароварах присвоены алые двурядные лампасы и выпушка.

11 июня 1891 г. (7835) – писарям Губернских ЖУ установлена общая форма ОКЖ, но без суконных шапок, кушаков и аксельбантов. В качестве головного убора установлена фуражка с козырьком и кокардой на околыше (по приказу ВВ 1881 г. №313).

22 Октября 1892 г. Нижним чинам разрешено ношение бороды.

С 4 Мая 1894 г. всем нижним чинам ОКЖ, состоящим в дополнительном штате ГЖУ, УЖУ и ЖПУЖД установлено ношение фуражек с козырьком. В 1895 г. козырьки к фуражкам присвоены всем без исключения нижним чинам ОКЖ (11774).

1894—1914

23 Февраля 1895 г. В Киевском В. О. присвоены летом белые чехлы на фуражки.

1 Июня 1895 г. Всем нижним чинам Корпуса фуражка положена с козырьком.

15 мая 1897 г. (14108) — введен новый двубортный мундир для чинов ОКЖ с отменой обязательного при прежней форме кушака старого образца. Новый мундир по покрою повторял мундир армейских драгун образца 1897 г., но был традиционного темно-синего цвета, на воротнике отсутствовали цветные клапаны, обшлага прямые, с выпушками красного цвета, без каких-либо элементов. На обшлагах офицерских мундиров размещались серебряные петлицы (две штуки), аналогичные петлицы располагались продольно на воротнике. Петлицы у генералов вышивались канителью, у офицеров — из кованого галуна. Аксельбанты, головные уборы, сапоги, шаровары — без изменений.

12 февраля 1898 г. (15020) чинам Сибирского жандармского округа вместо барашковой шапки установлена папаха образца 1875 г.

11 января 1900 г. (17989) — установлена форма 6-го ПЖЭ — общежандармского образца с шифровкой «6» на погонах (желтой краской по трафарету нижним чинам, вышитые у офицеров) и эполетах (вышитые в цвет приборного металла).

9 Августа 1900 г. Генералы и офицеры и нижние чины состоящие в Одесском, Туркестанском и Киевском В. О. присвоена фуражка, в качестве парадного головного убора (вместо шапки). Фуражка с козырьком и гербом, без щита, как в войсках.

6 Декабря 1901 г. (ПВВ № 398) Шеф Жандармов, если состоит в гражданских чинах, то имеет следующую форму: Прибор — серебряный. Шапка драгунская, как у генералов ОКЖ, верх суконный алый, с крестообразно нашитым серебряным генеральским галуном; Гос.герб серебряный, круглая гражданская кокарда. Султан не положен. Фуражка тулья и околыш синие, выпушки алые. Кокарда гражданская на околыше. Мундир двубортный синий выпушка алая, 2х6 пуговиц. Воротник закругленный, обшлага прямые синие, выпушка алая. На воротнике и обшлагах двойные шитые серебряные петлицы. Карманные клапаны мыском. Три пуговицы. Подкладка белая. Шаровары длинные серо-синие с двурядным лампасом и выпушкой. Погоны образца гражданских чиновников Военного Ведомства, серебряные, подбой алый. Если состоит в звании статс-секретаря, то вензель Государя с короной. Аксельбант не положен. Сюртук офицерский, но карманные клапаны прямые с 2 пуговицами. Лядунки не положено. Шашка на плечевой галунной портупее.

22 апреля 1906 г. (27799) По предложению Министра внутренних дел нижним чинам ОКЖ в дополнение к существующему вооружению установлена винтовка-трехлинейка казачьего образца.

19 Апреля 1907 г. (ПВВ № 245) Объявлено в приказе по Отдельному Корпусу Жандармов 29 Мая 1907 г. за № 112 введение нового обмундироания.

