Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Альтернативы
Недавние
Show all languages
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Орловский военный округ

Из Википедии — свободной энциклопедии

Орловский военный округ
Orel mil distr 1918.svg

Орловский военный округ (1918 г.)
Годы существования 31 марта 1918 (1918-03-31)9 марта 1922 (1922-03-09)
28 июля 1938 (1938-07-28)26 ноября 1941 (1941-11-26)
21 августа 1943 (1943-08-21)9 июля 1945 (1945-07-09)
Страна Red Army flag.svg СССР
Подчинение Министерство обороны СССР
Входит в Сухопутные войска
Военно-воздушные силы
Тип военный округ
Участие в Гражданская война в России
Великая Отечественная война

Орло́вский вое́нный о́круг (ОрВО) — оперативно-стратегическое территориальное объединение РККА вооружённых сил РСФСР и СССР, существовавшее в 19181922, 1938—1941 и 1943—1945 годах.

Управление (штаб) округа находилось в городах Орле и Воронеже.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1
    Просмотров:
    2 036
  • ☙◈❧ Перекрестье ☙◈❧ Анастасия Новых. Продолжение.

Субтитры

Глава 10 Большой переполох Кронос проснулся оттого, что что-то щекотало ему в носу. Он чихнул пару раз и перевернулся на другой бок, стараясь не прерывать блаженного сна. Но это «что-то» ещё больше стало щекотать ему лицо. Кронос недовольно открыл глаза и увидел перед собой белые пушистые пёрышки. «Какого ...?!» – подумал он про себя и по привычке глянул на настенные часы. Они показывали восемь часов пять минут. Для его важнейшей особы это было равнозначно пяти часам утра. Увидев такое «раннее» время, он крепко разозлился. Взгляд его упал на кровать. И к его гневу добавилось несказанное удивление. Он лежал весь в белом пуху, словно в птичнике. Мало того, вся его физиономия, руки, ноги, грудь оказались измазанными засохшей зубной пастой. «Что за идиотские штучки?» Кронос терялся в догадках, ибо его авторитет был настолько велик и неприкасаем и в семье, и среди криминального клана, что никто даже в мыслях не посмел бы сотворить с ним подобное унижение. Захлёбываясь от охватившей его ярости, Кронос озирался по сторонам. Неожиданно он увидел на соседней подушке, распоротой крестом, лежащее лезвие. Только тут до него дошло, какая настоящая опасность ему угрожала во время сна. Глаза его расширились от ужаса, панический страх завладел всем телом. Во всё горло он заорал имя своего помощника. На истошный крик босса сбежалась охрана. Даже Минос примчался в своём домашнем халате, тапочках и с зубной щёткой в руках. Прибежавшие, увидев эту невероятную сцену, застыли в шоке. Минос первый сообразил, что к чему, и быстро стал отдавать поручения по обследованию территории, опросу охранников. Вскоре обнаружили и вскрытый сейф Кроноса. К одиннадцати часам были тщательнейшим образом обследованы все закоулки «Олимпа» и окружающей местности, опрошена охрана, проверены мониторы и датчики. Никаких следов постороннего пребывания. – Как никаких следов?! – в гневе орал Кронос на Миноса. – Ты что, хочешь сказать, что я сам себя пастой обмазал и пухом посыпал?! А потом ещё сам у себя выкрал документы?! Я тебе что, лунатик, твою мать… – Успокойся! Гнев – плохой советчик в любом деле, – строго, по-военному произнёс Минос свою любимую поговорку. – Я только констатировал предварительные данные. Раз факты налицо, то вскоре мы найдём того, кто всё это совершил… А теперь остынь и давай не спеша во всём разберёмся. Итак, что мы имеем… Во-первых, демонстративный характер самого события. Убить тебя не собирались, лишь напугать и показать твою уязвимость и доступность… – И это говорит мне мой собственный начальник охраны безопасности, который уверял, что предусмотрел всё возможное! – размахивал руками Кронос. – Абсолютно всё предусмотреть невозможно, – спокойно ответил бывший контрразведчик и продолжил дальше: – Кстати, на лезвии, так же как и на сейфе, не было обнаружено никаких отпечатков, в том числе и твоих, если тебя это успокоит. – Ну и ну! Спасибо за оказанное доверие! – съязвил Кронос. – Далее… Дерзость действий наёмника подчёркивает силу и вседозволенность… – Конечно! Такое мог сотворить только больной псих! – Место совершения налёта – «Олимп». Его не так-то просто взять. Значит, орудовал не просто «наёмник», а профессионал, – рассуждал задумчиво полковник. – Хм, профессионал?! А на хрена я выкидываю ежемесячно такие «бабки» на охрану, угрохал на спецоборудование целое состояние? Это всё для того, чтобы ты мне сейчас спокойно объяснял, что меня обсыпал перьями какой-то профессионал, урод, псих с отшибленными мозгами? Да?! Минос понимал, что разговаривать с Кроносом было бесполезно. Кронос – обыкновенный вор, бандит, поэтому его сознание ограничивалось соответствующим мышлением. Минос точно знал, что ни один наёмник из бандитов и даже простых военных не смог бы так ловко преодолеть все ловушки контрразведчика. У них бы просто ума на это не хватило. Нет, если кто и смог пробраться на «Олимп», так это человек, прекрасно разбирающийся в спецтехнике, знающий хитрости и тонкости контрразведки. В общем, не просто профи, а настоящий спец Системы. Что-то нехорошее ёкнуло внутри Миноса, и им овладело плохое предчувствие. – Ну, чего ты замолчал? – властно произнёс Кронос. – Продолжай! Я весь во внимании. – Жду, пока ты успокоишься. – Я?! Я спокоен, чёрт возьми! На «Олимпе» беспредел, а я спокоен… И справившись с накатившей волной ярости, уже более мягко добавил: – Ну ладно, проехали. Рассуждай дальше. Мне нравится, как ты это делаешь с таким ... спокойствием. Полковник выругался про себя, но вслух тем же ровным голосом произнёс: – Время нападения, скорее всего, четыре-пять часов утра. «Тоже время конторское», – подумал он про себя. И пока Кронос нёс очередную ахинею, Минос мысленно проанализировал, что скорее всего «Олимп» тщательно кто-то пас перед операцией. И если это профи, то обнаружить его след вряд ли удастся. Впрочем, так же, как и след его транспорта. А то, как этот профи обошёл всех охранников, не уничтожив ни одного очевидца, поскольку таковых и не было, говорило само за себя. От таких выводов у Миноса засосало под ложечкой, как всегда в случае серьёзной опасности. – Мать твою.., ты мне не неси лабуду! Ты лучше скажи, кто заказчик! – орал в истерике Кронос. – Заказчик? – всё в той же невозмутимой задумчивости произнёс Минос и почти автоматически ответил: – Заказчика легко вычислить, зная мотивы. – Ты свой ментяровский базар оставь для своих корешей-мусоров! А мне конкретно скажи, КТО?! Теперь и Минос не выдержал, подстёгивая свою злость больше неосознанной опасностью, чем издёвками Кроноса: – Кто, говоришь?! Да кто угодно! Ты что, думаешь, что ты один тут пуп земли, нахлебник на коронованное место? Да Лорду по барабану, кто на этом троне сидит! Утратишь силу, и Лорд выкрутит тебя, как заржавелый болт, и другим заменит, не сильно утруждая себя оправданиями. Вон каких-нибудь твоих конкурентов с умными башками поставит во главе «Олимпа», которые у тебя из-под носа важные документы выкрали, – и дело с концом! И все эти перья, от которых ты в панику впадаешь, – это всего лишь цветочки по сравнению с тем, что ждёт тебя впереди! Кронос оторопел от такой короткой, но жёсткой, откровенной речи и даже внутри весь как-то съёжился. Никогда он не видел своего начальника охраны в подобном раздражительном состоянии, с горящими глазами. Он всегда его побаивался, а тут… Раз сам Минос говорит об опасности, значит дело обстоит похлеще, чем он думал. Гнев Кроноса моментально исчез, уступив место страху. С этого момента «владыка» «Олимпа» стал серьёзным и озабоченным. Помолчав немного, он сказал: – Хорошо… Извини, я не хотел тебя обидеть. У меня уже просто мозги кипят от этого беспредела… Давай подумаем: кто это мог сделать? В кабинете Кроноса воцарилась тишина. Каждый размышлял о своём. Минос понимал, что то, что он только что в гневе сказал Кроносу, не совсем правда. Потому что даже его конкуренты не смогли бы нанять столь высококлассного спеца. И дело даже не в том, что те не потянут по деньгам. Всё дело в секретности и недоступности таких высот для обыкновенных бандитов и бизнесменов. Тем временем Кронос рассуждал по-своему. Идея Миноса о конкурентах ему показалась вполне явной и угрожающей. Наезды из других областей он исключил сразу. Со всеми были заключены «мирные договора», да и побаивались его изрядно, зная, что за ним стоит могучая сила. Значит, кто-то «поднял рыло» из его владений. Перебрав в памяти всех крупных бизнесменов, на которых держалась империя Кроноса, он пришёл к выводу, что кроме объединившихся Тремовых, прозванных им «Близнюками» из-за редкой одинаковой фамилии, больше некому. Тремовы по размаху и процветанию бизнеса, постоянному наращиванию своих доходов за счёт расширения сферы влияния были единственные, кто мог противостоять ему по силе. Тем более, что они приносили в казну Кроноса почти сорок пять процентов от общего дохода. «У них единственных был киллер, который мог сравниться с Чикой. «Люка! – осенило Кроноса. – Точно, Люка! Кто ещё, если не этот придурок, сбежавший из психушки, мог осыпать меня перьями и измазать пастой… Это он украл документы по заданию Тремовых!». Глаза Кроноса хищно заблестели, и от переполнявших его эмоций он стукнул кулаком по столу. – Люка! Это сделал Люка, а Близнюки – заказчики! Полковник едва заметно усмехнулся от легко предсказуемой логики бандита. – Ну, конечно, кто же ещё! – уверял сам себя Кронос. В его памяти всплыл конфликтный недавний разговор с Тремовыми, в котором они твёрдо и в жёсткой форме отказались разделить его позицию по щекотливому криминальному вопросу. – Это они, падлы, под меня роют! А последний конфликт помнишь?! Точно они. Ну, гниды!.. Я им покажу… Далее последовала целая серия отборных матов. – …Они у меня кровью захлебнутся, а их псих Люка – в первую очередь! Минос с сомнением покачал головой. – Ну что?! Ты смотри, – возбуждённо продолжал Кронос. – Конфликт был. Документы, которые однозначно касаются интересов Близнюков, – выкрали. Паста с перьями – сто процентов дело рук Люки – этого психа с детскими замашками. Всё совпадает! Да я этих уродов на куски порежу! И крикнув помощника, ожидающего за дверью, жёстко приказал: – Срочно разыщите Чику! Минос опять недоверчиво покачал головой. – Я бы на твоём месте сначала переговорил с Тремовыми по-хорошему… Что-то тут не то. – Безусловно, я поговорю. И я сильно удивлюсь, если они мне, после прихода Чики, не расскажут всё как на духу. – Сомневаюсь… – полковник хотел сказать, что вряд ли это дело рук Люки и Тремовых, но передумал. – Ладно. Чего из пустого в порожнее воду переливать! Пойду, пороюсь в своих бумагах. Может, что-нибудь дельное накопаю. Кронос проигнорировал сомнения Миноса, будучи твёрдо уверенным, что сможет расколоть Тремовых. Ухмыльнувшись, он произнёс с нескрываемым зловещим ехидством: – Давай… А я Близнюкам позвоню. Приглашу на чашку чая… с цианидом вместо сахара. Минос шёл к себе в бункер более чем озадаченный. Он надеялся найти в картотеке, которую тщательно собирал многие годы, ответы на волнующие вопросы. Причём вполне допускал, что они могут находиться и в досье на бывших сослуживцев. Спустившись в свой оборудованный подвальчик, он машинально осмотрел все «секретки» и «контрольки». Всё было как обычно. Включил свет. Уселся за массивный стол. Привычным движением открыл ключом ящики и достал бумаги. Полковник любил пересматривать эти досье на людей, из-за которых происходили глобальные легальные и нелегальные события в регионе. Это его успокаивало. Читая документы, Минос ощущал своё превосходство над остальными. Это возвышало в нём манию величия и обостряло чувство собственной значимости. Любимым выражением Миноса было: «Человек, обладающий информацией, обладает всем миром». Это стало скрытым девизом его жизни. Поэтому он собирал информацию на всех и про всё. У него имелся компромат не только на Кроноса. Кронос был для него лишь прикрытием, а настоящим боссом был Лорд. Именно ему он непосредственно поставлял важную информацию, минуя Кроноса, и именно от него получал главные задания. Поэтому у Миноса имелся в изобилии компромат на самого Лорда. Об этой тайне не знал никто. Это была страховка его личной безопасности, а также, в случае чего, отличное финансовое обеспечение своей старости где-нибудь в Англии или Америке. Но сегодняшний инцидент говорил о том, что даже в его оборудованном по последнему слову техники бункере было далеко не безопасно находиться такой суперважной информации. В принципе, Минос и оборудовал «Олимп» больше для безопасности своей картотеки, чем для личности Кроноса. «Надо будет в ближайшее время переправить дискеты в швейцарский банк, пока всё тут уляжется, – подумал он. – Так будет надёжнее». Минос подошёл к своему секретному сейфу и хотел было привычным движением открыть его, но дверка легко поддалась сама. В следующее мгновение ключи с грохотом упали на пол. Сейф был открыт. Внутри – полный беспорядок. Ошарашенный Минос остолбенел. Затем осторожно, точно бомбу, вытащил порванные ценные бумаги и с недоумением посмотрел на них. Внезапно осенившая его мысль заставила отшвырнуть их в сторону. Минос лихорадочно стал выбрасывать всё содержимое сейфа на пол. Добравшись до секретки, он с ужасом увидел, что она была нарушена. Трясущимися руками открыл второе дно. Там было пусто. Не веря своим глазам, он стал ощупывать руками каждый сантиметр, словно дискеты могли уменьшиться до таких малых размеров. Но тщетно. В минуту всё тело взмокло и покрылось противным липким потом. Не обнаружив НИЧЕГО, Минос грузно сполз на пол, словно его тело налилось свинцовой тяжестью. Всё было как в тумане. «Не может быть», – точно заклинание повторял он. Увидев на полу кучу папок из сейфа, полковник с новой силой бросился к ним, швыряя их в разные стороны. Но и там дискет не оказалось. – Это конец, – еле слышно прошептал он. – Это конец. Его мозг никак не мог справиться с таким потрясением. Поэтому сознанием моментально завладели панический страх, безысходность и отчаяние. Всегда бесстрашно и смело встречавший удары Судьбы, Минос впервые в жизни по-настоящему испугался. Всю жизнь распоряжаясь чужими судьбами, он не ожидал, что сейчас кто-то так же легко распорядится и его судьбой, оперируя его собственной информацией. Когда первое оцепенение прошло, Минос попытался взять себя в руки. Сработала давняя привычка контрразведчика. Он, как никто другой, знал, что подобный внезапный психологический удар, если его вовремя не остановить в своём сознании, может кончиться чем угодно: нервным стрессом, глубочайшей депрессией, истерикой, любым преступлением и даже самоубийством. Но умирать раньше отведённого ему времени он не собирался. Это только слабые духом люди кидаются в крайности, придумывают для себя приступы слабости, угрызения совести. Минос же относил себя к сильным. За всю свою карьеру он ни разу не скулил, не допускал нервных расстройств и никогда не просил ничьей помощи. Всегда сам наводил порядок и в своей голове, и в текущих делах. Поэтому он собрал всю свою железную волю в кулак. Резко вдохнул и выдохнул несколько раз, словно освобождаясь от ненужных эмоций. Потом привёл себя в порядок, оправил костюм и стал собирать разбросанные бумаги. Он дал себе приказ ни о чём плохом сейчас не думать и усиленно старался вспомнить только хорошее, что было в его жизни. Но на ум ничего не приходило. Тогда Минос переключил своё внимание на физический труд. В этот момент ему почему-то вспомнилось, как японцы достигают гармоничного спокойствия именно благодаря ручному труду. Они используют знания физиологии человека. Так как на кончиках пальцев находятся нервные окончания, то при постоянном раздражении они задействуют определённые зоны головного мозга, переключая внимание, то есть доминанту в сознании. В памяти Миноса всплыли смешные слова почти тридцатилетней давности, произнесённые его бывшим наставником по поводу перевода доминанты раздражения: «Если у тебя болит зуб, урони на ногу шлакоблок. Тогда о зубе ты вмиг забудешь». Минос улыбнулся. Он поймал себя на том, что был уже вполне спокоен. Убрав в сейфе, Минос принялся за стол, тщательно наводя порядок в каждом отделе. Этот лёгкий труд помог ему вновь сосредоточиться и спокойно проанализировать ситуацию. Теперь стало вполне очевидно, что работал профессионал высокого класса. Он перебрал в памяти всех своих бывших коллег. Но все их «заморочки» он знал назубок. Так виртуозно никто из них не мог провернуть дело, тем более что тут были и спецоборудование, и хитрые «сюрпризы». Нет, тут побывал настоящий спец, спец из элиты спецов. А таких можно найти только в сферах высшей политики. Значит, это люди Лорда. Больше некому. А если это люди Лорда, то жить полковнику оставалось ровно столько времени, за сколько они сумеют расшифровать его личный код к доступу информации на дискетах. «Печально, но факт, – размышлял Минос. – Хотя какой к чёрту факт! Это всего лишь одно из вероятных предположений. Факт лишь в том, что дискеты пропали. И всё». Он вновь попытался себя успокоить. Перед ним с новой остротой встал извечный шекспировский вопрос, но на сей раз с холодным привкусом смерти: «Быть или не быть? В конце концов, всё когда-то кончается на этом свете, – с грустью подумал он. – Даже собственная жизнь». Минос решил не докладывать пока Лорду об этом инциденте, а подождать его реакцию. Если тут побывали люди Лорда – полковнику будет однозначно конец. «А если не его?» Эта шальная мысль воодушевила Миноса, хотя и казалась довольно-таки призрачной и невероятной. И всё же. Если кто-то вёл свою игру, значит, у него оставался малюсенький, крохотный, но ШАНС. Следовательно, при любом раскладе ему лучше не высвечиваться и поддерживать воспалённое воображение Кроноса. А там видно будет. С этим твёрдым решением он и покинул свой бункер.  Кронос был сильно напуган таким дерзким покушением на его «неприкасаемую» особу. Он немедленно активизировал все силы. Приезд Чики во всеоружии (с метательными ножами, с которыми он никогда не расставался) вызвал целый переполох среди охраны. Чика давно стал ходячей легендой «полного беспредельщика». Одно упоминание его имени пугало всех, не говоря уже о личном посещении данной персоной «Олимпа». Кронос держал Чику постоянно при себе, опасаясь нового неожиданного нападения. А когда приехали Тремовы, он тайно поместил его в соседнюю комнату, дабы верный пёс всегда смог подоспеть на помощь Хозяину. На встречу были приглашены «смотрящие», которые внимательно следили за поведением Тремовых во время беседы. Кронос бесцеремонно начал разговор, «наезжая на Близнюков по-понятиям». Но те были не просто удивлены, а ошарашены этими неслыханными новостями и всячески открещивались от навязываемых на них «предъяв», растерянно отвечая: – Мы вообще тут не при делах… Кронос усилил свою словесную атаку и с явным ехидством стал задавать вопросы в лоб: – А может это у вашего Люки крышу рвануло? Может вы ему дали приказ, а он что-то не так понял? – Да ты что, Кронос! Зачем нам эти проблемы?! – Я хотел бы лично переговорить с ним, – твёрдо заявил владыка «Олимпа». Хотя Люку он боялся не меньше Чики. Но всё же Чику считал сильнее, тем более, что тот сейчас был постоянно рядом. – Хорошо, – ответили они. Тут же, в кабинете, Тремовы стали названивать Люке. Но на звонки никто не отвечал. Это усилило общее беспокойство. Атмосфера в кабинете Кроноса наэлектризовалась до предела. Изнурительный допрос продолжался несколько часов подряд. Тремовы названивали своим людям, чтобы те нашли Люку. Но тот как сквозь землю провалился. К вечеру обе стороны изрядно устали от сумасшедшего напряжения, взаимных упрёков и «непоняток», но так никто для себя ничего и не выяснил. В конце концов, Кронос отпустил Тремовых, обязав их в течение трёх дней доставить к нему Люку. Он предполагал, что Чика сумеет вырвать, а вернее, вычикать соответствующее признание. Кронос по-прежнему был уверен, что происшествие на «Олимпе» – дело рук Люки и Близнюков. Хотя его люди, наблюдавшие за разговором и поведением Тремовых, утверждали, что или они слишком хорошо играют (а вдвоём так импровизировать практически невозможно), или же они действительно «не при делах». Но Кронос остался при своём мнении. Он считал, что такое мог сотворить только Люка: больше, по его разумению, было некому. Людям свойственно руководствоваться личным опытом, эмоциями и своим ограниченным в определённых рамках мышлением. И поэтому неудивительно, что мирок, в котором они живут, перехлёстываясь с перекрёстком обстоятельств, в одночасье становится уязвим со всех сторон.  После всех этих разборок и безрезультатного поиска Люки Тремовы приехали к себе в офис глубокой ночью. Наконец-то они остались одни и могли выработать приемлемое решение. Но когда Тремовы вошли в свой кабинет и включили свет, они застыли в полном ужасе и недоумении. Люка уже их ждал, сидя в кресле за столом с перекошенным от страха лицом и выпученными глазами. На его лбу, словно зловещий штамп, красовалась вырезанная кровавая буква Z. Такое в их понимании мог сотворить только Чика. Тремовы выскочили из комнаты, сдерживая тошнотворные порывы. Придя немного в себя, они попытались собраться с мыслями и уже под новым углом зрения взглянуть на события прошедшего дня. Их насторожили два очевидных факта. Во-первых, необоснованный наезд Кроноса с выдуманной причиной якобы дерзкого покушения на него в стенах «Олимпа», что, по их мнению, было явным вымыслом. И во-вторых, труп Люки в их кабинете. К этому присовокуплялось то обстоятельство, что обычно Кронос в непредвиденных случаях всегда держал рядом Чику. Но в течение многочасового допроса Чика отсутствовал. Значит, пока Кронос их держал у себя, Чика порешил Люку. Тремовым пришлось крепко задуматься. Все предпосылки говорили о начале «военных действий». Конечно, пока не в прямом смысле, но наезд был вполне серьёзным. – Да кто на Кроноса будет покушаться в «Олимпе»? – возмущался первый Тремов. – Какой дурак будет мазать его зубной пастой и облепливать перьями? Это вообще детский развод! Дурь какая-то! Завалил Люку и нас пытается носом в свою грязь воткнуть. Да он что, совсем ...! Думает, раз Люку на тот свет отправил, то у нас других бойцов не найдётся вместе со свинцовыми пулями! Я ему сейчас всё выскажу! Он схватил трубку телефона, но второй Тремов его остановил: – Подожди. Давай вначале разберёмся. Знаешь, раньше в германской армии солдату было разрешено подавать жалобу на начальство только утром, когда он проснётся и остынет от злости. – Если ты ещё не заметил, я русский, а не немец, – ответил с издёвкой второй, но трубку всё же положил. – Ладно, давай коньяку немного выпьем. А то у меня от всех этих событий уже голова трещит. Заодно и подумаем, как быть с этим уродом…  На «Олимпе» эта ночь тоже выдалась бессонной. Буквально через два часа, после отъезда Тремовых, бесследно исчез Чика. Последний раз его видел охранник, когда тот заходил в туалет. Но оттуда Чика так и не вышел. Точно испарился. Кронос порядочно струхнул, но скрывал свой страх криками до хрипоты над подчинёнными. Вся надежда теперь была на Миноса. «Владыка» бегал за Миносом по «Олимпу», якобы ежесекундно контролируя его работу, а на самом деле видя в нём единственную защиту от нападений. И хотя Кронос в гневе махал руками и топал ногами, в глазах его стоял неописуемый страх за собственную жизнь. И это не ускользнуло от опытного взгляда бывшего контрразведчика, которого изрядно веселило такое двоякое поведение «короля Олимпа». Положение Миноса было ничуть не лучше Кроноса, но он держался стойко. Ему было не впервой встречаться с опасностью лицом к лицу. Выдержку и мужество в таких ситуациях он считал главным достоинством настоящего мужчины. Из своего бывшего опыта он знал: кто поддаётся панике, тот быстро погибает, если не от пули, то от собственного испепеляющего внутреннего страха. Глава 11 Возмездие Волоча вместе с Сэнсэем мешок с телом Чики, Вано то и дело исподтишка поддавал пинком по мешку, приговаривая: – Да что же он такой тяжёлый… Совсем меры не знают, разжирели на бандитских харчах! Бога не чтят, законы не соблюдают, жрут как свиньи. Кто после этого назовёт их людьми? У, кабан!.. С этими словами он добавил ещё пару пинков. Хотя Чика по своей комплекции был небольшого роста, крепок и мускулист в отличие от жирного борова Люки. – У меня уже спина разболелась от этих туш… Ну это надо же так непомерно жрать! Лучше бы его в туалете завалили, я же тебе предлагал. Там бы вся охрана от ужаса в соляной столб превратилась… Но видя, что Сэнсэй никак не реагирует на его слова, продолжал: – На фига мы его куда-то будем волочь, давай здесь с ним покончим! – Да нет. Ты пойми – это дело Чести! – Да какая Честь?! Он же хуже свиньи! О чём ты говоришь… – Я же не говорю про него. Я говорю про свою Честь. Вано вздохнул, поняв, что друга переубедить не удастся, и молча поволок ношу, периодически наказывая её, незаметно от Сэнсэя, резкими пинками. При этом Чика, придя в сознание, начал издавать ответные клокочуще-булькающие звуки. – Смотри, не переусердствуй, – сказал Сэнсэй, не оборачиваясь, и лукаво добавил: – Ты это от удовольствия или от безысходности своего положения? – Это аванс, – выкрутился Вано. – Вдруг он после смерти тоже окажется каким-нибудь извращенцем. Дойдя до машины по лесопосадочной полосе, они запихали мешок с Чикой в багажник машины Сэнсэя и поехали околицами к дому Люки. – Как таких земля носит?! – возмущался отец Иоанн. – У природы тоже бывают свои ошибки, – спокойно ответил Сэнсэй. – Да, но удивительно, что эти «ошибки» имеют своё место под солнцем. – Место под солнцем – вопрос спорный. Солнце ведь не только растит, но и разлагает. Вано любил заводить с Сэнсэем разговоры на философские темы, так как эти беседы всегда несли в себе элементы своеобразной уникальности. Сэнсэй умел не только анализировать факты, но и логично выстраивать их в цепочку, приводя примеры из истории цивилизаций. У него было необычное видение общей картины мира и смысла человеческой жизни. Он досконально разбирался в тонкостях человеческой психики. А его философия о жизни и смерти уничтожала все сомнения по поводу бренного существования индивида. Многие истины, высказанные Сэнсэем, удивительным образом вызывали необыкновенное чувство, словно то, что он говорил, было очень близким и родным по духу, но давно забытым, таящимся на самом непроглядном дне сознания. Поэтому отец Иоанн, хоть и позволял в шутку отпускать «наставления» в отношении Сэнсэя, но всегда считал его человеком, встречу с которым, как говорится, Бог посылает раз в жизни. Он был дружен с Сэнсэем ещё с «Острова», но настоящее понимание сущности этого человека к нему пришло лишь в самый пик кризисного периода жизни. Это было время, когда правительство, на которое они работали за идею о светлом будущем, бросило их на произвол судьбы. Разрушился Союз, убили веру. А ничто в мире так не угнетает душу, как разрушение твоей чистой веры. И неизвестно, чем бы закончилось для Вано это опустошение внутреннего живительного источника, если бы не Сэнсэй. Он был единственным из всех, кто воспринял трагедию с внешним спокойствием, кто тогда зажёг в Вано новую веру, веру в Бога – веру, которую не сможет отнять у человека ни одно правительство мира. После беседы с Сэнсэем в душе Вано тогда произошёл коренной перелом. Неожиданно он увидел мир с совершенно другой стороны. После того памятного разговора они с Сэнсэем долго не виделись. Вано, помыкавшись по миру, решил примкнуть к религии и стать священником. Но уже проповедуя вечные истины другим, Сэнсэй всё же оставался бальзамом для его собственной души. Отец Иоанн посмотрел с уважением на Сэнсэя и продолжил свои рассуждения: – Сколько сталкиваюсь с садизмом, с этим гнилостным элементом разложения, но никак не пойму, каковы его истоки в человеке? – Первичные истоки таятся в родителях. Таков закон природы: за грехи родителей расплачиваются дети. Возьми, к примеру, «новых русских», тех, кто наживал свои «закрома» грязным путём. Посмотри, что творится с их детьми. То личная жизнь плохо складывается, то они внезапно гибнут от несчастного случая, то у них обнаруживаются неизлечимые заболевания. То есть природа бьёт человека по самому больному месту. И если раньше грехи всплывали в третьем, четвёртом поколении, то сейчас время всё больше и больше сжимается, и наказание природы можно наблюдать в течение одного поколения… Или вот возьми, к примеру, Чику. Это вообще живой пример типичного представителя вымирающего рода. Его мышление и образ жизни говорят о том, что многие его предки преступали человеческую грань, уничтожая тем самым свои последующие поколения. То, что от них рождалось, всё больше и больше деградировало, передавая эту дегенерацию из рода в род по хромосомам. Понятие Любви в таких семьях напрочь отсутствовало, превращая это чувство либо в голую животную страсть, либо в холодность и извращение. А ведь закон преобразования высших энергий, выраженный для людей в простой словесной формуле, гласит: «Кто в Любви, тот в Боге, и Бог в нём, ибо Бог и есть Любовь». Чем глубже род зарывался в грех, тем больше эта незыблемая вечная формула единения с Богом начинала бесить последующие поколения выродков, а проще говоря, сформировавшихся нелюдей. Это своеобразная агония вымирающего рода. И самое интересное, что остановить эту адскую машину самоуничтожения зла практически невозможно. Как только в роду набирается определённое количество тяжких грехов, срабатывает механизм самоликвидации. Это тоже закон природы, касающийся степени зла, порождённого, кстати, не только действием, но и любыми формами негативных мыслей. Ничто никуда не исчезает, а лишь преобразуется из одной формы энергии в другую… Так вот, когда запускается этот механизм самоликвидации, у них срабатывает неосознанный «брачный инстинкт» – браки они заключают с себе подобными дегенератами-вырожденцами. – Да, получается, сколько волка ни корми, он всё равно в лес смотрит, – задумчиво произнёс Вано. – Совершенно верно. Вот посмотри на Чику. Это характерный пример последней стадии предсмертной агонии рода. Уже даже то, что накопал на него Филёр, впечатляет. Его семья, родственники кишмя кишат всякими «бесами». В его роду были и анархисты, и нигилисты, двуликие «бесы» инкубы и суккубы, что превращают мужчин в женщин и наоборот, скрытые «бесы» садизма и мазохизма… Его мать в результате ранних беспорядочных половых связей родила ребёнка. Но он сразу же умер. Второй и третий ребёнок умерли в младенческом возрасте. Возможно, мать каким-то образом догадывалась о дегенерации своего рода, поэтому пустилась на ухищрения, пытаясь обмануть природу. Но как она ни старалась, в конце концов оказалось, что четвёртый ребёнок был зачат от злостного садиста, неоднократно судимого за тяжкие убийства. Чтобы скрыть свою беременность, она вышла замуж за другого. На свет появился Чика. «Названный» отец Чики был законченным алкоголиком, к тому же, как оказалось, заражен сифилисом. Считается, что потомству гарантированно передаются все «бесовские» качества. Отец, естественно, догадывался о происхождении ребёнка. Чика мало того что родился рыжим, так ещё четырёхпалым – на левой руке два пальца были сросшимися. Говорят же, Бог шельму метит! – Да, я тоже заметил у него этот дефект. – Так вот. Отец из-за своей полной импотенции, хронического алкоголизма, зверел с каждым днём, беспощадно избивал мать и сына. В конце концов, когда Чике было девять лет, мать, придя домой с работы, обнаружила труп мужа. В его живот был воткнут нож по самую рукоятку. Чика сказал, что видел, как отец сам напоролся на нож. Дело ясное, что дело тёмное… Позднее там, где они жили, стали пропадать соседские кошки и собаки. Однажды мать застала своего сына за разделкой тушек этих беззащитных животных. Если следовать дедуктивному психоанализу, именно тогда у Чики начинает всплывать негативная наследственность, а также формироваться комплекс неестественной любви к смерти. То есть это когда человек всю жизнь живёт любовью к чужому страху, к чужой смерти. Это становится для него как наркотик. Но данный комплекс одновременно порождает мучительный страх перед собственной смертью, который сопровождает человека всю его жизнь. Когда Чике было двенадцать лет, его мать совершила самоубийство – повесилась в туалете. Подобный суицид опять-таки является проявлением признаков гнилого рода. Естественно, для психики Чики данное происшествие не прошло бесследно. Он полностью замкнулся в себе. На воспитание его взяла бабушка со стороны матери – полуеврейка. Благодаря её стараниям Чика поступил в мединститут, мечтая стать хирургом, дабы быть поближе к среде крови и власти над телами. – Змея меняет кожу, но сама от этого не меняется. – Совершенно точно. – А как же душа? Она что, отсутствует, что ли, у подобных типчиков? – Почему отсутствует? Отнюдь. Конечно, бывают в истории случаи, когда тело живёт без души, но они единичны. Кстати, редкостный пример – наш Люка. А в основном души конечно же присутствуют, только доступ к ним наглухо забит тоталитарной властью животного начала в мыслях человека. Но тут вопрос даже не в присутствии души, а гораздо глубже. Почему именно эти души оказались в телах деградирующего рода… Машину сильно тряхнуло. Пошла ухабистая дорога лесных просёлков. Сэнсэй некоторое время сосредоточенно вёл автомобиль и, выехав на ровную дорогу, продолжил: – Так вот, о Чике. В мединституте у него разыгрался половой «аппетит». Это понятно. В восемнадцать–двадцать пять лет половой инстинкт и, соответственно, связанные с этим психозы проявляют себя сильнее всего. Как говорят нынче учёные – гормоны бьют в голову. В этот период у Чики утверждается комплекс садизма. Он стал испытывать наслаждение от сексуального насилия в извращённой форме, от страха очередной «жертвы» и власти над ней. Из мединститута Чика «вылетел» именно из-за своего сексуального садизма. Находясь в экстазе во время половой связи с однокурсницей, он начал резать её тело бритвой. Вид крови его ещё больше опьянял. Но девушка смогла вырваться и убежать. Чику тогда не судили, так как его бабушка постаралась замять дело до суда. А зря! Сколько людей от него потом ещё пострадало… Ну, а дальнейшая жизнь у Чики закрутилась на волне преступных деяний, пока его не нашёл Кронос. Как говорится, свой своего чует по запаху… До этого Чика успел жениться. Но вскоре выяснилось, что детей у него никогда не будет. Вот тогда у него окончательно «сорвало крышу». В предсмертной агонии своего рода Чика возненавидел всех и вся. А тут подвернулся подымающийся Кронос. И Чика получает то, к чему стремился всю свою сознательную жизнь, причём в открытом виде: кровь, тела и безграничная власть над собственными жертвами. Естественно, после такого «подарка» он был предан Кроносу, как собака… Но как бы Чика ни «разделял и властвовал», как бы «глубоко ни дышал», перед смертью, как говорится, не надышишься. Особенно если это смерть рода. Сэнсэй с Вано подъехали к посёлку Люки со стороны леса. Не доезжая метров пятьсот, Сэнсэй потушил фары и заглушил двигатель. Возле дома Люки наблюдалось некоторое оживление. Вано вызвался сходить в разведку. Он бесшумно пробрался к дому. Темнота скрывала Вано с головы до ног, делая его своей невидимой частью. Возле ворот Люки стояло две машины. Вано подполз к ним совсем близко. В одной из машин сидели люди и играли в карты, щурясь в тусклом свете салона. Видимо, они уже давно поджидали хозяина дома, и такое времяпрепровождение им изрядно надоело. Вано послушал их ленивые реплики и уже было собирался уходить, как внезапно у кого-то из них зазвонил мобильник. – Да, – послышался голос и тут же изменился в интонации. – Что?! Люка?! Ясно … Ясно … Едем! Выругавшись по-чёрному, он сообщил остальным находящимся в машине: – Твою мать, Люку завалили! Тремовы только что обнаружили его у себя в кабинете … Эта новость явно шокировала присутствующих. В салоне повисла тишина. Лишь приглушённая музыка доносилась из приёмника. – Ну, чего расселись! Быстро по машинам, – рявкнул тот же голос. Вано моментально откатился в сторону. Почти одновременно из машины выбежали трое мужчин и кинулись ко второй машине. Взревевшие моторы поспешно отъезжающих двух иномарок подняли в округе неугомонный лай собак. Вано, воспользовавшись этим шумом, скрылся в темноте в сторону леса. Сэнсэй встретил его с улыбкой. – Ты что там, приблудившегося кота изображал? – спросил он с издёвкой. Вано усмехнулся: – Ну, чего ты зубы скалишь? Ну не я, не я всех собак брехать заставил… – немного пошутив, он перешёл на серьёзный тон и подробно рассказал обо всём, что видел и слышал. – Отлично, – проговорил Сэнсэй, выслушав друга. – Даже ещё лучше, чем я предполагал. Теперь всё разбуженное село подтвердит, что две машины умчались от дома Люки во втором часу ночи. Скорее всего, они ещё с утра поджидали Люку. Следовательно, кто-то может запомнить их номера, дать описание. Этот след приведёт к Тремовым. И по логике всем станет ясно, что труп Чики – дело рук Тремовых… – Безусловно. Если учесть, что бандиты мыслят такими категориями логики, то всё в порядке. Но эта мелюзга, вроде тех недоумков, которых я видел, не в счёт. Такое серое мышление может быть интересно только районному отделению милиции… А вот Минокс – это уже серьёзно… – Не беспокойся. Минокс и пальцем не пошевелит для этого дела. – Ты уверен? – Уверен. Видно мы изъяли у него очень серьёзную информацию. Надо будет проверить эти дискеты… Иначе он бы ещё вчера всех своих старых знакомых из контрразведки на уши поставил. А Минокс со вчерашнего дня не вылезает из «Олимпа». Знать, затаился со страху… Но не беспокойся, мы и для него подбросим несколько фактов, указывающих на Тремовых. А пока Минокс со всеми разберётся, «поздно будет пить "Боржоми" – почки уже вырезаны». Они подождали, пока собаки в посёлке более-менее успокоятся, и потащили Чику к дому Люки. В отличие от прошлого раза свет в окнах дома не горел. Всё это злачное место было погружено в непроглядную темень. Друзья заволокли мешок в сарай и наглухо закрыли за собой дверь. Это жуткое помещение являлось воплощением мечты Люки, который его и построил. Стены были добротные, покрытые особым звуконепроницаемым материалом, чтобы никто не слышал, какие ужасные вопли раздавались внутри. Сэнсэй развязал мешок и вытащил из него крепко связанного по рукам и ногам Чику с кляпом во рту. В маленьких бегающих глазах некогда всесильного убийцы стоял неописуемый страх перед ожидаемой смертью. На его одежде было несколько кровавых пятен. Чика, виртуозно владевший ножами, всегда носил их с собой. И сейчас он был весь ими нашпигован. Его захватчики даже не потрудились забрать это смертоносное оружие. Поэтому, когда Чика трясся в багажнике, он отчаянно боролся за свою жизнь, пытаясь придумать способ, как добраться до своих ножей и освободиться от пут. Но так и не смог. Его связали столь крепко и хитроумно, что любая попытка пошевелиться сопровождалась сильнейшей затяжкой. Пару раз, превозмогая боль в попытках извернуться, он получил несколько неглубоких порезов от собственных остро заточенных ножей. После этих неудачно прилагаемых усилий Чика окончательно сник. Страшная смерть, которой он всю жизнь так боялся, неумолимо приближала свои костлявые объятия. Чика выглядел довольно-таки жалким. Сэнсэй вынул у него кляп изо рта и в полной тишине произнёс изменившимся голосом: – Того, что ты сотворил в этом мире, с лихвой хватит, чтобы ты умер девятью смертями, живьём закопанный… Ты знал, насколько гнилой твой род и его корни, но ничего не сделал, чтобы действиями или мыслями своими выпросить у Господа прощение за грехи предков… Твоей душе тоже нет оправдания в содеянном. Помнишь, когда тебе было девять лет, четыре месяца и три дня, когда душа твоя ещё имела частично власть над телом, что ты сотворил? Господь тебя трижды уберегал от этого, решающего твою судьбу поступка. Первый раз, когда гнев овладел тобой и ты решил убить отца, помнишь, как ты запутался в сетке на чердаке и долго не мог выбраться?.. Холодок пробежал по спине Чики, волосы встали дыбом. Этих подробностей не знал никто в мире, ибо свою детскую тайну он никогда никому не рассказывал. Тело его затрясло мелкой дрожью. А голос звучал в кромешной тьме с новой силой, словно из ниоткуда, оповещая на весь мир одному Чике