А) Для нижних чинов

Мундир. Темно-зеленого сукна существующего образца (приказы по воен-ному ведомству 1887 г. № 313 и 1897 г. № 47 и 185), со следующими изменениями: выступ левого борта над правым вырезывается вверху по кривой линии пришива воротника так, чтобы край борта плотно прилегал к шву от крючка воротника до переднего ребра погона, отсюда край борта имеет дугообразных вырез во всю длину погона, образуя на кон-це острый угол. От верхнего угла книзу борт постепенно суживается до талии. Для застегивания мундира нашивается по 7 пуговиц на каждом борте, по образцу уланского мундира, с тем лишь изменением, что верхняя пуговица отнесена более в сторону, сообразно вырезу борта, то есть к левому мыску его. Для удобной носки на плече карабина на ружейном ремне на мундирах унтер-офицеров и рядовых имеются наплечники (все вахмистры, а также трубачи и нестроевые нижние чины наплечников не имеют), которые делаются из утоненного к концам веревочного шнура, обшитого холстом и сверху алым сукном. Наплечники пригоняются по плечу и укрепляются тем же швом, которым рукав пришивается к мундиру, вместе с погоном. Воротник на мундире — светло-синего сукна, скошенный, вышиною 1 1/4 вершка, с откосом на передних концах, от пришива к мундиру вверх под углом в 45 градусов, застегивается на 1 крючок.

Обшлага на рукавах светло-синего сукна, кавалерийского образца с мыском, шириною у бокового разреза 1 1/8 вершка, а по высоте мыска — 2 вершка. Задний шов рукава оканчивается от верха обшлага на 2 вершка, и на этом расстоянии рукав застегивается петлями, прорезанными в лицевой стороне его, на пуговицы пришитые к задней части рукава; ушко ниж-ней пуговицы в расстоянии 1/2 вершка от выпушки обшлага, а верхней — в расстоянии 1 3/8 вершка. По верхнему краю воротника, по левому борту, на обшлагах и карманных клапанах — выпушка из алого сукна. Аксельбант. Существующего образца (§ 18 Сборника описаний при приказе по военному ведомству 1899 г. № 365), но сплетенный из более тонкого шнура, с посадкой и с несколько укороченными обоими плетениями, для удобства пригонки, вследствие уширения левого борта. Наконечники — не оловянные, а медные никелированные.

Шаровары. Существующего образца (цирк. По воен. ведом. 1881 г. № 313), при чем на шароварах сверхслужащих нижних чинов Корпуса, на на-ружные швы шаровар, то есть на месте суконной выпушки, нашивается узкая шерстяная (басонная) тесьма (3/16 верш.) алого цвета, а ширина пояса шаровар впереди, вместо 1 3/4 вершка, 3 вершка.

Шинель. Существующего образца (прик. по воен. вед. 1881 г. № 313), но с заменою серого сукна на воротнике — серо синим (шароварным), с клапанами существующего образца; для застегивания же на правом борте, по отвесу, против середины груди, нашиваются в один ряд, от воротника до талии, 6 пуговиц, а на левом борте, в местах, соответствующих означенным пуговицам, просекаются и обметываются 6 петель. Край левого борта пристегивается к правому посредством 2 металлических крючков, пришиваемых в верхнем угле и против талии, с такими же петлями на правом борте.

Фуражка. Существующего ныне образца, но с заменою темно-синего сукна на тулье и дне светло-синим, околыш остается темно-синего сукна, но шириною не в 3/4 вершка, а в 1 вершок. Выпушки алого сукна.

Головной убор. Существующего образца.

Снаряжение. Все предметы снаряжения для нижних чинов, как-то: плечевая портупея, темляк, поясной ремень, револьверная кобура, патронная сумка, ружейный и шейный ремни — существующего образца (при. По воен. ведом. 1903 г. № 253 и Сборник описаний при приказе по воен. вед. 1899 г. № 365), но не из белой глянцевой кожи, а из красной юфти, с металлическим (медным) никелированным прибором и с увеличением ширины поясного ремня с 3/4 до 1 вершка. Примечание. Для ношения наружных знаков отличия на погонах мундиров и шинелей устанавливается следующее правило: все знаки отличия на по-гонах нижних чинов, бывших в частях войск вахмистрами (фельдфебелями), старшими и младшими унтер-офицерами — из золотого галуна, нашиваются внизу погона, а вверху нашиваются полоски из серебряного узкого галуна, в зависимости от того разряда в окладах содержания, на котором состоит нижний чин, а именно: на низшем окладе — две по-лоски, на среднем — три и на высшем — четыре: занимающие же должности вахмистров, коим присвоен особый оклад содержания, имеют одну нашивку из широкого галуна.