известные подробности того рокового дня. – Гнев твой исчез и ты благополучно выпутался из сетки, но не отступился от своей чёрной мысли… Второй раз, когда ты направился к дому, где спал отец, к тебе пришла соседская девочка. Ты же считал Свету своей «невестой». Именно она пришла в ту роковую минуту и позвала тебя играть. Тебе очень хотелось пойти с ней, но мысль об убийстве была сильнее детской непорочной любви. Даже третье предупреждение тебя не остановило. Помнишь, как любимая мамина кошка Сливка уронила вазу, когда ты тянулся за кухонным ножом? Ты испугался, потому что отец в этот момент проснулся. Но вместо того, чтобы бежать, ты схватил нож и… – Не-е-ет!!! – закричал Чика, словно разъярённый зверь. Слёзы градом покатились из его глаз. Но Сэнсэй упорно продолжал перечислять все его потаённые грехи, о которых не знал никто, кроме Чики. Даже Вано, слушая эту беседу, как-то весь сжался от грозного монолога Сэнсэя и стал невольно креститься от таких тяжких грехов Чики. По мере оглашения «приговора» с Чикой стали происходить странные вещи. Он свалился на пол, стал кататься. Его крик переходил то в остервеневшее рычание, то в обессиленный плач. Он пытался хоть как-то заглушить этот страшный голос, но тщетно. Руки его были связаны. Ногтями он впивался в кожу собственных рук, царапая их до крови. В конце концов, обессиленный от собственной беспомощности, Чика просто лежал и слушал, давясь слезами. Грудь его ныла. И где-то глубоко внутри ему стало очень больно. Настолько больно, что эту боль нельзя было сравнить ни с одним человеческим страданием. В заключение Сэнсэй произнёс: – …Ты хулил Господа за паршивую жизнь, за свою стерильность, за ненасытность властью! И даже ни разу не заметил в туче своих чёрных мыслей, сколько шансов, даже такой мрази, как ты, давал Господь, чтобы ты хоть на миг приблизил свою ничтожную душу к Его свету! Своей ненавистью и отвратительными ежесекундными мыслями ты сам себе перевесил чашу зла. Отныне твоей душе не будет больше пристанища в мире людей! В этой жизни ты лишился своего последнего шанса стать Человеком. – Не-е-ет!!! – вновь заорал Чика. – Прости меня, Господи, прости! Я не хочу, не хочу умирать! Дайте мне ещё шанс! Я исправлюсь, обещаю, исправлюсь! Господи, прос-ти-и-и! Чика вновь залился слезами. Сэнсэй и Вано угрюмо молчали. Отец Иоанн был потрясён не меньше, чем Чика. Только в отличие от него он увидел друга с совершенно другой, незнакомой ему стороны. Когда Сэнсэй произносил речь, отцу Иоанну даже померещилось, что от его головы исходило какое-то голубоватое свечение. Правда, он поспешил отнести это к своим собственным галлюцинациям, поскольку больше суток уже не спал. Но изменившийся странный голос Сэнсэя пробирал до глубины души даже его, слышавшего всякое в своей жизни. Отец Иоанн словно разделился внутри на две части. Одна, меньшая, думающая как профессионал, говорила, что всё это психологический трюк, подводящий жертву к самоубийству. Но вторая, большая часть, благодаря которой он, в принципе, и стал отцом Иоанном, трепыхала от какого-то внутреннего непонятного счастья и порождала неизвестное доселе восхитительное чувство, словно душа Вано впервые за многие жизни «воочию» столкнулась с войском Божьим. И это ощущение отражалось не только на эмоциональном, но и на физическом уровне в виде лёгкого давления, щекотания и разрастания вдохновляющей силы веры в районе солнечного сплетения. Вано даже стал бить лёгкий озноб. Сэнсэй скорее почувствовал замешательство отца Иоанна, чем увидел. И чтобы предупредить ненужные действия и расспросы, поинтересовался у него уже своим привычным голосом: – У тебя есть к нему вопросы? Редкий шанс услышать от садиста искреннюю исповедь и заодно разобраться в причинах этого зла. Вано встрепенулся. В горле у него пересохло. Он попытался сосредоточиться. Мысли вновь заработали в привычном ритме, уравновешивая возможности двух частей. На тот момент отцу Иоанну ничего больше не пришло в голову, как спросить, обращаясь к Чике: – Что ты чувствовал, когда ощущал власть над своими жертвами? Чика горько усмехнулся и безразлично ответил, как бы рассуждая сам с собой: – Хм, власть… Пустое слово для потерянной души… Не знаю… Трудно объяснить… Какое-то странное сладострастное ощущение. Оно одновременно пронизывает всё тело до мозга костей, точно током прошибает. Наверное, это как-то передаётся… жертве. Потому что она начинает вся дрожать, словно осиновый лист, липко потеть. Такой её страх десятикратно возвеличивает меня в своих собственных глазах. Окрыляет, что ли… Точно я сам Бог… Зевс-громовержец. В этот момент только в моих руках заключена вся власть, правда и неправда, весь суд и приговор. И на вершине этого экстаза я как будто вижу мир с другой стороны, точно попадаю в нечто запретное, запредельное. Словно заглядываю в колодец мироздания, на дне которого хранятся все тайны мира… Чика немного помолчал, а потом, ухмыльнувшись, добавил: – Странно… Мне вчера приснился сон. Никогда такого не было. Мне приснилось, что я сорвался в пропасть и стал падать в этот самый колодец мироздания. Долго летел, страху кошмарного натерпелся, думал, вдребезги разобьюсь. А приземлился мягко, как пёрышко… И знаете, самое смешное, этот колодец оказался пуст. Представляете, ПУСТ! Нет там никаких тайн, одни голые холодные стены, темень и пустота… Чика недобро рассмеялся своим же мыслям, возвращаясь в привычный образ. – Иногда мне казалось, что из меня мог получиться великий правитель, эпохальный реформатор. Если бы я им стал, я бы поразил мир такими фантастическими переворотами, событиями и революциями, каких ещё никогда не было на земле. Весь мир бы содрогнулся! Подумать только, я уже был на полпути близок к цели… Чика метнул злой взгляд в темноту, всматриваясь в своих врагов, как он считал, каких-то сумасшедших священников, оборвавших все его великие замыслы на самом корню. И тут его голову посетила дьявольская мысль. Чтобы не выдать радость от такого внезапного озарения, он попросил смиренным голосом: – Я хочу помолиться перед смертью. Развяжите мне руки. Я хочу покаяться перед Господом. Даже грешный человек имеет право на последнюю просьбу. Отец Иоанн не поверил своим собственным глазам, когда в темноте узрел склонившуюся фигуру Сэнсэя, который намеревался выполнить просьбу этого ублюдка. Вано спешно попытался вмешаться в этот, как ему казалось, необдуманный поступок своего друга. – Я могу отпустить ему грех и так… – Это слишком тяжкий грех, – услышал он в ответ слова Сэнсэя. – Он требует особого уединения. Вано понял намёк и, не став возражать, ответил: – Ну что ж, дела Божьи есть священная тайна, и свидетели, как вижу, здесь не нужны. Сказав эти слова, Вано незаметно отошёл в сторону и занял удобную стратегическую позицию, хотя обещал Сэнсэю и не вмешиваться в его «дело Чести». Сэнсэй перерезал верёвки на руках у Чики и тут же отступил на прежнее место в темноту. Но всё это он проделал лишь для того, чтобы Чика запомнил это направление. Едва Чика оглянулся и сосредоточенно сложил ладони, якобы в молитве, Сэнсэй бесшумно переменил позицию. Не прошло и полминуты, как два метательных ножа Чики со свистом рассекли воздух в направлении предполагаемого местонахождения его противников. Чика чертыхнулся, поняв по звуку, что ножи врезались в стены. Но эта неприятность его сильно не расстроила. Глаза заблестели от долгожданной свободы. Чика был не только свободен, но и во всеоружии. Для него начиналась настоящая охота, в которой он заведомо уже считал себя победителем, поскольку думал, что равных в метании ножей ему не существует. Не зря же тренировался столько лет! В следующую минуту Чика отступил, стараясь превратиться в единый слух. Но как он не силился, кроме своего дыхания, бешеного стука собственного сердца и бурчания своих кишок, ничего больше не услышал. Вокруг стояла мёртвая тишина, словно в этом сарае отродясь никого не было. Чика отступил ещё на несколько шагов, шурша одеждой, и вновь прислушался. Затем метнул пару ножей, резко обернувшись, в разные стороны и отбежал. Но ответом стала всё та же звенящая тишина и бесцельные броски в стену. Из искусства ведения боя в темноте Чика лишь знал, что, кидая ножи, нужно быстро уходить в сторону. На этом его познания тупо обрывались. Он метался из стороны в сторону, словно мелкий грызун, натыкаясь то на стол с чем-то липким и вонючим, то на огромную тушу, то на какие-то острые предметы. В конце концов, по тишине Чика понял, что он один мечется в этом сарае, как придурок, а его сумасшедшие священники, видимо испугавшись, давно уже позорно сбежали с поля боя. Чика снова чертыхнулся, цинично сплюнул на пол и расслабился. Теперь надо было найти выход из этого помещения. Но именно в этот момент над самым ухом Чики, точно гром среди ясного неба, прозвучал резкий крик: – Valeas! От неожиданности и накатившего неописуемого страха Чика выронил из рук последние ножи, ноги его подкосились. С ужасным воплем он обернулся и быстро попятился назад, прикрывая лицо руками, словно защищаясь от неотвратимого надвигающегося возмездия. В этот момент его нога споткнулась о какую-то верёвку. Чика оступился, не удержав равновесие, и рухнул всем телом назад. В темноте послышалось грузное падение тела с характерными звуками рвущейся ткани. Резкий запах свежей крови наполнил сарай. Сэнсэй включил свет. Вано, стоявший невдалеке от него, несказанно удивился, увидев Сэнсэя именно на этом месте. Так как ещё несколько секунд назад крик «Valeas!», что в переводе с латыни означает «Прощай!», он слышал совсем с другой стороны, недалеко от места гибели Чики. Отец Иоанн глянул в ту сторону. То, что он увидел, шокировало даже его. Огромный нож, который изготовил Люка, сыграл фатальную роль в смерти Чики. Его тело валялось отдельно от головы. Из шеи бил фонтан алой крови. На лице Чики застыла ужаснейшая гримаса отчаяния. Словно сама Смерть поставила на нём костлявой рукой свою печать адской муки и парализующего страха… Друзья подошли к середине сарая, где лежал обезглавленный труп. Вано опять-таки отметил про себя приличное расстояние. Ошарашенный происшествием и тошнотворным зрелищем, отец Иоанн только и смог произнести: – Да уж… Всё же глас Божий имеет сокрушительную силу. Когда первый шок прошёл, Вано помог Сэнсэю упаковать мёртвую голову Чики, уничтожая все свои следы пребывания в сарае, и отнести отвратительный груз в багажник. В машине отец Иоанн ехал молча, в глубокой задумчивости. Позже, когда он более-менее пришёл в себя, произнёс: – Нет, это же надо такая смерть! Прямо какое-то Провидение... Так упасть на нож, который собственноручно изготовил Люка точно специально для этого случая. Что же Чику убило? Слово, громко сказанное? Или мысли Люки, изготовившего этот нож, воплотились в реальность? А может это падение было просто несчастным случаем, роковым стечением обстоятельств? Отец Иоанн был озадачен. Он думал, что Сэнсэй, говоря о Чести, убьёт Чику в равном бою один на один. Но произошло нечто из ряда вон выходящее. Вано заметил, что с тех пор, как он отошёл от дел и обратился с помощью Сэнсэя к Богу, вокруг него стали происходить невероятные вещи. Даже сейчас, когда они должны были хоть и нелюдей, но УБИТЬ, в дело словно вмешивалось само Провидение, которое приводило «приговор» в исполнение самым жёстким, безжалостным образом. Странно… Люка внезапно умер собственной смертью, не дав возможности не то что его отключить, но даже прикоснуться к нему. Тогда Вано подумал, что это случайность. Но то, что сегодня произошло в сарае, нельзя назвать даже совпадением. Скорее закономерностью, проявлением чьей-то воли свыше. От таких дум бросало в дрожь… – Мучаешься в мыслях: Аннушка масличко разлила или Люка ножичек заточил? – глядя на Вано, подметил Сэнсэй. Отец Иоанн вздрогнул и удивлённо посмотрел в сторону друга: – Нет, но всё-таки это случайность или закономерность? – Случайностей в природе не бывает, – спокойно ответил Сэнсэй. – Случай – это всего лишь закономерное следствие неконтролируемых мыслей. – Да, но Люка, Чика? – Люку, как и Чику, убили собственные страхи. Их они часто держали в своих головах и пытались внушить другим. Поэтому эти страхи и материализовались. Всего-навсего. – Но ведь в жизни и без собственных мыслей полно страхов. – Отнюдь. На самом деле жизнь, так, как представляют её люди, – это мираж. Все её страхи – мысли конкретных индивидов. Эти люди лишь провоцируют ими других людей, что в целом проецируется и на общество. То есть люди рождают своими мыслями иллюзию и в этой иллюзии живут. – Что же тогда главное в этом мире, если всё – иллюзия? – Главное – это Бог, Любовь. Кто в Любви, тому страх не ведом, поэтому данный человек живёт на совершенно другой волне реальности. У него всё по-иному, начиная от внутреннего мира и заканчивая внешним. Он живёт в мыслях высшей Любви, окружённый Божьей силой. Поэтому судьба более чем благосклонна к нему, какие бы катаклизмы не преследовали окружающее общество. – Интересная мысль: против Любви бессильны катаклизмы. Я помню, ты когда-то говорил, что катаклизмы в большинстве своём возникают из-за массовых негативных мыслей людей. – Безусловно. Понимаешь, в природе существует так называемый зеркальный закон. Он одинаков как для конкретного сознания индивида, так и для сознания общества в целом. Так вот, согласно ему, если ты думаешь о плохом или желаешь кому-то зла, то чтобы ты ни делал, твои мысли, как бумеранг, с утроенной силой обязательно возвратятся к своему создателю и ударят по самому слабому, самому больному месту твоих собственных страхов. И это не Бог наказывает. Это ты сам себя наказываешь и сам себя обделяешь своими же нерадивыми мыслями. Даже если ты считаешь себя «правым», но зарабатываешь на чужих страхах, в конечном итоге эти страхи материализуются и воплотятся именно в твоей жизни. Так что, как здесь не крути, а закон природы есть закон, не в пример человеческому. Он же распространяется и на положительные мысли. Если ты порождаешь и даруешь миру добро и любовь, то и это всё вернётся к тебе сполна тем же… То, чего ты ждёшь, в конечном итоге и получишь. Вано некоторое время молчал, обдумывая услышанное, а потом вернулся к обсуждению прежней темы: – Всё-таки Люка и Чика обыкновенные мелкие подонки, затравленные зверьки. Они по-человечески даже умереть не могли. Просто трусы! А страху нагнали на людей, будто они суперубийцы. Тьфу! Мыльные пузыри!… – От того они страху и нагнали, потому что сами до смерти боялись… Да и людям только дай повод для разговора. Их воображение «разрисует» тему так, как на самом деле никогда и не было. А за страхом фактически ничего не стоит. Чика и Люка подпитывали свои образы раздутой иллюзией, нагнетая обстановку страха слухами про свою суперсилу и непобедимость. А на самом деле они были гораздо трусливее своих жертв. Но именно страх жертвы придавал им силы и внушал мысли о своём превосходстве… Это порок многих людей с болезненным комплексом власти. Полбеды, если они остались на низших слоях общества мелкими сошками. Хуже, когда такие дегенераты прорываются в высшие эшелоны власти. Тогда из-за этих придурков с их болезненной манией величия гибнут целые народы. В высших эшелонах власти, конечно, трудно их вычислить. Ведь дьявол опасен тогда, когда он невидим. А когда он выставляет перед всеми свой маразм и пытается взять на испуг, считай, дни его уже сочтены… – Да, помнится, Батя хорошо поработал на вычисление этой нечисти. Жаль, ему не дали завершить начатое. Слишком много к тому времени этой нечисти развелось в верхушках власти. – Ничего. Не человек, так природа своё возьмёт. Она имеет одно великолепное свойство – вне зависимости от мнения «элиты человечества» периодически очищаться от всякой грязи и падали. Против её невидимых сил человеку-нелюдю не устоять. – М-да-а… А вот по поводу рода. Я хотел тебя ещё тогда спросить. Если уровень зла в роду, допустим, ещё не достиг критической массы, можно как-то предотвратить или вовсе избежать гибели рода? – Безусловно. «Все люди братья» – это не просто какой-то выдуманный постулат основных мировых религий. Это всего лишь один из законов природы, выраженный таким образом в словесной формуле, дабы сделать его доступным разумению человечества. Люди знают о данном явлении, но ещё недостаточно познали его… Наилучшим лекарством против дегенерации рода на генетическом уровне – примесь свежей крови, когда различные народы, нации мешают свою кровь в совместном браке и живут в мире и дружбе. Кстати, последнее – не менее важное условие, если не основное. Ибо в мире и дружбе, в этой основе основ, заложена положительная мысль. А мысль сама по себе – явление уникальное в человеке. Это есть тонкая грань между его духовным и физическим уровнем. Бог одарил человека силой мысли и правом личного выбора. Эти два качества отличают человека от зверя. Во всём остальном человек является обыкновенным двуногим животным… Так вот, почему я акцентирую внимание на мысли. Как бы это ни парадоксально звучало в наше время, но сила мысли способна изменить генетику человека, то есть информацию генетического кода. Поэтому если в дегенерирующем роде появляется человек, а ещё лучше группа людей, накапливающая духовную силу, то в конечном итоге эта духовная сила искореняет негативную, делая род физически и умственно полноценным. – Ну, хорошо… Ты тогда говорил, что дегенерация рода держится на трёх основных «китах»: душевных болезнях, половых извращениях и некоторых физических деформациях организма. – Врождённых деформациях, – уточнил Сэнсэй. – Да, врождённых. Но как быть с масштабными обстоятельствами? Ведь во время глобальных катаклизмов или во время, к примеру, войны не каждый нормальный человек выдержит такое напряжение. Кроме того, я считаю, именно обстоятельства делают человека уязвимым. А уж коль в его жизнь, а тем более жизнь его рода врываются события глобального масштаба, то для всего рода может наступить неожиданный конец, даже если он был процветающим. – Не скажи, – возразил Сэнсэй. – Против законов природы не совершается ни одно событие. Любое событие зарождается, прежде всего, в мыслях конкретных людей. А то, что оно совершается якобы против воли данного индивида, так извини, мил человек, научись сначала контролировать все свои мысли, которые ты закладываешь в подсознание. Событие – это лишь их результат… А что касается глобальных событий в отношении крепкого рода, то я приведу тебе живой пример своего дедушки. Он, гвардии лейтенант, прошёл всю Великую Отечественную войну от начала до конца. Сражался не только с немцами, но и с японцами. При этом командовал штрафным батальоном. Ты сам знаешь, что это означает – ни дня вне фронта. И за всю войну у него не то что царапины, он даже простудой никогда не болел. Вот тебе и сила рода! – М-да… – Так что когда люди начнут относиться к духовной силе серьёзнее, у них и их потомства исчезнут многие проблемы. И не важно, к какой религии эти люди принадлежат или не принадлежат вовсе. По большому счёту, Бог один и законы природы, касающиеся мысли и, соответственно, силы веры человека, тоже одни. А структуру религий придумали предприимчивые люди на базе одной и той же информации, которую в разное время давали Великие Учителя. – Допустим. И всё же насчёт религий и информации я не совсем согласен и могу вполне поспорить. – Без проблем, – с улыбкой ответил Сэнсэй. – Но у меня к тебе будет маленькая просьба. Перед тем как спорить, не поленись прочитать, кроме Библии, священные книги индуизма, джайнизма, буддизма, ислама, синтоизма, даосизма, работы древних философов и мудрецов, на основе которых построена идеология существующих современных религий. И если ты там не увидишь единое зерно мудрости, которое давалось в разные времена, разными людьми, для разных уровней человеческой формации, то… – Буду полным кретином, – усмехаясь, промолвил Вано. – Заметь, ты это сам сказал. Я тут ни при чём, – в шутку уточнил Сэнсэй. Друзья рассмеялись. – Ладно, – Вано поднял два пальца. – Торжественно клянусь осилить этот титанический труд. И всё же вначале я хотел бы ещё раз от тебя услышать, что в твоём понимании есть Бог и дьявол? – Бог – это огромная сила мироздания, которая пронизывает всё и вся. Причём сила эта уникальная. Самая мельчайшая частица «По»… – «По»? Это что-то новенькое. – Да нет. Это хорошо забытое старенькое, – в тон ответил Сэнсэй. – Ты о ней раньше не упоминал. – Всему своё время… Так вот, даже самая мельчайшая частица «По», которая является переходной к энергетическим состояниям и из которой состоит всё, является носителем этой божественной силы, физическим проявлением Аллата. – В смысле? – Ну, «По» может быть как волной, так и преобразовываться в корпускулярную материальную частицу. – Ты хочешь сказать, что из этой частицы «По» может зародиться даже Вселенная? – недоумённо посмотрел на Сэнсэя отец Иоанн. – При определённых условиях – да. Ведь она – носитель не только информации, но и соответствующей творящей божественной силы. – Вроде сперматозоида, что ли? – удивился Вано, не найдя более подходящего земного сравнения. – Почти, – усмехнулся Сэнсэй. – Так вот, божественная сила контролирует и пронизывает всё от микро- до макромира. И ничего сверхъестественного в этом нет. Всё построено на чётко определённых законах… Конечно, сегодня многим людям трудно понять то, что не укладывается в их ограниченную картинку привычного видения мира. Человек слишком замкнут в бытие и собственных эгоистичных мыслях. Вано внимательно выслушал, а потом спросил: – Интересно, а я вот часто думаю, почему в Библии упоминается, что Бог не может напрямую говорить с человеком, а использует для этого Ангелов и Архангелов. – Потому что Бог – это энергия. А человек ждёт разъяснений через Слово… Человек может понять Бога только внутренне. Это словно озарение. – Да. Это верно… словно озарение. И помолчав, добавил: – А что есть дьявол? – Дьявол есть не что иное, как присущая каждому человеку звериная, животная сущность, порождающая негативные мысли. Даже перевод с древнееврейского, если ты помнишь, слова «сатан», откуда и пошло «сатана», означает «противодействующий». Проявление дьявола это как раз и есть то, что мы наблюдаем в себе, в своих плохих мыслях. Нам просто кажется, что мы такие расхорошие. А по факту, посмотри, сколько раз ежедневно в деянии и помыслах пробуждаем в себе животное начало, то есть взываем к дьяволу, а не к Богу. Сколько раз в день мы лелеем в своих мыслях своё самолюбие и плоть. – Интересно, а люди представляют дьявола в виде некоего существа… – Ну, им же надо сделать из кого-то козла отпущения за свои грехи, – с юмором сказал Сэнсэй, а потом добавил более серьёзно: – Люди исказили информацию для своего удобства и представили его в виде зверя. А фактически он находится внутри нас, являясь неотъемлемой частью сознания. И наносит удар именно оттуда, откуда мы не ожидаем – из наших мыслей. И победить дьявола – это не означает отречься от всего на свете. Победить дьявола – значит победить в себе негативные мысли, навести порядок в своём разуме. Как говорили древние, самая великая победа человека – это победа над самим собой; самое большое достижение человека – это убить в себе дракона. – Легко сказать – победить. А как? Они случайно не указали? Как победить этого дьявола? Внутренней сосредоточенной борьбой? – Отнюдь. Мысли – это, считай, вакуум. Как ты будешь бороться с вакуумом? – Действительно… А как? – Только созданием такого же вакуума. То есть надо отвлечься от плохих мыслей и переключиться на хорошее. И ежесекундно себя контролировать. – Тоже правильно… Глава 12 Разрушение империи Так получилось, что пока Провидение свершало своё возмездие над Чикой, Тремовы к этому времени изрядно распалили свой гнев не без лукавой помощи горячительных напитков. Не дожидаясь утра и безбожно нарушая все писаные некогда «древние каноны германской армии», они решили высказать Кроносу всё, что на душе накипело. Схватив трубку, первый Тремов стал набирать личный номер Кроноса. Но аппарат долго выдавал короткие гудки, всё больше и больше ущемляя самолюбие владельцев огромной корпорации. – Его величество очень занят, – съехидничал второй Тремов. – И не желает вести беседу с таким дворецким, как ты. Он звонко рассмеялся и допил невесть какую по счёту рюмку коньяка. – Ничего, – зло отвечал первый Тремов, упорно набирая цифры. – Я эту падлу всё равно доконаю! Наконец в трубке прозвучал усталый голос Кроноса. – Слушаю. Тремов прикрыл трубку рукой и хихикнул, подмигивая компаньону: – Слышь, он нас «слу-у-ушает». Последнее слово он протянул издевательски протяжно. Компаньон хищно улыбнулся и поспешил к селектору, чтобы включить звук на полную мощь. – Слушаю, – повторил Кронос. – Это я тебя слушаю, – напористо начал Тремов. – Не понял, Тремов – это ты, что ли? Тремов хотел ответить «Что ли я», но холодный, властный тон Кроноса не позволил ему это сделать. Но с другой стороны, рядом стоял компаньон, и ему не хотелось выказать свою слабость. Поэтому Тремов просто дерзко ответил: – Я. – Вы нашли Люку? – с угрозой в голосе спросил Кронос. Он ещё не понимал, почему внезапно пропал Чика: может, это очередной «заскок» самого киллера, а может, это дело рук Люки по заданию Тремовых, что вполне вероятно. Тремов тем временем глянул на своего однофамильца, в их взглядах вновь отразился ужас недавних событий. Ненависть с новой силой воспламенила их мысли. – Нашли. – Так чего же ты резину тянешь? Ты что, приказ не понял? – зло заорал в трубку Кронос. – Тебе его что, в гробу доставить или как? – издевательским тоном поинтересовался Тремов. – Живьём! – Живьём?! Твою мать.., – прорвало в грязных ругательствах Тремова. – Мы тебе не святые, чтобы воскрешать Люку из мёртвых! Может, твой подонок Чика это умеет? – Ты как, твою мать, разговариваешь со мной?! – стукнул от гнева по столу рукой Кронос. Он сначала не понял, но когда до него дошла эта новость, то был просто обескуражен. В это время у Тремова промелькнула мысль остановиться в своём наглом «наезде» и разобраться во всём по-хорошему. Но эта мысль именно промелькнула, поскольку гнев уже всецело затуманил сознание, самолюбие вовсю хлестало фонтаном и распирало грудь от обиды. И всё же, чтобы не одному нести возможную последующую ответственность за сказанные сейчас слова, он почти заорал в трубку. – Да кто ты такой, твою мать.., чтобы мы перед тобой прогибались?! Наш доход составляет больше пятидесяти процентов общего капитала. И мы требуем к себе соответствующего уважения! Без нас ты никто!… Кронос просто опешил от таких дерзких речей. Никогда он ещё не слышал от «Близнюков» ничего подобного. В его мыслях всплыли предупреждения Миноса. – …хочешь войны – ты её получишь! – орал Тремов. Кронос бросил трубку так, словно его укусила змея. Всё самое худшее, о чём он думал, началось сбываться. Он кинулся в кабинет Миноса. Уже через полчаса от людей Миноса, работавших в охране Тремовых, пришло подтверждение, что Люка действительно мёртв, его обнаружили в кресле за столом личного кабинета Тремовых в домашнем халате с вырезанной буквой Z на лбу. После этого Минос послал людей к дому Люки. У Кроноса вновь зазвенел личный телефон в его кабинете. Звонки были длинные и настойчивые. Кронос в это время обсуждал сногсшибательные последние новости в кабинете Миноса, слыша этот сигнал. В конце концов, он чертыхнулся и направился в свой кабинет: – Наверное, опять Близнюки. Он спешно пошёл по коридору, заполненному охраной, мысленно настраиваясь на разговор. Войдя в кабинет, Кронос быстро обогнул свой массивный стол и, потянувшись за трубкой, машинально чуть не сел в кресло. Но периферическим зрением вдруг заметил какие-то изменения: что-то было не так в привычной для него обстановке. В следующую секунду он повернул голову, сфокусировав внимание на кресле. Рука его застыла на полпути к трубке. Телефон продолжал звенеть. Но Кронос уже напрочь забыл о его существовании. В кресле лежала кровавая голова самого Чики с ужасно искажённой гримасой – страшным отпечатком неминуемой смерти. Через минуту охранники услышали грохот падающего тела. Кронос не смог выдержать таких сильных потрясений и попросту отключился. Вбежавшие охранники увидели шокирующую картину: на полу бледный, как полотно, лежал Кронос, а в его кресле покоилась, словно на троне, отвратительная голова Чики. Двое человек из охраны тут же быстро расстались с содержимым желудка. Наконец кто-то сообразил позвать Миноса. Кроноса еле привели в чувство, отнесли его в опочивальню, привезли врача, который наколол Кроноса успокоительным. Рядом с его постелью выставили охрану.  Кронос долго не мог оправиться от шока. После такого потрясения ему приснился сон, который сопровождал его потом в течение всей жизни. Ему чудилось, словно бежал он среди стаи волков. Сзади была бешеная погоня. Кругом шум стоит, гам, словно тысяча охотников гонятся за ними. Пули рядом свистят. Вокруг с визгом падают подстреленные волки. Их шерсть заливается алой кровью. А он ещё жив. ЖИВ! Жив за счёт этой своры волков, которая приняла на себя пули, предназначенные для него. Зябко ему становится, холодно. Ужас им овладевает. Зажмурил он глаза и быстрее побежал. А когда открыл их, то увидел, что нет рядом больше своры. Все волки лежали позади мёртвыми. Всех перебили, один он остался. Значит, охотники будут целиться только в него. Страшно ему стало. Очень страшно. Но внезапно шум стих, а затем вообще исчез. Подозрительно быстро всё стихло. Оглянулся… Никого. Небо всё в чёрных зловещих тучах. Вдруг он почувствовал, что ноги стали увязать в чём-то липком. Глянул, а вокруг повсюду кровь и внутренности валяются. Панический страх завладел его душой. Рвётся Кронос со всей силы, упирается. Но цепко держит его это кровавое болото. Кричит он, зовёт на помощь, но никто не откликается. Только шипящие змеи откуда-то выползают на его крик. Ползают вокруг него, но не трогают, словно их укус – слишком лёгкая смерть, слишком быстрая. Он уже охотников стал на помощь звать на свой страх и риск. Но кругом стояла тишина, словно их никогда и не было. Никто не посмел преследовать его в этих диких местах. Только тени вокруг призрачные, скорбящие. Присмотрелся он и узнал в них людей, которых когда-то приказывал убивать и сам убивал. Заорал он во всё горло, да получился один страшный хрип. Засосало его в этом болоте уже наполовину. И тут он увидел прилично одетого человека, который спокойно шёл по этим гниющим внутренностям, словно осматривая свои владения. Присмотрелся Кронос, глядь, а это Лорд. Обрадовался, ну, слава Богу, спасён! И замахал руками, призывая его к себе. Лорд заметил его, улыбнулся, словно нашёл то, что искал. Подошёл спокойно и сказал: «Жить хочешь? Жить?!» А потом начал смеяться. Сначала потихоньку, а потом всё сильнее и сильнее, пока вовсе не разразился хохотом. И увидел Кронос, что зубы Лорда превращаются в отвратительные клыки, лик – в нелюдя с огромной пастью и алчными зелёными глазами. А тело его словно у дикого зверя после пиршества – всё испачкано кровью. «Жить?!» – повторил он и наотмашь ударил своей лохматой, когтистой лапой по лицу Кроноса. Алой струёй брызнула кровь. Дикая боль пронзила всё тело. Вскоре он уже абсолютно не чувствовал свою оболочку. Кронос смотрел, словно сверху, как огромный нелюдь пожирал с отвратительным чавканьем его тело, а невдалеке одиноко валялась правая рука Кроноса с часами, на которых остановилось время. «Как глупо прожита жизнь... Как смешно выглядит этот короткий промежуток времени по сравнению с вечностью, – словно шептал кто-то во сне Кроносу со стороны. – Что есть земная жизнь – пар, являющийся на малое время и тут же исчезающий…»  Весть о невероятных событиях одного дня породила множество слухов, обрастающих с огромной скоростью всё более кошмарными подробностями. Это внесло смятение в рядах «гвардии» даже на самом «Олимпе». Никто не хотел окончить жизнь таким образом, как Чика. А ведь его считали лучшим из лучших киллеров, грозной легендой данного региона. Поэтому в закоулках «Олимпа» всё чаще стали слышаться шёпоты: «Куда бы слинять, пока не поздно?..» Обо всём этом знал и Минос. Ещё вчера он сам думал о том же, но сегодня… Пока «Олимп» содрогался от страха, Минос радовался, как ребёнок. Он один прекрасно понимал, что в убийстве Чики и Люки, этих чучел для нагнетания страха, Лорд совсем не заинтересован. Следовательно, последние события на «Олимпе» – дело рук не Лорда, а его конкурентов. Кто-то, такой же сильный и могущественный, явно хотел доставить Лорду большие неприятности, развалить его организацию изнутри. Это было очевидно, учитывая последующие за этим события. Значит, компромат Миноса на Лорда тоже находится в чужих руках. И вот здесь у Миноса при умелой игре появляется явный шанс выжить, пока его не использовали в большой игре, как пожертвованную фигуру. Минос несколько раз продумал тактику своих действий и утвердил для себя определённое решение. И пока Кронос находился в сладком забытье, начальник охраны с чувством глубокого облегчения пошёл звонить Лорду.  Как писал Паскаль, люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками, и грешников, которые считают себя праведниками. Лорд относил себя к последним. В смутные годы глобального передела великой державы он жил с убеждением, что стоит выше любого президента. Кто такие президенты? Марионетки. Кому принадлежит власть в стране? Тому, кто управляет этими марионетками. И Лорд считал себя в этом вопросе умным кукловодом. Правда, раньше эта элита элит имела вполне цельный, объединённый характер. С наступлением новых времён появились и новые возможности откусить от общего пирога власти кусок побольше да повкуснее. Поэтому здесь уже наблюдалась некоторая раздробленность. Каждый подгребал под себя, обнажая тем самым всю свою ненасытную натуру с её жадностью и эгоцентризмом. А чтобы удержать соответствующую власть и могущество, необходимо было быстро сколотить безупречную финансовую империю. И вот здесь, в элите, каждый шёл своим путём: кто подчинял своему влиянию силовые ведомства, кто сельское хозяйство, а самые дерзкие замахивались на монополию природных ресурсов. Лорд, наблюдая хищную борьбу оппонентов, тоже не собирался упускать свой шанс. Быстрое решение этого вопроса Лорд видел сквозь призму царящего хаоса и беспредела в разграбленной стране. Поэтому он не стал утруждать себя построением долгосрочного, чистого бизнеса, который в таких условиях ещё неизвестно когда оправдает себя и принесёт доходы. Это было не в его стиле. Время бурных переворотов и резких скачков в истории больше соответствовало его внутренней стихии. Лорд решил немедленно воспользоваться ситуацией. Быстро сориентировавшись в обстановке, он сделал финансовую ставку на промышленные области, а силу своей власти подкрепил растущими, как на дрожжах, криминальными авторитетами. Таким образом, за внешним антуражем полного беспредела Лорд сумел скрыть чётко построенную, иерархически организованную пирамиду своей власти. Для безукоризненной видимости она сияла своей отбеленной верхушкой на поверхности, создавая обманчивую иллюзию форм. Но мало кто догадывался, что скрывал этот огромный айсберг в толщах мутной, тёмной воды и какую опасность он таил в себе для общества. Тем более что с каждым годом эта зловещая гора всё больше и больше разрасталась снизу, возвышая верхушку. Кронос же со своей мощной империей в самой престижной промышленной области страны представлял собой центральную подводную часть этого «айсберга». И когда Минос сообщил о последних событиях, Лорд с ужасом понял, что в этой центральной части его «ледника» образовалась серьёзная трещина. И если срочно что-то не предпринять сейчас, завтра уже будет поздно. Вначале Лорд послал к Кроносу своих людей, имеющих определённый вес в данных кругах. Но никакие уговоры парламентёров не возымели действия. Между двумя бывшими союзниками Кроносом и Тремовыми словно чёрная кошка пробежала. И дело уже было не в Чике и Люке. Здесь взыграли личные амбиции, которые хуже пожара ежедневно уничтожали и разрушали всё то, что когда-то совместно создавалось. Трещина расползалась на глазах. Лорд ещё бы мог её предотвратить, если бы на данный момент это была единственная проблема. Дело в том, что одновременно во всём «айсберге» начался аналогичный процесс таяния этого огромного «ледника», как будто он попал в тёплое течение Гольфстрим. Даже со стороны своего шефа Лорд почувствовал определённое давление. Проблемы наваливались на его голову одна за другой. Лорд понял, что кто-то усиленно пытался разрушить его империю. Но кто? Как гласит правило, заказчика необходимо искать через исполнителя. А исполнителя – там, где появилась первая серьёзная проблема. Судя по информации Миноса, на «Олимпе» поработал высококлассный профессионал. Вычислить этого киллера и его заказчиков, а также незаметно их ликвидировать, мог только один человек в организации Лорда – «Скорпион». Часть третья Глава 1 Прибытие ликвидатора Минос стоял на вокзале, ожидая поезд, на котором должен был прибыть человек Лорда. В эту поездку он не взял своего водителя, таково было одно из условий Скорпиона, соблюдавшего все правила конспирации. Даже Кронос не догадывался о прибытии такой важной фигуры Лорда в его владения. Минос тихо радовался тому, что в этой заварушке Лорд доверил своего секретного человека именно ему. Данное обстоятельство означало, что Минос был вне всякого подозрения в творящихся вокруг событиях, и самое главное, дискеты с компроматом на Лорда не достигли ушей нежелательного адресата. Да даже если где-нибудь всплывут дискеты, мало ли врагов у Лорда, особенно сейчас, в этой неразберихе, поди докажи, кто их составил! Поэтому Минос решил не вмешиваться и не дублировать проверкой деятельность Скорпиона, как бы ему этого не хотелось чисто из профессионального самолюбия. Он решил тихо пережить на «Олимпе» все события, потому что был умным человеком и знал, что если идут разборки между крупными элитными политиками, то такой сошке, как он, лучше быть тише воды, ниже травы. Только дураки в это время показывают свои амбиции и пытаются вести свою игру, не подозревая, что тем самым привлекают к себе внимание как к фигурам для пожертвования в большой игре «профессиональных гроссмейстеров». Объявили прибытие поезда. Минос проследовал на перрон вместе с встречающими. Из седьмого вагона вышло много пассажиров, в том числе и пять парней, с внешностью, присущей военным людям. Минос не знал в лицо Скорпиона. Тот должен был подойти к нему сам. Бывший контрразведчик проводил уходящих парней внимательным, оценивающим взглядом. Но все они прошли мимо него по перрону. В этот момент кто-то сзади тихо окликнул его по имени и отчеству. Минос оглянулся и увидел человека, который если и выходил из этого поезда, то явно не из седьмого вагона. Минос отметил про себя, что парень ничем не отличался от серой толпы. Лицо не имело никаких выраженных примет: не запоминающаяся личность. Так, парень для любой среды. Обычно выражение лица каждого человека отражает то, что крутится у него в голове. Из мелких штришков на лице можно вычислить образ мыслей и чувств. Но на настоящих профессионалов это визуальное правило не распространяется. Глядя на это безупречное лицо, кажется, что у этого человека вместо мыслей полный вакуум. Никаких намёков на эмоции. Поздоровавшись, парень сказал условную фразу, упоминая имя и отчество Лорда. Они отправились к машине. Минос предварительно снял частный дом на окраине города. Туда они и поехали. Скорпион был немногословен. Он больше слушал и изредка задавал вопросы. Минос в общих чертах обрисовал ситуацию. Но этой информацией Скорпион оказался явно неудовлетворён. Поэтому в доме он устроил Миносу детальный допрос обо всех делах, творящихся в данном регионе, расстановке сил, обо всех сделках за последние месяцы, которые происходили нелегально, о том, кто за кем стоит и в каких отношениях находятся, кого убили за последний год и так далее… Всё – его холодность, спокойствие, а также манера поведения, особая постановка вопросов – говорило о его значительном опыте в искусстве допроса и несомненном профессионализме. Такой целенаправленный, чёткий разговор внушал Миносу одновременно страх и уважение за явное редкое мастерство. А страх возник от одной мысли, что Минос из-за этих проклятых дискет непременно стал бы «клиентом» этого человека. Хотя бывший контрразведчик не был сторонником самоубийства, но в данном случае он знал наверняка, что лучше пустить себе пулю в лоб, чем попасть в руки такого профессионала из элиты. Поэтому, когда закончился многочасовой разговор, Минос поспешил покинуть этот дом, получив от прибывшего целый список необходимых ему данных. В течение нескольких дней продолжалась кропотливая работа Скорпиона над информацией, которую ежедневно предоставлял ему Минос. Тот перетаскал к нему практически все документы из своего бункера, ссылаясь, правда, на то, что они взяты из разных источников. Кроме того, Скорпион продолжал свои «допросы», спрашивая Миноса даже о совершенно второстепенных личностях, о которых тот мало что знал. Этот парень нравился бывшему контрразведчику всё больше и больше. Минос считал себя лучшим систематизатором событий и фактов. Но, встретив Скорпиона, он был просто шокирован работой этого «человека-компьютера», который как пылесос всасывал в себя всё до мельчайших деталей и в итоге выдавал совершенно неожиданный результат, сложенный из тысячи каких-то незаметных мелких фрагментов. Так, в эти дни, параллельно своей основной работе, Скорпион вычислил скрытые связи некоторых теневых лиц, о которых Минос с его богатым опытом работы в регионе вообще не догадывался. Такая бурная деятельность продолжалась около двух недель. Одновременно Скорпион вёл свою «разведывательную» работу. Он жил обычной, неприметной жизнью для своих соседей. Не спеша исследовал всю округу под разной внешностью. Наметил различные варианты внезапного отступления. В соседнем районе оборудовал себе тайник на территории нефункционирующей мини-фабрики какого-то разорившегося кооператора. Это место идеально подходило для хранения личного оружия и спецтехники. Такие вещи Скорпион никогда не хранил там, где жил, дабы исключить вопрос случайного столкновения с органами правопорядка и соответствующими нежелательными последствиями. Поэтому у него всегда про запас оставалось идеальное место для хранения оружия и вполне длительной отсидки. На этот раз Скорпион выбрал эту мини-фабрику, которая отвечала всем необходимым условиям. Объект окружал высокий забор с колючей проволокой. Поблизости не было жилых кварталов. Более того, объект находился под охраной в целях сохранения имущества фабрики до покупки её новым лицом. Правда, охрана состояла из двух сторожей-дедков. Но этого вполне хватало для отпугивания бомжей и прочих расхитителей частной собственности, что, собственно говоря, и требовалось в данной ситуации. Скорпион, оставаясь незамеченной тенью для сторожей, тщательно исследовал территорию и нашёл довольно сносный подвал. Проникнув в него, он увидел длинный коридор с множеством боковых дверей по разные стороны, тянущихся вплоть до глухой стены. Легко открыв отмычкой последнюю дверь в конце подвала, Скорпион счёл комнатку вполне подходящей для своего убежища. Там он и оборудовал тайник, тщательно его замаскировав. Настолько тщательно, что даже если бы мини-фабрика заработала на полную мощность и её подвал заполнился множеством рабочих, вряд ли кто из них догадался бы, что кроется за стенами этой безобидной подсобки. Наконец настал тот день, когда Скорпион возвратил Миносу все документы, сказав, что теперь при необходимости сам его разыщет. И как Минос ни старался аккуратно расспросить о главных выводах Скорпиона, тот уходил от прямого ответа. Так и уехал Минос ни с чем, озадаченный неизвестными расчётами спеца.  Скорпион, проанализировав огромный материал, наметил две соответствующие его анализу кандидатуры: группировку подымающихся братьев-армян и группировку Врача. Все они по своим делам, интересам, каким-то пробелам в жизни или странностью в конкретных случаях подходили к списку подозреваемых. Скорпион решил лично понаблюдать за этими людьми. Глядя на человека вживую, настоящий спец может многое сказать, судя по глазам, по мимике, походке, одежде, привычках, манере разговаривать и так далее. Существует множество оттенков и отдельных штришков, которые накладывают на личность особый отпечаток. Этого нельзя прочитать ни в одном документе. Это можно только увидеть и прочувствовать. Великолепно владея искусством грима, Скорпион, меняя внешность, методично начал обхаживать своих «кандидатов». Вначале он проследил за братьями. Оба они отличались непредсказуемым поведением, резкими, властолюбивыми манерами, несдержанностью в эмоциях и вероломной тактикой в отношении сделок. Несмотря на все эти качества, в их группировке царила идеальная дисциплина и беспрекословное подчинение братьям. То, как они нагло орудовали в области, всё чаще прибегая к жёстким, насильственным методам, к захвату чужих территорий, говорило о том, что братья всеми правдами и неправдами стремились к переделу власти и завоеванию лидирующего авторитета в области. Вторым «кандидатом» являлся Врач, с совершенно противоположной тактикой действий. Скрытая, загадочная личность, в биографии которой было слишком много белых пятен. От него исходили непонятные действия, косвенно влияющие на изменения в области. Сначала Скорпион решил взглянуть на него со стороны. Записался к Врачу на приём в качестве пациента. Пару часов ему пришлось посидеть в очереди. Но это было только на пользу. За это время Скорпион осмотрелся. Нигде ничего особенного не наблюдалось, что могло бы его насторожить. В очереди сидели обычные пациенты, судачившие о своих болячках, да лестные отзывы о докторе. Благодаря им, Скорпион не только собрал информацию, как говорится «ничего не делая», но и поднаторел в «искусстве» разговора больного человека, придумав для себя соответствующую легенду. Терпеливо дождавшись своей очереди, он вошёл в приёмный кабинет, где сидела врач-терапевт. Женщина записала в журнал учёта его фамилию и адрес (естественно, вымышленные). Войдя в кабинет к Сэнсэю, Скорпион стал играть простого рубаху-парня: – Да вот, Игорь Михайлович, спинку прихватило в поясничке... Сейчас чуть попустило. Но боюсь, как бы снова не стала болеть. Чуть-чуть чувствуется, а так… При этом наблюдалась странная особенность: как Скорпион ни старался, он не смог поймать взгляд Сэнсэя. Сэнсэй в упор посмотрел на него лишь один раз, когда тот заходил в кабинет. Но Скорпион упустил эту возможность, так как отвлёкся на ручку, закрывая за собой дверь. Хотя и в этом, на первый взгляд, ничего настораживающего не было. – Ложитесь, посмотрим, – вежливо сказал костоправ. Скорпион разделся до пояса и прилёг на топчане. Врач медленно провёл рукой по позвоночнику, буквально по паре секунд задерживаясь на каждом сегменте. Когда он закончил осмотр, сказал: – Вставайте, пожалуйста… Ничего страшного у вас нет. Просто немного загружены мышцы... Вначале, от таких скоропалительных выводов, Скорпион даже обиделся, допустив тем самым грубейшую ошибку любого спеца – проявление неконтролируемых эмоций. Просидев два часа в очереди, он надеялся, что ему уделят хотя бы пятнадцать – двадцать минут времени на процедуры и разговоры о его «больной» спине. Когда Скорпион встал с топчана, он чисто механически отметил про себя один небольшой нюанс. Врач уже стоял чуть в стороне от него, не так близко, как сразу его встретил. И при попытке в беседе подойти к нему поближе тот, как бы невзначай, оказывался в стороне. И не просто в стороне, а если смотреть профессионально, то с очень удобной позиции для контратаки. Однако Скорпион изначально относил Врача не к исполнителю, а к возможному заказчику. На приёме Сэнсэй вёл себя естественно, как обычный доктор, но необычно оказывающийся в оптимально выгодных позициях для возможной защиты. На это Скорпион обратил внимание больше на каком-то подсознательном уровне, ибо сознание его было поглощено эмоциями. В последующих объяснениях врача «пациент» уже удивился тому, что говорил ему о его спине костоправ, проведя лишь один раз рукой по позвоночнику. – …В грудном отделе у вас наблюдается протрузия в сегменте Т3-Т4. А в поясничном был компрессионный перелом тела позвонка L1. Очевидно, вы лет шесть назад неудачно упали с пятиметровой высоты… Скорпион кивнул, поразившись такой точности. – …Сейчас ничего страшного нет, – продолжал спокойно костоправ. – Немного напряжены мышцы… возможно, вы волнуетесь… Я бы рекомендовал вам посетить плавательный бассейн, чтобы разгрузить спину. Вот так, за пять минут, Скорпиону описали без рентгена всю картину его позвоночника. Скорпион, конечно, ещё бы с удовольствием поговорил о «своём наболевшем», но чтобы не обращать на себя особое внимание, поблагодарил и вышел. После посещения Врача он думал о том, как костоправ сумел, судя лишь по ощущениям своих пальцев, поведать такие подробности о его травмах позвоночника. Ведь он действительно шесть лет назад неудачно приземлился с пятиметровой высоты. «Надо же, – подумал Скорпион. – Как это так у него получается?» Врач, по мнению Скорпиона, не был похож на бандита, рвущегося к власти. Очень приятный человек. Судя по всему, эта медицинская работа является для него неким важным смыслом его жизни, так как налицо увлечённость этой профессией, редкое мастерство, широкие познания в этой области. «Но раз человек живёт и «дышит» этим, то тогда зачем ему такие странные фирмы, причём быстро растущие, сколоченные на скорую руку? Может, для основного заработка? Вон сколько в очереди пенсионеров. А он всех принимает. От такой «благотворительности» в наше время и самому недолго ноги протянуть… Нет, Врач, скорее всего, отпадает. Не тот типаж, не тот стиль, не тот склад мышления». Мозг Скорпиона лихорадочно соединял всё увиденное и услышанное, вычислял и просчитывал: «Скорее всего, это группировка братьев-армян… Это их заказ. Слишком интенсивно они поднимаются к власти. Умно и жестоко. Надо расширить круг информации по данному вопросу. Может, у них есть кто-то из профессионалов? Или, вероятно, вызвали кого-то из своих с Востока, кто проходил подготовку в районах боевых действий в Афгане, Чечне… Нет... Здесь действовали не военные. Слишком чистая работа на «Олимпе». Никто ничего не видел. Военные задействовали бы много людей. А здесь почерк явно одиночки…» Он чувствовал, что ответ где-то рядом. Но где? В конце концов, Скорпион решил воспользоваться своим излюбленным приёмом – вложить всю информацию в подсознание, пусть оно само «на совесть» поработает без логических помех. Это был самый надёжный и многократно проверенный способ получить верный ответ. Он знал, что головной мозг – своеобразная «видеокамера» с высокочувствительным «микрофоном», который записывает весь объём входящей информации. Скорпион решил отвлечься от проблемы и немного расслабиться. Был уже вечер. Раздумывая, он неспешно прогуливался по городу. Проходя мимо кинотеатра, увидел афишу с названием фильма «Челюсти-III» и купил билеты на очередной сеанс.  После посещения такого «пациента» Сэнсэй поступил иначе, чем Скорпион. Сначала он сделал таинственный звонок. Потом, воспользовавшись телефонным звонком Андрея, который всего-навсего докладывал о текущих делах, Сэнсэй, положив трубку, объявил своему медперсоналу, что он срочно должен ехать в командировку. Терапевт написала объявление, что Игорь Михайлович будет отсутствовать две-три недели. Люди, конечно, расстроились, но восприняли это по-своёму. – Да-а-а, – сказала какая-то старушка. – Хоть и кончилась советская власть, а люди остались подневольные. Перед звонком сверху куды денешься! – Спины-то, поди, и у них болят, – сочувственно произнесла собеседница, многозначительно подняв указательный палец вверх. – Лучше бы у них так головы за народ болели! – рявкнул крепкий дедок. – А то дел наверху натворили, а люди страдают от их прямых извилин… Далее, как это обычно бывает, пошла целая политическая дискуссия. Очередь загудела, обсуждая политиков и руководство, а потом перешла на зарплаты, пенсии, низкий уровень жизни. И это понятно. Очередь ведь не просто толпа, это источник всенародной молвы, своеобразный психоэмоциональный генератор и накопительный «аккумулятор» слухов. Где, как не в очереди к врачу, бабушки и дедушки найдут себе такую аудиторию внимательных слушателей и выговорят всё, что на душе накипело? Где, как не в очереди, можно услышать «очевидное-невероятное», но непременно «факт», произошедший где-то и с кем-то? Закончив приём, Сэнсэй дал конкретные указания сотрудникам лакокрасочной фирмы, предупредив, что его не будет. А затем, прихватив всё необходимое, уехал в неизвестном направлении.  Просмотрев фильм, Скорпион околицами добрался домой. Немного отдохнув, он опять начал анализировать ситуацию, даже тогда, когда лёг в постель. Скорпион размышлял о банде братьев-армян. Постепенно усталость насыщенного дня взяла своё, и он забылся в дремоте. Ему приснился странный сон: словно лежит он на топчане абсолютно голый. Сначала он подумал, что находится на пустынном пляже. Но потом вокруг стали появляться стены кабинета костоправа. Он почувствовал, как Врач проводит рукой по позвоночнику. От этих действий Скорпион как-то весь сковался. Ему стало неловко, стыдно, что он вот так лежит перед ним, в чём мать родила, без всякой «защитной» одежды. Врач убрал руку и появился какой-то неописуемый страх. От такого тревожного сна Скорпион резко проснулся в холодном поту. Оглядевшись и немного успокоившись, он понял, что сегодня упустил что-то очень важное, и подсознание пытается ему помочь в этом разобраться. Скорпион стал сосредоточенно вспоминать свой визит к костоправу, всё до мельчайших подробностей. Спасибо бывшим учителям, натренировали его память капитально, на совесть. Он прокручивал своё посещение сначала быстро, потом медленнее, затем кадр за кадром. Вот врач проводит рукой по позвоночнику. Ощупывает каждый позвонок не менее двух секунд, на травмированных сегментах его пальцы задерживаются до четырёх секунд… Вот он закончил осмотр и… Но что это? В памяти Скорпиона всплывает кадр, запечатлённый периферическим зрением. Врач делает мягкий уход, необычный для простого врача, но до боли очень знакомый уход. Стоп! Ещё раз. Этот кадр прокручивается несколько раз всё чётче и чётче. Никаких сомнений… Этот «уход-секретку» показывали им в учебке на «Острове»! «Неужели… Врач –„островитянин”?!» От таких выводов Скорпиона бросило в жар. В нём смешались два смутных абсолютно противоположных чувства. С одной стороны, радость от редкой встречи с «соплеменником», с другой – смутная тревога, так как сам он был на волосок от гибели. Скорпион почувствовал, как мурашки побежали по телу. Он давно не испытывал такого ощущения и считал, что испугать его на этой грешной земле не может уже никто. Всё ещё не веря в это протрясающее открытие, Скорпион стал дотошно вспоминать каждое движение Врача. Вновь прокручивая кадр за кадром, он пришёл к выводу, что Врач после осмотра и мягкого ухода всё время занимал просто суперпрофессиональные позиции, готовый к нападению и отражению атак. А сам Скорпион находился в наименее выгодном положении. Тогда получается, что Врач вычислил его первым. Но почему тогда не убил? Ведь достаточно было малого усилия большого пальца и… Скорпион вытер пот со лба и опять попытался собраться с мыслями. То, что Врач был «островитянином», не вызывало уже ни малейших сомнений. Теперь всё сходилось один в один: множественные «пробелы» в жизни Врача; стремительный рост его фирм; замкнутая на ассоциации, ограниченная деятельность внедрённых к нему людей Бульбы; доступный источник информации через бизнесменов ассоциации. И, наконец, чистая работа на «Олимпе». Всё совпадало. От таких выводов Скорпион чертыхнулся, ясно осознавая три момента сегодняшней встречи. Во-первых, он, как последний лох, допустил из-за эмоций грубейшую ошибку. Во-вторых, упустил момент ликвидации. И в-третьих, сам был на краю гибели. Скорпион почувствовал, как где-то внутри него зашевелился давно забытый страх. Возникло такое впечатление, точно он, как волк, столкнулся один на один с медведем. Скорпион ощутил эту внутреннюю силу соперника каким-то шестым чувством. Он понял, что играть в «кошки-мышки» в этом случае нельзя. Необходимо действовать наверняка. Скорпион начал обдумывать, как исправить свою ошибку. «А если предположить, что подобные уходы Врача – это его подсознательная реакция? Возможно, он почувствовал во мне профессионала. Как он узнал? Как? Руки. Точно! Его руки. Меня тогда удивило, что он легко считал информацию с моей спины. Он почувствовал особую подготовку мышц. А дальше я выдал себя сам, даже если предположить, что Врач невербально считал с меня информацию. Но я-то вёл себя, как обычный пациент. С миром пришёл, с миром ушёл. Вряд ли после этого он подумает, что я пришёл его убивать. А значит, второй мой приход Врач может воспринять более спокойно. Изображу больного, будто я спину «подорвал». Можно зайти, подтягивая ногу, слегка перекосить тело. Это не проблема. Легенду придумаю. Сейчас главное – как осуществить…» Скорпион мысленно подбирал различные комбинации нанесения смертельного удара. Принцип внезапности из-за его явного первого «засвечивания» уже отпадал. Теперь необходимо было учесть все оставшиеся возможные варианты и вычислить из них наиболее приемлемый. Он понимал, что удар должен быть нанесён в одну секунду. Поскольку в игре спецов, где ставка – жизнь, любая неиспользованная секунда – это шанс, подарок для противника. Упустил возможность – готовься к молниеносной атаке. Просчитав все действия и отход, Скорпион немного успокоился и запланировал проведение операции на завтра. Как только ум профессионала завершил свою техническую работу, сознание стала заполнять какая-то неопределённая тоска. Ему вспомнился «Остров», его боевые товарищи… И сейчас он должен был… «Нет, – вновь встрепенулся профессионал-машина. – Всё. Больше никаких эмоций, никакого отвлечения. Не думать. Спать. Дело важнее всего. Всё. Спать, спать, спать…» Скорпион повторил одну из словесных формул для подсознания, отсекающую все лишние мысли, кроме одной, единственной – «о цели». Этому его учили ещё на «Острове». Глава 2 Искусство ухода от слежки Утром он проснулся в боевой готовности номер один. В сознанье царил полный штиль – результат вчерашней формулы. Никаких мыслей – только цель. Скорпион как следует загримировался и поехал в медицинский центр, сменив несколько автобусов по маршруту движения. В последний автобус заходил и выходил, сильно прихрамывая и волоча ногу. Он так здорово играл, что сердобольные пассажиры даже стали уступать ему места. От остановки до медицинского центра «пациент» шёл медленно, как и полагается, изображая на лице невыносимые страдания, причиняемые каждым шагом. Ещё издали он заметил подозрительное отсутствие машин и обычно толпящихся людей. Смутные сомнения стали закрадываться в его душу. Как ему ни хотелось быстро добежать, он сделал усилие над собой, продолжая старательно играть свою роль. Еле доковыляв до крыльца и с огромным усилием поднявшись на ступеньки подъезда, он, наконец, вошёл вовнутрь здания. Но и в коридоре к его удивлению никого не оказалось. Подойдя к двери офиса, он увидел причину подозрительной пустоты – ошеломившее его объявление. Пробежав глазами текст, Скорпион с неестественной для инвалида силой дёрнул дверную ручку. Но, увы. Дверь была действительно закрыта. Скорпион понял, что и в этом раунде он просчитался. «Пациент» грузно опустился на лавочку. Немного посидел. А потом побрёл восвояси. Но выйдя на улицу, он почувствовал неладное. За ним явно следили. Медленно ковыляя до остановки и периодически останавливаясь, как положено тяжелобольному, Скорпион незаметно исследовал взглядом окружающее пространство и идущих прохожих. Но ничего подозрительного не обнаружил: ни транспорта, спешно нуждающегося в починке, ни аварийных служебных машин поблизости, ни спецрабочих, что-либо ремонтирующих. Кафе напротив медцентра пустовало. Даже возле расположенного поблизости РОВД не наблюдалось особого движения. Крыши домов были «чистыми». Ни с одного чердака не виднелись подозрительные отблески. Прохожих было немного: женщина с ребёнком, молодая девушка, пожилой мужчина с сумкой продуктов. Но все они просто бежали по сравнению с черепашьими шажками Скорпиона. Это место, учитывая вчерашнее оживление, словно вымерло. Но слежку он ощущал, как говорится, всеми фибрами своего тела. Здесь работали настоящие профессионалы. Скорпион не удивился, если бы даже обнаружил глаза, подглядывающие через щели асфальта. «Островитян» учили и таким неординарным методам слежки, поощряя их за выдумки. Так что они вполне могли потягаться как с фокусниками, так и с фантастами. Нужно было скорее уносить ноги из этого района, причём на обычном пассажирском транспорте, так как он, хоть и медленно, но всегда едет рейсовым маршрутом. А вот попутки и такси в этом случае – вещь опасная, особенно когда ты, как заяц, удираешь от погони. Они могут свернуть в такой глухой проулок, который ты вовсе не заказывал. И тогда не поминай лихом, дорогой пассажир! Скорпион добрался до остановки и буквально заскочил в последнюю секунду в закрывающиеся двери автобуса под любопытные взгляды удивлённых пассажиров. Ну и пусть пялятся на липового «инвалида»! Зато он уже едет и может понаблюдать в заднее окно за теми, кому его личность так интересна. Незаметно запоминая номера и марки, шедших сзади машин, Скорпион, уже не притворяясь тяжелобольным, шустро поменял ещё два троллейбуса, трамвай и автобус. В результате сложных ухищрений и вычислительных комбинаций ему всё же удалось засечь две машины, которые постоянно следовали за ним, правда, на очень значительном расстоянии. Кроме того, при приближении у них были разные номера, и даже разные водители – толстые, худые, лысые, с усами, бородой, в парике. Но всех их объединял неопределённый возраст, профессиональное вождение и соблюдение определённой дистанции за медленно движущимся городским транспортом. Кроме того, в машине сидел один человек, следовательно, в слежке было задействовано несколько машин. Скорпион чувствовал, что это преследовали именно его. Поэтому, когда рейсовый автобус остановился на конечной остановке возле железнодорожного вокзала, Скорпион даже облегчённо вздохнул. Железная дорога – это был его конёк в уходе от преследования. Сложнее всего вычислить человека среди толпы пассажиров, несущихся от волнения с выпученными глазами на свой поезд. Скорпион растворился в толпе. Проходя через зал ожидания, он незаметно выбил подножку у гружёной двухколёсной тележки какого-то человека. И когда она с грохотом упала, привлекая всеобщее внимание, Скорпион был уже на значительном расстоянии от места события. Пока куча зевак повернула головы в заданном киллером направлении, Скорпион технично прихватил с собой дорожный чемодан у дремавшего пассажира приблизительно его комплекции. В туалете, вскрыв «находку», он быстро переоделся. Затолкав бумагу за обе щеки, изменил овал своего лица. Надел плюсовые очки, которые нашёл в чемодане. В волосы добавил седины с помощью побелки на стене. А чистые туфли измазал грязной паутиной, которая висела здесь в изобилии. Таким образом, в туалет зашёл один человек, а вышел совершенно другой, и не только по внешнему облику, но и движениям, манере поведения. Сутулый (и поэтому гораздо ниже своего обычного роста), забитый жизнью «командировочный инженеришка», по выражению лица еле дотягивающий от зарплаты до зарплаты. Об этом образе говорило множество специфических штришков: как, например, этот человек косил взгляд, проходя мимо ларьков с продуктами, как с прищуром смотрел на табло, как «по привычке» поправлял очки… Скорпион действовал так, как его учили, изменяя в себе решительно всё, вплоть до походки. «Ликвидаторам-островитянам» в своё время преподавали целый курс по этому очень важному элементу внешности человека – походке, а также детальному изучению признаков следа обуви и ног. Скорпион в подробностях знал, как изменить вид и размеры следа, индивидуальные особенности подошв и особенно элементы походки. Ведь в походке проявляются анатомические и функциональные признаки человека. К примеру, длина шага. В определённой мере она указывает и на рост человека. Если взять шаг мужчины среднего роста, то при обычной ходьбе он в среднем равен семидесяти пяти – восьмидесяти пяти сантиметрам. Исходя из этих параметров, можно варьировать и всё остальное. Скорпион изображал левшу. А у левши не правый, а именно левый шаг больше на один – два сантиметра. Кроме того, он учитывал и ширину шага. А она характеризует расстановку ног при ходьбе, опять-таки при среднем параметре десять – пятнадцать сантиметров. Ну, и самое главное – угол поворота стопы. Он указывает на привычку при ходьбе ставить ступни ног либо параллельно одна одной, либо носком внутрь, либо носками в стороны. Кроме того, существует множество мелких нюансов, зависящих от индивидуальных особенностей. Походка характеризует человека. Она может быть медленной, быстрой, тяжёлой, шаркающей, вразвалку, подпрыгивающей, семенящей, виляющей и так далее. Так что этой «наукой» Скорпион владел неплохо. Вопрос был в другом. Он знал по учебке работу «наружки». И знал, по каким признакам его будут искать. Но сложность в том, что его вычисляла не обычная «наружка», а, скорее всего, «филёры-островитяне», которые также прекрасно знали то, что знал он. Поэтому его великолепного перевоплощения хватило бы ненадолго до полного разоблачения. Следовательно, пока у него оставались крохи времени, необходимо было срочно уносить отсюда ноги. Скорпион проследовал на перрон, где объявили отправление какого-то поезда. Проводница за щедрое вознаграждение с любезностью приняла опоздавшего пассажира. Поезд тронулся. Но и тут Скорпиона не покидало смутное беспокойство. Через две остановки он прошёл в конец поезда и незадолго до очередной станции выпрыгнул из вагона. Прыжки со стремительно несущегося поезда у Скорпиона всегда получались лучше, чем у остальных сокурсников. Существует чёткое правило: с поезда надо прыгать задом назад. Приземляясь на согнутые ноги в момент касания земли, необходимо либо совершить кувырок, либо сразу мощно оттолкнувшись от земли, продолжать бег рядом с поездом, постепенно снижая скорость. При этом нельзя касаться земли руками. Но самое главное, психологический настрой – нужно быть вполне уверенным, что с тобой ничего плохого не случится. Тогда всё пройдёт гладко. Именно последний барьер трудно преодолевался многими ребятами из его команды. Из-за этого случались и серьёзные травмы. Благополучно приземлившись, Скорпион скрылся в ближайшей балке, пока поезд не удалился из поля зрения. Через час он дошёл до следующей станции уже в виде бомжа и пересел на электричку, движущуюся в противоположном направлении. Так, исколесив за день практически весь регион в пыльных поездах, и, видимо, окончательно оторвавшись от своих преследователей, Скорпион возвратился в город с совершенно другой стороны и, естественно, в другом облике. На всякий случай он пошёл к своему посёлку через балку, дабы быть вполне уверенным, что вновь не подцепит себе «хвоста». Но когда уже подходил к частному сектору, то увидел издали зарево в районе посёлка, там, где находился его дом. Скорпион замер, как вкопанный: «Вычислили!» В том, что горел именно его дом, он не сомневался. Немного постояв, «постоялец» развернулся и пошёл в прямо противоположном направлении. Он знал, что возле горящих руин его, несомненно, поджидают те, от кого он с таким трудом оторвался. Скорпион не был ни расстроен, ни удивлён происходящим. Он знал только одно – противник явно опережает его на ход. Раз Врач вычислил его вчера на топчане, то вполне мог отдать приказ, чтобы Скорпиона сопровождали до дома. А группа поддержки у Врача явно имелась и, скорее всего, ещё та, с «Острова». Уж слишком профессионально его «вели». Даже ему, опытному спецу, трудно было оторваться от «хвоста». Врач вырастал в его глазах в серьёзного, достойного уважения противника. Судя по тем глобальным событиям, что он провернул в регионе, тонкой и умелой игре, точно рассчитанным действиям, а также наличию профессиональной группы филёров, Врач был «островитянином» из «Аналитиков» – спецгруппы «Аз» (названной по первой букве старинного русского алфавита, восходящего ещё к кириллице). Эти ребята были первые во всём. Даже на «Острове» между собой всех «азовцев» называли «асами», потому что эта группа состояла из универсалов, лучших из лучших. Скорпион же олицетворял в себе всё мастерство спецгруппы ликвидации «Ижица». Те, кто придумали это название, проводили странную аналогию со старинной, последней буквой русского алфавита – «ижица». Спецгруппа «Ижица» символизировала последний звук – звук выстрела. Кроме того, буква «ижица» была исключена орфографической реформой 1917–1918 годов. Группа также была исключительной по специфике своей работы и носила неофициальный характер внезапного возмездия. По устаревшему древнерусскому понятию «прописать ижицу» кому-нибудь означало высечь, сделать строгое внушение. По понятиям «Острова» прописать «Ижицу» значило почти то же, но уже в фатальном смысле. Поэтому «невинное» некогда старинное выражение «от аза до ижицы» на «Острове» означало полноценную разработку и уничтожение отдельно взятого человека или высокопоставленных лиц с разрушением их коррумпированной власти. Во время правления Андропова такие полномасштабные операции с подобным «прописанием» были явлением довольно частым для «островитян». Они работали как в совместных группах, так и поодиночке, в зависимости от сложности операции. И то, что сейчас столкнулся в противостоянии «азовец» и «иживец», казалось просто невероятным. Невероятным, потому что сам «Остров» создавался для долгосрочной программы. И «островитян», вопреки логике такой специфической подготовки, воспитывали как единую дружную семью, основанную на прочном идейном фундаменте. Общие цели и идеи соединяли их духовной близостью ближе, чем родных братьев. Поэтому, чем глубже Скорпион погружался в этот «заказ», тем больше в нём разгорались внутренние противоречия. С одной стороны, он был просто рад сегодняшним своим «неудачам». Скорпион с некоторых пор стал фаталистом. Он начал верить в неотвратимую судьбу и во все её проявления в виде случайностей. «Чему быть, того не миновать» – любил повторять он словно заклинание, когда происходили экстраординарные события. И то, что сегодня произошло, его радовало больше изнутри как «островитянина», повстречавшего родную душу. Но с другой стороны рассуждал холодный ум спеца, срамивший сам себя как профессионала за сегодняшний промах. Надо же было так «вляпаться», так позорно петлять, как зайцу! Более того, в нём разгорался самый настоящий спортивный азарт. Он помнил ещё с «Острова», как «азовцев» всегда ставили в пример. Их было намного меньше, чем остальных, но это были лучшие. А поскольку Скорпион считался первым среди своих в «Ижице», то его сейчас просто распирало потягаться с Врачом силами. Ведь смог же он вычислить «азовца» самостоятельно, хотя группу ликвидаторов этому особо не учили? Смог. Значит, у него есть шанс. А заодно и повысить уровень собственного мастерства, приподняться в собственных глазах. Чтобы хорошо продумать игру и превратиться из «зайца» в «охотника», ему было необходимо тихое местечко. Скорпиона абсолютно не волновало, что дом сгорел. Его учили выживать в разных условиях, добывать себе еду, деньги, дополнительную одежду, документы, жильё. Он с лёгкостью мог снабдить себя всем необходимым и сейчас. Но… Скорпион решил раскошелить Миноса. Разорять энными суммами мафию для Скорпиона представляло особое удовольствие. И не потому, что он любил деньги или старался их накопить. Человек копит деньги, чтобы обеспечить будущее себе и своей семье. У Скорпиона с его специфической профессией не было ни того, ни другого. По крайней мере, он так считал на данный момент. Поэтому и деньги у него не задерживались. Часть своих гонораров он тратил на усовершенствование личного вооружения и на дорогостоящую спецтехнику, вторая часть уходила на безбедное житьё. А третью часть, как ни парадоксально это было для киллера, он тайно, под вымышленными именами, переводил в разные родильные и детские дома. На этот счёт у него была своеобразная философия, почерпнутая в древних книгах мудрости – уничтожая зло, он таким вот образом давал возможность прорастать добру. Конечно, его добровольные взносы – это мелочь в масштабах разрухи экономики всей его бывшей необъятной Родины. Но всё же лучше хоть что-то, чем совсем ничего. Поэтому Скорпион всегда требовал высокие гонорары за свою работу, пытаясь таким перераспределением денег удовлетворить свою совесть. И на этот раз он не побрезговал воспользоваться счётом мафии. Добравшись до города, он позвонил Миносу. Через час у него уже были новые документы, требуемая сумма и машина «БМВ» в его распоряжении. На вопрос Миноса, нужны ли люди, Скорпион лишь усмехнулся. – Я могу выставить много профессиональных бойцов, – уверенно заявил Минос, глядя на его реакцию. – Да хоть целую армию! От неё в два счёта мокрое место останется. Ты просто не представляешь, с КЕМ вы столкнулись, – последнее Скорпион особенно выделил интонацией. Минос понял, что его опасения об игре высших политиков, в круговорот которой попал и «Олимп», подтвердились. Поэтому он был рад отделаться лёгкими услугами для Скорпиона, лишь бы самому в это не вмешиваться. Глава 3 Ловушка с подвохом Скорпион подыскал себе квартиру, сняв её, как говорится, без лишних свидетелей. Купив необходимые вещи и еду, он засел в своём новом укрытии. Времени у него было вполне достаточно, чтобы дождаться Сэнсэя с «неотложного отъезда». Но такому профессионалу, как Скорпион, ожидание в этом случае казалось неинтересным и даже в некотором смысле унизительным. Тем более, он понимал, что его соперник во время «срочной командировки» непременно займётся вычислением его личности. В такой игре спецов победителем окажется тот, кто первый заведёт противника в устроенную ловушку. Припомнив эти негласные правила, Скорпион стал напряжённо думать. Первым делом он поставил себя на место своего соперника и попытался думать так, как он. Школа-то одна, следовательно, и мысли должны сходиться в одной плоскости. Скорпион будет размышлять, как противник, ни на минуту не сомневаясь, что и его противник станет рассуждать как Скорпион. В таком выискивании слабых сторон они непременно где-нибудь столкнутся лбами. «Итак, что мы имеем. Врач понял, что я ликвидатор. Это очевидно. Устроил пожар. Для чего? Потому что подумал, что я заезжий киллер и, спалив дом, он лишит меня всех средств. Филёров я вымотал на совесть. Значит, они доложат обо мне как о спеце. На мафию он вряд ли подумает. Скорее всего воспримет меня призраком из прошлого. Поэтому-то Врач так резко отрезал к себе все подступы… Так… Чего он не знает? Во-первых, то, что я тоже «островитянин» и мыслю его категориями. Во-вторых, раз спалил дом, он не в курсе о моей финансовой поддержке от Миноса… Угу… То есть он ещё не ведает, «откуда ветер дует». Это уже кое-что… Хотя… этот вопрос тоже спорный». Скорпион ставил себя на место Сэнсэя с разных позиций и под разным углом зрения. Выяснив для себя отдельные моменты, он стал вычислять, как устроить ловушку и выманить «азовца» на поединок. «Дома его, понятно, уже давно нет. Да и дом, скорее всего, под присмотром филёров. Ждут, поди, не дождутся, когда я к ним в гости загляну, да потом отведу к своим заказчикам. Теперь они уже церемониться не станут. Всю спецтехнику на полную катушку задействуют. Поди потом, оторвись. Нет уж, хватит, ребята, набегался… Здесь нужен нестандартный ход, даже для профессионала… Так... Что оставил мне «мой друг»? Закрытый медицинский офис. Свой дом с привидениями, то бишь с филёрами и… и свою фирму «Кассандра», работающую на полном ходу. А вот последнее – довольно любопытный подарок… Какое происшествие заставит Врача «засветиться»? Ответный пожар на фирме. Отпадает. Она может быть застрахована. Да и толку-то… Ограбление? Это может заинтересовать только местное РОВД и то в предвкушении большого гонорара от пострадавших… Убийство директора? Да хоть всей администрации… Что это даст? Погибшим жизнь не вернуть. Опять-таки, это будет «интересно» только розыску… А вот похищение… Это мысль. А что, если похитить директора «Кассандры» и потребовать выкуп?! Назначить встречу в удобном мне месте. Это Врача заинтересует. За это дело он возьмётся лично. Это его ребята, его бизнес и кому же, как не ему, их спасать, – усмехнулся про себя Скорпион. – А чтоб он не привлекал к этой операции свои могучие резервы, надо обустроить дело так, чтобы похищение провели какие-нибудь лохи, в виде местной шантрапы. Тогда и на разборки он придёт, как и полагается, с местными барыгами. Вот тут-то мы и померяемся силами…». Этот план Скорпиону понравился. Врач не будет ожидать от такого профи, каким он себя проявил, столь низкого падения в грязь на уровне дворовых беспредельщиков. Тем лучше. Скорпиона учили и не в таком дерьме плавать, чтобы выжить. И внезапность роковой встречи будет только ему на руку. Таким поступком Скорпион ломал в первую очередь свою логику рассуждений. Следовательно, несомненно собьёт с толку и своего соперника. Дело оставалось за малым: найти каких-нибудь отморозков, утвердиться в лидерах и организовать их руками первую часть операции. На следующий день Скорпион пошёл в близлежащую парикмахерскую. Сотворив на голове причёску «уголовника», он принялся за работу над соответствующим новым образом. Дома он кардинально изменил свою внешность и в первую очередь лицо, с помощью хитроумных приёмов гримировки, которым их обучали на «Острове». Пользуясь подручными бытовыми материалами, купленными в хозяйственном магазине, Скорпион нарастил себе «горбину» на носу, изменил основание носа, его крылья. Затем «вылепил» себе новый лоб, изменив его «рельеф». Сотворил лохматые брови. «Усовершенствовал» овал лица, высоту подбородка, щёк. Поставил пару имитаторов золотых коронок на зубы. Эти имитаторы он постоянно носил с собой на всякий непредвиденный случай внезапного «перевоплощения». Затем, с помощью канцелярского клея и химического карандаша, прикупленного по пути в хозтоварах, Скорпион сделал устрашающий шрам на лице, нарисовал татуировки на теле соответственно своей легенде. Любому бывалому зэку из уголовного мира они бы раскрывали всю поэтапную жизненную дорогу их обладателя. Ведь мир уголовников – это особый мир со своими законами и правилами. В учебке на «Острове» их обучали быть своими и в воровской среде, и в тюрьме, причём так, словно им предстояло сидеть за решёткой весь остаток жизни. Знать надо было многое и не только обычаи, традиции и особый жаргон преступного мира. Раз создаёшь легенду с татуировками, значит, будь добр ответить на соответствующие вопросы о направлении этапов, дислокации колоний, тюрем, следственных изоляторов и пересылок, назвать фамилии начальников и клички паханов. Учитывали всё до мелочей, придирались к каждому ответу, к каждому подозрительному действию или даже неосторожной физиологической привычке из настоящего. Ну что поделать, как любили шутить ликвидаторы из «Ижицы», «тяжело в учении – легко в аду». Скорпион хоть и не собирался идти на «приём» к пахану, но, следуя привычке доводить всё до конца, образ уголовника сотворил себе досконально и добросовестно. Последним и самым главным штришком был «бычий взгляд» исподлобья, который не оставлял у зрителя никаких сомнений о принадлежности этого индивида к местам лишения свободы. Скорпион потренировался перед зеркалом в манере движения, не упустив даже такой мелочи из типичных жестов уголовников, как зажимание «чинарика» подушечками указательного и большого пальца. Вечером, когда образ был не только вполне готов, но и создатель в него вжился, Скорпион приехал в злачный соседний городишко. По уровню разбоя он особенно выделялся среди остальных городов. Скорпион его вычислил, ещё работая с бумагами Миноса. Обойдя окраинные районы, новоявленный «уголовник» нашёл самый дешёвый кабак, провонявший запахом «палёной» водки и дымом от дешёвых сигарет. Самое подходящее место «обитания» необходимых кандидатур в помощники. Скорпион заказал себе кружку пива и уселся за столиком в углу, где ему открывался чудесный обзор всех посетителей этого убогого места. Через час стал собираться «народ». Вычислив постоянного завсегдатая, алкаша-«сокамерника», которому явно не хватало