Б) Для офицеров.

Мундир. Строится по образцу мундира для нижних чинов, без наплечников, причем галунные петлицы на воротнике и обшлагах заменяются шиты-ми петлицами, по образцу петлиц, присвоенных мундиру старших адъ-ютантов в штабах, управлениях и заведениях военного ведомства.

Аксельбант. Серебряный, на замену аксельбанта адъютантского, из этиш-кетного шнура, бывший на обмундировании офицеров Корпуса до 1886 г. (приказы по воен. вед. 1877 г. № 124, 1882 г. № 64 и 1886 г. № 287).

Шаровары. Существующего образца. (Офицерам Отдельного Корпуса Жан-дармов, за исключением жандармских дивизионов и Одесской город-ской конной жандармской команды, при парадной и обыкновенной формах, присвоено ношение длинных шаровар поверх коротких сапог. Укороченные же шаровары при длинных сапогах оставлены при нахо-ждении в строю и при походной форме. (ПВВ 1907 г. № 509).

Шинель (пальто). Существующего образца с серо-синим воротничком.

Фуражка. Существующего ныне образца. (См. Цирк. Гл. Шт. 1907 г. № 248.)

Головной убор. Барашковая шапка с султаном существующего образца, но с заменою нынешнего султана из белого волоса на шапках генералов и начальников управлений, пользующихся правами командиров отдельных частей, а также командиров дивизионов, султаном из страусовых перьев, по образцу генеральского гвардейского гусарского султана, но несколько уменьшенного размера и с белым металлическим прибором, причем для генералов — из перьев 3-х цветов: белых, красных и черных, а для начальников управлений и командиров дивизионов — весь из белых перьев.

Размеры султана: а) длина белых перьев, вместе с гайкой внизу — 6 вершков; б) длина красных перьев — 1 1/2 вершка; в) длина черных перьев — 1 1/4 вершка; г) высота металлического прибора — 2 1/2 вершка. Внизу коническая трубка металлического прибора, в которую вставлены и закреплены перья, высотою — 5/8 вершка и шириною: вверху — 7/16 вершка и внизу — 6/16 вершка. На эту трубку надевается трехцветная плетеная гайка. Для прикрепления к шапке султан имеет проволочную петлю длиною в 1 1/2 вершка.

Снаряжение. В офицерское снаряжение существующего образца (прик. по воен. вед. 1881 г. № 210, 1889 г. № 14 и 1892 г. № 305 и 318) вводятся следующие изменения: 1) коробка лядунка с наружной стороны должна быть покрыта не черной кожей, а сафьяном синего цвета и 2) плечевая портупея и перевязь к лядунке должны быть подбиты не белой или черной материей, а синим бархатом, по цвету сафьяна на коробке лядунки, причем по обоим краям перевязи должны быть полоски (ткань) синего цвета. Бархатный подбой на портупее и перевязи загибается под галун и образует по краям синюю выпушку.

11 Мая 1907 г. (29199) Нижним чинам установлена трехлинейная винтовка-карабин системы Юрлова (вместо казачьей винтовки); им же вместо шашки (кроме вахмистров и чинов крепостных ДК) присвоен кривой кинжал-бебут. В 1908 г. (31057) к кинжалам присвоена арматура из меди взамен существующей из белого металла.

12 Июня 1909 г. (31947; 32503) Офицерам и генералам ОКЖ присвоена сабля. Носится по тем же правилам, что и офицерами кавалерии.

12 марта 1910 г. (33195) Нижним чинам ГЖУ и ЖУЖД установлены вместо карабинов и револьверов пистолеты «Браунинг» 9-мм с прикладом; карабины и револьверы оставлены нижним чинам ЖД, Одесской КЖК и крепостных ЖК; отменены кинжалы — возвращены шашки и сабли (в Одесской ЖКЖ).