денег, чтобы достаточно насытиться водкой, Скорпион познакомился с ним и щедро угостил. Ему не составляло особого труда выудить у него интересующую информацию за пеленой разговора ни о чём, а потом изрядно накачать до беспамятства спиртными напитками. Сам же Скорпион только делал вид, что пил, искусно подливая соседу, пока тот не уронил голову прямо в тарелку с помойным содержимым под названием «закуска». В связи с новой информацией Скорпион подверг свой намеченный план некоторой корректировке. Уже через час он был в центре города. Остановился неподалёку от одного из дорогостоящих ресторанов. Через пятнадцать минут Скорпион присмотрел изрядно поддатого «нового русского» небольшого росточка, довольно объёмной наружности с огромной лысиной на голове. Сгибаясь под тяжестью увесистого жёлтого металла, тот пытался сесть за руль своей роскошной машины. Скорпион «сжалился» над бедолагой и как «добропорядочный гражданин» помог ему «осесть» в водительское кресло, освободив изнемогающее тело от непомерного груза золотых украшений. Ещё через два часа достаточно респектабельный человек в солидном костюме, с толстой золотой цепью на шее, огромным перстнем и золотыми часами, с лицом бывалого зэка, оттянувшего на лесоповале как минимум десять лет, важно вошёл в бар, расположенный на окраине захолустного городка. Именно тут, по словам бывшего собутыльника, тусовалась группа необходимых ему беспредельщиков. Хотя это было даже громко сказано для пятерых молодчиков, которые считали себя здесь чуть ли не центром вселенной. Они не входили в состав серьёзной банды, никогда не сидели в тюрьме, но на их совести, судя по рассказам, уже числились разбойные нападения, грабежи, хулиганство и одно изнасилование. Гонору у них было хоть отбавляй. Эти-то «сорняковые» экземпляры идеально подходили Скорпиону для дела. Среди посетителей бара выделялась компания ребят, видимо с полным правом считавшая бар своей «малиной». Скорпиону были уже известны их клички от того же алкаша-информатора. Не надо быть психологом, чтобы отгадать, кто есть кто в этой грозной кучке. Красноречивее всего о кличках говорили их физиономии: Чокнутый, Кирпич, Крепыш, Кислый и Бульдог. Последний всем своим видом показывал, кто главный в этой «своре». Появление в баре нового лица вызвало некоторое любопытство. Скорпион, не обращая внимания на взгляды, важно прошёл и занял центральное место. Тут же подбежала услужливая молодая официантка. Заказав дорогой коньяк, он слегка ущипнул девушку за зад, вызвав тем самым её пронзительный визг и весёлый смех, на который обернулась в полном составе и интересующая его компания. Ребята затихли и пристально уставились на непрошеного гостя в их владениях. Особенно долго они задержали взгляд на его сверкающем золоте. В это время официантка услужливо принесла заказ. Поскольку Скорпион сидел напротив этих парней, потягивая дорогой коньяк, такое обозрение в упор, естественно, не могло оставить равнодушным уважающего себя «зэка». – Чего пялитесь? Убить хочется? – с издёвкой спросил Скорпион, криво усмехнувшись. – А что, нельзя и посмотреть? – съязвил Бульдог. – Я тебе не фраер, чтоб ты меня рассматривал. – Какие мы гордые в чужом бараке! – хмыкнул тот. – Уткнись в свою баланду и помалкивай… пока я ещё добрый. – Чего?! А ну… (нецензурная вставка)… вставай… – Если я встану, ты ляжешь, баклан недозрелый! – Чего, чего??? Бульдог поднялся со стула. Вместе с ним встали и его дружки. Чувствуя явное численное превосходство, Бульдог, изрядно косолапя, вразвалку подошёл к Скорпиону и угрожающе произнёс. – А не хочешь ли, дядя, выйти для беседы?! Скорпион, вставая, поставил недопитую рюмку коньяка на стол и тем же невозмутимым тоном сказал: – Ну всё, ты меня достал… С этими словами он резко, естественно в четверть силы, ударил Бульдога в живот, заставив его не только согнуться пополам, но и от второго мощного удара расстаться с содержимым желудка. Причём последнее уже произошло прямо в полёте Бульдога на Чокнутого и Крепыша, будто реактивного самолёта с характерным следом. Подоспевшему Кирпичу достался смачный удар в челюсть, сделав его обличие ещё более кирпичеподобным. Кислый не успел даже как следует замахнуться, как его физиономия уже смела подчистую все рюмки на соседнем столе. Выкарабкавшись из-под массы Бульдога, Чокнутый с силой ударил стулом обидчика своей компании. Но стул с грохотом развалился о «железную» руку Скорпиона, а сам Чокнутый получил мощный удар по голове, явно приблизивший парня к его кличке, судя по зрачкам глаз, закатившимся к переносице. В это время Крепыш на высокой скорости нёсся на непрошеного гостя, не сомневаясь, что сокрушит его всей массой своего тела, как это уже бывало не раз в уличной драке. Но противник в последнюю секунду неожиданно отступил, и Крепыш, сметая всё на своём пути, врезался в большое зеркало в стене. Бульдог, очухавшись, вытащил нож, который всегда носил с собой как самый последний аргумент своих «доходчивых объяснений», и с диким рычанием кинулся в драку. Скорпион позволил ему раза три махнуть в воздухе. Не мог же обыкновенный зэк проявить навыки профессионального убийцы. А потом многосложным, показушно размашистым движением в стиле каратэ выбил нож из рук Бульдога, сбил его с ног и напоследок хорошенько врезал по бокам. Одновременно досталось и Кирпичу, всё ещё пытающемуся прийти в себя после первого удара, и Кислому, подкрадывающемуся со спины. Причём последний с визгом отлетел к противоположной стене, чуть ли не лишившись в начале жизненного пути своего мужского достоинства. В общем, Скорпион устроил показательные разборки, демонстрируя лишь обычное владение приёмами каратэ, вполне подходящее его образу. Когда запал у новоявленной братвы закончился, Скорпион подозвал испуганную официантку и, вытащив большую пачку денег, отсчитал несколько стодолларовых купюр. – Это вам за беспокойство и небольшой беспорядок. Небольшим беспорядком была вдребезги разбитая посуда, три перевёрнутых стола, четыре поломанных стула и разбитое большое зеркало, где Крепыш запечатлел своё изображение. – …И принесите ещё бутылочку коньяка. А то мой нечаянно разлился, – вежливо добавил он. Перепуганная официантка побежала исполнять просьбу, а Скорпион, глядя на приходящих в себя «постояльцев барака», по-зэковски цинично сплюнул и сказал: – Не на того хвост пружините… Ладно, садитесь, так уж и быть, разопьём мировую. Я сегодня добрый. Бульдог на сей раз не стал вступать в пререкания. Уж чересчур сильно болели бока. Да и остальные были не прочь первый раз в жизни попробовать дорогого коньяка, несмотря на недавние побоища. Компания угрюмо села за один стол с неизвестным гостем. Обида убывала пропорционально опустошённым бутылкам и поглощению изысканной закуски. Уже через час все друг другу всё простили и стали друзьями «не разлей вода». Скорпион представился заезжим «гастролёром» по кличке Хозяин. Поведал впечатляюще «правдивую» историю о некоторых своих «доблестных» делах, не забыв упомянуть о верных помощниках. Прямо-таки слезу из глаз вышибал рассказ о том, как его пацаны всего лишь один раз не послушали его наставления и попались в руки милиции. Скорпион красноречиво описывал, как его ребята сорили «заработанными» деньгами, какая распрекрасная жизнь у них была под его руководством. А сейчас те по своей глупости парились на нарах, вместо того, чтобы гулять по дорогим ресторанам с красивыми девушками. Вскоре Скорпион почувствовал, что всецело завладел вниманием парней. Они смотрели на него восхищёнными глазами, ловили каждое его слово и угождали в каждом движении. Именно в этот момент Скорпион невзначай произнёс, что есть одно надёжное дело, которое требует таких же надёжных людей. Бульдог, утирая сопли, тотчас предложил свою помощь и заверил, что надёжнее, чем они, во всём районе не сыскать. Новоявленный Хозяин многообещающим тоном сказал, что подумает над этим, и назначил встречу на следующий вечер в соседнем сквере. Довольная компания заговорщически закивала головами. После «братского» прощания «виновник торжества» заказал дополнительно по бутылке коньяка каждому из компании. Оплатил счёт. И, ссылаясь на занятость, покинул это заведение. Благодаря такому щедрому подарку, веселье продолжалось до глубокой ночи. Бульдог чуть ли не до небес вознёс нового Хозяина, продолжая развивать «запрограммированную» Скорпионом тему. По его мнению, с таким крутым «паханом» можно весь город поставить на колени, причём в скором будущем. Денег тогда будет видимо-невидимо… Такая же утопия бурлила в мыслях его корешей.  Большинство людей даже не подозревает, сколько раз за день они поддаются гипнотическому влиянию других людей. Последние, правда, во многих случаях делают это неосознанно. К примеру, те же продавцы, навязывающие вам покупку какой-то вещи, которая при внимательном осмотре дома оказывается вам абсолютно ненужной; или люди из сферы обслуживания, заманчиво зазывающие в свои заведения и рекламирующие их; или цыгане, гадалки, мошенники, аферисты... Они пытаются всецело завладеть вниманием намеченной «жертвы», завораживая иллюзорной мечтой, как удав кролика. Человек даже не замечает, как попадается «на удочку» и как добровольно расстаётся с последними деньгами. Защититься от подобного спонтанного гипноза может любой. Для этого надо сделать совершенно простые вещи – отвести взгляд, резко встать или отойти в сторону, или совершить какое-либо другое движение, а самое главное – отвлечь свои мысли чем-то посторонним. А если перед вами явный, напористый мошенник, перейти в атаку на повышенных тонах. Тогда такое гипнотическое влияние как рукой снимет. Сложнее обстоит дело, когда сталкиваешься с профессионалами, так сказать корифеями в гипнозе. Здесь нужна неимоверная железная сила воли, чтобы противостоять натиску чужой власти над вашим сознанием. Не зря гипноз активно используется в разведке всех передовых стран мира. Потому что гипноз является потаённым «взломом» личности, порождающим добровольное рабство. И Скорпиону это было отлично известно. На «Острове», особенно в группе «Ижица», постоянно работали и над их сознанием, и над закалкой подсознания. Их учили вводить человека в гипноз и оставлять постгипнотическое внушение, после которого данный «человек-объект» выполняет абсолютно всё, что ему прикажут, причём неосознанно выдавая чужой приказ за собственную инициативу или идею. Ликвидаторам рассказывали о физиологии гипноза и о его последствиях самым подробным образом, не утаивая факты, которые так тщательно скрывала официальная медицина от населения. Скорпион неплохо владел гипнозом, но в данном случае ограничился обычным гипнотическим влиянием, играя всего лишь сильную волевую личность. Уезжая, он не сомневался в том, что его новоявленные дружки, протрезвев наутро после дорогого коньяка в нищих, обшарпанных квартирах, с ещё большим рвением ухватятся за возможность вырваться из этой «захламленной жизни» и превратиться в тех, на которых ещё вчера смотрели с чёрной завистью.  На следующий вечер, как и предполагал Скорпион, все пять дружков ожидали своего нового Хозяина в условленном месте. Удивительные результаты может получить профессионал, работая с сознанием человека, особенно молодого. Едва в сквере появился Скорпион, Бульдог радостно подбежал к нему, пожимая руку. Глаза всех участников блестели, хотя никто из них по просьбе Хозяина даже капли с утра в рот не брал. Это был блеск азарта, рвения молодости к совершению необдуманных поступков. Скорпион понял, что эти кореша сделают всё в точности. И всё же провёл с ними дополнительную профилактическую беседу, тем самым ещё больше распалив огонь в глазах и преданность своих подопечных. Скорпион знал, что человека можно удержать возле себя либо страхом, либо материализацией его мечты, либо возвышенностью идеи и, следовательно, идеальной игрой в избранность. Для каждого возраста, соответственно, своё предпочтение. Для этой молодой поросли важнее всего была материализация их мечты, на что усиленно и давил Хозяин. Усилив гипнотическое влияние своей самоуверенностью, железной волею и изрядно запугав молодчиков в случае провала, Скорпион перешёл к делу. Для начала он сказал, что серьёзные дела не решаются на улице, где много случайных прохожих. На что Бульдог тут же отреагировал, предоставив в распоряжение свою квартиру. Прикупив еду и выпивку, они прибыли в новое убежище. Квартира Бульдога представляла собой жалкое зрелище. Складывалось впечатление, что грязь там веками не вымывалась. Среди убогой обстановки стояло несколько дорогих вещей – телевизор, видик, магнитофон – явно краденные. Мать Бульдога работала посуточно на заводе. Отец давно бросил семью. Так что Бульдог был предоставлен сам себе. Скорпион уселся на стул. Остальные расселись на засаленном покрывале трёхногого дивана с подложенной стопкой каких-то книг вместо четвёртой ножки. В комнате стоял затхлый воздух от старых вещей. Бульдог подсуетился. Собрал разбросанные по комнате вещи и запихнул одним комом в шкаф. Поставил перед гостями столик, смахнув задеревеневшие крошки, и выставил на него жирную посуду. Когда вкусно пахнущая копчёная колбаса и другие закуски были нарезаны и разложены по тарелкам, ребята сначала не решались к ним притронуться, косясь на Хозяина. Скорпион, видя такое «мучение», произнёс: – Вы на меня не смотрите. Рубайте на здоровье, чтоб поскорей мозги для дела освободились. Под таким благовидным советом Скорпион скрыл отнюдь не своё отвращение к еде. Он поступил так из предосторожности. Ведь впоследствии, когда уходил из этой квартиры, он не оставил ни одного своего отпечатка, словно здесь его никогда и не было. Пока народ уплетал, Скорпион стал выдавать соответствующую информацию. Дело о похищении он представил как толково разработанный план, без сучка и задоринки, чётко разделённый на каждый этап. Причём роли в нём были расписаны в соответствии с умственными и физическими возможностями каждого участника этой компании. Учитывая их недалёкий ум, Хозяин в детальных подробностях обрисовал первый этап. И уж если они себя в нём хорошо проявят, то тогда услышат и дальнейшее продолжение. Ребятам это подходило как нельзя кстати. Потому что думать они не умели со школьной скамьи, а тут как раз ничего подобного не требовалось. Разве что чуть-чуть и то по прочерченной схеме. Вначале по плану «похищения» они должны были достать машину. Тем более её не нужно было красть, а всего-навсего оформить по доверенности какого-нибудь лоха. С этим, как оказалось, больших проблем не было. На примете у компании была соответствующая кандидатура с «Жигулями». Скорпион дал Бульдогу денег на оформление и на «успокоение нервов» владельца машины. При появлении новых денежных купюр с портретом Бенджамина Франклина дело набрало скоростные обороты. Бульдог, как и полагается по его понятиям, заныкал себе большую часть средств, отстегнув лоху лишь незначительную сумму, и то в государственных родных купюрах. На деньги, предназначенные для оформления и ускорения данного процесса, он посягнуть не посмел. Поэтому доверенность, как и сказал Хозяин, оформили за три дня. Пока решался первый этап, Скорпион подбирал соответствующее помещение, которое удовлетворило бы его личные требования в предстоящем поединке. В конце концов, он нашёл такое место – полуразрушенное здание, служившее некогда подстанцией, с тремя комнатами. Осматривал их Скорпион осторожно, в перчатках, не оставляя на ржавых дверях никаких подозрительных следов. Это заброшенное здание находилось на окраине областного города, далеко от жилых кварталов. Поблизости располагалась городская свалка. В выбранном месте сочетались все необходимые характеристики, в том числе и акустические, для проверки технической сноровки «азовца». Скорпион в этом отношении даже дал значительную фору своему противнику, выбрав для аудиозаписи «похитителей» место, где сочетались одновременно звук «ручья» канализации, отдалённого шума большого завода и железной дороги. Чтобы установить эти еле различимые звуки, требовалась специальная аппаратура. В те же три дня, пока помощники Скорпиона канителились с оформлением машины, он выяснил ещё один важный момент похищения – маршрут движения директора фирмы «Кассандра», то есть Андрея. Ликвидатор оценил опытным взглядом возможную психологическую характеристику личности жертвы, её физические способности, склонность к доверчивости или осторожности, проявление доминанты коммуникабельности или замкнутости. Подробности о характере, образе жизни, распорядке дня, часто посещаемых местах, времяпрепровождении ему были не нужны. Скорпион лишь проследил обычное время ухода Андрея из дома и его возвращение. Для себя он, конечно, отметил обстоятельства, которые могли затруднить или облегчить операцию. Но сообщать об этом «похитителям», а тем более просчитывать идеальное похищение он не собирался. Ведь, по его сценарию для будущих зрителей, похищение планировали и совершали в полном смысле «лопухи».  Как только оформили машину, Хозяин вместе с Бульдогом, Кислым, Кирпичом и Крепышом поехали осматривать место для содержания будущей жертвы. Причём Хозяин велел Бульдогу прихватить с собой украденный магнитофон. Пока Кислый рулил, Скорпион ненавязчиво предложил Бульдогу самому придумать текст про выкуп. Бульдог воспринял это как знак особого доверия к нему и стал усиленно пыхтеть, придумывая угрозу пострашнее и напрягая извилины под завистливые взгляды «корешей», пытающихся также участвовать в этом мыслительном процессе. Приехав на место, ребята оглядели полуразрушенное здание, изрядно натоптав, наплевав и облапив всевозможные выступы и двери. Через час под ухмылки и издёвки глупой компании запись кассеты с угрозами и требованием выкупа наконец-то состоялась. Благоразумно во время записи молчал только один Скорпион, сидевший в машине, не шелохнувшись, лишь слегка усилив звук радиоприёмника на местной волне. Внешне аудиозапись невнятной речи Бульдога выглядела как обычная угроза похитителя. Но для спеца это была раскрытая книга про тупого бандита, впервые совершающего такое похищение, который к тому же оставил не только личное «фото» своей физиономии и своих корешей, но и точные координаты своего местопребывания. Об этом говорили множественные характеристики, в частности сама речь Бульдога, исполосованная вдоль и поперёк местным диалектом. Здесь вообще подсказка сидела на подсказке. Его нелитературная речь с существенными отклонениями в лексике, манера разговора со своеобразными фразеологическими сочетаниями, уличный стиль, неотчётливый выговор некоторых звуков и окончаний; медленный прерывистый темп со значительными паузами, путаная форма изложения; тип и тембр голоса; наличие слов-«паразитов»; расстановка ударений в словах; особенности устной речи вследствие расстройства речевого аппарата, который у Бульдога выражался в неправильной артикуляции при произношении звуков (его нижняя челюсть была значительно выдвинута вперёд). Все эти общие признаки указывали на пол человека, возраст, антропометрические данные, образовательно-культурный уровень, социальную среду, в которой он вырос и вращается, географический район, где формировалась его речь, дефекты речевого аппарата, привычки, а также конкретный психологический портрет. Кроме того, при тщательном техническом исследовании магнитной фонограммы можно было отчётливо обнаружить стоящих рядом соучастников с их репликами, имеющуюся в наличии машину, отдалённые посторонние звуки, по которым можно точно установить место, где производилась запись. И это уже не говоря о технической характеристике самой кассеты, по которой несложно определить не только класс микрофона, применявшегося для производства фонограммы, но и возможное наличие неисправностей звукозаписывающего аппарата, тип ленты, непрерывность записи, использование бывшей в употреблении магнитофонной ленты. А на последней ещё имелась частично старая запись музыки местной радиостанции вместе с её часто повторяющимся названием. Всё это Скорпион знал и специально подстроил. Во-первых, чтобы лишний раз убедить Врача, а если кассета попадёт в милицию, то и органы правопорядка, что похитители – банда из пяти «отморозков», впервые решившаяся обогатиться таким способом. В отношении его всё было чисто, и никакие даже косвенные признаки не указывали на наличие умного организатора. Во-вторых, обилие «улик», которые Скорпион так тщательно «лепил», значительно сокращало время на поиски и, соответственно, приближало долгожданную встречу с «азовцем». Пока Бульдог записывал свою речь, Скорпион мысленно отвёл Врачу срок в три дня. И то три дня – это слишком широкий щедрый жест для «азовца». На «Острове» в учебке поиски в такой срок при имеющейся незначительной информации о похитителях либо вообще отсутствующей оценивалось на три с плюсом при пятибалльной системе. Максимум тридцать шесть часов отводилось на поиски с учётом неизвестной местности и того, что «похитителями» были твои же товарищи, которые тоже всячески изощрялись, чтобы заработать себе высокий балл. Так что Скорпион сделал сопернику такую поблажку лишь из-за того, что тот находился в «бегах» и неизвестно, когда после начала операции узнает о кассете. О том, что милиция может найти «потерпевшего» первой, он даже не беспокоился. И не потому, что региональные подразделения по борьбе с организованной преступностью плохо работали. Просто Скорпион прекрасно знал о той бумажной волоките, которая неумолимо будет тормозить расследование согласно инструкции и закону. В бюрократическую машину правоохранительных органов вначале должно поступить заявление от родственников пропавшего (и то через три дня после исчезновения) или от лица, у которого вымогают деньги за освобождение. Заявление регистрируется в книге учёта происшествий по территориальности органов милиции, затем передаётся в региональное подразделение по борьбе с организованной преступностью. Проводится проверка изложенных данных. Тоже дело хлопотное. Затем уведомляется прокурор, который подключает следователя к ознакомлению с первичными материалами проверки. В течение десятидневного срока следователь, при наличии достаточных оснований, возбуждает уголовное дело и принимает его к производству. Вот тут-то и начинается проведение оперативно-технических и оперативно-розыскных мероприятий по установлению места содержания потерпевшего, выявлению похитителей и документированию их преступной деятельности. Конечно, все эти предписания сопровождаются словами «незамедлительно», «в кратчайшие сроки». Но нередко желаемое в букве закона не соответствует реальным возможностям, из-за пресловутого человеческого фактора. В государственной машине розыском похищенных людей занимаются много служащих. Но зачастую общий результат зависит от опыта, добросовестности и степени профессионализма отдельно взятых личностей.  На следующий день старенькая машина марки «Жигули» подъехала к офису «Кассандры». Машина немного постояла в стороне от здания, пока не прибыл сам директор фирмы и не «показал» своё обличие невидимым зрителям. Затем машина проследовала до гаража, где Андрей обычно парковал свою «Ауди», возвращаясь домой. А оттуда проехала несколько раз по маршруту в сторону городской свалки. День грядущий – пятница – был избран днём операции. Бульдог и его компания думали, что они просто универсальные ребята, раз у них так здорово всё сразу получается, нахрапом. В их прямых извилинах даже намёка не было на мысль, почему Хозяин так торопил события. Скорпион вновь прогнал сценарий и последовательность действий, проверяя, всё ли усвоили «похитители». Затем обрисовал им в радужном цвете, какой большой выкуп они в результате получат, и самое главное, как смогут его с шиком потратить, соря деньгами направо и налево. И тут же пригрозил ужасной расправой, если кто-нибудь из них посмеет предать или «завалить дело на корню». Судя по страху, промелькнувшему в глазах ребят, последнее предупреждение возымело действие, так сказать, всецело дошло до адресатов. Глава 4 Похищение По статистике пятница является одним из наиболее криминогенных дней, после понедельника и вторника, особенно в делах похищения людей. И это неудивительно. Ведь пятница – завершение рабочей недели. Люди чисто механически занимаются повседневными делами, их сознание уже заполнено мечтой об отдыхе. В накопившейся недельной усталости у человека притупляется чувство осторожности. Андрей расхаживал по офису, ожидал приезда Макса. Он тоже очень устал за эту неделю, но не от работы, а от безделья. Безделье – это ещё хуже, чем тяжёлая физическая работа. Физическая работа, по крайней мере, хоть дурь из головы вышибает. Человек так навкалывается, что ни о чём потом думать не хочет, лишь бы доползти до постели. Совсем другое дело – безделье. Оно создаёт благоприятные условия для проникновения в голову самых отвратительных, гадких и подлых мыслей, которые постепенно отравляют своими грязными миазмами не только тело, но и психику, превращая абсолютно здорового человека в безутешно больного зануду. Не зря же во многих передовых странах мира психически больных людей лечат древним испытанным способом – трудотерапией. У Андрея была небольшая бумажная работёнка, которую он собирался сделать ещё в понедельник. Но какая же лень была её делать, особенно сейчас, в пятницу! Потому он, недолго думая, снова отложил её до следующего понедельника. «В крайнем случае Макс за меня сделает», – подумал он. Вообще в последнее время Макс за него много кое-чего делал. Но Андрею это даже нравилось. Он же по документам был директор, а Макс вроде как «подчинённый», хоть и имел свой спортивный клуб. Андрей ходил по офису, вымеряя шагами площадь пола, от скуки не зная, куда себя деть. За день он уже четыре раза пил кофе, посмотрел видик, поболтал по телефону, а Макса, уехавшего закупать товар в соседнюю область, всё не было и не было. Сколько же можно ждать «Его Величеству в звании трижды высочайшего Высочества»?! Андрей стал мысленно вычитывать Максу «нагоняй», незаметно для себя переходя в оскорбительную тональность. Гнев, подстёгиваемый бездельем, охватывал директора всё больше и больше. И чем глубже Андрей погружался в собственное «эфирное» дерьмо, тем больше в нём появлялось какой-то «зловонной» обиды, зависти и собственного напыщенного эгоцентризма. Пребывая в таком состоянии, он еле дождался четырёх часов, которые, по его собственным меркам, означали конец рабочего дня директора фирмы «Кассандра». Ругая про себя последними словами Макса, он стал собираться домой, нагрубив напоследок ни за что ни про что девушке-секретарю. Андрей и сам не понял, отчего у него сегодня такое паршивое настроение. В голове была «каша» из пустяковых обид, которая выплёскивалась через край, словно в сказке о волшебном горшочке. Сознание застилала злость, недовольство жизнью и нехваткой денег на всё возрастающие потребности. Он сел в свою «Ауди» и поехал домой. Прибыв на место, поставил машину в гараж. Нервно захлопнул железную дверь гаража и, проклиная в мыслях всё на свете, пошёл в сторону дома. Но не успел Андрей выйти из переулка гаражей, как почувствовал, что сзади тихо подъезжает какая-то машина. Обернуться директор не успел. Удар по голове резко остановил потоки бушующих мыслей, сменив цветную картинку сознания на полную темноту. Очнулся Андрей в неудобном положении. Он лежал связанным по рукам и ногам, с кляпом во рту. На голове у него был какой-то вонючий грязный мешок, пропитанный запахом гнилых овощей. Сверху чувствовался тяжёлый груз. Ничего не понимая, Андрей попытался пошевелиться. Но тут же «груз» ожил, отвесив ему с разных сторон несколько пинков и ударов. Здесь до директора дошло, что лежит он на дне салона движущейся машины, а сверху на нём находятся три пары чьих-то ног. В один миг им овладела настоящая паника. «Кто? За что? Что я такого сделал?» – мелькали одна за другой трусливые мыслишки. Неизвестность порождала в нём ужас и огромный животный страх за свою жизнь. Ещё несколько минут назад от пустяковой накопившейся злости он проклинал свою жизнь, а сейчас просто трясся от одной мысли её потерять. Вот коварная злодейка Судьба как подшучивает, плутовка, над такими своими «респектабельными» подданными! От накопившегося отчаяния Андрей, задыхаясь в невыносимой вони сжатого пространства, стал усиленно барахтаться, как мелкий грызун, пытающийся выкарабкаться из захлопнувшейся мышеловки. Но его строптивую спесь быстро поубавили три пары ног и рук, оглушив его со всех сторон сокрушительными побоями. Причём, закончив поучительную процедуру, кто-то угрожающе-зловеще прикрикнул: – Будешь рыпаться, прирежем, как свинью! Не столько от побоев, сколько от внушающей ужас фразы, потрясающе подействовавшей на его слабую психику, Андрей вяло сник. Слёзы покатились градом, смешиваясь с соплями. И вся эта мокрота вместе с грязью мешка размазалась чёрной слизкой смесью на холёном лице директора фирмы «Кассандра». Похоже, трагические пророчества дочери Приама, в честь которой так беспечно была названа Андреем фирма, стали сбываться. Когда машина остановилась, его выволокли из неё и повели, как барана, периодически отвешивая удары. Спотыкаясь о какие-то камни, Андрей то подвывал, то тихо скулил от боли и унижения. Наконец его бросили на холодный бетонный пол и стали беспощадно бить ногами, не утруждая себя лишними объяснениями. Из всех слов и матов, которые услышал Андрей от своих врагов, он понял, что является для них самым худшим человеком на свете. Но почему именно он, это ему так никто не удосужился объяснить. Слова сопровождались сильными ударами куда попало: в спину, голову, живот, как будто перед ними лежал не живой человек, а бездушное чучело. Андрей изнывал от жгучих ударов. Всё тело горело, а сознание устойчиво фиксировало одну непрерывную, нестерпимую боль. Боль, боль, боль и ничего, кроме этой нескончаемой боли… Вот где пожалеешь, что в своё время безбожно халтурил, когда другие ребята на Сэнсэевых тренировках нарабатывали особые упражнения по регулированию своего болевого порога, изучая боевой стиль школы «Катэдо». Когда Андрей вновь пришёл в себя, вокруг него уже никого не было. Лишь тишина и темнота. Как быстро меняются ценности у человека, находящегося под тяжёлым прессом физического и психологического насилия. Раньше Андрей радовался только тогда, когда получал деньги. Сейчас же был рад просто тому, что его оставили в покое. Он радовался даже бетонному холодному полу, который хоть как-то снимал жар избитого тела. И главная радость состояла в том, что он был ещё жив. Подобное чувство позитивного настроя, возможно, на минутку приходит ко всем, кто оказывается в экстремальных условиях. Но только сильные личности способны его сохранить и укрепить. Слабые же быстро его теряют, потому что в разуме снова воцаряется знакомый, бывалый предводитель всей смуты в жизни – Паника… Паника охватила плотным кольцом мысли Андрея, а воображение зашкаливало в невероятных трагических концовках: как Андрея будут убивать, как он тут сгинет и его никто не найдёт, как его мёртвое тело по частям будут поедать отвратительные крысы… И вместо того, чтобы собраться с мыслями, как настоящий мужчина, Андрей расплакался, словно малое дитя, поражённое страхом собственного воображения.  По дороге назад у Макса сломалась машина, на починку которой ушло добрых четыре часа. Поэтому когда он весь в «мыле» вбежал в офис, было уже начало седьмого. На столе лежала записка от секретаря и кассета. В записке говорилось о том, что какой-то мальчик принёс эту кассету в конце рабочего дня и сказал, чтобы её передали «лично начальникам». Прочитав записку, Макс особого значения ей не придал. Внизу стояли рабочие и машина с товаром. Необходимо было срочно его разгрузить, пересчитать и перенести в подсобку офиса, называемого складом. А потом вновь свериться с накладными. Когда основная работа была сделана, Макс взялся перепроверять свою «бухгалтерию», сверяясь с количеством товара. В приёмной зазвонил телефон. Макс вздохнул, в очередной раз сбившись со счёта, и нехотя пошёл к телефону. – Привет, – раздался в трубке усталый голос Сэнсэя. – О, привет! – оживился Макс. Звонок шефа его обрадовал. Макс по-своему уважал Сэнсэя. Для него это был человек, с которым можно не только посоветоваться, но и которому можно иногда «поплакаться в жилетку» о жизни «тяжкой, делами насущной». Шеф периодически звонил на фирму. – Как дела? – Взахлёб! Представляешь, сегодня ездил за товаром и, как назло, на трассе… Дальше Макс в подробностях стал рассказывать о том, как его подвёл движок, как он его пытался чинить, и сколько сил и энтузиазма у него ушло, чтобы вновь завести машину. – …Приезжаю, думаю, хоть Андрей поможет, а его уже след давно простыл. А тут ещё какая-то кассета «для начальников»… – Какая кассета? – насторожился Сэнсэй. – Ну, магнитофонная. Я ещё её не слушал. Но Лида написала в записке, что её какой-то малолетка принёс, просил передать «лично начальникам»… Да, наверное, наши прикалываются, чертяки! – А ну, включи её. – Сейчас. Макс принёс к телефону магнитофон, вставил кассету и сделал звук погромче. На кассете послышалось шебуршанье, какие-то неясные звуки, кто-то сильно просморкался и прочистил голос. Послышался отдалённый смех. Затем пошла невнятная речь какого-то уличного парнишки о том, что директор фирмы похищен, что похитители требуют пятьдесят тысяч долларов в качестве выкупа. И целая тирада на полкассеты о том, что случится с директором, если выкупа не будет. В конце было сказано, чтобы сотрудники фирмы готовили деньги и в милицию не обращались, иначе не увидят директора живым. И чтобы через три дня ждали их звонка с собранной суммой. Макс даже слегка оторопел, но потом улыбнулся: – Ты слышал?! Ерунда какая-то… Точно, наши пацаны замолаживаются. Ну и шуточки у них в конце рабочей недели! Макс немного расслабился, но серьёзный голос Сэнсэя вновь заставил его сосредоточиться: – А где Андрей? – Не знаю. Меня сегодня целый день не было. Вчера я его видел… Да ну, бред какой-то. Да какой дурак будет Андрея красть, да ещё требовать за него пятьдесят тысяч?! – Так, давай вот что сделаем… Сиди возле телефона. Никуда не уходи. Я тебе через пятнадцать минут перезвоню. – Хорошо. Макс положил трубку. Он всё ещё надеялся, что это глупый розыгрыш ребят. Немного посидев, он схватил трубку и набрал домашний номер Андрея. – Алло, тётя Маша? Здравствуйте. Это Макс. Андрей дома? Нет?.. С работы ещё не пришёл?.. Угу… Да нет, ничего не случилось. Наверное, где-то с ребятами ездит. Как приедет, пусть срочно позвонит в офис или мне домой. Затем Макс набрал ещё несколько номеров знакомых ребят. Но безрезультатно, Андрея нигде не оказалось. Еле дозвонившись через телефон соседей к секретарю, Макс выяснил все подробности сегодняшнего рабочего дня Андрея и озадаченно положил трубку. Похоже, это был не розыгрыш. А значит, нужно было срочно что-то делать, как-то выручать Андрея. «Где он сейчас? Может, ему требуется срочная помощь?» Нескончаемые вопросы один за другим кружились в голове Макса. У него с детства было глубоко развито чувство дружбы, братской взаимопомощи и солидарности. И поэтому когда кто-нибудь из тех, кого он считал своим другом, попадал в беду, Макс всегда внутренне очень переживал и старался помочь всем, чем мог. Вновь зазвонил телефон. Макс схватил трубку: – Алло, алло! – Макс, это я, – прозвучал долгожданный голос Сэнсэя. – Я звонил, но Андрея нигде нет, – Макс стал торопливо рассказывать всё, что ему удалось узнать. – Хорошо. Слушай внимательно. Сейчас к тебе подъедут люди, скажут, что от меня. Отдай им эту кассету. Понял? – Да. А потом? – А потом спокойно езжай домой. Я сам во всём разберусь. Если что, утром позвоню тебе домой. – Понял. Попрощавшись, Макс положил трубку. На сердце у него немного полегчало. Раз Сэнсэй брался за дело, то о результатах можно было не беспокоиться. Этому он был неоднократно свидетелем. Глава 5 Поединок Вся операция похищения прошла без сучка и задоринки, на удивление гладко, особенно если учесть невеликие умственные способности похитителей. Любая внештатная ситуация ввела бы их в полный ступор. Да и директор фирмы оказался на редкость слюнтяем, чем лишь подтвердил выводы Скорпиона о бутафории и раздутых слухах о фирме Врача. Он даже искренне посочувствовал «азовцу». Это сколько надо иметь терпения, чтобы держать достойный уровень игры в одной упряжке с таким вот идиотом, как этот директор! В эту ночь сторожить похищенного остались Бульдог, Кирпич и Чокнутый. Утром их должны были сменить Кислый с Крепышом. Хозяин обещал наведаться через день. На самом деле Скорпион замаскировал недалеко свою машину и оборудовал напротив полуразрушенного здания удобный наблюдательный пункт. Он ожидал приезда «толпы» с высоким гостем. Была осень. Стояла золотая пора тёплого бабьего лета. В ночной тишине периодически раздавался хохот из внутренних помещений единственного в округе здания. Из-под двери пробивался свет от фонаря. Всё бы ничего, но эта невыносимая вонь со свалки… Но Скорпиону не привыкать. Он находился ещё и не в таком смраде человеческих отходов. Это, как говорится, издержки профессии. Ближе к двенадцати ночи за небольшой балкой, где сидел в засаде Скорпион, со стороны дороги послышался отдалённый шум мотора. Но в кромешной темноте не было видно ни одного отблеска от фар. Скорпион ухмыльнулся, раскусив знакомый приём, и посмотрел на часы с подсветкой. Со времени похищения прошло всего 6 часов. «Ну что ж, шесть из возможных тридцати шести – это совсем не плохо», – подумал Скорпион и даже немного пожалел, что так сильно облегчил сопернику задачу поиска. Он бесшумно переменил позицию и стал готовиться к встрече дорогих гостей. Но ожидаемого шума от «толпы» не последовало. «Неужели он приехал со своей группой», – промелькнуло в голове Скорпиона. В том, что у Врача сохранилась старая гвардия в полном составе, он уже не сомневался. Но такой поворот событий явно не входил в план ликвидатора. При таком раскладе охотник легко мог превратиться в жертву, несмотря на свой высокий профессионализм. И, естественно, ни о каком поединке в этом случае мечтать бы не пришлось. Скорпион подошёл поближе и бесшумно взобрался на дерево. На данный момент это было безопасное место. По крайней мере, находясь там, можно было контролировать окружающее пространство и в некоторой степени не опасаться неожиданного нападения сзади. Хотя от этих вояк с «Острова» можно ожидать что угодно, даже самого невероятного и невозможного. «Иживец» осмотрел территорию в прибор ночного видения. Вот вышел пьяной походкой Кирпич. Пошёл к кустам. «Гости уже должны быть на месте. Значит, сейчас должно быть какое-то движение. Точно!». Из-за дерева мелькнул «объект № 1». «Какой молниеносный удар! Хм, мои поздравления». Кирпич так и осел с полуспущенными штанами. То, что он в ближайший час не очухается – это гарантия. «Объект № 1» переменил позицию. «Так, понятно. А где остальные?» Скорпион напряг зрение, усиливая резкость прибора. Но как тщательно он ни всматривался, ничего, кроме движения мелких животных, да птиц, вышедших на ночную охоту, больше не обнаружил. «Неужели он пришёл один? – удивился Скорпион и тут же себя поправил: – А почему бы и нет? Он же «азовец». Их в одиночку и не на такие дела бросали, не то что эта мелочь… И всё же почему он пришёл один?» Вокруг действительно никого не было видно. «Он ведь не должен засвечивать свои «таланты» на такой шелухе. Даже если бы всю работу выполнил он сам, всё равно обязательно должен создать иллюзию, что директора освободила толпа его сподвижников… Ему высовываться никак нельзя, отличаться от простого смертного, шефа, измученного заботами о коллективе…» И тут Скорпиона осенило. «Азовец» мог прийти сам только в том случае, если понял намёк на встречу, если знал, что здесь его ожидает «он». «Ну что ж, тем лучше». Скорпион бесшумно слез с дерева. Спрятал прибор ночного видения и, легко ориентируясь в темноте, двинулся в сторону здания. Чёрный спецкостюм скрывал его в ночи, делая таким же невидимкой, как и противника. Пока Сэнсэй расправлялся с Чокнутым, которому вздумалось на пьяную голову напугать Кирпича в кустах, застав его врасплох в самый неподходящий момент, Скорпион незаметно проник в здание. Бульдог даже не успел как следует повернуться и рассмотреть входящего, как получил сверху по толстой шее резкий удар ребром ладони, отключивший его сознание на продолжительный срок. Если бы Бульдогу сказали, что это был сам Хозяин, он бы ни за что не поверил. Зачем Хозяину отключать преданных псов? Ему даже в голову не могло прийти, что Скорпион готовил для себя поле поединка без лишних свидетелей. Директор был закрыт в дальней подсобке, проход к которой отделяла от этого места ещё одна комната. Скорпион мельком оглядел помещение. Его компаньоны успели притащить со свалки какую-то раскладушку и соорудить рядом нечто в виде приземистого столика, на котором уже валялись объедки и пустые бутылки. Скорпион быстро расставил несколько алюминиевых банок из-под пива в разных местах и пару крупных осколков от валявшейся разбитой бутылки. Мельком запомнив расположение этих «погремушек», он отключил фонарик. Теперь у него была явная фора. Он знал комнату, знал расположение в ней вещей, а также, где именно находилось обездвиженное тело Бульдога в качестве обманки. Поединок в темноте на «Острове» считался самой крутой битвой. Наставники любили при этом обставлять тренировочные залы кучей различных предметов и мебелью. Попробуй напороться на одно из препятствий, моментально обнаружишь своё присутствие на радость условному противнику! Особо пакостными были мелкие предметы: битое стекло, бутылки, банки из-под консервов, камешки, шуршащая фольга, скомканная бумага, различные бытовые предметы, издающие хрустяще-шипящие звуки. Наставники были хитры на выдумку. Каждый раз новая неизвестная обстановка с неизвестным количеством противников. Попробуй не пройти каждый этап – дадут дополнительное задание в комнате с «сюрпризами»! А там что ни предмет, то слабый разряд током. Вмиг научишься ощущать окружающее пространство, вспомнив разом все естественные и «сверхъестественные» способы общения с природой своих далёких предков. Но не только таким ощущениям учили на «Острове». Ещё учили слушать. Слушать и определять малейший шорох, малейшее движение. Определять по звуку в полёте, при «падении» разнообразное холодное оружие, тысячи различных предметов. И не просто услышать и вовремя среагировать, но и определить конструкцию и тип. В комнате воцарилась полная тишина. Скорпион несколько раз с силой сжал и разжал веки, чтобы быстро привыкнуть к резко изменившимся световым условиям. Занял удобную позицию. Он сконцентрировался на дыхании, переводя его в медленный, плавный ритм. Мысленно настроил свой мозг на согласованную работу каждой клеточки тканей тела с нервной системой и новой частотой собственного внутреннего ритма. Такой быстрой перестройки организма, в заданном приказом режиме, Скорпион добился благодаря упорным длительным тренировкам, работая над контролем своих мыслей. Сердце начало биться тише. Ум стал холодным, расчётливым, сконцентрированным на цели. Всё остальное – эмоции, желания, неожиданные физиологические проявления – под железным контролем, зафиксированным где-то глубоко на уровне подсознания. В противном случае, если бесконтрольные мысли гуляют в голове, словно ветер, сразу хочется кашлянуть, чихнуть, икнуть, ногу почесать и так далее. Да мало ли найдёт на вас внезапных желаний только лишь потому, что вам сейчас этого нельзя! Это всё равно, если вас попросят не думать о хромой обезьяне. И будьте уверены, у вас тут же всплывёт её навязчивый образ. И не потому, что вы так безнадёжны. А потому, что любой человек, не умеющий жёстко контролировать свои мысли (а таких девяносто девять и девять десятых процентов на всём Земном шаре), захочет сделать то, что именно в этот момент запрещено. Буквально через пару минут после того, как Скорпион затаился в темноте, потянуло сквозняком. Но на удивление, ржавая дверь не издала ни одного из своих многоголосых, скрипучих звуков. Странно, но температура в комнате стала нарастать. Скорпион буквально почувствовал давно забытые ощущения присутствия родственной «островитянской» души в этом кусочке пространства. Но мозг, следуя железному приказу, лишь зафиксировал данную информацию и безжалостно отправил её в глубины сознания, восстановив чёткий контроль и свою целенаправленную работу. Слух превратился в единый эхолокатор. Сейчас имело значение всё: любой тихий шорох, любое дуновение ветерка, любое напряжение воздуха. Мозг, как суперкомпьютер, лихорадочно работал, считывая информацию с окружающего пространства. Скорпион начал движение. Хотя обычный человек вряд ли назовёт это движением. Скорее сверхмедленное перемещение, словно это проделывает самое медленное и ленивое существо на Земле. Двигается всё тело, но незаметно. Ноги едва скользят по полу, так же неспешно ощупывая пространство, точно тысячами «усиков антенн», которые преобразуют непонятным образом свои сигналы в ощущения. Эти ощущения квалифицируют предмет на своём пути в мозге, и тот уже вычисляет безопасные обходные пути. Остановка… Прослушивание... Движение… Остановка… Прослушивание… Движение… Внутри тикает заведённый «хронометр». Время нужно тоже ощущать и учитывать. Такие «игры» могут продолжаться и по шесть, и по восемь часов без перерыва, если хочешь вконец измотать противника. Но с каждым часом «хватка» от такого сумасшедшего перенапряжения будет слабеть. В конце концов, выигрывает тот, кто лучше удерживает свои мысли под контролем. Остановка… Прослушивание… Движение... Дыхание и пульс ровные. Скорпион всецело сосредоточился. Он уже почти физически ощущал присутствие соперника. Но каждый раз, медленно добираясь до его предполагаемого местонахождения, он обнаруживал, что «азовца» там уже нет. Причём уходил он очень осторожно, гораздо быстрее и, самое главное, совершенно бесшумно. Ни одна из звуковых ловушек не сработала. Давно Скорпион так не напрягался, давно не испытывал такого удовольствия от достойного противника. Чувствовалось, что Врач имел аналогичные навыки, такой же стиль мышления и действий. Но эдак можно было и до утра кружить в таком хороводе! Толку-то, лишь вымотаешь силы, и время попусту растратишь! Тут Скорпион понял, что «азовец» вовсе не собирается на него нападать, а просто показывает свою сноровку. «Хорошо, – подумал он. – Изменим тактику». «Иживец» решил идти на полный контакт. Из медленного режима он перевёл дыхание на учащённый ритм и резко перешёл на скоростную тактику, используя хитроумный приём, названный наставниками «Острова» «гордиев узел». Он, как броуновская частица, стал беспорядочно двигаться с максимальной скоростью в разных направлениях, мгновенно изрешетив руками, точно сенокосилка, всё пространство огромной комнаты. Нетренированный человек умер бы от этого спецприёма в первые секунды после атаки, военные спецы продержались бы максимум три минуты. «Островитянин», знакомый с подобной тактикой, непременно перемещается в центр «узла», где он и должен принять контрмеры против сокрушительного добивающего удара. Но, видимо, «азовец» также быстро перешёл на его тактику, поскольку Скорпион, в конце концов, сам оказался в этом «узле». Но и здесь «иживец» не растерялся. Увернувшись от заключительного удара, он использовал тактику ближнего боя под названием «липкие руки». В темноте такая тактика давала большое преимущество, если необходимо целенаправленно достать противника и уничтожить его, как говорили на «Острове», по заданным координатам. Однако перед ним был спец, прекрасно владеющий всеми приёмами и этой секретной борьбы. Он не давал Скорпиону возможности нанести смертельные удары, но и не убивал сам, хотя пару раз «иживец» допустил серьёзные ошибки. «Азовец» ими не воспользовался. Почему? Размышлять на эту тему сейчас было некогда. Бой со специалистами – сам по себе тяжёлый бой. Бой с «островитянином» – это вообще можно отнести к явлению редкому и уникальному в обычной жизни. Потому что боя как такового нет. Для «островитянина» есть цель, которая должна быть моментально поражена. Формула такого боя одна: в минимальный срок нанести максимальное количество смертельных ударов. Счёт идёт на секунды. Скорость бешеная. Едва ли сторонний наблюдатель, если бы таковой присутствовал, смог бы заметить мелькающие удары и блоки. Нет, он бы ничего не увидел. Он бы просто почувствовал резкое повышение температуры окружающей среды, накал атмосферы до предела, витающее супернапряжение в сжатом пространстве. Бой двух слившихся теней продолжался буквально несколько секунд. Но каких грандиозных секунд! Скорпион работал на всю мощность. В это время боролся не просто обычный повседневный Скорпион. Он исчез. Была лишь натренированная, натасканная супермашина, суперчеловек, который сражался на пределе своих возможностей. Вернее, было два таких супермена с одинаково заложенными программами. Их мозг даже не анализировал удары, как у обычных бойцов. Вместо многосложной цепочки, когда мозг через зрительное восприятие оценивает ситуацию, анализирует её, принимает решение, затем передаёт эту команду в мозжечок (двигательный центр), а из него уже через нервы поступает соответствующий сигнал в мышцы, – у них напрямую работала подсознательная память. Не успел один противник поднять руку для удара, другой уже принимал контрмеры именно от такого удара. Это высший пилотаж в Большом Искусстве боя – работа на предвидение, работа маленького студенистого вещества мозга – эпифиза. Эта таинственная, до сих пор толком не изученная шишковидная железа неоднократно упоминается в старинных книгах, в том числе древнейшем трактате «Искусство ведения войны», не иначе как РИНГСЭ, «созревшее янтарное зёрнышко, открывающее Мастеру психическое зрение Третьего глаза, дарующего духовное видение». Очевидно, наставники «Острова» многократно перестраховались как современными знаниями, так и знаниями глубокой древности, дабы вывести непревзойдённую «породу» Воинов не только на грубом физическом уровне, но и на тонком уровне глубинного подсознания. Последнее оказалось слишком загадочным для современной науки. Поэтому-то выручила забытая Старина, благодаря которой наставникам удалось достичь невероятных результатов – проникнуть в таинственную кладовую подсознания. Ну что ж, как известно, новое – это хорошо забытое старое. В таком поединке двух Мастеров выигрывает тот, кто предвосхищает силу мысли силой своего духа. Самым сложным поединком для человека является даже не сама физическая схватка, а больше внутреннее углублённое противостояние собственным негативным силам. И Скорпион с треском проиграл этот бой. Не потому, что ему не хватило массы мышц, а потому что в его мозг, несмотря на «железный занавес», проскользнула негативная мысль. Одна-единственная! Но этого вируса хватило, чтобы внести незначительную дестабилизацию в работу мозга. Если бы его противник не был равным ему по силе, это бы никак не отразилось на успешном бое. Но Сэнсэй был не просто Мастером, а классным Мастером с колоссальной силой Духа. Поэтому этот момент стал решающим в поединке. Доли секунды замешательства Скорпиона – и его тело улетело далеко в сторону, грохнувшись о пол. Скорпион понял, что проиграл. Плохие мысли стали всё чаще появляться в его голове. И этим он окончательно обрёк сам себя на поражение. Настоящий бой закончился, началась сплошная техника. «Иживец» решил использовать все смертоносные шансы до конца. Свалившись на пол, он быстро перевернулся и резко отскочил в сторону. И, мигом присев на колено, метнул в сторону противника два метательных ножа. По звукам он понял, что не хватило каких-то долей секунды, чтобы поразить цель. Пока летели ножи, Скорпион воспользовался производимым шумом и моментально сместился, изменив позицию. Но не успел он достичь нового укрытия, как буквально в нескольких миллиметрах от его уха с жутким свистом пролетел «ответный привет». По логике, человек бы дёрнулся назад и в сторону. Но Скорпион пошёл вопреки логике. Он не стал никуда бежать, а просто очень низко присел, распластавшись, как лягушка, и почти сравнявшись с полом. Но второй нож удивил своей точностью попадания даже Скорпиона, видавшего всякое в бою. Нож буквально пришил одежду его правой руки к длинному деревянному бруску – доске, стоящей сзади на полу возле стены. Скорпион, услышав хлопок, от неожиданности резко дёрнулся, пытаясь отпрянуть в сторону. Но нож сидел глубоко и от такого рывка «иживец» вывихнул себе плечо, разорвав в клочья одежду. Для обычного человека боль была бы нестерпимой. Но для Скорпиона она оставалась где-то на отдалённом уровне восприятия. Его учили не чувствовать боли во время боя. Нужно было срочно уходить. Как последний аргумент прикрытия Скорпион выхватил левой рукой пистолет с глушителем и открыл огонь на поражение, продвигаясь к двери. Левой рукой он так же хорошо стрелял, как и правой. По слуху определил, что противник столь же быстро менял позиции. Не успел Скорпион сделать и три выстрела, как получил ответные в его сторону, с таким же кучным прицелом. Но бил «азовец» не на поражение, а по конечностям. Скорпиону удалось выбежать из помещения, прихрамывая на задетую пулей ногу. До машины в балке было метров сто. Но добежать он не успел. Возле плеча просвистела пуля, оставив обжигающий след на костюме. Скорпион тут же упал, несколько раз перевернувшись, и стал отстреливаться, всё время смещаясь и меняя положение от кочки до кочки. Хотя было темно, но пули, что с одной, что с другой стороны буквально взрывали землю в местах, где только что находились соперники. Будь кто-нибудь из них хоть на секунду нерасторопнее, тут же получил бы точную кровавую проекцию диаметра пули противника на собственном теле. С большим трудом Скорпиону всё же удалось добраться до лесопосадки. Петляя между деревьев, он с огромными усилиями добежал до машины. Мотор «БМВ» взревел, и автомобиль сорвался с места, набирая скорость. Дорога, ведущая от свалки к трассе, была страшно разбитая. Скорпион нёсся по ней, выжимая акселератор до пола и руля здоровой рукой. Машину сильно кидало. Сзади появился белый «Москвич». Он газовал из последних силёнок, не желая отставать. «БМВ» была, конечно, хорошей машиной, но импортной, которая предназначалась явно не для наших «древнеславянских» колдобин. А если учесть, что за рулём сидел русский, гены которого из поколения в поколение передавали страсть к быстрой езде, то можно представить, с какой скоростью гробилась иномарка. Хорошо, что это не видели аккуратные во всём немцы, производители этой красавицы, иначе точно бы заработали инфаркт. «Москвичонок» по родным дорогам пёр во весь дух не хуже «БМВ», даже менее «травмируясь». Ему не привыкать. Эти дороги – его родная стихия. Как там говорится, «дома и стены помогают». В нашем случае – дороги. «Москвич» почти догнал «БМВ», приблизившись вплотную, до него оставались буквально считанные метры. Но тут, за поворотом, началась трасса цивилизации. Как ни легко было вести по ней машину, но догнать «БМВ» – практически невозможно. Однако, даже безнадёжно отставая, «Москвич» упорно мчался вслед иномарке. Но перед самым въездом в город, как всегда не вовремя, заглох движок. – Тьфу, чтоб тебе… Сэнсэй вылез из машины и проводил взглядом быстро удаляющиеся за поворотом огоньки «БМВ». Объект снова был потерян.  Через сорок минут на свалку прибыла группа спецназа, которой руководил Володя из старшей группы учеников Сэнсэя. Очухавшиеся к тому времени Кирпич, Бульдог и Чокнутый не успели даже ничего сообразить по поводу предыдущего их отключения, как со всех сторон на них налетела вооружённая группа людей в камуфляжах. Вместо того чтобы задрать руки вверх и не шевелиться, «похитители» попытались разбежаться врассыпную, за что получили такой поучительный урок, который перепуганные «соучастники преступления» запомнили на всю оставшуюся жизнь. Их погрузили в машины. Отвезли в какое-то устрашающее своими серыми стенами государственное учреждение. А затем снова неоднократно повторили пройденный урок, да так, что «похитители» выложили спецназовцам всё как на духу, весь сценарий похищения без запиночки. Угрозы Скорпиона по сравнению с такой «беседой» показались им туманным миражом. А дополнительная порция вразумительных «разъяснений» спецназовцев стимулировала искреннюю исповедь корешей обо всех грехах своей бурной молодости в подробном письменном изложении. Впервые в жизни грозным налётчикам пришлось столкнуться собственным лбом с суровой буквой закона, которая на достаточно продолжительный срок отбивала всякую охоту покушаться на чью-либо жизнь и личное имущество граждан. Спасибо, добрые начальники «скрестили» похищение за «добровольную явку с повинной» по другим преступлениям. Иначе «похитителям» было не миновать в суде в дополнение к их «букету» ещё и столь растолкованную в подробностях сто двадцать шестую статью Уголовного кодекса о похищении человека.  Скорпион залёг в свою «нору», залечивая раны. В подобных случаях он никогда не обращался в больницу. На «Острове» их учили справляться собственными силами и обходиться подручными средствами, даже если необходима операция по извлечению пули из раны. Скорпион, мужественно превозмогая острую боль, был сам себе врачом, медбратом и пациентом. Прихватив из машины аптечку, он добрался домой. Рану на бедре он поспешно перевязал ещё в машине, едва оторвался от погони. Поэтому сначала необходимо было срочно вправить вывих. Он привязал правую руку к ручке двери в квартире и, присев, резко рванул руку. Щелчок – и сустав стал на место. Затем принялся за самое сложное. Снял временную повязку. Аккуратно разрезал одежду в месте ранения ноги. Осмотрел рану. Ему повезло. Пуля прошла касательно, всего лишь разорвав кожу. Он вновь прикрыл рану стерильным бинтом и стал готовиться к операции в домашних условиях. Открыв аптечку, достал дезинфицирующий раствор перекиси водорода, вату, бинт. Взял шёлковую нитку с иголкой. Нитку опустил в стакан с водкой, чтобы она хорошо вымокла. А иголку, разогрев над огнём, прокалил докрасна и согнул как хирургическую, чтобы зашить рану. Когда всё было готово к операции, он вновь снял повязку. Обработал рану перекисью водорода. Вдел вымоченную шёлковую нить в свою изготовленную «хирургическую» иглу. И стягивая кожу с одной и с другой стороны чистыми руками, стал накладывать швы. Причём не обычные, а довольно густые, через каждые два-три миллиметра, чтобы рана быстрее зажила и не расходилась при нагрузках. Закончив эту трудоёмкую операцию, Скорпион вновь обработал края перекисью водорода. Кровь свернулась. Затем вокруг этих швов он помазал обычным йодом. Нашёл в аптечке мазь «Спасатель» и также нанёс её на рану для скорейшего заживления, сверху прикрыл широким бактерицидным лейкопластырем. Но физические страдания были не столь существенными по сравнению с душевными. То, что недавно произошло, потрясло его до глубины души и внесло ещё большее смятение в мысли. Сознание просто разрывало его на части от проигрыша в схватке, глупого собственного травмирования, позорного ухода с поля боя. С другой стороны, был рад, что хоть так отделался. В поединке он почувствовал, что столкнулся с более могучей силой воли, которую он даже не предполагал в противнике. Ему показалось, что своими действиями только дёргал усы дремавшему льву, испытывая его терпение. Теперь «иживец» понял, насколько смешно было затевать этот поединок. Стыдно признаться, что Скорпион, как профессионал, ничего не мог сделать с этим «азовцем». И это после всего его многолетнего опыта в своём деле. Для такого спеца, каким он себя считал, это был просто позор! С третьей стороны, вся эта история вызывала у него восхищение и уважение по отношению к противнику. Врач повёл себя более чем достойно, даже как-то по-дружески, «по-островитянски». У него было несколько шансов, чтобы убить Скорпиона. Почему он ими не воспользовался? Ведь он прекрасно понимал, для чего всё это устроил его соперник. Никогда ещё в сознании Скорпиона не случалось такого множественного раскола, никогда он ещё не переживал такую сильную внутреннюю борьбу по поводу своей жертвы. Эти разноликие рассуждения заставили его незаметно перейти на думы о своей жизни, на ту тайну, которую он не смел ворошить в своём сознании. Уж слишком много душевной боли она причиняла своим повторным вскрытием! Но сегодня это произошло само собой. Скорпион хорошо знал, кто такой Лорд, на какое ничтожество ему приходилось работать. Но, по большому счёту, Скорпиону было плевать на этот факт. Его даже устраивало такое высокое положение своего «работодателя». В нём бурлила Месть. Скорпиона воспитывали преданно служить Родине. У него было всё: огромная перспектива, внутренний огненный порыв, высокая офицерская честь, патриотизм. И всё это на благо процветания его любимой, необъятной Родины. А теперь ничего не осталось, потому что у него украли самое дорогое – Родину. Разрушили все идеалы. Развалили страну. Он остался брошенным на произвол судьбы, как миллионы его сограждан. А что вокруг? Бандиты, мафия, мразь да грязь. Всё, против чего он боролся, разом всплыло на поверхность, распространяя повсюду свой зловонный запах, затягивая плёнкой нечистот всю власть и не давая возможности глотнуть свежего воздуха тонущим людям... Это называется – дышите внизу сколько угодно, но только их удушливыми миазмами, отравляйте поскорее своё сознание. Глядишь, вскоре «низы» послушными, как зомби, станут. А кто доверху доплывёт – станет таким же испачканным. Ведь давно известно: если вляпаешься в дерьмо, долго потом оттираться да вонять будешь. Скорпион обозлился на всю эту несправедливость. Поэтому пошёл работать на Лорда – вора, в руках которого сосредоточилась огромная власть. Скорпиону было уже без разницы, кто находился вверху. У него появилась одна цель – заваливать побольше бандитов среди бандитов. И чем больше, тем лучше. Это давало также шансы оставаться в форме и выживать. Теперь он вновь реализовывал свои возможности с пользой для дела. Он утешал себя мыслью, что не убивал простых граждан. Он мстил за простых граждан. Так высокопрофессиональный ликвидатор стал волком-одиночкой с надломленным духом и огромной жаждой мести. Скорпион непоколебимо и твёрдо следовал своей цели до сегодняшнего дня, пока не столкнулся с Сэнсэем. Это был не просто поединок. Это было нечто глубже, затрагивающее потаённые струны его души. Скорпион ощущал это на каком-то подсознательном уровне. И то, что он не мог перевести эту информацию на язык сознания, ещё больше бесило его. Словно кто-то внутри пошатнул трон её Величества Мести, окружённый царством зла. От этого непонятного движения зло ещё больше вскипало, сопротивлялось и яростно выплёскивало на поверхность свои гневные мысли. «Да кто такой этот «азовец»?» – думал Скорпион, поддавшись стихийной борьбе неведомого ему внутреннего противостояния. – Кто? Он ведёт свою игру на стороне бандитов! Бандитов… бандитов… бандитов… – пронеслось эхом в голове, словно кто-то специально давил на психику этими словами. – Значит, он сам и есть бандит. Я ликвидатор… Я профессионал… Я должен…» Но что-то ныло в груди, что-то мешало, что-то сопротивлялось его мыслям. Оно было очень слабым, но явно постепенно усиливалось и разрасталось. Медленно, очень медленно, но устойчиво. Зло всё же выиграло этот бой, подавив огромной силой воли, которая пока ещё находилась на его стороне, все попытки неизвестного чувства в глубине души. И как только состоялась эта маленькая победа большого внутреннего сражения, Скорпион вновь принялся за вычисление своего противника. Теперь он не собирался демонстрировать показательные выступления, меряясь силами. Теперь он покажет свой главный, отточенный годами до блеска профессиональный навык с помощью снайперского прицела. Глава 6 Ловля на «живца» Скорпион прекрасно понимал, что Врач будет также вычислять и его. Значит, думать они будут в некоторой степени одинаково. Поскольку Скорпион залёг на дно, следовательно Врач должен обязательно где-то «засветиться», чтобы выманить Скорпиона из его «норы». Так сказать на «живца». Это было логично предположить после всего случившегося. «А где он может засветиться, вернее возле кого? – размышлял Скорпион. – Возле того, кто передаст по цепочке мне эту информацию. Наверняка он догадался, что у меня есть кто-то сверху, раз я так быстро «реанимировался» и включился вновь в игру. Безусловно, его филёры по спаленной хате уже вычислили, кто её арендовал. Значит, они выйдут на Миноса и будут знать, что источником информации для меня является Минос. А Минос откуда черпает? Снизу, от местных бандитов. А с кем из местных бандитов связан Врач? С Бульбой. Не напрямую, конечно. Но о действиях Врача информируют внедрённые к нему Бульбины бандюки… Кажется, Денис и Тома, если мне память не изменяет… Да, точно… Судя по тому, что Врач их блокировал, запустил в одном направлении и замкнул друг на друге, следует, что он их давно вычислил, если не с самого начала. То есть, они для него всего лишь разменная монета. А отсюда вывод: «засвечиваться» для соответствующей утечки информации, то есть для меня, он будет именно возле них. Но возле кого конкретно?» Скорпион напряг память и стал детально вспоминать всё, что было связано с Денисом и Томой в досье Миноса. Потом он сделал сравнительный анализ их психологии и образа жизни. Из всего следовал вывод, что наиболее подходящей кандидатурой для роковой встречи является Тома. Он был привязан к своему плотному графику работы и имеет всего три постоянные точки, где его можно найти: дом, офис и его любимое кафе. Тома редко выезжал с каким-нибудь бизнесменом на встречу. В основном к нему приезжали в офис. Этот график вполне устраивал Скорпиона. Тем более, что Тома обожал устраивать вечеринки в кафе, на которые приглашал чуть ли не полгорода. Вот тебе и распространение слухов! Денис же, в отличие от Томы, был отвязанным волком. Судя по его делам, что ему шибанёт в данный момент в голову, то он и делает. Слишком скользкий тип и чересчур неудобный. Все эти выводы Скорпиона предрешили дальнейшую судьбу этого бандита. Не мог же Скорпион раздвоиться и караулить Врача сразу в двух местах! Нужно было не ошибиться в вычислениях и создать все условия, чтобы противник объявился именно там, где Скорпион будет ожидать его во всеоружии. Самым удобным для этого дела являлся Тома. Следовательно, Дениса требовалось как-нибудь нейтрализовать или, в конце концов, убить.  Как только раны слегка поджили, Скорпион сел за руль и отправился по адресам, где мог находиться Денис. Память и здесь его не подвела. Через некоторое время он обнаружил этого бандита, которому дал условную кличку «Слепень». Уж больно он напоминал своей жизнью кровососущее двукрылое насекомое, гнуса и переносчика возбудителей всякой дряни и болезней. Впервые увидев этого человека, «иживец» практически сразу его идентифицировал. И даже сам себе удивился. Лицо бандита действительно чем-то напоминало бычьего слепня. Что это, ошибка природы или отпечаток его внутренней натуры от столь пагубной жизни? В любом случае Скорпион не собирался докапываться до сути вопроса. Этим пусть занимаются философы вместе с энтомологами и психологами. Его задача сводилась к устранению этого кровососущего «насекомого» с собственного пути, дабы оно не испортило своим присутствием грандиозные планы. Скорпион незаметно повис у него на «хвосте». На слежку ушло практически три дня. Всё подтвердилось, в том числе и его разудалая криминальная деятельность. Скорпион решил ликвидировать его без шума. Исчезновение такой личности, как Слепень, не вызвало бы никаких подозрений. Такие бандиты часто меняют своих кормящих хозяев, зачастую работая сразу на нескольких. Пропал из виду, ну и ладно, его место тут же занимает другой изголодавшийся Слепень. Но неожиданный случай заставил Скорпиона изменить своё намерение. Чтобы сильно не утруждать себя визуальным отслеживанием запутанной траектории полёта своего подопечного, Скорпион незаметно, когда Денис проходил сквозь толкучку народа на базаре, повесил ему «клопов» на одежду. Теперь он спокойно отслеживал его перемещение, находясь в машине, и знал, какие мыслишки, выраженные словами, проскальзывали у того в голове. И вот, когда Скорпион для себя уже решил участь Слепня, собравшись отправить того в мир иной, он услышал в микрофон нечто любопытное. Подъехав поближе, установил визуальный контакт. Действительно, Слепень вместе с двумя своими дружками отбивал почки какому-то солидно одетому бизнесмену, выбивая с него проценты вместе с долгом. Они яростно угрожали, что припечатают ему физиономию его собственным раскалённым утюгом в его собственной квартире, при этом указывая на окна второго этажа ближайшего дома. В конце концов, Слепень вознамерился реализовать свою задумку, видимо надеясь изъять не только долг, но и наверняка имеющиеся в квартире бизнесмена валюту и золото. Бизнесмена поволокли в подъезд его дома. Зафиксировав этот разговор, Скорпион моментально сориентировался. Быстро выяснив номер дома, улицу и квартиру, он позвонил в ОБОП и анонимно сообщил о вымогательстве по такому-то адресу. Буквально через полчаса Скорпион издалека увидел, как незаметно подъехала обоповская машина, как в подъезд вошла группа солидных мужчин в сереньких пиджаках с оттопыренными левыми бортами. Следом четыре спецназовца в полном камуфляже. Он услышал всю пикантную лексику обоюдных сторон при внезапном захвате, угрозы потерпевшего, обещающего упечь своих обидчиков в тюрьму на весь остаток жизни. И заключительный торжественный вывод из подъезда блюстителями порядка скрюченных, в наручниках вымогателей, совершивших только что корыстно-насильственное преступление. Ну, прямо всё как в кино, правда с просмотром из последнего ряда. Теперь можно было не беспокоиться о появлении Слепня на горизонте в ближайшие годы. Уж слишком высокими правительственными чинами стращал потерпевший бизнесмен, уж слишком старательно обработали обоповцы нерадивых вымогателей! Знать, те явно не в свою тарелку рыло сунули да замахнулись большими ложками на чужие щи. Ну и к лучшему, лишний груз с плеч! Слепень проклинал свою судьбу на чём свет стоит. Дурак, даже поди и не догадывался, что ноги должен лобзать этому бизнесмену. Ведь если бы не он, лежать бы ему на следующий день в сырой земле с пулей в дурной голове. Скорпион поймал себя на мысли, что радуется свершившемуся обстоятельству, как нашкодивший, безнаказанный ребёнок. У него даже настроение значительно улучшилось. «С чего бы это? – тут же подумало его Эго. – Откуда взялась такая радость по поводу несостоявшегося убийства у закоренелого, остекленевшего в эмоциях высокопрофессионального ликвидатора? Неужели он теряет своё внутреннее лицо? Из какой щели вылезла эта жалость к судьбе бандита?» Империя Зла и Мести снова начинала набирать ослабленные на время обороты. Пелена холодности и безразличия вновь стала застилать все бреши внутри Скорпиона. В некоторой степени он пожалел, что поступил именно так. Но вскоре успокоился и проанализировал все обстоятельства случившегося на профессиональном уровне, где убедил себя, что всё делал правильно, логично, расчётливо и, главное, чисто и конспиративно.  Итак, оставался Тома. С отслеживанием и подтверждением графика Томы особенных проблем не было. У того всё оставалось по-прежнему. Скорпион даже пронюхал, что в конце недели у Томы намечается очередная грандиозная вечеринка. Врач, по идее, должен воспользоваться такой возможностью, чтобы запустить «утку» для Скорпиона. Тома остался единственным, быстрым и надёжным каналом на сегодняшний день. Даже если Врач и вычислит желание Скорпиона найти его на той вечеринке ради долгожданной встречи, то он просчитается в одном: Скорпион пойдёт против своей логики, которая указывает, что убийца должен находиться в толпе, незаметно затесавшись среди приглашённых гостей. Врач будет думать, что киллер ожидает его внутри, а Скорпион, тем временем, будет встречать его снаружи, возле единственной дороги, ведущей к кафе Томы. Конечно, Скорпион понимал, что Врач после всего произошедшего может приехать далеко не один, а с невидимым силовым окружением своей профессиональной группы. Хотя в предыдущем случае этого не было. Странно, но факт. Если бы тогда свалку оцепили филёры Врача, Скорпиону бы точно оттуда не выбраться. Даже если бы они не схватили ликвидатора, то провели бы его до нового логова. Это как пить дать. В этом случае через час, максимум два, мышеловка бы захлопнулась, так и не дав понюхать заветного сыра. Тем не менее Скорпион до сих пор не увидел нежданных гостей, до сих пор его внутренний голос молчал об опасности, задремав без дела на уровне подсознания. Вывод напрашивается один – его местопребывание пока не рассекречено. Сейчас следовало действовать более чем осторожно. На карту поставлен весь его профессионализм, что для него лично было важнее собственной жизни. Поэтому нужно всё серьёзно обдумать и просчитать. Проанализировать возможные как лучшие ситуации, так и худшие. А по худшему сценарию все ближайшие дома, подъезды, крыши, подвалы, канализации, постройки-недостройки будут исхожены филёрами. Эти «скалолазы-землелазы» все закоулочки обойдут, всё заметят, всё зафиксируют, опасные места под контроль возьмут, подозрительных личностей, и пикнуть не успеешь, обезвредят. А если не обезвредят, то явно надолго озадачат. Одно слово – спецы элиты. «Нет, тут должен быть нестандартный ход для профессионала. Одновременно простой и доступный. Это должен быть варварский способ, спонтанный, как у маньяка-одиночки. Маньяка? А почему бы и нет... Шёл, шёл, никого не трогал. Увидел. Бах! И подстрелил. Идиотизм?! Точно. Но что-то в этом есть. Главное в этом деле – сломать собственный стереотип мышления, традиционный, который с таким же успехом может отследить и противник. Здесь игра идёт уже на грани фола. И всё же в ней должна присутствовать точная расчётливость». Скорпион перебрал несколько вариантов. Но все они тянули на традиционную тематику. Перевоплотившись в образ зачуханного стареющего бомжа, он поехал исследовать окрестности возле кафе. Есть такое старое, доброе правило, излюбленное «островитянами»: если хочешь разгадать секрет фокуса и заметить то, что в упор не видят другие, нужно не сосредотачиваться на лице и пальцах манипулятора. Необходимо абстрагироваться и искать искомое. Это и попытался сделать Скорпион, навинчивая круги по заданной местности. Он запоминал и незаметно изучал каждую, даже незначительную мелочь, на своём пути. Как известно, бесполезной информации не существует. Всё зависит от того, в какую голову она вкладывается. Даже если эта голова сильно чешется и внешне выглядит достаточно непримечательно, это ещё не означает, что в ней пульсируют безнадёжные мозги. Кафе находилось среди домов микрорайона, возведённого в последнюю пятилетку перед развалом Союза. Поэтому там было ещё много ненужного мусора, как будто специально оставленного нерадивыми строителями для людей такой нелегальной профессии, как «чистильщик». Безобидный бомж не спеша прошёлся по микрорайону, подбирая в свою замусоленную котомку всякий мусор и случайные бутылки. Опытный глаз профессионала исследовал массу укромных местечек. Но именно на них сосредоточат свои силы люди Врача, если они будут обеспечивать его невидимое прикрытие. Надо было придумать нечто оригинальное. Скорпион забрался на крышу девятиэтажного дома. Залёг возле края и достал неестественно дорогой для своей шаромыжной внешности бинокль с усиленной оптикой. Если бы кто-нибудь из простых граждан увидел эту уморительную картину, то непременно с ухмылкой бы подумал: «Спёр, наверное, где-то, чертяка!» Но в милицию сообщать бы не стал, по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю». Вдали за трассой находились земельные участки. Единственная асфальтированная дорога, ведущая из микрорайона к трассе, проходила через пустырь. Он был изрыт, в небольших холмиках, заросших низкой, густой, уже пожелтевшей травой. Посреди пустыря лежало несколько больших плит, вокруг которых валялись всякие ржавые железяки. И здесь, конечно, можно было залечь. Но всё это совсем не то, что искал ликвидатор. Его внимание привлёк резкий, практически под углом девяносто градусов поворот на этой дороге. Перед ним-то машина обязательно затормозит. Чуть южнее от этого поворота находилась куча гравия. А это уже было теплее! Скорпион прикинул расстояние от кучи гравия: триста шестьдесят метров до трассы и сорок до поворота дороги, ведущей к микрорайону. Это было то, что надо. Восемьдесят–шестьдесят метров – идеальное расстояние для выстрела! Хотя для Скорпиона и триста шестьдесят метров – не проблема. Но риск здесь, как говорится, не уместен. Нужен был один выстрел и наверняка. Спустившись с «небес» новостройки, Скорпион подошёл поближе, шаркая походкой скучающего бомжа. Куча гравия была действительно самым лучшим местом. Северная её сторона выходила на дорогу. Следовательно, не стоит опасаться отблеска солнца от окуляра снайперской винтовки, если Врач надумает приехать к Томе засветло. А это вполне возможно, так как Врач, судя по данным Миноса, не был любителем подобных вечеринок. «Значит, он пожалует к нему либо до неё, либо после, вряд ли в середине, хотя… Скорее всего, раньше, надо же, чтобы слух пробежал по толпе ещё до того, как её накачают алкогольными напитками. Вывод: Врач может приехать в максимальном промежутке от пятнадцати до девятнадцати часов. Будет ещё светло. Это хорошо – видимость будет чёткая, и плохо – в искусстве маскировки придётся поднапрячь мозги». Скорпион обошёл кучу гравия. По высоте она явно когда-то была приличная, наверное хватило бы на две такие же дороги. Но нужды страдающего от нехватки денег народа уменьшили её в три четверти. Если чуть-чуть незаметно подровнять, то вполне можно смоделировать оптимальную высоту для точного выстрела. «Так, а это что ещё такое?» Недалеко лежал длинный железный П-образный короб. Бомж медленно присел возле него, словно отдыхая от бесполезных скитаний. А затем и вовсе прилёг, слегка задремав. «Отлично!» Короб почти соответствовал его росту. В голове Скорпиона проснулся инженер-изобретатель, манипулирующий сложными математическими вычислениями и расчётами. «А что если разгрести кучу гравия наискось, уложить этот короб как навес и присыпать его сверху гравием так, чтобы эта куча выглядела как непотревоженная. Снизу и на выходе лаз замаскировать. Внутри вполне хватит места, чтобы залечь со снайперской винтовкой. Так… расчёт оптимальной высоты гравия… дальности… траектории полёта пули… выход на прямую, можно и под определённым углом… скорость полёта… направление ветра… сила ветра… влажность… тепло… прозрачность воздуха…» Дальше пошли сплошные расчёты специфических параметров. Но главная задача по обеспечению маскировочных мероприятий в зоне предполагаемой акции была успешно решена. Великолепно! Бомж снова присел, зевнул и сладко потянулся, будто ему приснилась бутылка недопитого пива и большой ломоть хлеба с толстыми кружками колбасы. Но, вернувшись к действительности, он тяжко вздохнул, кряхтя поднялся и побрёл к ближайшим кустам справить нужду. Надо же было не только подготовить место встречи, но и натоптать тропинки экстренной эвакуации. Обдумывая все перипетии своей предыдущей партии, Скорпион сам к себе придирался по поводу нового сценария, как назойливый дотошный критик. Важно было предвидеть все возможные и невозможные неожиданности, не упустить из виду ни один пустяковый момент. Он, как никто другой, знал, что из-за таких вот непредусмотренных маленьких пустячков и слагается череда больших неприятностей, особенно в его деле. Походив по пустырю и собрав в округе засохшее собачье дерьмо в кулёк, он незаметно положил этот кулёк рядом с гравием. Вечером пригодится. Потом пошатался возле вскопанных приусадебных участков, расположенных с другой стороны трассы, и чтобы окончательно доиграть свою роль (не мог же он сразу после пустыря скрыться из зоны видимости, дабы не выказать свой интерес), Скорпион обошёл микрорайон и вновь зашёл в него с другой стороны. Там он увидел большой мусорный бак – «радость бомжа», который был просто переполнен различными отходами, видимо достаточно состоятельных граждан. Глаза у «старого бомжика» засверкали изголодавшимся блеском и он усердно стал копаться в мусоре, как заядлый кладоискатель. Не прошло и пяти минут его захватывающего погружения в мир отходов, как кто-то дал ему внушительный пинок под зад. – Ах ты, хряк! Ты на чью территорию топырщишься?! – прозвучал грозный рык сзади. «Дедок-бомжик» воровато оглянулся. Перед ним стояли два бомжа лет сорока с