7 Мая 1910 г. Введена летняя защитная фуражка образца 1907 года.

28 Июня 1910 г. (ПВВ № 386) Офицерам и нижним чинам присвоен в виде парадного головного убора шлем[17]. Мундир стал покроя как в Гвардейской кавалерии. Офицерам вместо сюртука присвоен вицмундир. Шаровары нижних чинов с выпушкой вместо тесьмы. Шинель — воротник серый вместо серо-синего, клапаны светло-синие выпушка алая.

В ходе реформ 1906—1910 гг. для Отдельного корпуса жандармов и армейских полевых жандармских эскадронов были введены не имевшие ранее аналогов фетровые шлемы, сменившие барашковые шапки. Приказом по военному ведомству от 19 февраля 1908 г. № 80 сообщалось о разработке в ближайшее время взамен барашковых шапок новых парадных головных уборов для всей армии. Одновременно, в качестве таковых временно разрешалось использовать фуражки. 6 августа 1908 г. приказом по военному ведомству № 354 барашковые шапки были отменены окончательно. Этим же приказом уже предписывалось носить фуражки впредь до установления нового парадного головного убора.

Вместе с тем, в связи с задержкой в разрешении вопроса о введении нового парадного головного убора командир Отдельного корпуса жандармов генерал-лейтенант барон Ф. Ф. фон Таубе приказал временно воздержаться от продажи выслуживших свои сроки барашковых шапок (и сдачи «не выслуживших»).

28 июля 1910 г. в качестве парадного головного убора для всех чинов Отдельного корпуса жандармов был установлен шлем из тёмно-синего фетра с серебряным прибором и чёрным плюмажем.

В соответствии с приказом шлем состоял из фетрового колпака тёмно-синего цвета, переднего и заднего козырьков, подтулейника с подкладкой, металлического прибора и волосяного плюмажа. Верх колпака имел круглую, выпуклую форму, а низ несколько продолговатую, по форме головы. Спереди колпака пришивался козырек из плотной чёрной лакированной кожи". Задний фетровый козырёк составлял цельное продолжение колпака с уклоном назад и имел прямоугольные срезы по бокам (с закруглёнными углами) а). Подтулейник к шлему изготавливался из чёрной юфтевой или бараньей кожи, и пришивался к нижнему краю колпака кругом (бахтармой наружу). Заворачиваемый внутрь колпака, подтулейник образовывал с нижней стороны шлема кант из чёрной кожи шириной. Края подтулейника по ширине сшивались рубцом внутрь. К верхнему краю подшивалась полоска рубашечного холста, шириной. Плюмаж из кругло-остриженного конского волоса чёрного цвета, крепился на проволоке, изогнутой по форме верхнего гребня шлема. Высота и ширина волоса равномерно уменьшаясь к заднему концу плюмажа. Плюмаж вставлялся в полый металлический гребень, где прикреплялся посредством проволоки к металлической пластинке, соединяющей бока и переднюю часть гребня между собою изнутри Металлический прибор к шлему изготовлялся из мельхиора и состоял из герба, чешуи, пуговиц для прикрепления чешуи, гребня для плюмажа, ободков и соединительных пластинок и кокарды. Весь колпак по нижнему срезу с козырьками имел металлический ободок. На передней части колпака крепился герб, представляющий собою т. н. «александровского» орла с распростёртыми крыльями. Орёл крепился на передней части шлема посредством двух винтов, припаянных с задней стороны крыльев (и проходящих в соответствующие отверстия в колпаке) и двух плоских медных гаек. Чешуя набиралась на ремнях из вдвое сложенной чёрной юфтевой кожи с прокладкой между слоями кожи полоски из юфти или мостовья (использовать для прокладки бумагу или картон запрещалось).