угрожающим выражением лица. – Да я, да я… мужики… Я ж просто мимо, – стал пятиться «дедок», изрядно шепелявя. – Я ж не знал… что вы тут… вот… – А ну вали отсюда! – угрожающе прикрикнул второй и со всей силой пнул сумку с бутылками «старикашки». – Ухожу, ухожу… – стал тот раскланиваться, спешно подбирая на коленках своё разбитое добро-барахлишко. Пятясь назад и видя, что его никто не преследует, «дедок» развернулся и побежал во весь дух за ближайший угол дома. Потом украдкой выглянул из своего безопасного места. Бомжи перебирали какие-то картонные коробки. «Дедок» ехидно хмыкнул и любопытства ради прошёл один лишний квартал. Так и есть… Там стояла обшарпанная машина с госномерами, в которой сидело ещё трое мужиков неброской наружности. Скорпион усмехнулся. Надо же было вот так лоб в лоб столкнуться с милицейской службой наружного наблюдения! Тоже под бомжей косят. Для воров, конечно, сойдёт, выглядят натурально. А вот для спеца их вид смешон. Всё равно, что серый волк в бабушку переоделся перед приходом Красной Шапочки. Ну что в наше время поделаешь с этими бедолагами, государственными служащими? Как платят им, так они и работают. Что с них возьмёшь? С их зарплатой только под бомжей и приходится «косить», причём даже спецкостюмов искать для этого не нужно. Дома рухляди полный гардероб. Скорпион, улыбнувшись, подумал: «С нашей неумолимо растущей преступностью эдак ни одного настоящего бомжа в округе не останется. Не потянут «мазу» за территорию супротив «наружки»-то. Те хоть на ступеньку, но выше их благосостояния стоят, значит, и силёнок будет поболее». Ближе к вечеру Скорпион уже доработал детали. Теперь необходима была грубая физическая сила для реализации инженерного плана. Скорпион привык работать самостоятельно, как говорится, без свидетелей. И обустраивать собственные засады в том числе. Причём имел навыки по многим профессиям – слесаря, сварщика, строителя, столяра, токаря и ещё целого перечня других специальностей, которые могли пригодиться в многогранной деятельности «иживца». Но для сегодняшней работы требовалась серьёзная нагрузка на мышцы. А раны его только стали затягиваться. Пришлось делать исключение. Недолго думая, он загримировался «под середнячка», сел в свою роскошную машину и поехал на окраину города. Петляя по улицам, он обнаружил в укромном уголке «Ниву», накрытую чехлом. По всем признакам, машину уже давно никто не тревожил. Значит, её хозяин либо в отпуске, либо в командировке. В Скорпионе загорелись патриотические чувства и он, не глядя, обменял «БМВ» на родную «Ниву», временно конечно. Вот бы удивился хозяин такому сказочному преобразованию, обнаружив под чехлом вместо верной «лягушки» иноземную красавицу! Сам бы не поверил, три раза ущипнул бы себя за руку – не сон ли это. «Нива» как нельзя кстати подходила новому образу Скорпиона. Он без труда завёл машину и двинулся к ближайшему соседнему городку. По пути приобрёл инвентарный инструмент и водку. Проехав через город, он вывернул на грунтовую дорогу и, преодолев ещё несколько километров, обнаружил посёлок городского типа. Тихое место, достаточно удалённое от основной трассы. Судя по местным жителям, смотрящим вслед «Ниве» как на редкое чудо отдалённой цивилизации, было понятно, что здесь вели размеренный, оседлый образ жизни. Причём местный автобус, судя по расписанию, явно весьма редко совершал свои рейсы в город. Это-то Скорпиону и нужно было. Поколесив по посёлку, он увидел в какой-то подворотне двух скучающих мужей-алкоголиков, которые явно хотели выпить, но, как говорится, не за что. Скорпион остановил машину и выглянул в открытое окно. Алкаши с любопытством посмотрели в его сторону. – Здорово, мужики! – Здорово, коли не шутишь. – Как жизнь? – Да какая жизнь?! Сам видишь, хреново! Трубы горят… – Есть работёнка. Не подсобите? Для убедительности своих намерений Скорпион демонстративно потянулся за бумажником. Алкаши встрепенулись, словно от зимней спячки, и оживлённо подошли поближе. – А что делать-то надо? – заинтересованно спросил один из них, облизывая пересохшие губы и не отрывая глаз от бумажника. – Да, пустяки, гравий покидать! Я пообещал жене сделать на участке особый слив для орошения огорода, да всё руки не доходят. А тут жена, как назло, истерику закатила! Завтра грозится с тёщей на огород с проверкой наведаться. А я… ну, вы сами, мужики, понимаете… Огород же только «причина отсутствия»… Алкаши заулыбались, обнажая пожелтевшие зубы. Рассказы о левой стороне жизни очень подкупают доверчивых слушателей, с жадностью ловящих каждое слово из подобного разговора. Скорпион отлично знал этот психологический приём. На эту удочку клюют все мужики: от большого правительственного босса до зачуханного алкаша. Этот камешек зарыт в глубине животного инстинкта, тайных нереализованных желаний и фантастических мечтаний. Поэтому люди с удовольствием слушают именно то, о чём им так красноречиво повествуют. И, что особенно немаловажно, именно это и запоминают из всего разговора. Когда Скорпион так искусно заинтриговал своих «рабочих», те, продолжая улыбаться, ответили: – Ну, а чего не помочь, коли нужда припекает? Тёща – это, брат, дело серьёзное… Сколько платишь? Скорпион, виртуозно разыгрывая свой образ, немного поторговался. И, договорившись о сумме, тут же всунул им в руки половину денег как задаток. Ничто не действует столь убедительно на человека, как деньги, уже находящиеся в его руках. Осязание купюр, особенно когда перед этим ощущалось их долгое отсутствие, моментально поднимает настроение, делает людей сговорчивее и любезнее. Похрустывая ценными бумажками, человек уже прикидывает, сколько чего можно на них купить. Ну а после такого реального воплощения мечты с помощью необъятного воображения уже ничто на свете не заставит их расстаться с ними. Механизм Эго – «это моё – не тронь» – моментально запускается в действие. Алкаши, взяв в руки деньги, сразу подсчитали, сколько можно приобрести на них литров самогона. Эти подсчёты и предстоящее месячное пиршество оказались самым веским аргументом. Не раздумывая, они залезли в машину. Глаза загорелись в предвкушении долгожданной траты греющих сердце купюр. Весёлый мужик на «Ниве» всю дорогу рассказывал им о своих похождениях, разбавляя уморительными анекдотами. Слушая его и делясь своим сокровенным, они уже давно считали его своим парнем «в доску», абсолютно не обращая внимания на дальность поездки, на кромешную темноту и, самое главное, странную работу на участке. Прибыв на место, они распили водку, бутылка которой «случайно» оказалась в салоне водителя, так сказать приняли «по-маленькой для согрева». В сознании алкашей осталось лишь то, что с помощью сетований Скорпиона нарисовало им их воображение. – Да вот здесь думаю домик ставить следующей весной, а там сарай, сауну… Вы такие классные мужики, обязательно приглашу вас на обмывку… Надо же, чёрт возьми, эти колдобины! Тракториста этой весной попросил землю перевернуть, чтобы самому не копать. А он в дупель пьяный приехал, перепахал здесь всё что надо и не надо, так и заросло холмиками. А чтоб ему… Ну ничего, дожди разровняют… Так вот, о чём я рассказывал? А! Пришёл, значит, я к этой Светке. Только разделись, а тут муж ключом двери открывает… Скорпион, беззаботно болтая, светил на кучу фонариком, где усердно работали его слушатели. Среди кромешной тьмы это был единственный лучик света в тёмном царстве пустыря. Отдалённый микрорайон с его редкими огоньками в окнах мог удовлетворить своим освещением разве только запоздалого жителя этих мест, двигающегося домой на ощупь в заданном направлении, причём в абсолютно трезвом состоянии. Об уличных фонарях можно вообще не упоминать. Их просто не было. Благополучно завершив работу и допив бутылку водки, рабочие с гоготом на очередной анекдот забрались в кабину «Нивы». По дороге щедрый и довольный «хозяин дачи» купил в качестве презента ещё пару бутылок на брата в ночном ларьке. Так что опустили они свои ножки на родную землю обетованную в достаточно невнятном состоянии. Всё, на что у них хватило сил, – это доползти до родного забора и уснуть крепким, как говорится, мертвецким сном. В это время совершенно трезвый «владелец участка» вернулся на место строительства и внёс свои небольшие коррективы в постройку замысловатого слива, превратив его в идеальный лаз-укрытие. Затем разбросал вокруг кучи собачье дерьмо, которое насобирал утром, дабы какой-нибудь случайный «строитель» собственных хозяйских построек побрезговал даже приближаться к этой куче гравия. Зачем брать там, где нечистоты, если рядом вон есть другие кучки с хорошим гравием? Ну, и чтобы совершенно отпугнуть всяких, не в меру любопытных, Скорпион уложил чуть ли не перед входом в замаскированный лаз раздавленную дохлую собаку, тушку которой он подобрал на трассе, возвращаясь назад. Как говорится, в хозяйстве всё сгодится. Ближе к утру «Нива» вновь была возвращена под прежний тент ничего не подозревающего её владельца, с тщательно уничтоженными уликами и отпечатками следов пребывания в салоне неизвестных личностей.  Хорошо выспавшись, Скорпион поехал взглянуть на труды своей ночной смены. Проезжая мимо облюбованной кучи гравия, он остался доволен своей работой. Местные жители, каждый день топающие на работу и с работы по этой дороге, озабоченно смотрели себе под ноги и лишь изредка по сторонам. Для них привычная местность абсолютно не изменилась. Хотя так тщательно Скорпион маскировал не для местного люда, а для филёров, если таковые здесь уже когда-то были. Обычные люди такие мелочи не замечают. Погружённые в мысли о жизни насущной, они не сразу бы заметили, даже если бы эту кучу вовсе снесли или в одну ночь растаскали. Вспомнили о ней максимум через полгода, и то когда бы гравий понадобился. Другое дело филёры. Те взглядом точно фотографируют, а потом проводят в своей голове сравнительный анализ картинок до и после. А если заметят малейшие изменения, будут дотошно выяснять, кто именно и когда эти изменения произвёл и по какой причине. В общем, эти ребята не дадут расслабиться и схалтурить спецу, каждый раз подстёгивая его на повышение уровня своей квалификации. Вечером Скорпион наведался в своё запасное убежище на территории мини-фабрики. Там по-прежнему всё было тихо и спокойно. Все «секретки» лежали нетронутыми. Он достал из тайника дипломат. Набрал код и открыл замки. В дипломате хранились части снайперской винтовки. Скорпион не спеша их вытащил и внимательно осмотрел. Затем привычным движением зафиксировал щелчком дуло в отверстии ложа, приклад вставил в пазы с другой стороны. Сверху установил оптический прицел, загнал обойму и навинтил набалдашник глушителя. Снайперская винтовка была готова. Скорпион снял с предохранителя и, выйдя в коридор, проверил прицел. Внезапно из дальнего угла на светлое пятнышко единственной лампы возле входа выскочила маленькая мышка. Добежать до своей норки она так и не успела, безвозмездно отдав свою жизнь ради прицельного эксперимента homo sapiens’a. Удовлетворившись точностью прицела, Скорпион прошёлся в конец коридора и положил мышь в полиэтиленовый пакет, дабы не оставлять следов своей деятельности. Затем разобрал винтовку и аккуратно сложил в дипломат. Дипломат взял с собой. Замаскировав тайник и расставив «секретки», он незаметно удалился. Глава 7 Роковой выстрел Последние дни перед решающим сражением Скорпион отсыпался и восстанавливал свою физическую форму. При этом, как ему ни хотелось проехаться и ещё раз проведать свою «могучую кучку», он не позволял себе этого сделать. Подобная суета сует перед делом могла привлечь к себе излишнее внимание любопытно-наблюдательных глаз. А это было вовсе ни к чему. Более того, именно на такой излишней проверке часто вычисляли его товарищей в учебке на «Острове». Такие поучительные уроки, как оказалось впоследствии, не прошли даром. Наконец настал долгожданный день, вернее его предрассветное время. Скорпион ещё раз перед сном дал установку своему подсознанию на день грядущий. Он проснулся ровно в три часа ночи. Заглотнул таблетку стимулятора, обеспечивающую ему вполне сносное существование в течение двух суток. Собрал винтовку, пристрелял её. Завернул в мягкую ткань и пошёл к машине. На улице было ещё достаточно темно. Скорпион ехал по пустой трассе. Прибыв к месту своей дислокации, он развернул машину и припарковал под небольшим навесом возле одного из дачных домиков, расположенных через дорогу от пустыря. Хозяин этой дачи, судя по застарелой колее и отпечаткам протекторов шин, в последний раз заезжал сюда очень давно. Земельный участок был тщательно вскопан и подготовлен к зиме. Так что вероятность того, что он внезапно сюда нагрянет, была низкой. Но даже если бы это произошло, Скорпион не намеревался оставлять в живых свидетелей. Сегодня он решил идти напролом, чего бы это ему не стоило. Взяв свой ценный груз, завёрнутый в тряпку, он направился к куче гравия. Подсветил фонариком. Дохлая собака по-прежнему лежала в таком же положении, как её уложил Скорпион, даже хвост не сдвинут. Все «секретки» вокруг – переломленные под особым углом ветки, окурки, пробки из-под пива в разных положениях и подобный «сигнальный» мусор – лежали так, как их установил Скорпион. Это говорило о том, что за это время здесь не было даже бродячих собак, не то что человека. Скорпион открыл потайной лаз – искусно сплетённую из веток и проволоки «дверцу». Снаружи она выглядела как куча обычных веток на свалке вперемешку с мусором. Неторопливо расстелил в убежище мягкую ткань, в которую была завёрнута винтовка. Затем аккуратно засунул винтовку и залез туда сам. С помощью хитро скрученной проволоки захлопнул «дверку» лаза. Обустроившись в своём убежище, он вновь осмотрел винтовку с помощью фонарика. Затем чуть раздвинул плотную серую ткань на «окошке», замаскированном снаружи ветками. Уже светало. Вновь проверил в деле прицел, бесшумно выстрелив по ржавой консервной банке. Скорпион всегда внимательно относился к оружию. Если куда-то доставлял, то лично сам и очень аккуратно. Потому что как никто другой знал, что любой небрежный удар может сбить прицел. И тогда все твои усилия пойдут насмарку. Результат выстрела его вполне удовлетворил. Он поставил на предохранитель и осторожно положил винтовку рядом с собой. Занавесил отверстие. Теперь нужно было расслабиться и немного отдохнуть. Тома начнёт свою деятельность не раньше одиннадцати утра. Но филёры Врача могут появиться здесь гораздо раньше, если не с минуты на минуту. Зная такой их ненормированный график, Скорпион своим ночным визитом лишний раз подстраховался. Он перевернулся на спину и расслабился, стараясь подремать. Обычный человек, изнеженный домашним уютом, лёжа практически на гравии, и подремать бы не смог. Однако спец, закалённый всеми ветрами, даже не обращал внимания на такую мелочь, которая в сознании простого человека переросла бы в целую проблему и бурю негативных эмоций. Тело Скорпиона отдыхало, но его слух строго бдил на страже безопасности. Он улавливал малейшие шорохи, доносящиеся снаружи. Он слушал, сколько людей прошло в одном направлении, сколько в другом, сколько машин проехало. Всю информацию тщательно фиксировал и распределял по звукам на различные категории. Ровно в десять сорок пять Скорпион открыл глаза. Он бесшумно потянулся всем телом, приводя его в соответствующий тонус. А затем стал по очереди напрягать и расслаблять разные группы мышц. Это была специальная зарядка, которая не позволяла затекать конечностям. Более того, такое своеобразное качание способствовало усилению кровообращения, а, следовательно, лучшей работе мозга и остальных частей тела. Потом Скорпион медленно перевернулся на живот и повторил то же самое с другой группой мышц. Закончив разминку, он аккуратно раздвинул маскировочную ткань. День стоял ясный. Видимость была отличной. Поворот с трассы вместе с нужным участком – поворотом дороги хорошо просматривались. «Иживец» приступил к наблюдению, периодически бесшумно разминая свои мышцы. Ближе к трём часам дня Скорпион уже лежал в «обнимку» с винтовкой в полной боевой готовности. Внутри его царила холодность и расчётливость. Никаких эмоций. Он практически слился с винтовкой, став с ней единым целым. Как бы ни была хороша снайперская винтовка по своим техническим параметрам, она всё же оставалась обыкновенным железом, которым надо уметь пользоваться. Поэтому сама по себе винтовка – лишь дополнение к спецу. Главное – это сам стрелок, его умение виртуозно владеть своим телом и самое важное – своей психикой. Всё это в совокупности и даёт долгожданный результат – идеальный выстрел. Скорпион был асом своего дела. Он отточил его до такого мастерства, что при выстреле, куда ложился глаз, туда ложилась и пуля. Спокойно наблюдая в окуляр, он внезапно почувствовал внутри себя сигнал тревоги и ещё больше собрался и сосредоточился. Закрыл глаза. Три раза спокойно вдохнул и выдохнул полной грудью. И вновь посмотрел в окуляр оптического прицела. Буквально через несколько минут на трассе появилась красная «Мазда». За рулём сидел молодой паренёк, а рядом… Да, это был его долгожданный объект… Врач. Всё тело и сознание снайпера работали сейчас на выстрел. Машина свернула с трассы на дорогу, ведущую к микрорайону. Перекрестие прицела двигалось вместе с «Маздой». Расстояние неумолимо сокращалось. Триста метров… двести… сто… Машина стала снижать скорость перед поворотом. Восемьдесят! Пора! Скорпион выдохнул и замер. Подловив момент между ударами сердца, он плавно нажал на спусковой крючок. Пуля вылетела со ствола и с бешеной скоростью понеслась к цели. Она с силой рассекла воздух, создавая сзади себя завихрения в пространстве. Полёт пули продолжался недолго. Всего какие-то доли секунды. Скорпион, естественно не видевший этого полёта, а скорее ощущавший его, внезапно узрел в окуляр прицела невероятное. Заднее стекло машины вдребезги разлетелось, при этом лобовое стекло оставалось целым, а цель – даже не повреждённой! Скорпион не верил собственным глазам. Не может быть! Это нереально! Он учёл все факторы. Такого, по всем законам физики, в природе не должно существовать. Это просто невозможно! В это время «Мазда», вместо того чтобы рвануть с места, резко затормозила, видимо по неопытности водителя. Машина остановилась метров за двадцать до поворота, слегка развернувшись боком, как раз идеально подставляя Скорпиону его цель для повторного выстрела. Боковое окно, где сидел Сэнсэй, было открыто. В этот момент Сэнсэй повернул голову и направил взгляд в сторону притаившегося Скорпиона. Его глаза! Скорпион впервые в жизни увидел прямой взгляд Врача, глаза в глаза. Это был невероятно завораживающий, пронизывающий до глубины сознания, странный взгляд. Он не был ни уничтожающим, ни агрессивным. Наоборот, излучал неземное спокойствие, какое-то далёкое забытое прошлое, очень близкое и очень родное чувство. Неестественно спокойный взгляд Врача словно сжигал блокаду искусственных мысленных ограничений, уничтожая негативные устои и стремительно пробиваясь в неизведанную пустоту, где обитала за семью замками потерянная душа. В Скорпионе точно что-то прорвалось, точно что-то пошло бурным потоком из самого солнечного сплетения. И это «что-то» приносило какую-то лёгкость вслед за невыносимой болью. Эта боль заполнила всё его существо, давила его, ломала. Будто разом в нём восстали духи всех его жертв, словно настал Судный день, сам Армагеддон. Боль испепеляла сознание. И если бы не это чувство необычной новизны и лёгкости, которая спонтанно поспирально «раскручивалась» в солнечном сплетении, эта боль довела бы несчастное существо до суицида. Вопреки всей логике ликвидатора, вместо повторного выстрела Скорпион застыл, не отрывая взгляда. Он просто не мог оторвать взгляд. Поскольку то, что было в нём «хорошего», этого не хотело. Оно, наоборот, стремилось всеми фибрами души наружу. Но «плохое» ещё слишком владело телом. Именно оно, наконец, заставляло его отползать назад, прячась в темноте сознания от парализующего взгляда Врача. Всё это событие произошло как будто в другой реальности, в ином измерении вечности. В земной жизни это заняло буквально секунды. Обалдевший от неожиданного происшествия парнишка быстро пришёл в себя и ударил по педали акселератора, резко выжимая её до пола. «Мазда» рванула с места в сторону микрорайона. Одновременно Скорпион выскочил из своего укрытия и, не выпуская из рук снайперскую винтовку, быстро побежал к кустам, а оттуда ― к своей машине. Молниеносно преодолев путь экстренной эвакуации, Скорпион прыгнул в «БМВ». И газанул так, что колёса взвизгнули от сумасшедшего виража. В неистовом стремительном темпе Скорпион обгонял одну машину за другой. В боковое зеркало он зафиксировал «Форд», который явно не желал отставать. Он прекрасно понимал, что на сей раз его не упустит ни Врач, ни его люди. На полной скорости он мчался в неизвестность. Но это ещё вопрос, от кого он убегал больше – от них или от самого себя, от того душераздирающего хаоса неведомой борьбы, которая распирала его внутри. Его сознание захлёстывали совершенно противоположные друг другу чувства. То ему хотелось плюнуть на всё, уйти, забыться в каком-нибудь далёком монастыре в самой непроходимой глуши. То тут же загорался жгучим желанием развернуть машину и встретиться лоб в лоб с Врачом, произвести выстрел в упор, выполнив свою работу до конца, даже ценой собственной жизни. Затем ловил себя на мысли, что не столько он хотел этого чёртового выстрела, сколько вновь встретиться с взглядом Врача. Встретиться с ним самим как с другом, а не врагом. Его тянуло поговорить с ним откровенно о своей измученной, истерзанной душе, о своей треклятой жизни, о своей обиде. Потом в нём разгорелась злость. Скорпион чертыхался, вспоминая свою жизнь, и мысленно посылал всех политиков в «трёхэтажную даль». Он уже жаждал завалить эту гниду Лорда. Представлял себе реальную картину, как заходит в его роскошный кабинет и стреляет ему прямо в лоб, укладывает пули одна в одну, пока не разрядится вся обойма. Скорпиону надоело быть шестёркой, надоело быть марионеткой в чужих руках. Он понял, что сколько бы ни стрелял, эта грязь будет лишь нарастать с утроенной силой. Его пули не помогут. «Пули… Почему отклонилась пуля? Она должна была точно лечь в цель… Врач лишь один из бандитов. Он тоже подлежит уничтожению… Надо вернуться, надо доделать начатое… Пуля… Взгляд…» В сознании Скорпиона вновь всплыл этот странный взгляд. Вновь его душу захлестнула тёплая волна какой-то братской любви к родной душе. «…Но обстоятельства! Проклятый мир с идиотскими правилами. Бросить бы всё к такой-то бабушке… Уйти куда-нибудь. Куда угодно, хоть в дремучий лес… Кто я в этой жизни? Одинокий волк… Волчара бешеный… Точно! А озверевший, бешеный волк подлежит уничтожению… Уничтожению! Это знаю Я, это знает ОН…» Скорпион развернул машину и повёл её прямо к своему тайнику, к своему запасному логову. Терять ему в этой жизни уже давно было нечего. Настал момент истины. Скорпион немного оторвался от преследователей и резко затормозил возле мини-фабрики. Бросив открытую машину, он схватил винтовку и, закинув её за плечи, подбежал к бетонному забору. С лёгкостью перемахнув его, он двинулся к своему заветному подвальчику. Внутри Скорпиона шла грандиозная по масштабам битва, его через край переполняли различные чувства… У подвала был только один вход. Скорпион прекрасно понимал, что следующим, кто зайдёт в эту дверь после него, будет Врач. Он решил использовать этот последний момент, момент встречи, чтобы окончательно расставить все точки над «i». В его запасе было всего несколько минут… Он пробежал по длинному коридору, заскочил в комнату, снял с себя винтовку, посмотрел на неё и отбросил в сторону. Вытащил из тайника помповое ружьё. Зарядил картечью и вышел в коридор. Сзади него, в пяти шагах, находилась глухая стена. Тень скрывала Скорпиона полностью. Сняв с предохранителя ружьё, он застыл в ожидании, словно статуя. Скорпион был готов к любому исходу. Он решил занять именно эту позицию, хотя у него имелись рядом и более надёжные стратегические укрытия. Но ему больше не хотелось никуда прятаться. Любой человек, который бы вошёл в подвал, вошёл бы именно оттуда, со стороны света. Более того, Скорпион, как профессионал, понимал, что в этой части коридора его невозможно вычислить сразу, так как вдоль всего коридора по обе стороны находилось много дверей. Человек, который войдёт в подвал, не будет знать, откуда может произойти атака. Следовательно, его внимание будет сосредоточено на проходных комнатах. По-любому он проследует в конец коридора и приблизится к Скорпиону. А значит, Скорпион сохранит за собой преимущество – право первого выстрела в этой дуэли. В воздухе повисла тяжёлая звенящая тишина. Время неумолимо отсчитывало последние секунды предстоящей встречи. Напряжение нарастало до предела… Дальнейшие события словно изменили картинку мировосприятия Скорпиона, как будто он смотрел сверхмедленную плёнку. Дверь в подвал медленно отворилась. И так же медленно появился Сэнсэй. Он повернулся к нему лицом и развёл руки в стороны. Оружия у него не было. С разведёнными руками Сэнсэй спокойно стал приближаться к Скорпиону. Каждый шаг отдавался глухим эхом в коридоре и таким же стуком в сердце ликвидатора. Сэнсэй шёл в лучах света от лампы. Вот он зашёл за границы её фотонов… Но свет не покинул его фигуру, продолжая тянуться за ним и удаляться в запредельную глубь недосягаемого мрака. Зрелище было просто завораживающим. Сначала Скорпион решил подпустить Врача поближе. Но чем дальше он шёл, тем больше протягивался за ним свет. И чем ближе подходил он к концу коридора, тем Скорпион чётче различал, что свет исходит именно от самого Врача. Это было за гранью реального. По спине Скорпиона пробежали мурашки. Солнечное сплетение защекотало переливами новых ощущений. Что-то прекрасное и возвышенное охватило его изнутри… Критическая отметка… Рубикон… Последняя возможность выстрела… Но считывал эту информацию профессионал, который был оттеснён на дальний план воссиявшим на горизонте сознания, абсолютно неизведанным одухотворённо-возвышенным восприятием… «Бог с ней, с этой Смертью, когда перед собой вживую наблюдаешь вечность, явно видишь другую возвышенную реальность, сильно отличающуюся от грязного мира бытия! Что людской мир по сравнению с настоящей Вечностью? Просто ИЛЛЮЗИЯ. Ничто. А что есть жизнь в этом Ничто? Промелькнувшая тень с искрой Божьей. Искра, уничтожившая своим пожаром тень – вот, оказывается, смысл этой жизни. Ради единственного этого смысла судьба дарует многочисленные шансы. Ради него сталкивает различные тени на своих перекрёстках, чтобы сильная искра зажгла слабую. Только мощная искра разгорается в пламя. Только пламя освещает совершенно другую реальность, указывая путь к истинному своему дому… Почему этого я не знал раньше? Почему это всё открывается только сейчас, на рубиконе Жизни и Смерти… Как глупо я растратил свои силы… Как больно за прожитую слепую жизнь во тьме… Как страшно быть рабом своих теней…» Сэнсэй давно стоял перед Скорпионом. Они молча глядели друг другу в глаза… Скорпион щёлкнул предохранителем и отбросил ружьё в сторону. Его глаза наполнились слезами, застилая всю эту гнусную реальность прозрачной пеленой обжигающих сердце капель. И впервые за много лет они хлынули потоком по мужественному лицу. Скорпион не пытался их сдерживать. Из него словно вымывалась вся грязь, что накапливалась годами внутренней душевной тюрьмы, словно вымывалась вся та боль, которая неподъёмным грузом отягощала совесть. Он чувствовал от этого облегчение, огромное облегчение. Ему уже было всё равно, что будет с его бренным телом, с этой иллюзорной тенью бытия. Скорпион сел к боковой стене, зажав голову руками. Он тихо рыдал… Последний раз он так плакал в далёком детстве, когда умерла его мама. Но тогда это была детская боль. А сейчас это была обжигающая сердце и мозг мужская боль зрелого воина. Он не стыдился своих слёз. Это были слёзы внутреннего покаяния. Сэнсэй подошёл и молча присел рядом с ним как старый, добрый друг, подоспевший в страшную минуту горя и отчаяния. Достал пачку сигарет и предложил ему. Вытащил зажигалку и помог прикурить. Скорпион от этих согревающих душу действий стал успокаиваться. Когда чиркнула зажигалка, он краем глаза заметил, как от угла глухой стены, где он недавно стоял, отделилась третья тень и села напротив них. Этот человек стянул маску, обнажив своё лицо с жидкой рыжей бородкой. Скорпиону стало ясно, что если бы он даже не опустил ружьё сам, у него бы не было никаких шансов на роковой выстрел. Последние капли слёз стекали с измученного лица. Внутри было полное опустошение. И всё же стало намного легче, чем прежде. «Иживец» понял, что никто не собирается его убивать. И ему уже не хотелось кого-либо убивать. Да и зачем? Он чувствовал себя среди своей настоящей семьи. Пусть потом будет что будет. А сейчас он счастлив. Наконец-то, после долгих мучительных лет разлуки он находился сейчас среди своих… СВОИХ… больше чем родных братьев. Скорпион вновь вернулся в свою семью, которую когда-то безнадёжно потерял. В нём начал просыпаться забытый великий Дух Воина. Как будто вовсе не было этих жутких чёрных лет утрат, грязи, внутренних скитаний надломленной души. Только долгожданное наслаждение потрясающего ощущения: «Я среди своих». – Нет, ребята, я вас всё-таки не понимаю, – хмыкнул отец Иоанн. – Только что выбрали жизнь и тут же в руки берёте яд. Вы знаете, что капля никотина убивает лошадь? – Так пущай не курит, – улыбнулся Сэнсэй. Все трое захохотали, выплеснув разом так долго сдерживаемые эмоции. Юмор быстро разрядил атмосферу скованности и недоверия. Когда все дружно посмеялись, Сэнсэй представился: – Сэнсэй. Спецгруппа «Аз». – Вано. Спецгруппа «Аз». – Скорпион. Спецгруппа «Ижица». Они тепло пожали друг другу руки. Этим рукопожатием было сказано всё, о чём молчали их уста и что переполняло их сердца. Рухнули все остатки иллюзорных барьеров. И, несмотря на внешне холодный подвал, внутри согревало чувство теплоты родного дома. – Глупо всё получилось, – искренне произнёс Скорпион. – Ты уж прости, брат. – Да ладно, – махнул рукой Сэнсэй. – Чего в жизни не бывает. – Зато хорошо косточки поразмяли, – потянулся Вано. – Прямо как побывали в «особо пристрастных условиях» в учебке на «Острове». – Это точно, – усмехнулся Сэнсэй. – А у вас что, тоже такие экзамены были? – с улыбкой спросил Скорпион. – Я думал одних «иживцев» по «особо пристрастным» гоняли, как «самых ленивых и неповоротливых». – О-о-о, – протянул Сэнсэй. – До боли знакомые слова. – Да они всех так, наверное, называли, – хихикнул Вано. – Если их послушать, то самые ленивые и неповоротливые были мы. И, обратившись к Сэнсэю, добавил с улыбкой: – Помнишь, как нам с тобой генерал взбучку устроил по первое число? И главное за что?! – А, это когда проверка приехала… С этого «анекдота» весь «Остров», наверное, долго умирал со смеху. – Вот, вот, – и уже обратившись к Скорпиону, Вано стал рассказывать: – К нам тогда проверка приехала. Ну, как и полагается, устроили показательные экзамены. Забросили нас к чёрту на кулички. Как всегда без денег, без документов, без еды. Хорошо, что хоть в одежде, проверяющие всё-таки контролируют. И на том спасибо, уже меньше проблем. Но постарались нас выбросить из самолёта так, чтобы мы непременно окунулись в какое-то озеро, кому повезёт. А кому не повезёт – носом в болото… Задача была такова – за семьдесят два часа проникнуть на территорию охраняемого объекта в командный пункт А. Ну и чтоб нам жизнь мёдом не казалась, они нам всякие препятствия понаставили. Мало того, что объект был действительно стратегически важным государственным объектом, который контролировал КГБ, естественно со всеми своими аналитическо-техническими заморочками, и добраться до него за семьдесят два часа можно было лишь на пределе человеческих возможностей, так ещё по нашему следу пустили ГРУ, чтоб мы не расслаблялись. Выбросили наши группы вразброс. Мы приземлились в десять ноль-ноль. Следовательно, явиться перед взором начальства должны были ровно через трое суток в это же время… Ну и мы с Сэнсэем, чтоб, так сказать, не посрамить честь командира, показать всю доблесть нашей молодой гвардии, предстали перед генералами аккурат на двенадцать часов раньше положенного срока. А те как раз ждали другую группу, которая уже опаздывала на пять часов от определённого им времени. Ну и нас второпях под горячую руку, толком не разобравшись, отчихвостили ни за что ни про что по первое число! Генерал целую лекцию нам тогда прочитал и про «япону мать», и по поводу нашей ленивой натуры, причём на таком доходчивом, ядрёном языке! А наш командир, представляешь, с довольной рожей молча стоял в стороночке все три часа, пока не пришла та запоздалая группа… Я ж тебе говорил, лучше бы поспали лишние часики. Мужики рассмеялись. – Ну и чем закончилось? – улыбаясь, спросил Скорпион. – Ну чем. Медаль, конечно, нам не дали, но поощрение записали… Да, ещё опоздавшая группа вечером «проставилась» за то, что генерал изрядно выдохся, изливая на нас свои эмоции. – А, так это про вас все рассказывали?! – с восхищением произнёс Скорпион. – То-то, я думаю, история знакомая. – Да уж, «Остров» с нами не скучал. – Ну, ребята, вы же ходячая легенда! Помню, нам вас в пример ставили, когда забросили в московские катакомбы. Там же этих ходов, мама моя родная! Кто только их не рыл от Грозного до Сталина. Помню, устроили нам там «соревнования», гонки на выживание по канализационным нечистотам… Троица углубилась в воспоминания о давно минувших днях. В такой непринуждённой беседе они находили всё больше точек соприкосновения друг с другом, общие моменты, общие курьёзы. – А меня больше всего раздражали эти ежегодные тестирования в психофизической лаборатории, – с юмором возмущался Скорпион и не без гордости добавил: – Блин! За сорок минут надо было ответить на триста шестьдесят два вопроса! Сэнсэй с Вано удивлённо переглянулись. – Ни фига себе халява! – с усмешкой проговорил Вано. – Ну, вам и повезло! Мы за шестьдесят минут должны были ответить на семьсот пятьдесят восемь вопросов. Да ещё в конце проанализировать свои ответы и нарисовать животное, с которым себя ассоциируешь. Скорпион аж присвистнул от таких цифр. – Слышь, Сэнсэй, всё хочу тебя спросить, а кого ты изображал? – с улыбкой проговорил Вано. – Кого, кого... обезьяну, естественно. Это единственное животное, которое одновременно относится и к умным, и к красивым. Все рассмеялись. Многое объединяло этих людей, и в первую очередь незабываемый «Остров», незабываемая закалка духа. – Да, были времена. А сейчас чёрт ногу сломает. Бардак кругом. Все воруют, точно соревнуются, кто больше да кто шустрее страну разграбит и к рукам приберёт. Политический капитал, твою мать, на чужой крови, на народных костях зарабатывается. И главное, кто больше награбит, тот и на власть руки простирает. Мало им, ещё подавай, да чтобы с неприкосновенностью, как положено в «нормальном цивилизованном обществе»… – Ничего. Все эти явления временны. Всё имеет своё начало и конец. После грозы природа очищается. Сойдут грязевые потоки, выглянет солнце и осушит землю, – спокойно произнёс Сэнсэй. – Мне кажется, от таких катастрофических последствий, такой множественной раздробленности Союза уже ничего хорошего не будет. Война, кровь, раздор… – Ничего, ничего. После раздробленности обязательно последует объединение. Это у славян в крови… То, что члены семьи поссорились за обедом, это ещё ничего не значит. Потому что к ужину они все перемирятся и вновь сядут за один стол. Духовная сущность славянской души превышает амбиции. Здравый смысл всё равно восторжествует. В будущем, несомненно, произойдёт объединение славян. И неважно, как оно будет называться. Но это будет одно из духовно могучих объединений мира. И другие народы потянутся к прототипу такого объединения. Это будет «страна» нового тысячелетия… И сейчас с удивительной точностью свершаются все предпосылки к этому новому этапу человечества. Мир перетрясёт и здравомыслие вновь вернётся к людям. – Остаётся только надеяться, – вздохнул Скорпион. – Нет. Нужно не надеяться, нужно верить, – поправил его Сэнсэй. – Очень бы хотелось. Но кто приведёт к этому? Кому в наше время можно доверять? Уж я-то досыта побывал в смердючей среде власти! И не увидел там никого, кому можно было бы верить. – Верить нужно в первую очередь себе. Верить, что настанут и у нас хорошие времена. Придут те, кого мы захотим выбирать, и они будут делать то, что обязаны делать. Сильная вера имеет свойство материализовываться в действительность. Это закон природы. А против природы не попрёшь. Так что начинать надо с выноса мусора из собственной головы. – Разумно. «По вере вашей да будет вам», – пробубнил в задумчивости отец Иоанн. И тут же, встрепенувшись, добавил: – Представляешь, если каждый займётся внутренней уборкой в своих мысленных покоях, да это же и золотой век так ненароком может наступить! – А ты как думал? – улыбнулся Сэнсэй. – Что такое золотой век? Это общий результат множества частных внутренних побед. – Да, легче завалить кого-то, чем преодолеть тяжесть внутренней битвы, – с горечью произнёс Скорпион. – От себя не убежишь, сколько бы ты не выплёскивал свои амбиции на других. Только хуже себе сделаешь… Каждый человек, находясь в теле, переживает свой личный Армагеддон, принимая позицию своих победивших хороших или плохих мыслей. Человек свободен в своём выборе. И отталкиваясь именно от этого внутреннего выбора, складывается его дальнейшая судьба. А в массе своей и судьба народа. Так что вера, брат, явление уникальное в человеческом обществе. Никто её в масштабе не видит, но остро ощущает её последствия… Так и сидели трое друзей в этом подвале заброшенной мини-фабрики, разговаривая обо всём на свете, о высоких ценностях жизни и о житейских буднях, о людях и о личностях, о себе и своих мыслях, об идеалах и о действительности. Словно не могли наговориться, словно хотели разом излить свои души, как близкие родственники, долгое время не видевшие друг друга. Они чувствовали своё духовное единство, схожесть судеб. Каждый радовался внутри по-своему: Скорпион как блудный сын, возвратившийся к домашнему очагу, Вано был счастлив, что всё закончилось так благополучно, а Сэнсэй радовался мыслям Скорпиона, искренне произносящего их вслух. Он радовался тому, что никто из «островитян», куда бы их ни забрасывала и как бы ни ломала судьба, не поддался волне времени, не утоп духом в грязи власти. Ибо высшая власть есть самое суровое испытание даже для совершенной души. Жажда корыстной власти сжигает человека изнутри, испепеляет его духовное начало. Мало кто может устоять перед империей напыщенного Эго. Сэнсэй радовался тому, что наставники «Острова», как ни обрабатывали психику «островитян», как ни вкладывали психологические установки в подсознание, всё же явно перестарались. Перегнули палку. Подсознание – грань тонкая, глубоко не изученная. Чуть не так надавишь – можно человека рабом на всю жизнь сделать. А передавишь – душа прорвётся, сольётся с сознанием. И обретёт человек свою долгожданную истинную Свободу, вступив в неведомый мир единения с Богом. Глава 8 Последняя капля Вокруг дачи генерал-полковника, находящейся в живописном лесу, стояла успокаивающая слух тишина. Чего не скажешь о внутренних покоях дома. Там шёл оживлённый разговор и обсуждалась такая информация, которая привела бы в крайне нервное возбуждение не один десяток осевших на государственных постах криминальных «оборотней». Из рук в руки передавалась чёрная папка. – Ну, всё, Лорду полный… – Да-а-а, с такими данными… – Мы ещё не весь компромат использовали с дискет. Надо будет их прессе слить. От такого дихлофоса всё тараканьё Лорда разбежится. – Это точно! – Эта папочка покруче дискет будет. Как Сэнсэю это удалось достать, точно в его мозгах покопался?! Ну теперь Лорд надолго покинет родные пенаты! – Не говори. – Кстати, он собирался через четыре дня наведаться на территорию своей разрушенной империи, якобы по государственным делам. – Что, последний шанс восстановить сожжённые мосты? – Вот именно. – А не поздно ли ему пить «Боржоми», когда почки вырезаны? – Ничего, пусть едет. Не успеет выехать из своего логова, как мы ему такой радушный приём устроим с солью без хлеба, хватит впечатлений на всю оставшуюся жизнь! Присутствующие рассмеялись. – Честно говоря, не думал, что всё так удачно получится. – И слава Богу, что всё именно так и вышло… – Всё-таки золотые у нас ребята… Молодчина Сэнсэй! – Не говори, уникальный кадр. Редкое сочетание аналитического ума, профессионального мастерства и человеческих достоинств. – Да, этот спец в своём деле первый после Бога. Малыми силами такую грандиозную операцию провернул. – Надо бы его отметить. Человек старался, япона мать! Запишите ему в личное дело поощрение и лично от меня благодарность… Присутствующие еле заметно улыбнулись таким щедрым мыслям пожилого генерала, по старинке от души так чествовавшего своих излюбленных героев.  Лорд в целях своей безопасности отказался лететь на собственном самолёте. Не устраивала его и железная дорога. Он решил ехать старым испытанным способом – на машине. В пути его сопровождал целый кортеж, под стать президентскому. Шесть бронированных джипов стального цвета с тонированными пуленепробиваемыми стёклами. Причём Лорд сам решал в последние минуты, в какой именно он сядет. В остальных были экипированные по полной программе бойцы из его личной охраны. Впереди и сзади кортеж сопровождали милицейские машины с мигалками. А далеко впереди и на определённом расстоянии сзади неприметные машины с людьми из девятого управления. Лорд серьёзно опасался за свою жизнь. В последнее время он практически жил безвылазно в столице и со всех сторон ощущал на себе могучее давление. Его «айсберг» катастрофически таял и разрушался, треща по всем швам. Эта поездка была просто жизненно необходимой. Она несла в себе ту призрачную надежду, которая, как говорится, умирает последней. Дорога пролегала среди бескрайних полей, неотрывное созерцание которых нагоняло тоску и сон. Лорд задремал. В это время на энном километре трассы, как раз где был плавный поворот, переговаривались между собой три неприметные «кочки». – Всё в порядке? – тихо поинтересовался Сэнсэй. – Да, – так же тихо ответил Скорпион. – Всё как в лучших домах Лондона и Парижа. – А у тебя? – спросил Сэнсэй у Вано. – Тип-топ. – Вот и ладненько. Природа замерла в своём величественном осеннем наряде. Лишь изредка пролетавшая стая крикливых ворон нарушала её гармоничный покой. – Тишина-то какая, – с нескрываемым удовольствием произнёс Скорпион. – Я уже забыл, когда вот так с наслаждением слушал природу… О.., смотрите.., заяц. – Тихо… не спугни, – прошептал Вано. Заяц остановился невдалеке от живых кочек. Повёл своими длинными ушами в разные стороны. Стал на задние лапки, чтобы лучше разглядеть окрестности. Понюхал воздух. И, видимо, ничего не обнаружив для себя опасного, вновь присел и продолжил прерванный поиск съестного. Он так увлёкся, что «прошёл» буквально в нескольких сантиметрах от застывших наблюдателей. – Ну, косой, ну даёт, – тихо хмыкнул Скорпион, когда заяц удалился восвояси. – Протопал и глазом не моргнул. – Это зайчиха, – уточнил Сэнсэй. – А… тогда понятно, почему она нас не заметила. Видно, к зайцу сильно спешит… Друзья тихо засмеялись. – Сколько там натикало? – спросил Вано. – Да ещё часа три травку греть, – ответил Скорпион, поглядывая на часы. Покой и тишина окружающей обстановки невольно наводили на раздумье. Природа как будто специально провоцировала человека. Небесные тучи медленно ползли чёрной тенью по земле, делая мир на время серым и ужасно скучным от утомительного ожидания. Но выглядывало солнце, и всё вокруг вновь вспыхивало яркими красками осенней природы, радуя глаз неповторимой цветовой гаммой. Эта странная игра иллюзии реальности словно стирала границы пространства и времени, унося человеческую мысль в совершенно иные сферы бытия. – Странный этот мир, – произнёс задумчиво отец Иоанн, заворожённый игрой света. – Двойственный. Вот так и внутренний мир человеческий. Многочисленны и разнообразны в нём как пути, которыми дьявол входит в помыслы наши и удаляет от Бога, наполняя нас злобой и ненавистью, так и пути Духа Святого – пути Веры, сердечной любви к Богу, ближним и прочая. Но то беда, что мрачные помыслы – легионы дьявольские – всячески силятся загородить нам пути добрые. – Точно, – согласился Скорпион, поглядывая по сторонам. – Такое впечатление, что люди живут в себе, копошатся, переживают, сами в своих мыслях варятся, рисуют проблемы. А потом ещё и пытаются всё это выплеснуть на окружающих. А тем, по сути, их похлёбка из дерьма хуже помоев. Своего, вон, полно, девать некуда. Вот и выходит, что каждый замыкается только на своём бульоне. И так всю жизнь. А дальше – смерть. Спрашивается: и для чего жила эта тень, промелькнувшая в вечности? – Совершенно верно, – подтвердил Сэнсэй. – Смешные люди, – продолжил Скорпион. – Жизнь – мгновение, а они материально пакуются так, словно собираются жить вечно. – Это всё ненасытная мания величия, эгоцентризм – вечный камень преткновения всех времён и народов… – сказал Сэнсэй. – Был у меня на днях разговор в офисе. Пришёл один знакомый бизнесмен и жалуется на друга – нашего общего богатого знакомого. Этот бизнесмен когда-то круто стоял. Но фортуна, женщина балованная, повернулась не тем местом, и всё рухнуло. Остался исключительно только один интерес и большое желание вновь стать на ноги. Парень, в общем-то, толковый. Не растерялся, снова придумал, как малыми затратами заработать большой капитал. И пошёл к этому богатому бизнесмену с предложением. Надо сказать, хорошее предложение, обоюдно выгодное со всех сторон. Ну вот, бизнесмен принял того у себя на дому, причём уже не в зале, а на кухне. И во время разговора сказал ему такие слова: «Вот, посмотри, у меня дом за пол-лимона зелени, четыре машины, бизнес. Да я всё могу купить! А ты кто такой? Ты же голимый…» Самое интересное, что этот бывший бизнесмен, жалуясь, всё время возмущался, мол: «И это он говорит МНЕ?! Да я ещё вчера был такой же, как он…» Глянул я на его гипертрофированную манечку величия и единственное, что смог сказать: ему с его «партнёром» и зеркало не нужно. Они могут смотреть друг на друга, тем и тешиться. – Ну так, в своём же глазу сучка не видно, а в чужом и соринку заметно, – с усмешкой произнёс Скорпион. – Да какой сучок? Там у них, у обоих, конкретно по дубу, – уточнил Сэнсэй. Друзья засмеялись. А отец Иоанн, как всегда, вставил свою поучительную речь, делая ударение на «о»: – Всё это, чада мои, оттого происходит, что диавол в думах торжествует. Тогда человека всё раздражает, ко всему доброму делу чувствуется отвращение; слова и поступки других по отношению к себе человек криво толкует и видит в них злоумышление против себя. Поэтому злится на людей, чувствует к ним глубокую ненависть, ярится и порывается к мщению. Как сказано в Библии: «От плода его познаете его»… – Да, батюшка, про Думу ты воистину точно подметил, – с улыбкой произнёс Сэнсэй. Они переглянулись и рассмеялись. – А как вы хотели, – с юмором промолвил Скорпион. – Труднее всего человеку даётся то, что даётся не ему. – Эх, кабы люди любили друг друга, – мечтательно сказал отец Иоанн. – В каком смысле? – лукаво покосился на него Скорпион. – В духовном, сын мой, в духовном, – отпарировал отец Иоанн и уже более серьёзно добавил: – Ибо все глаголят о любви к ближнему, но мало кто, по большому счёту, любит по-настоящему. Все только и занимаются тем, что возводят тайно или явно на этих словах дворец самолюбия плоти. – Что поделаешь, такова природа человека, – произнёс Сэнсэй. – У него с самого рождения мозг запрограммирован на восприятие частоты животного начала, хотя в нём, кроме этой частоты, имеется и много других программных уровней. Но человек ленив, не пытается как-то улучшить себя, поэтому и грязнет в материи, как свинья в луже. Ест, спит, резвится. А когда приходит время идти на стол, визжит как резаный, не понимая, за что так несправедлива природа, ведь он считал свою плоть самой лучшей одухотворённой частью, которой он служил больше, чем Богу, и всячески угождал больше, чем ближнему. Если человек остаётся на своём закомплексованном материальном уровне, он подчиняется законам природы, как любое животное. А для материи законы природы просты: природа заботится о своей поросли до тех пор, пока та молода и размножается. Только прошёл репродуктивный возраст, у природы пропадает к ней интерес. Сразу нападают болезни, клетки получают сигнал на старение, и материя старится и умирает никому не нужная, отжившая своё. То есть человек, оставаясь рабом своего животного начала, проигрывает во всём. И это начинает его терзать и угнетать. Почему? Да потому, что человек по сути своей является высокоорганизованным существом, и кроме материального начала, в нём есть и духовное, что, в принципе, и отличает его от животного. Он подсознательно чувствует частичку вечности в себе, и это заставляет его сомневаться в конечности жизни, заставляет бросаться в поиск смысла жизни и, наконец, в поиск Бога. – И это длится с начала времён, – глубокомысленно промолвил отец Иоанн. – Да ничего подобного, – возразил Сэнсэй. – Раньше первые люди жили в Боге. В них доминировало духовное начало, а материальное было заглушено. Они жили много лет. Им не были известны болезни, потому что они не болели вовсе. И жили, в принципе, столько, сколько каждый хотел – по тысячу лет и более. Причём, развиваясь до двадцати пяти – тридцати пяти лет, сохраняли молодость значительную часть жизни. А затем, когда хотели, уходили к Богу. Человек не умирал, а осознанно уходил к Богу как духовное существо, оставляя надоевшую материальную оболочку естественным путём. Поэтому об умирающем человеке говорят, что он уходит к Богу. Это отголоски далёкого прошлого. – Интересно, а как старится эта самая клетка и сам организм? – поинтересовался Скорпион. – Ну, как… Любая клетка похожа на своеобразную молекулярную фабрику. Фактически она способна работать и воспроизводиться без всяких признаков усталости или старения бесконечно долго. – Такого не может быть! – тихо воскликнул отец Иоанн. – Почему не может быть? Вот тебе наглядный пример. Одноклеточные существа, размножающиеся бесполым способом (к примеру, амёба, инфузория), при благоприятных условиях способны штамповать свои «клоны» сколько угодно раз. Это давно уже известно учёным. Кстати, никто и никогда из них не видел «пожилую» бактерию. – Да, но человек не бактерия, – возразил отец Иоанн. Скорпион усмехнулся и высказал вслух пришедшую на ум мысль: – Понятное дело, он же был создан в последний день творения, когда Бог уже утомился. Друзья снова засмеялись. И когда смех более-менее утих, Сэнсэй продолжил: – Просто у человека, как и у высших позвоночных, есть свой программный «хронометр» по срокам жизни, определяющий в том числе и количество делений клетки. Как только деление клетки прекращается, наступает репликативное старение. Но человек, в отличие от животных, может управлять своим «хронометром», ибо ему дарована свыше сила мысли. И это не какой-то там религиозный вымысел. Это естественная волновая физика и генетика. Поскольку и мысль, и клетка имеют одну и ту же природу происхождения – волновую. Вано и Скорпион молча уставились на Сэнсэя, явно пытаясь «догнать» сказанное их другом. Сэнсэй же, глянув на их озадаченные лица, улыбнулся и, наигранно вздохнув, произнёс: – Ладно, забудьте. – Что значит «забудьте»?! – полушутя возмутился отец Иоанн и по-дружески уточнил своё возмущение: – Коль уже начал, чадо, глаголить, колись до конца, пока по морде не дали. – Истинно говоришь, святой отец, – поддакнул Скорпион. – Веский аргумент, – усмехнулся Сэнсэй. – Ну, раз так, внимайте гласу разума. Значит, какова природа старения человеческого организма? Я надеюсь, вы знаете, что в ядре каждой клетки, помимо множества белковых и прочих молекул, находятся и сорок шесть длинных молекул, или, как их ещё называют, двуцепочных нитей ДНК, по одной на хромосому. Накануне клеточного деления происходит удвоение каждой молекулы ДНК. Это достаточно интересный процесс. Каждая хромосома – это туго смотанная длинная нить ДНК. Копируется она ещё до «сматывания» с помощью фермента ДНК – полимеразы. Образно говоря, если ДНК сравнивать с рельсовым путём, то этот фермент будет являться «рельсоукладчиком». Он будет «ездить» по рельсам, которые сам и укладывает рядом с собой. Но когда он «доезжает» до своеобразного тупика, то есть одного из двух концов молекулы ДНК, тут, по мнению ваших учёных, происходит сбой, а на самом деле – запрограммированная остановка. Этот фермент просто не достраивает кончик хромосомы, то есть теломер. Поэтому при каждом делении клетки нити её ДНК становятся короче. Следовательно, число клеточных делений становится ограниченным, а затем и вовсе прекращается. Вот тебе и механизм молекулярной природы старения. Хотя человек, я ещё раз подчёркиваю, благодаря своему уникальному мозгу, а также силе воли и духа, способен осознанно программировать сроки своего телесного существования. Поэтому старение как таковое совершенно противоестественно для человеческого организма как высокоорганизованного существа, ибо внутри него заложена целая система и программы защиты от биологической смерти. – Ну, это вообще сказки Венского леса, – не выдержал Вано. – Где реальные доказательства? – Да их полно! Ты так говоришь потому, что сам никогда не вникал в суть этого вопроса. Возьми, к примеру, тот же молекулярный уровень. Слава Богу, учёные, наконец-то, обнаружили в 1985 году фермент, который активно достраивает концы теломер. То есть фактически доказали, что клетка может воспроизводиться бесконечно. Хорошо хоть выяснили, что этот фермент, так называемый теломераза, есть в зародышевых, половых, стволовых клетках, то есть тех, постоянное деление которых лежит в основе обновления крови и некоторых тканей, к примеру той же кожи и внутренней поверхности кишечника. Причём впервые теломеразу нашли в одноклеточных организмах, затем выявили в опухолевых клетках, а ещё позднее – в яичниках, то есть половых клетках. – Бедные евнухи, – комично посочувствовал Скорпион. Мужики засмеялись. – А что, разве опухолевая клетка может делиться бесконечно? – поинтересовался Вано. – Как тебе сказать. До девяноста процентов опухолей человека наделены теломеразной активностью. Учёные давно доказали, что этими клетками просто игнорируется феномен старения и делиться они могут достаточно долго. Вот, пожалуйста, показательный пример, который ты можешь почерпнуть в медицинской литературе. У Генриетты Ламберт, скончавшейся в тридцатых годах ХХ века, были взяты раковые клетки, которые вплоть до наших дней успешно продолжают делиться в десятках биологических и медицинских институтах мира. Хотя, по факту, в человеке существуют механизмы, способные заблокировать работу раковых клеток. Просто на сегодняшний день учёные их ещё не нашли. – Всё равно, – не унимался отец Иоанн, – то, что обнаружили эту теломе… теломе… короче, эту фиговину, это ещё ничего не значит. Открыть – открыли. Опухоли, понятно. А где факты омоложения? – Да их навалом! Просто раньше на эти факты никто внимания не обращал. Не вписывались они, понимаешь, ранее ни в какие рамки «научных концепций», поэтому и пылились на полках архивов. Но были ведь эти феномены! Это сейчас информация о них доступна через СМИ большинству людей. Стали известны многие случаи, когда ход «хронометра» биологического времени организма либо резко ускорялся, даже у детей, которые в своём юном возрасте становились глубокими стариками, либо, наоборот, шёл вспять. С подобными феноменами особенно часто сталкивались стоматологи, когда у глубоких стариков или старух вдруг начинали резаться зубы, как у младенцев, или вырастали по три-четыре раза. Известны и случаи, когда люди в старости по «необъяснимым причинам» начинают полностью молодеть телом. И толчком к резким переменам служили именно изменения в генетических структурах организма. А что такое гены? Это специфичный набор нуклеотидов в хромосомах, которые складываются в голографические решётки. Учёные уже добрались до понятия того, что эти структуры излучают свет, подобно лазерному, и радиоволны. Однако они не знают ещё того, что основная часть всей информации гена содержится именно на волновом уровне ДНК-программ! Ну ничего, всему своё время. Низкий им поклон хоть за то, что они обратили внимание (после стольких-то лет наглядного подтверждения!) на генеративные клетки, на тот самый бессмертный «генеративный вектор» яйцеклетки, из которой происходят люди на протяжении достаточно длительного земного цикла. Наконец-то мир дождался и услышал «незыблемое слово» своих «светил», что в действительности старение – это противоестественный для человеческого организма процесс. Оказывается, есть «дремлющие» резервы! Осталось всего ничего до полной победы над смертью – вывести эти резервы из состояния покоя и заставить их активно функционировать. Ну что ж, и на том спасибо! По крайней мере, от такого заявления часть людей взглянет здраво на жизнь, на тот омут бесконтрольных мыслей, на который они так безалаберно растрачивают свою могучую силу; хоть задумаются над элементарным – из чего же состоит их собственный организм, их микромир. А это будет уже первым шагом на пути к познанию Бога, своего внутреннего мира... – И механизмов управления «хронометром» биологического времени? – спросил Скорпион. – В том числе, – ответил Сэнсэй. – Хотя, по факту, эти механизмы были давным-давно известны людям ещё в глубокой древности в виде специальных духовных практик. И сложного в них абсолютно ничего нет. Как говорится, кто хочет, тот сможет. Всё дело в человеке, в его природной лени, нежелании трудиться над собой ежедневно. Ведь кого не спроси – все хотят стать святыми. А коснись реально, никто не хочет работать над собой. Почему? Потому что это же надо себя контролировать ежесекундно, заниматься практиками. Вот и получается, что быть святым среди людей хотят все, для многих это является мечтой самолюбия. А на деле желающих нет. Потому что люди ставят перед собой совершенно другие жизненные задачи, и в первую очередь – реализацию целей своего материального начала, удовлетворяющих собственное Эго. Вот и весь парадокс. А чем сильнее доминирует материя в человеке, тем больше он деградирует в духовном плане, тем сроки жизни сокращает сама природа. Почему сегодня люди в пятьдесят лет уже считают себя стариками и, в общем-то, к этому времени у многих налицо признаки прогрессирующего старения? Хотя в последнее время животное начало пытается продлить срок жизни за счёт медикаментозной поддержки. Но разве это жизнь? Это жалкое существование. И в принципе это всего лишь считанные годы. Так почему же сроки катастрофически сокращаются? Потому что человек сильно материализуется. А раз материализуется, то попадает под законы природы, как и любой вид животных. То есть в нём преобладает песок вместо воды. – Песок вместо воды? – переспросил Скорпион. – Это как понять? – Ну, это образное сравнение, если песок считать материальной субстанцией, а воду – духовной. Человек внешне, точно песчинка на берегу океана, которая всю свою жизнь пытается занять своё место под солнцем, кто ближе, кто дальше от берега. Она индивидуальна и одинока, хотя её окружает масса таких же песчинок. Иногда, когда песок накаляют до очень высокой температуры, он приобретает текучесть и превращается в единое стекло – глупое, прозрачное стекло, хрупкую защиту, которая легко разбивается при ударе. Но чаще песчинки проживают одинокую внутреннюю жизнь. Изредка падающая на песок живительная капля океана, безусловно, радует своим прохладным прикосновением группу песчинок. Но всего лишь на короткий миг, так как быстро испаряется с раскалённого песка, и песок вновь остаётся одиноким, вспоминая о капле как о мифе или вовсе забывая ощущение её прохлады. Когда же идёт большая волна, песок становится влажным. И тогда мокрый песок начинает считать, что он избран и принадлежит океану. Это можно сравнить с религиозными деятелями. Вроде они и рядом с Богом, но остаются песком – твёрдым и материальным. Когда же человек начинает созревать духовно, он, образно говоря, попадает в океан. Жизнь этой песчинки проходит, пока она через толщи воды опускается на дно. И здесь у неё появляется шанс. Если в ней всё же преобладает больше материального, она оседает на дно и становится мокрым песком. И ей снова необходимо долго ждать, чтобы быть выброшенной на берег жизни, дабы добраться до спасительной поверхности океана. Но если в ней больше духовного и она окончательно сделает свой выбор в пользу него, то песчинка полностью растворится в воде по химическим элементам, то есть преобразует себя в каплю океана – часть большого целого, удерживаемого гравитацией Любви. И если песок под солнцем может только нагреваться, вода же способна превращаться в пар. Проще говоря, капля с лёгкостью может переходить в совершенно иное качество и познавать другие миры в своём свободном полёте. – Помолчав, Сэнсэй добавил: – Так что человек, по сути, состоит из сухого – материального и влажного – духовного. Причём второго в нём гораздо больше. Поэтому и шансы слиться с океаном значительно выше. После всего сказанного Сэнсэем возникла тишина. Очевидно, каждый погрузился в свой внутренний мир мыслей о вечном, о «наболевшем». Первым нарушил молчание Скорпион. Находясь под впечатлением сказанного, он задумчиво произнёс: – Да уж, окончательный выбор... Меня всю жизнь сопровождает этот выбор. Только странный выбор. Словно кто-то создаёт все условия именно в сторону меньшего сопротивления и грузит серьёзными проблемами, если идёшь в сторону с большим сопротивлением. – Этим «кто-то» являешься ты сам, то, что главенствует в твоей голове и устойчиво правит на подсознательном уровне. Ведь подсознание – это, безусловно, мощная, но глупая сила. Она не понимает, что такое «хорошая», а что такое «плохая» мысль. Для неё любая мысль – это приказ, который надо выполнять. О чём чаще думает человек, то он по жизни и получает. И твои лабиринты обстоятельств, которые создают все условия в сторону меньшего сопротивления, есть не что иное, как лично твой подсознательный выбор. – Но... на «Острове» нас же многому учили, особенно контролю над мыслями. – Контроль контролю рознь. Одно дело учиться контролировать эмоции, чтобы направлять мысль на цель и усмирять свой страх. И всё это обучение ради того, чтобы сделать из человека супербоевую машину, супероружие. Насколько мне известно, именно в вашем спецподразделении активно применялось зомбирование, «зачистка» на подсознательном уровне. И совершенно другое дело – контроль мысли ради раскрытия духовного начала в человеке, ради развития души. – Да, зомбирование – страшная вещь, – проговорил отец Иоанн, думая о чём-то своём. – А что, разве у вас такого не было? – спросил с издёвкой Скорпион. – Вы же универсалы. Вам же, по идее, больше всех досталось. – Оттого в наших мозгах и наступила перегрузка, – полушутя заметил Вано. – Всё намного проще, – спокойно ответил Сэнсэй. – У нас наставник был совершенно другой, по внутреннему миру человек, не то что ваш. Отсюда и вытекающие последствия, скрытые от доброй половины начальства «Острова». – Да, мировой был мужик, – кивнул Вано. – Интересно, где он сейчас? – Да где-то в Москве, – пожал плечами Сэнсэй. – Совсем уж седой стал Старик. – Значит, вам повезло. А я, наверное, уже совсем безнадёжен, – горько усмехнувшись, промолвил Скорпион. – Остаётся только одно – пустить пулю в лоб... – ...и проиграть по всем статьям своему животному началу! – закончил Сэнсэй. – Глупости! Человек должен прожить столько, сколько ему отведено. Раз ты жив, раз ты осмысливаешь свою проблему и говоришь о ней, выходит, не так уж всё и плохо. Если Бог дал тебе возможность ЖИТЬ, стало быть у тебя есть ещё ШАНС откорректировать себя в духовном отношении и стать гораздо лучше! Так держись за этот ШАНС и не позволяй животному началу руководить тобой своими грязными мыслишками. – А как же гипноз? – По большому счёту, если человек духовно развит и в нём доминирует духовная сущность над материальной, он не поддаётся ни внушению, ни гипнозу. Даже более того, это может его немного раздражать, поскольку при попытке внушения материальная сущность пытается подчиниться, а духовная… ну, мягко говоря, ей это по барабану. Сознание остаётся ясным. И в принципе, он просто не воспринимает подобное кодирование, будь то внушение, гипноз, двадцать пятый кадр, нейролингвистическое программирование или ещё что-то. – Ну и как починить свой чердак, коль в нём уже имеются множественные дыры? – с улыбкой спросил Скорпион. – Просто. Берёшь инструменты и работаешь. В мире, слава Богу, их сохранилось достаточно, чтобы не только отремонтировать свой чердак, но и построить великолепный храм для души. Возьми хотя бы, к примеру, такие наиболее распространённые инструменты, как медитация или молитва. По существу, они сходны, поскольку отключают животное начало. Но работая с этими инструментами, учти один существенный момент. Многие религии, секты, практикуя, к примеру молитву, возносят хвалу Богу, однако с прошением чего-то хорошего для себя в материальном смысле. Это и есть уловка животного начала. Поэтому, если в молитве доминирует материальный интерес, то уже стимулируется не духовное, а животное начало. Отец Иоанн задумался, а потом спросил: – Ты хочешь сказать, что молясь Богу в таком плане, люди на самом деле молятся дьяволу? – Можно сказать и так, – ответил Сэнсэй. – Но ведь сам Христос дал молитву людям: «Отче наш, Иже еси на небесах! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас в искушение, но избави нас от лукавого». Ведь в тексте тоже говорится о хлебе… – Это, безусловно, сильная молитва. А то, что касается хлеба, так не забывай о двояком смысле слов Христа – для толпы и для тех, кто его поймёт. Вот как раз для последних хлеб имеет смысл именно духовной пищи. – Интересно, а здоровье, если о нём просишь, к чему относится: к материи или к духу? – с любопытством спросил Скорпион. – Причины болезней кроются именно на духовном уровне управления этой материей. – А, между прочим, для прихожан нашей церкви разрешается у Господа просить как благ духовных, так и вещественных. Ибо сказано: «Просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется вам; всяк бо просяй приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзется». – Совершенно верно. Проще говоря, во что верите, то и получите. Это тот же приказ подсознанию, о котором мы уже говорили. Но одно дело, когда человек верит в Бога для своего духовного роста, и совершенно другое дело «верить в Бога» для своей материальной выгоды. Тем более, когда человек своим ограниченным сознанием требует у Бога доказательств Его существования. Часто люди просят: «Господи, если Ты есть, дай мне (машину, квартиру, и так далее) и я в Тебя поверю». Если Бог дал, требуют ещё и ещё. Почему? Потому что материальная сущность ненасытна. Человек, как свинья, сколько не дай, всё «съест». Да кто ты такой, чтобы Бог доказывал тебе своё существование?! Ты приходишь в этот мир, чтобы доказать Богу, что ты Человек, а не животное. А если индивид требует своим ограниченным сознанием доказательство у Бога, пусть взглянет на себя в зеркало! И если согласится с тем, что произошёл от обезьяны, то обезьяна он и есть. Зачем обезьяне искать Бога? Ей надо искать бананы… Отец Иоанн усмехнулся: – Верно глаголешь! – Если человек ждёт и думает, что ему кто-то что-то должен и за него кто-то что-то сделает, то это знак того, что думать должен он и делать должен он. У каждого человека свой Армагеддон, даже у того, кто, по мнению окружающих людей, живёт хорошо и счастливо. Ведь, по факту, никому неведомо, что происходит внутри человека. А именно его внутренний мир и есть то главное из главных, ради чего, по большому счёту, ему была дарована жизнь, дабы человек через внутренний мир, игнорируя все материальные препятствия животного начала, пришёл к Богу как зрелое духовное создание. Но большинство людей даже не замечают своего личного Армагеддона. Они ждут общего. Вернее, даже не ждут. Об этом так много говорили, так много раз пугали разными датами, что им просто уже интересно, наступит ли он, наконец, или нет. – Точно, – усмехнулся Скорпион. – Больше всего спонсоров у конца света. – Вот именно, – с улыбкой подтвердил Сэнсэй. – Да даже если и наступит апокалипсис, что из того? Ну, будет у них возможность за пятнадцать секунд осмыслить: «Да, вот он наступил». И что дальше? Ведь апокалипсис, по существу, это такая же иллюзия, как и всё остальное в этом мире. Ну, разрушится мир, погибнет песок, на его место принесёт камни. Но океан же как был, так и останется. – Хм, люди ведь ждут общего Армагеддона, потому что потом Бог воздаст по заслугам каждому, праведникам и грешникам, – возразил отец Иоанн. – Бог уже при жизни человека каждому даёт то, что тот заслужил. Более того, Он не просто оставляет индивида с заслуженным результатом, но и предоставляет много шансов улучшить его, взрастить свою духовную сущность. Но многие из-за преобладания в их мыслях материального интереса не замечают и этого. Кричат во всё горло: «За что Бог дал мне такую жизнь?» Мол, сосед ещё хуже меня, а насколько богаче. Таких людей и привлекают секты, где обещают «рай в теле для праведников» после Армагеддона. И человек с удовольствием слушает эту чепуху, верит этим людям и ждёт не дождётся этого Армагеддона, потому что эта мысль втайне подслащивает его ненависть, чёрную зависть, его самолюбие, что он вот такой «праведник» спасётся, а сосед его – «грешник грешников» – погибнет в геенне огненной вместе со своим богатством. Да глупости всё это! Хитрые и умные люди всё прекрасно понимают и сколачивают на этой животной потребности населения целые состояния. Человека может спасти только его внутренняя Любовь. Ведь он же ничего не может дать Богу, кроме своей Любви… А общий Армагеддон отличается от личного лишь разнообразием шансов и кое-какими специфическими деталями касательно душ человеческих после биологической смерти их тел-оболочек. И всё. – В смысле? – не понял Скорпион. – Ну, если человек полностью комплексуется в материи, он полностью уничтожается после смерти, разлагается по энергиям в ничто. А если человек взращивает свою духовную сущность, он продолжает существовать после смерти как индивид, вне зависимости от материи. Отец Иоанн ухмыльнулся и сказал: – Ты так говоришь, как будто побывал в приёмной у Бога на совещании Ангелов-Архангелов. Я понимаю, что каждый трактует Библию по-своему, но не до такой же степени. – Да при чём здесь Библия? Есть источники гораздо древнее и достовернее, хранящиеся в Шамбале, на основе информации которых и формировались людьми различные древние религии, а позже, из их вытяжек, и сам текст Библии. Знания-то давались одни и те же, причём не только о прошлом, но и о далёком будущем, в том числе и о нашем времени. – Интересно, интересно. Например? – спросил Вано. – Да всегда пожалуйста. Вот, скажем, в библиотеке Шамбалы, в Ассирийском отделе VII века до нашей эры, в разделе библиотеки Ашшурбанипала хранятся довольно любопытные клинописные таблички Шумерской цивилизации, повествующие о времени, когда шумеры пришли со своей культурой на земли южного междуречья Евфрата и Тигра. – Я не понял, в отделе библиотеки кого? – переспросил Скорпион. – Ашшурбанипала. – Это кто? – Царь Ассирии, если тебе интересно, с 669 по 633 год до нашей эры. Шикарная столица ещё у него была с таким певучим названием – Ниневия. Слыхал? – с улыбкой произнёс Сэнсэй. – Шутишь? – усмехнулся Скорпион. – Я знать не знаю, где та Ассирия находилась на земном шарике, а ты мне про Ниневию. Мужики тихо засмеялись. – Ничего, – ответил Сэнсэй. – Сейчас восстановим пробелы в файлах. Ирак знаешь где? – Тот кивнул. – Вот, а Ниневия находилась на его современных холмах Куюнджик и Тель-Неби-Юнус, пока в 612 году до нашей эры её не разрушили войска вавилонян и мидян. Скорпион набрал воздуха в грудь и ответил: – Так, давайте лучше о табличках. Мужики вновь рассмеялись. – О табличках так о табличках, – добродушно произнёс Сэнсэй. – Ну, так вот, в этих клинописных табличках записан весьма нетривиальный текст-предсказание по поводу далёкого будущего в виде этиологического мифа. Вообще шумеры любили облекать знания, которые им давались, в форму прологов-запевок, этиологических мифов, диалогов-споров о преимуществах. Их устраивал такой «жанр», поскольку в этом случае и знания легче воспринимались людьми, и их передача из поколения в поколение даже в устной форме шла без особых потерь в тексте. Так вот, если пропустить начало, где рассказывается о том, как ануннаки поведали эту историю о будущем людям… – А это кто? – вновь переспросил Скорпион. – «Люди с неба». «Ан» с шумерского переводится как «небо»… В общем, если это пропустить, то последующий перевод текста с клинописных глиняных табличек гласит о следующем: «В те предвечные дни, когда было становление имени человеков, на Горе Небес и Земли собрались семь великих богов: Ан, Уту, Энки, Энлиль, Нанна, Инанна, Ишкур. Глядя в волшебное колесо движения Мира, долго они вели беседу, присуждая Судьбы людям. Во многом сказанном лилось согласие. Но заспорили боги на перекрестье движения рыб и вод Эйя, увидев дела человеков, творимые во власти дракона Мушхуш. Не спорили боги так сильно с колеса Времён Альт-Ланды и даже прежних дней великой воды. Чем больше возмущался бог Энлиль, владыка ветра, воздуха и жизни, тем больше в колесе движения Мира закручивались вихри для людей опасные, открывая дары подземного царства и выпуская на свет демонов болезней – азагов. Чем больше сердился Ишкур, тем чаще на перекрестье отражались молнии и из тьмы вылетали драконы с огненными хвостами. Спорил с ними Энки, создавший человека, повелитель Абзу (Мирового Океана), а в отраженье времён вздымались воды, топившие берега. Защищала Энки и Инанна – богиня плодородия, любви, войны, разрушения и распрей, указывая на Землю своими стрелами, и там дрожала земля и вспыхивал огонь дракона Мушхуша. Даже лунное божество Нанна менялось в лице, тяготея в думах. Один Ан, отец богов, сохранял спокойствие, поглядывая на Уту, бога справедливости, очищения и правды, Судью людей, хранителя солнечного божества, подателя оракулов. Уту молча встал в сиянии своём великолепном и заслонил лучами за спиной от взоров отраженье гнева их вселенных. Вмиг всё стихло в волшебном круге мирозданья. Улыбнулся Ан, раскрыв свою ладонь. Воссиявший свет пронзил пространство. Боги тут же примирились, славных яней возрождая, дав им силу победить дракона Мушхуш. Перекрестье воссияло новым светом, радуя глаза богов. Мир людей преобразился». – Ну и? – нетерпеливо спросил Скорпион. – Что это означает? – Да так, – пожал плечами Сэнсэй, – ничего особенного, если не считать, что «перекрестье движения рыб и вод Эйя» – это, в общем-то, смена эпохи Рыб и Водолея, которая начнётся всего лишь через какие-то десять лет. Друзья удивлённо глянули на Сэнсэя. – А эти самые «яне» – это кто? – вновь спросил Скорпион. – Шляпа! – отозвался Вано. – Это же мы, славяне. – Нормально, – ошарашенно произнёс Скорпион. – Это что получается, эти сказочники знали в своём времени, что будет сейчас? – Кто? Древние шумеры – сказочники? – усмехнулся Сэнсэй. – Скорее, достоверные историки. А вот сказочники появились гораздо позже с развитием цивилизации и укреплением религиозной власти. Вот где сказочники, всем сказочникам сказочники! Уж чего они только не насочиняли, пряча основу знаний под шелуху своей власти над людьми. До сих пор друг у дружки слизывают тексты, меняя имена основных героев, и, как на базаре, кричат во всё горло, что истина продаётся только у них. Да сколько можно торговать именем Бога! – В сердцах возмутился Сэнсэй. – Знания давались через Великих для всех людей, а не для того, чтобы их прятала и преобразовывала на своё усмотрение жалкая кучка эгоистов с гипертрофированной манией величия. Глупцы! Мир всё равно узнает в нужный час то, что ему положено знать. – Нет, ну не все же в религиях эгоисты, – возразил отец Иоанн. – Не все. Но девяносто процентов служителей религий торгуют «опием» для народа. – Точно! – усмехнулся Скорпион и, повернувшись к отцу Иоанну, с улыбкой произнёс: – Святой отец, а, святой отец, почем опиум для народа? – Для тебя, сын мой, со скидочкой, – отпарировал тот и, помолчав, добавил: – Плюс пятьдесят процентов… В тишине окружающей природы послышался приглушённый смех. После серии очередных шуток и дружеских взаимных «любезностей» разговор снова перешёл в русло извечных рассуждений. – Я всё-таки не пойму, – произнёс Скорпион, – как древние шумеры могли знать о нашем времени? Ладно, допускаю ещё, что можно просчитать варианты на ближайшее будущее. Но говорить о том, что будет через тысячелетия? Я бы не рискнул. – Не ломай голову над пустяками, – с иронией сказал Сэнсэй. – О том, что будет, знали не только древние шумеры. Практически в какое время не ткни пальцем, везде хватает предсказаний про наше весёлое время. – Ну-ка, ну-ка, ткни ещё куда-нибудь пальцем, – с юмором попросил Вано. – Без проблем, – так же ответил Сэнсэй. – Вот, пожалуйста, возьмём другой отдел библиотеки Шамбалы – Египетский, к примеру второй половины первого тысячелетия до нашей эры. Раздел Александрийской библиотеки… – Это, случайно, не та, что сгорела? – похвастался своими знаниями Скорпион. – Да. Часть её сгорела в сорок седьмом году до нашей эры, – сказал задумчиво Сэнсэй, точно вспоминая те события. – Слава Богу, Межане быстро отреагировали на эту очередную глупость человеческую в Аль-Искандрии. Так что самое ценное было спасено. – Межане? – переспросил Скорпион. – Да неважно… Так вот, в этом отделе есть достаточно редкая книга пророчеств, писанная ещё рукой Заратуштры. – Заратуштра? Это Зороастр, что ли? – поинтересовался отец Иоанн. – Совершенно верно. Хороший был человек, большой друг Ригдена Джаппо. – Я читал про Зороастра в восточных легендах, – пожал плечами Вано. – Но не факт, что это реальное лицо. – Кто, Заратуштра? – удивился Сэнсэй. – Самое что ни на есть реальное лицо. Он жил в Бактрии при царе Виштаспу… – Да знаю, читал. В молодости он удалился на высокую гору, где какой-то языческий бог открыл ему новое учение. – Новое? – усмехнулся Сэнсэй. – Да, читать ты читал, но сути так и не понял. Ты знаешь, к примеру, что такое «высокая гора» или кто скрывается за именем, как ты выражаешься, «языческого бога», который вовсе таковым не является? – И кто? – нетерпеливо спросил Скорпион. – Ахура Мазда – это одно из многочисленных имён Ригдена Джаппо. Заратуштра его так называл. – Как, как? Мазда? – переспросил Скорпион и в шутку добавил: – Во дают! Теперь ясно, у кого капиталисты слизали название своей машины. Да, шустрые ребята! Мужики заулыбались. – Да капиталисты тут ни при чём, – пояснил Сэнсэй. – Ахура Мазда, дабы тебе было известно, в переводе с древнеперсидского означает «Владыка Мудрости», или «Владыка Всеведущий». Позже имя Ахура Мазда в греческом варианте уже звучало как Ормузд, Оромаз. В своих проповедях Заратуштра указывал на Ахура Мазда как на доброе начало, опирающееся на Дух огня, и правдивого порядка – Арта, обладателя воздействующего слова; Мудрого, окружённого сонмом благих, составляющих вместе с ним божественную семерицу «Амеша спента». – Чего, чего? – не понял Скорпион. – Ну, «Бессмертно воздействующих», «Дарителей», гораздо позднее в переводе их стали называть «Святыми». – Опять семёрка «бессмертно воздействующих», – заметил Скорпион. – У шумеров, теперь у этого мужика. – А что ты хотел? Знания-то одни и те же, просто давались в разные времена разным людям. Кстати, – Сэнсэй повернул голову к Вано, – Заратуштра называл владыку зла по имени «Друджа», что в переводе означает «Ложь». Позже имя «Друджа» в иудейской передаче звучало как «Ашмадай», а уже в древнегреческой – «Асмодей». Так что много чего было заимствовано у персов. – Ну и что? Читал я эту «Авесту». Да, там рассматриваются вопросы демонологии, эсхатологии, загробной жизни, конца мира и Воскресения, Страшного Суда и так далее. Да, там есть отголоски о счастливом веке, молитвенные тексты. Но всё его религиозное мировоззрение настолько абстрактно! И, между прочим, там вообще призывается отстаивать проповедь распространения зороастризма силой оружия. Это уже явно не влезает ни в какие ворота добра! – Хм, в «Авесте»?! – усмехнулся Сэнсэй. – Ты взял бы, что ли, для