8 января 1911 г. (34648) Установлено новые элементы обмундирования для ПЖЭ (кроме гвардейского) при сохранении общей существующей униформы для ЖД, ЖГУ, крепостных команд: мундир однобортный (драгунского образца) взамен двубортного, светло-синего цвета с обшлагами существующего цвета с вырезными мысками, с пуговицами на воротнике напротив пуговицы погона или эполета. Воротник и обшлага нижних чинов — без петлиц, офицеров — с петлицами существующего образца. На погонах (нижних чинов — красного цвета) и эполетах — желтая шифровка с номером ПЖЭ. Аксельбант нижних чинов — белого цвета. Фуражка в цвет мундира с кантами по тулье и околышу; шлем — существующего образца, без изменений.

6 Марта 1911 г. нижние чины получили снаряжение красной кожи (как у Гвардейских Гусар).

15 Февраля 1912 г. (ПВВ № 129) Офицерам и нижним чинам Приамурского, Иркутского и Омского В. О. положена папаха (вместо шлема) обр. 1910, но верх темно-синий (вместо защитного).

См. также

Примечания

  1. Жандармерия // Казахстан. Национальная энциклопедия. — Алматы: Қазақ энциклопедиясы, 2005. — Т. II. — ISBN 9965-9746-3-2.
  2. Илл. 559. Жандармские команды (Парадная и походная формы.) 16 сентября 1872 // Перемены в обмундировании и вооружении войск Российской Императорской армии с восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича (с дополнениями) : Составлено по Высочайшему повелению / Сост. Александр II (император российский), илл. Балашов Петр Иванович и Пиратский Карл Карлович. — СПб.: Военная типография, 1857—1881. — До 500 экз. — Тетради 1—111 : (С рисунками № 1—661). — 47×35 см.
  3. Илл. 13. Корпус жандармов. Обер-офицер (в парадной строевой форме) и Унтер-офицер (в парадной и обыкновенной строевой форме) (прик. по воен. вед. 1881 г. № 313). // Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.: в 3 т.: в 21 вып.: 187 рис. / Сост. в Техн. ком. Гл. интендантского упр. — СПб.: Картографическое заведение А.Ильина, 1881–1900.
  4. Илл. 59. Корпус Жандармов. Штаб-офицер в парадной форме, Обер-офицер в сюртуке и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной форме. (приказы по воен. вед. 1884 г. №№ 20 и 105. ) // Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.: в 3 т.: в 21 вып.: 187 рис. / Сост. в Техн. ком. Гл. интендантского упр. — СПб.: Картографическое заведение А.Ильина, 1881–1900.
  5. Илл. 164. Отдельный Корпус Жандармов. Обер-Офицер и Вахмистр (в парадной форме ) ( Приказ по воен. вед. 1887 г. № 185 ) // Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.: в 3 т.: в 21 вып.: 187 рис. / Сост. в Техн. ком. Гл. интендантского упр. — СПб.: Картографическое заведение А.Ильина, 1881–1900.
  6. Гвардейские и армейские жандармы были подчинены только по инспекторской части.
  7. Корпус жандармов наименован Отдельным корпусом 29 января 1875 года.
  8. Впоследствии Корпусное дежурство преобразовано в Главное управление и Штаб Корпуса жандармов.
  9. ПСЗ РИ,, т. 55 (собрание второе), № 60284
  10. ПСЗ РИ, т. 55 (собрание второе), № 60617
  11. ПСЗ РИ, т. 2 (собрание третье), № 992
  12. Список генералам по старшинству, состоящим на службе вне Военного ведомства. Составлен по 1 июня 1911 года.-С.-Петербург: Военная типография (в здании Главного штаба), 1911. 105 с.
  13. Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов по 1 июля 1915 г.
  14. Рууд Ч. А., Степанов С. А. Фонтанка, 16: Политический сыск при царях, М.: Мысль, 1993
  15. По первым двуп периодам информация, в основном взята из: Историческое описание одежды и вооружения российских войск... (А.В.Висковатов)
  16. Здесь и далее: указаны номера законов и указов по ПСЗ РИ
  17. Карагодин Д. Жандармские шлемы образца 1910 г. // Старый цейхгауз, № 32 (4, 2009).

Литература

Ссылки

Эта страница последний раз была отредактирована 22 апреля 2018 в 06:19.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).