приличия, да почитал в исторических источниках хотя бы то, что известно на сей день, как писалась и создавалась эта «Авеста» в том виде, в котором дошла до наших времен. Та же история, что с «Кораном» и «Библией». Тот же почерк использования Знаний для создания религиозной структуры. Рукой же Заратуштры писана лишь одна книга, книга «Мудрости», которая чуть не сгорела при пожаре в Александрийской библиотеке. Очевидно, кому-то это было очень выгодно – уничтожить следы далёкого прошлого. Кроме того, ближайшими учениками Заратуштры, которых он послал в мир адаптировать знания науки Шамбалы для профанов, было написано семь книг. Впоследствии эти записи неоднократно искажались при переписке, заменялись различными взглядами власть имущих жрецов, которые, в конечном итоге, и трансформировали их в религию. Но, даже несмотря на такую значительную материализацию текста, идеи Заратуштры оказали значительное влияние на христианство, ислам, и до сих пор будоражат умы человеческие, находящиеся в поиске Бога. Почему? Потому что в них остались зёрна. А Заратуштра – это целое поле наливных колосков. Он проповедовал всё очень просто и ясно, так, как рассказывал ему Ригден Джаппо. – Нет, мне прямо самому стало интересно, что ж он ему такое говорил, что мужик просветлел?! – с любопытством спросил Скорпион. – Да то же самое, что и всем. К примеру, что по существу нет ни положительных, ни отрицательных верховных божеств. Все они сыновья «Бесконечного времени», как называл Заратуштра в своей книге – бога Эрвана… – Надо же, звучит прямо как Нирвана, – удивился сам себе Скорпион. – Так о чём и речь! И человек – это не игрушка в руках высших сил, а личность, обладающая свободой выбора, способная своей активностью повлиять не только на торжество мировой справедливости, но и на рост собственного духовного бессмертного индивида. Ну, и так далее… А по поводу предсказаний нашего времени, в книге Заратуштры есть достаточно любопытные пророчества. Правда, текст составлен в виде стиха на древнеперсидском. Поэтому в русском переводе его звучание, имеющее свою особую метрическую тональность на древнеперсидском, будет несколько иным. – Сэнсэй глянул на озадаченные лица друзей и тут же поправил себя: – Ну, в принципе, для вас это неважно. Главное – смысл. Он немного подумал, видимо, припоминая текст, а потом произнёс: – Начинается так: «О, хороший, лучший друг, Ахура Мазда! Спрашиваю тебя, скажи мне правду. Ты же ведаешь обо всём: О свершившихся намерениях Равно – дэвов и людей; О делах, что лишь задуманы, О словах, что ещё не сказаны, О мыслях, ещё не обретших Силу свою явную. Передай ты мне из уст в уста Слово мудрое о том, Что грядёт в миру Через тысячу, тысячу лет». Тогда Ахура Мазда сказал Такое правдивое слово: «Говорю правду, высказываю истину. Через тысячу, тысячу лет и ещё половину Двуногие люди умножатся на земле И будет их число двенадцать Три раза в тысячи. Столпятся во время уроченное все, Раньше много раз рождённые. Четыре пути перед их глазами предстанет. Три из них ложных – приспешников Друджа, Туда, в яму мрака дэвы толкают. Четвёртый путь Арты – путь Духа и Правды, Её тропа через пропасть ведущая. Славные, смелые люди восславят себя, Увидев тот путь, к спасенью ведущий. Дарована будет людям удача. И вскоре за смелость и правду Награда ждёт их – богатство Души И мощность вещей. Мир на две части расколется. Зломыслящие сзади останутся с дэвами, Служителями Друджа. В прах их повергнет природа Большую часть. Они – конец конца. Благомыслящие с славными шагнут, Выбор свой сделав в мыслях, словах и делах. Они положат от конца – Начало… …Разве слабосильный нужен мне Человек, чье слово – пыль и ложь? Всемогущего Духом, славного желаю я, Добро творящего миру. Пусть грянет он, наконец, Сила Арты будет в подмогу. Мудр тот, кто в толпе стоящий на грани миров Внемлет слову Ахура. Выбор дан. Каждый сам изберёт Свой жребий зла или жребий добра, А вместе с добром и свободу». И сказал я в ответ: «Проницателен ты, Мудрый друг, Да снизойдут щедроты твои, достойные нас, Пусть Ахура воля да сбудется!» – Ничего себе стишочек! – удивлённо произнёс Скорпион. – А что ты хотел?! Восток – дело тонкое, Серёга, – с улыбкой произнёс Сэнсэй. – Да, – мечтательно протянул отец Иоанн, облокотившись о землю. – Восток – колыбель человеческой Цивилизации. Неудивительно, что там есть такие пророчества. – Таких пророчеств везде хватает, – сказал Сэнсэй, поглядывая на часы. – И не только на Востоке, но и на Западе, и на Севере, и на Юге. – Что, даже в Африке и в Америке?! – усмехнулся Скорпион. – Да кому же там пророчествовать? Папуасам, что ли, аль краснокожим индейцам? – Ну-ка, бледнолицый, поведай истину этому Лживому Уху. Достал он меня, великого бога Глаза-Ухо-Носа своим языком! – подражая героям из фильмов об индейцах, произнёс Вано. – Слушаюсь, о великий покровитель офтальмологов-отоларингологов! Мужики рассмеялись. А Вано продолжил, косясь на Скорпиона: – Нет, всё-таки правду говорит друг Виниту: человеку нужно два года, чтобы научиться говорить, и шестьдесят лет, чтобы научиться держать язык за зубами. – Да ладно тебе, – с улыбкой промолвил Скорпион. – Я просто рационально использую время, файлы свои восстанавливаю. Ты же, брат Зубоскал, мне потом спасибо скажешь, что брат Молчун поведал нам сегодня столько тайн. – Зубоскал?! Нет, ты слышал, слышал, как он меня назвал по батюшке?! – с иронией возмутился Вано и в шутку пригрозил: – Ладно, ладно, Лживое Ухо, я тебе ещё припомню! – Радуйся, что он к тебе хоть по батюшке обращается, – смеясь, сказал Сэнсэй. – А то если по матушке… Три неприметные кочки слегка затряслись от тихого хохота. – Хорош, народ, – произнёс Вано. – У меня уже слёзы на глазах. – Вот, вот, – подтвердил Скорпион и обратился к Сэнсэю: – Нет, а если серьёзно. Что, древним американцам тоже было известно про далёкое будущее? – Естественно. Только американцев тогда ещё не было, – с улыбкой ответил Сэнсэй. – А тем народам, что населяли Мезоамерику – да. Ну, там из тех, что известны на сегодняшний день – это ольмеки, тольтеки, ацтеки, майя… Вот, хотя бы майя – цивилизация, которой восхищается на сегодняшний день полмира. В своё время по своей культуре, социальному обустройству, математическим, астрономическим познаниям они оставили европейцев далеко позади. Если бы люди были не столь эгоистичны, то благодаря даже одним знаниям майя, накопившим и бережно хранившим сведения своих далёких предков, человечество уже тогда бы сделало огромный скачок в своём развитии, а не тот жалкий техногенный плевок сегодняшней цивилизации, которым оно так гордится. Люди ещё не ведают, что действительно могут на самом деле! – Ну и где сейчас эти знания? – спросил Скорпион. – Где, где? Большая часть уничтожена прислужниками католической церкви в XVI веке как ересь. Вот что успели из ценного спасти Сокровенники от этой очередной глупости людской, то и осталось для будущих потомков. – Это нас, что ли? – Не знаю, не знаю, – пожал плечами Сэнсэй. – Может для вас, а может и нет… – И быстро добавил: – Время покажет. С какой стороны себя проявим, то и получим. Ну так вот, в библиотеке имеется древняя книга майя, её название в переводе на русский язык звучит как «Прорицанья Птичьего человека». Там есть такие отрывки: «Когда Мам (Земля) вздохнёт и будет поворачиваться боком, времена столкнутся и ускорят свой бег. Перепутается конец с концом, с конца начало. Шесть богов из тринадцати неожиданно уронят свои жезлы. Ах Кин (Солнце) будет зол как никогда, как никогда агрессивен, память людскую стирая…» Кстати, по их датам этот казус приходится на 2003–2005 годы, и вообще, их календарь летоисчисления просчитан до определённой даты – до 21 декабря 2012 года. – А потом что, всем каюк, что ли? – спросил Скорпион. – Может каюк, а может и нет. Просто это будет время Выбора, от которого зависит и всё остальное будущее человечества. – Да, если это время Выбора, я бы тоже на месте майя не рискнул бы дальше описывать события, – с горькой усмешкой заметил отец Иоанн. – Хм, занимательно, там есть и такие подробности о событиях, предшествующих этой дате, в частности о северных землях, то бишь, Северной Америке: «…В той стране поселится бог Ишчкель Ок, люди станут его рабами». Или можно перевести как – невольными поклонниками. Вообще, Ишчкель Ок – это у них такой кровожадный бог, требующий для себя постоянных жертвоприношений, – пояснил Сэнсэй. – Так вот, дальше там написано: «Когда глупый сын займёт место отца, две птицы разрушат термитники. В жилище войдёт страх и смятение. Огонь уничтожит тысячи гнёзд человеческих… Небо, открывшись, разгневается, воды восстанут против страны, где поселится Ишчкель Ок. Мудр тот, кто услышит слово Птичьего человека, долетевшее до врат перемен». – И что это означает? Гитлер капут? – в шутку произнёс Скорпион. Сэнсэй пожал плечами: – Поживём – увидим. – Да уж… Интересно, а про наши земли там что-нибудь сказано? – Про наши земли хорошо у кельтов сказано, или, как их римляне называли, – галлов. Вот где были Мудрецы! Настоящие Сокровенники. Очень долгое время тесно сотрудничали с Шамбалой. Кстати, древние друиды называли Ригдена Джаппо тоже по-своему – в основном Дагда (добрый бог) или Руад Рофесса (Ruaidh Rofhessa), что переводится как «Красное совершенной науки». Результат такого содружества был налицо. Друиды создали на то древнее время почти идеальное общество. Потом, конечно, нашлись «засланцы», которые и их Учение перепоганили, сотворив из Правды Кривду. Но самые первые друиды были действительно потрясающие личности. Самое интересное то, что древние друиды фактически ничего не писали, хотя прекрасно владели письменностью, знаниями астрономии, астрологии, математики и даже физики, хотя последняя наука у них называлась по-другому и применялась для изучения человеческой сущности. – Подожди, значит те, кто обладали знаниями, не записывали то, что знали? – удивился отец Иоанн. – А как же преемственность поколений? – Так в том-то и дело. Они вживую передавали знания из поколения в поколение, считая, что в каждом поколении, в каждом ученике это знание обретает новое рождение. Понимаешь?! То есть оно не тупо вкладывается как некая неизменная форма, которой нужно следовать так, а не иначе. Оно постоянно омолаживается и актуализируется. Ведь восприятия-то у людей разные, поэтому знание может принимать разные формы, хотя суть содержания остаётся та же. Кстати, этого же мнения придерживались и Будда, и Иисус, и Магомет, давая знания в устной форме, работая на прямой контакт с человеком. Да и кто владел в те времена грамотностью, чтобы прочесть необходимые знания? Жрецы религий, которые считали живых Великих своими самыми опасными «конкурентами»? Так что друиды в те времена по-своему были правы в отношении письменности. Всё, что они писали, – это очень короткие тексты на табличках в виде основных смысловых узлов. Так, шпаргалка на случай провала памяти. У них тоже есть достаточно интересное пророчество. Если расшифровать эти «узелки» на табличках из серии прорицаний «Колеса времён», то текст-сказание касательно нашей земли будет приблизительно следующий: «Во время хаоса колеса смуты времён природы и человека… в светлицу (помещение) младшей славной дщери Борисфена, на место почётное воссядет дважды наказанный, оперевшись одной рукой на крест, другой на месяц… Соберутся славные сёстры Борисфена за одним столом… и прогонят Деспатера, прячущегося в тени углов, кознями скрытыми их домогая… Дом родителя воссияет в былой славе и красе». – Ну и? – спросил Скорпион. – Что? – переспросил Сэнсэй. – Ну, с тёлками понятно, а с мужиками что-то не очень. Отец Иоанн состроил комичное лицо и бурно возмутился: – Нет, я тебя сейчас точно урою! Борисфен – это же древнее название Днепра. Я… и то понял. – А-а-а, – с издёвкой протянул Скорпион. – То-то, я думаю, знакомое название… Так-так-так. Значит, Днепр. Сейчас прикинем. – Скорпион немного подумал. – Точно, древнегреческое название – Борисфен. Истоки находятся на Валдайской возвышенности в России. Протекает также через Белоруссию и Украину. Длина две тысячи двести один километр. Впадает в Днепровский лиман Чёрного моря… Уф, кажись всё! – С облегчением выдохнул он. – На этом мои энциклопедические файлы тупо обрываются. Отец Иоанн удивлённо глянул на Скорпиона: – Ну, ты, блин, даёшь! Предупреждать же надо… честных людей.., что языком владеешь. А то у меня чуть инфаркт не случился! Мужики вновь рассмеялись. – Не, а правда, что-то я не совсем понял, кто там сядет на почётное место? – переспросил Скорпион. – Дважды наказанный, – сказал отец Иоанн. – Так там, в верхах, и сейчас полно таких красавцев. Кто из них? – Ничего, не боись, придёт время, поглядим на смотринах, – с усмешкой произнёс отец Иоанн. Посмеявшись, друзья на некоторое время замолчали. – Нет, Сэнсэй, ты мне скажи, если в Шамбале хранится такая информация, то почему бы Шамбале не проявить себя и не показать эти вещдоки людям? – вновь спросил Скорпион. – А смысл? Понимаешь, умному человеку никаких вещдоков, в принципе, и не нужно. Ему достаточно взглянуть по сторонам, чтобы понять, что происходит. А глупцу и эгоисту хоть тысячу раз пальцем тычь в древнейшие культурные сокровища, хоть лезгинку перед ним танцуй, весь труд будет до лампочки! Глупец всё равно не поймёт, а эгоист будет думать, как бы на этих знаниях денег побольше заработать. Всё упирается в тупое материальное мышление, в эту кость. – Сэнсэй постучал по своему лбу. – Материальные доказательства нужны лишь людям, буксующим в материи. Людям же, вставшим на Духовный путь, достаточно намёка, ибо их интуиция скажет о большем. А духовно развитым личностям вообще и слов не нужно. Они и так всё прекрасно поймут… А насчёт проявления Шамбалы, ты просто не представляешь себе, что это такое. По факту, если Шамбала себя проявит, Земной шар в плане людей станет пустым. – Как это? – Ну, как бы тебе проще объяснить… Помнишь, я рассказывал про Иисуса, когда его, так сказать, пытались реанимировать? – Да. – Так вот, Иисус, как Великая Душа, входил в своё тело практически мгновенно, и то, какой след остался на плащанице. Человек, духовно не подготовленный, не сможет выдержать проявление Бодхисатвы Шамбалы, если тот проявится в своём истинном облике, а не закапсулированный в материи с рождения в миру. Как правило, Его высокочастотные вибрации способен выдержать лишь человек духовно подготовленный, свободный от привязанности к материи, нравственно чистый. Почему? Потому что человек, взращивая в себе духовное начало, полностью изменяется сам, изменяется внутренний мир, астральный. В нём доминируют Любовь и Доброта, то есть его мозг начинает функционировать на совершенно другой частоте. Поэтому для него как такового нет вреда при проявлении истинной сущности Бодхисатвы. Совершенно другое дело неподготовленный человек, мозг которого работает на обычной частоте животного начала. У него нервная система просто не выдерживает, так как она функционирует в совершенно другом волновом режиме. Человек моментально умрёт от соприкосновения с такими вибрациями. Не в смысле тела, тело останется, а вот центральная нервная система, грубо говоря, погорит. А теперь представь, что будет, если Шамбала проявится и откроется людям, в большинстве которых преобладает животное начало. Выживут единицы. И что? Опять Ной, опять ковчеги, опять весь проект коту под хвост? – с горечью произнёс Сэнсэй и махнул рукой. – Давай лучше об этом не думать. – Давай, – одобрительно кивнул Скорпион, но не промолчал и полминуты. – А вот насчёт семи богов. Я и раньше в книгах встречал упоминания об этом. Кроме тех народов, что ты назвал, это есть и у древних египтян, и у индийцев. Только у одних их семь, у других – восемь верховных богов стоят над людьми. Как я понимаю, источником информации является Шамбала. Значит, истина должна быть где-то рядом? – В принципе, да. Семь Бодхисатв руководят самой Шамбалой. Восьмой – это Бог, который руководит всем, в том числе и ими. А то, что семёрка так часто упоминается, это связано с их непосредственной деятельностью. Когда человек развивается духовно (или в течение одной жизни, но чаще путём неоднократных реинкарнаций), то, в конечном итоге, становится, как говорят буддисты, на последнюю ступеньку перед тем, как стать Буддой. Образно выражаясь, он заканчивает этот жизненный земной университет и пытается как бы защитить свой «диплом», право ступить на более высокую ступеньку. А семёрка Бодхи является аттестационной комиссией. – А Ригден? – А Ригден просто председатель в ней, вот и всё. И если человек действительно достоин, они выпускают его из этого измерения в более высокие сферы, на иерархические ступеньки «полубогов». Если недостоин, то оставляют на последующую реинкарнацию. – Иерархические ступеньки «полубогов»? Это как лестница Иакова в Библии, – заметил отец Иоанн. – Совершенно верно. Так что человек, по большому счёту, как созревшее духовное существо, как ни крути, может уйти в высший мир только через одни «Врата», через одно измерение – Шамбалу, или как бы его ни называли, которое по ту сторону является своеобразным перекрестьем миров. – А как же фактор времени? – поинтересовался Скорпион. – Время – оно субъективно и, в принципе, материально. Для Шамбалы же нет ни вчера, ни завтра. У них всегда сегодня. Поэтому в любое время они могут быть там, где захотят, хоть в прошлом, хоть в будущем… Так что «Врата в рай», как говорят религии, для всех, по сути, одинаковы и неизменны. – А путь к ним? – А путей к Вратам Бога на земле очень много. Сколько людей, столько и реальностей, столько и путей к Богу. Люди находятся в постоянном поиске. Ты посмотри, насколько мир сегодня стал динамичнее, насколько человек интеллектуальнее развит. Его уже не удовлетворяют узкие рамки ограниченной информации. Его внутренний поиск требует значительного расширения кругозора. Почему? Потому что люди духовно созрели за счёт опыта предыдущих реинкарнаций. Многие находятся уже на конечном этапе развития своей души, поэтому они в усиленном поиске. Эти люди даже отмечены знаком. – Знаком? – переспросил отец Иоанн. – Каким? – У них имеется розовое пятно у основания черепа в районе первого и второго шейного позвонка, может даже заходить на волосяной покров. Скорпион с большим удивлением глянул на Сэнсэя: – Что, с рождения? – Да нет. У каждого свой цикл. Поэтому пятно может проявиться когда угодно в жизни. Это связано со сроками предыдущей реинкарнации. – А ты уверен, что это знак Бога, а не дьявола? – спросил Вано. – Уверен, – с улыбкой ответил Сэнсэй. – Нет, ну при чём тут Бог или дьявол, – вступил в разговор Скорпион, щупая рукой свою шею. – Ведь должно быть какое-то объяснение на физическом уровне. Может, человек где-то неосторожно ударился или ещё что-то? – Если бы человек ударился, был бы синяк. А это – красновато-розовое пятно. Оно появляется вследствие особой работы эпифиза головного мозга. У этих людей данная шишковидная железа более развита, чем у остальных. Они могут и не замечать за собой, но в течение жизни у них постоянно проявляется очень мощная интуиция, Любовь к Богу, стремление к познаниям. Их душа постоянно ищет Бога. – Да ну, – махнул рукой отец Иоанн, – при чём здесь эта железа? Какое отношение эта материя имеет к Душе и перерождениям? – Прямое, – ответил Сэнсэй. – Скажем так, у человека есть маленькое «я», часть которого связывает сознание с душой, и большое «Я» – это сама душа. Маленькое «я» смертно. Но та его часть, которая связывает его с душой, сохраняет информацию о внутренних духовных достижениях человека через большое «Я»… – Подожди, – остановил Сэнсэя Скорпион, – что значит «внутренних духовных достижениях»? А как насчёт того добра и зла, которые человек совершает в мире, так сказать, во внешнем? – Что бы он ни творил во внешнем мире, любое его деяние отражается через подсознание во внутреннем… Так вот, в следующей реинкарнации вся эта информация множественного «опыта» из предыдущих жизней, которая передаётся вместе с большим «Я», то есть душой, хранится в одной из основных частей нового маленького «я». А именно в голограммах шишковидной железы, которая, по сути, является генеральным директором всего организма. А это пятно проявляется за счёт работы энергий эпифиза. Хотя, по существу, оно не имеет большого значения. Это не значит, что человек достиг чего-то в этой жизни. Оно всего лишь говорит о том, что человек в прошлой жизни добился значительного результата в духовном развитии, он почти заслужил, чтобы приблизиться к Богу, выйти из круга реинкарнаций. В этой жизни ему даётся ШАНС: либо он окончательно выиграет свой Армагеддон и освобождается, либо проиграет – тогда начинай всё с начала. Проще говоря, если человек не повёлся на свою материальную сущность, которая начала в нём доминировать и отвела его, поросёнка, от океана, то он вскипает в бурном поиске духовной «пищи». А развитая интуиция даёт ощущение назревшей необходимости в поиске соответствующих знаний. Хотя знания как таковые, те, что имеют в виду люди, особой сверхроли не играют в духовном развитии. Это всего лишь нужная кнопка осмысления для укрепления доминанты Души в империи собственного сознания, для укрепления внутренней Веры. Те люди, которые духовно созрели за счёт опыта предыдущих реинкарнаций, или просто занявшиеся собой и мыкавшиеся от религии к религии, или же люди, свободные в восприятии, в нужный момент просто открыли книгу и увидели истину или услышали нужное слово. И человека озаряет, он пробуждается, как от звонка будильника. То есть человек просыпается и начинает понимать, что та реальность, которую он воспринимал как жизнь, на самом деле является сном. Просыпается человек, но как выйти, как встать с постели, он думает, что не знает, и барахтается, словно младенец. А нужно всего лишь встать и пойти. Всё просто. Как только в разговоре наступила пауза, Скорпион тут же ею воспользовался. – Мужики, вы не поверите, у меня тоже есть это пятно, – с восхищением произнёс он, вновь ощупывая свой затылок. – Раньше, точно знаю, не было. У нас в «Ижице» производили тщательный медицинский досмотр на предмет явных примет, там родимых пятен, родинок, шрамов и другой подобной чепухи. А тут недавно подстригся под «зону». Смотрю, пятно. Думал, где-то стукнулся. А оно не исчезает! – Да фигня это всё, – недовольно пробурчал отец Иоанн. – Пятна эти… Человек быстрей придёт к Богу, если отрешится от мирской жизни и будет служить Ему верой и правдой через церковь Христову. – Через религию?! – с улыбкой уточнил Сэнсэй. – Через религию. И это подтверждено столетиями. – Столетиями? – усмехнулся Сэнсэй. – Хорошо, раз ты так считаешь, тогда скажи мне, сколько за все тысячелетия было прислужников у религий и сколько среди них стали истинными святыми? Пропасть между ними видишь? А всё почему? Потому что среди всех этих людей лишь единицы имели настолько сильную веру в Бога и сумели взрастить в себе силу Любви, что смогли не только навести порядок в своём внутреннем мире, но и обрести ту божественную силу, перед которой меркнут все преграды и страхи, в том числе Смерть. Остальная же толпа, несмотря на то, что её люди были ревностными служителями религий, так и осталась серой толпой, отличающейся от мирян разве только тем, что рясу надели, облачив тело другой одеждой. Вырасти духовно и высвободиться может любой человек в течение дарованной ему жизни. И для этого не обязательно уходить в отшельники или быть в пастве какой-то религии или секты. От перемены мест внешнего мира внутренний мир особо не изменится. Изменить его может только сам человек, если очень захочет… – Где бы он ни находился, – добавил Скорпион. – Да, – подтвердил Сэнсэй. – Так что всё в этом мире не просто так. Если судьба забросила тебя на это место, где ты сейчас находишься, значит, это для чего-то нужно. И, в первую очередь, это нужно тебе, чтобы ты что-то понял и осознал. А для того, чтобы возвысить свой духовный мир, нужно просто отказаться от зла, от закомплексованности сознания в материи. Здраво взглянуть на себя и на окружающий мир. И самое главное, круто изменить свой внутренний мир, навести порядок в своих мыслях, полностью перейти на сторону добра. Это просто. Это может каждый человек. Ведь Богу не нужно ничего от тебя, кроме твоей Любви, которая проявляется в искренней Вере, добре к окружающим. Именно сила Любви взращивает тебя духовно и открывает те знания, которые приводят к твоему пробуждению. – Складно ты глаголешь, сын мой, – произнёс с ухмылкой отец Иоанн. – Но я не согласен с тем, что священники выбирают себе лёгкий путь. Пойди ты послужи, послушай грехи людей, волосы дыбом встанут! – Ты считаешь это какой-то привилегированной службой для Бога? Твоя служба – это обыкновенная работа психолога. Вопрос не в работе, а в том, меняешься ли ты сам внутри и в какую сторону. – Слушайте, мужики, интересно, конечно, вы тут глаголете, – вклинился в разговор Скорпион. – Но что-то я не совсем втыкаюсь в ваши тонкости. Сэнсэй, объясни мне, какая разница между понятиями «Учение и Учитель», о которых ты всё время упоминаешь в разговорах, и «Религия и Священник», о которых всё время глаголет наш «отец родной», – кивнул он на Вано. – Разница огромная, – произнёс Сэнсэй. – Чтоб было понятнее, я объясню тебе образно. Итак, что такое Учение. Представь человека, идущего по бескрайней пустыне жизни под жарким солнцем всяческих проблем. Он испытывает жажду, нестерпимую жажду, жажду, которая пронизала всё его тело, весь его духовный мир. Поэтому он ищет источник чистой воды, стремится наполнить себя, как пустой глиняный сосуд стремится быть наполненным влагой. И вот он находит, наконец, в пустыне колодец. К колодцу цепью прикреплено ведро. Так вот, Учение – это цепь. Учитель – ведро. И человек с помощью Учения благодаря Учителю может достать из колодца ключевую чистую воду и насытить свой разум и тело досыта. А колодец с ключевой чистейшей водой – это его внутренний духовный мир, глубоко спрятанный, его душа. По большому счёту, душа – это частица Бога. И, в принципе, задачей Учителя является с помощью Учения-цепи достать из глубины души Истину, сокрытую в ней. Ибо ничто извне не приносит человеку такую пользу и не даёт реальность осознания Бога, как добытые из собственных глубин сокровища Души. Ибо сказано, что в каждом человеке есть Бог. Вот именно из этого неисчерпаемого источника достаёт Учитель воду, которой и насыщает человека. – А религия? – Ну, а религию, да простят меня все, можно сравнить с серебряной ложкой, прикованной золотой цепью к унитазу, в которой подаются жаждущим отходы материального бытия. Содержимое, предлагаемое в ложке, – это тоже жидкость, в ней есть частички из источника, но, правда, уже переработанного людьми и смешанного с материальными испражнениями. Поэтому оно и жажду не утоляет, и дерьмом попахивает. Мужики засмеялись. – Да, сын мой, уж до боли обидные твои слова, – сказал отец Иоанн и, вздохнув, добавил: – Но суть их – истина. Некоторое время все молчали. Отец Иоанн задумался, глядя куда-то вдаль, подперев рукой подбородок, а потом произнёс: – Сэнсэй, а почему бы тебе не создать Учение и не стать тем самым ведром для жаждущих. Сэнсэй усмехнулся и ответил: – Нет уж, увольте. Ибо нет ничего глупее в мире, чем ведро, прикованное к пересохшему колодцу. Серьёзно взглянув на Сэнсэя, Скорпион промолвил: – Но не все же колодцы пересохшие. Ведь есть же ещё путники в пустыне жизни, которые действительно испытывают настоящую жажду! Сэнсэй пристально посмотрел на него каким-то необычным взглядом, добрым и в то же время проникающим внутрь, так что Скорпиона пробило в дрожь, и ответил: – Поверь мне, кто в пустыне жизни действительно испытывает жажду, тому всегда будет дан источник. Ему останется лишь приложить усилия и напиться из собственных ладоней. Ибо ведро дано ему больше не будет, потому что оно уже перековано в весы. – Извини, я не совсем понял. – Если пожелаешь и вдумаешься в эти слова, ты поймёшь. А если не поймёшь, то не ломай голову, тебе этого не надо. Глаза отца Иоанна оживились, точно ему на ум пришло какое-то грандиозное открытие. Он восхищённо промолвил: – Слушай! Так весы – это же… В это время Сэнсэй резко пригнул его к земле, сам наклонивши голову. – Замри! Скорпион моментально отреагировал аналогичными действиями. – Ты чего? – шёпотом спросил отец Иоанн. – Орлы летят, – так же тихо ответил Сэнсэй, слегка приподнимая голову. – Кто? – не понял Вано, всё ещё охваченный своим открытием. – Девятка, – кивнул Сэнсэй в сторону дороги. Все устремили свой взгляд на трассу. Вано глянул в бинокль на удаляющуюся иномарку с номерами девятого управления госбезопасности. – Да, скоро будет и сам, – тихо произнёс Вано. – Так, мужики, все по местам, – дал команду Сэнсэй.  Лорд задремал в машине от монотонной езды. Ему снился странный сон. Будто он шёл по большой ярмарке и увидел необычные соревнования, в которых мог принять участие любой желающий. Стояла высоченная отвесная скала с девятью уступами к вершине. На каждом уступе лежал большой драгоценный камень, а на самой высокой вершине – какой-то огромный предмет из чистого золота и тысяча сверкающих бриллиантов. Он заманчиво переливался на солнце, далеко отбрасывая блики. Желающих достать этот предмет оказалось много. Все они, словно муравьи, карабкались по отвесной стене, кто как мог. «Как они это делают?» Лорду стало любопытно. Он подошёл к стене и приложил руку. Она прилипла, точно намагниченная. Это ему понравилось. Тогда он поднёс ногу. Аналогично. Лорд полез вверх. Оказалось, это не так уже и сложно. Но желающих было слишком много, это затрудняло движение. Лорд увидел, что некоторые, пытаясь обогнать, карабкались по телам соперников. И довольно-таки успешно. Лорд усвоил это «правило» игры и быстро вылез в ряды лидирующих. Его охватил азарт. Он устремился вперёд. Но внезапно его чуть не столкнули вниз. На этом этапе все игроки были достаточно сильными. Никто никого не хотел пропускать вперёд, поэтому безжалостно сбрасывали со своего пути тех, кто хоть на секунду потерял бдительность. Лорд посмотрел вниз. Высота была уже довольно внушительная. Народ на ярмарке выглядел, как безликое, пёстрое пятно. Неожиданно перед глазами Лорда пролетели два соперника с искажёнными от страха лицами. Их постигла ужасная смерть. Они разбились о камни, превратившись в кровавое месиво. Лорд сильно испугался и за свою жизнь. Стиснув зубы, он полез наверх, также беспощадно сбрасывая и своих соперников. Если не он их, то они его уничтожат. Злость разрасталась и вырывалась из уст звериным хрипом. Все вокруг страшно рычали и щетинились. Тут он заметил, что у тех, кто лез вверху, с треском начала рваться одежда. И оттуда стали выглядывать клоки звериной шерсти. Ярмарка же с народом давно исчезла из вида где-то внизу. Лишь белые облака застилали бездну над пропастью, иллюзорно создавая видимость мягких перин. До одной из девяти вершин уже было рукой подать. Но тут разгорелась настоящая драка не на жизнь, а на смерть. Люди со звериными обличьями рвали друг другу глотки, вцепившись в соперников мёртвой хваткой. Некоторые единым комом срывались вниз, но никто никому не хотел уступать. Все стремились завладеть заветной вершиной. Однако Лорд оказался и здесь хитрее всех. Он подождал, пока сильные друг друга уничтожат. И быстро расправившись с остальными, вскарабкался наверх. Заветный рубин переливался ярко-красными внутренними бликами, пылая в руках обжигающим огнем. Лорд, словно заворожённый, смотрел на его отточенные грани. Совершенно случайно он изменил угол зрения и неожиданно увидел в них отражение чудовищного животного, каких в природе не бывает. Лорд с отвращением отдёрнул от себя рубин. И вновь попытался изменить угол зрения, всматриваясь вглубь драгоценного камня. Там он заметил крохотную чёрную точку. При фиксации на ней взгляда она почему-то стала быстро расширяться. Вскоре Лорд оказался внутри большого чёрного пространства. Он стоял на этой вершине, окружённый толпой тёмных людей, которые тянули свои руки вверх, точно при голосовании. Но странно голосовали. Очень странно. Потому что в знак согласия из рук сочилась алая кровь. Потоки этой крови поднимали его каменный уступ-трон всё выше и выше. Лорд уже не обращал внимания на этих людей. Его взгляд был устремлён к вершине вершин, сверкающей золотом и бриллиантами, к которой он неумолимо приближался. Вот она уже совсем близко… До неё осталось совсем чуть-чуть. Лорд потянулся всем телом. Ближе, ближе… Ещё немного... Вот он уже слегка коснулся огромного скипетра власти. Но внезапно чёрное небо расколола яркая молния. Раздался оглушительный гром. Лорд сорвался и с истошным криком полетел в бездну…  Кортеж показался на горизонте. – О, вот и наши гости, – прошептал Сэнсэй. – Вон, видишь, четвёртая машина. Лорд там. По крайней мере, в столице садился именно в неё, судя по номерам… – Скорпион посмотрел в бинокль, взял дистанционный пульт. А затем лукаво спросил: – Ты случайно лишних штанов не прихватил? – Нет, – усмехнулся Сэнсэй. – А зачем? – Как зачем? Лорду знаешь как они сейчас бы пригодились… Сэнсэй взял бинокль, внимательно посмотрел. Потом опустил его и начал зорко всматриваться в движущийся вдали кортеж. Закрыл глаза. Сосредоточился. Вновь открыл глаза. Несколько секунд сосредоточения. И тут же быстро сказал Скорпиону, не отрывая взгляда от колонны машин: – Нет. Подожди. Лорд в шестой машине. – Как в шестой? – не понял Скорпион. – Но… – Точно тебе говорю – в шестой. Скорпион недоумённо посмотрел в сторону Сэнсэя, но возражать не стал, лишь по-военному уточнив: – Цель – шестая? – Да. – Понял. Кортеж стал проходить поворот. Когда проезжала шестая машина, раздался оглушительный взрыв. Водитель джипа еле успел вырулить на обочину. Милицейская машина, ехавшая за ним, совершила крутой вираж и застыла на дороге. Остальные быстро развернулись. Из их дверей, словно из улея, вылетели боевики, занимая оборонительные позиции, в том числе вокруг незначительно пострадавшей машины босса. Когда началось тщательное прочёсывание местности, от «доброжелателей бессонных ночей» давно и след остыл. А Лорд тем временем на полной скорости мчался обратно в столицу. Это покушение было последней каплей переполнившего его страха и опасений. В его голове пульсировала только одна мысль – остаться живым и поскорее унести ноги из этой варварской страны. Терять ему здесь уже было нечего.  Бывший полковник ГРУ медленно шёл по осеннему парку, шурша опавшей золотистой листвой. Он пытался размышлять о делах насущных. Но унылая пора навевала совершенно другие думы о прожитой жизни, о старости, о смерти. От последней мысли полковник встрепенулся и яростно стал прогонять её прочь. Он не мог умереть, не закончив своего главного дела. Он не мог умереть, осознавая, что на земле остался жить Минокс – человек, олицетворяющий для полковника мерзость мира, всю грязь и предательство. Довольно часто думая о нём, представляя, как тот купается в роскоши, достигнутой таким вот путём, полковник уже патологически ненавидел этого человека. Он уже жалел, что когда-то дал обещание неизвестной личности, что не будет трогать Минокса до особого сигнала. Но прошло почти полгода, а от этой таинственной тени ни слуха, ни духа. «Может, он забыл? Может, его в живых нет, этого бойца невидимого фронта? А Минокс до сих пор на свободе, до сих пор дышит полной грудью… Хотя последние захватывающие события на «Олимпе» говорят о том, что эти ребятки поработали на славу. Надо же было разгромить такую коррупционную махину! И как они только умудрились это так лихо провернуть?! Нет, всё-таки за будущее Родины можно быть спокойным, раз сегодня такие орлы проявляют львиную хватку… Всё-таки вопрос о таких людях, как Минокс – это вопрос временный. И даже вне зависимости от чьего-либо желания, вопрос решённый, – рассуждал про себя полковник ГРУ. – Такое впечатление, что кто-то специально дал возможность вылезти всей этой нечисти наружу, так сказать, чтоб она показала своё истинное обличие. Ведь не так страшен чёрт, как его малюют. Полил дождик. Повылезали мухоморы да поганки. Иди теперь, «собирай» в кузовок. И напрягаться особо не надо, повсюду красные шапочки друг перед дружкой красуются. Может и так… Кто сейчас ведает, что творится в земных делах Бога, разуму человека недоступных? Как ни вычисляй, как ни рассчитывай, каким объёмом информации ни владей, а всё равно невозможно всё предугадать и предвидеть. Да и кто на это способен? Разве только те, кто наблюдают за этими самыми делами на нашей грешной земле…» Полковник посмотрел ввысь. Ярко светило солнце. Небо было чистым, без единого облачка. Его необыкновенный цвет плавно переходил от прозрачно-голубой лазури до насыщенно-яркой синевы далёкого космоса. Человек вздохнул полной грудью от прилившего блаженного чувства перед такой необъятной бездонной красотой. Затем опустил восхищённый взгляд на землю и снова погрузился в мысли о житие своём, мелком и насущном. Полковник свернул на знакомую улицу. Пролез через несколько хитрых подворотней с замаскированными ходами. Торопливо прошёл пару домов с двойными выходами. И убедившись, что слежки нет, направился на конспиративную квартиру, доставшуюся ему от тёщи по наследству, где хранились секретные документы. Сегодня там должна состояться встреча с серьёзными людьми. Он сам узнал об этом всего час назад и спешил поскорее в квартиру, чтобы как следует всё там прибрать и подготовить. Полковник ГРУ вошёл в подъезд и поднялся на четвёртый этаж. Внимательно осмотрел замочные скважины. В них под таким же углом, как он когда-то оставил, были продеты две тонкие волосинки. Та же пластичная грязь «красовалась» на навесах дверей, точно соответствуя заданной ей первоначальной форме и размеру. Незаметная паутинка свисала именно там, где её «повесила» человеческая рука, перекрывая щель между дверью и стеной. Полковник удовлетворился результатом осмотра и достал ключи. Замки были сделаны по спецзаказу. Уж полковник ГРУ перестраховался на славу. Щёлкнув несколько раз с помощью хитроумных манипуляций, он открыл железную дверь. Потом проверил все «секретки» на второй двери. И прилагая не меньше усилий, чем к первой, открыл вторую дверь. Пыль, наслоённая на полу, оставляла отпечатки от обуви полковника. Он присел и внимательно осмотрел всё пространство пола. Все соринки лежали на своих местах. Ни одна пылинка не потревожена. На дверях в комнате сохранились нетронутыми «секретки». Полковник скрупулёзно оглядел все свои «стрелки-указатели» и, успокоившись, стал раздеваться. В помещении стоял затхлый запах. Здесь долго не проветривали. Хозяин пошёл на кухню и открыл форточку. На всех окнах снаружи стояли решётки. Полковник заварил себе ароматный кофе. И, попивая его, пошёл в зал. Открыв дверь, он замер. Глаза его расширились от ужаса и удивления. Спина покрылась мелкой испариной. Чашка выскользнула из рук и с грохотом вдребезги разбилась о пол. Посреди комнаты на столе стоял огромный букет свежих ярко-красных роз.

Содержание

История

Орловский военный округ 1-го формирования был образован приказом Высшего военного совета РСФСР 31 марта 1918 года. Располагался на территории Орловской, Курской, Черниговской, Воронежской губерний. 29 июня 1919 года в состав округа была передана также Тамбовская губерния. Впоследствии территория неоднократно изменялась. Главной задачей округа была подготовка личного состава для боевых частей РККА. Части округа постоянно участвовали в боевых действиях Гражданской войны в России, в том числе в боях во время рейда Мамантова (1919) при подавлении Тамбовского восстания. Расформирован округ 9 марта 1922 г. Территория и войска переданы в Московский и Киевский военные округа.

Орловский военный округ 2-го формирования создан приказом Народного комиссара обороны СССР № 0154 от 28 июля 1938 года на базе управления 10-го стрелкового корпуса и войсковых частей, учреждений и заведений из состава Белорусского и Московского военного округов. В состав округа входили территории Воронежской, Курской, Орловской и (с 1939 года) Тамбовской областей.

В начале Великой Отечественной войны в июне 1941 года в Орловском военном округе была сформирована 20-я армия.

3 октября 1941 года неожиданно для командования и штабов Брянского фронта и Орловского военного округа головной корпус Гудериана прорвался к Орлу и с ходу захватил город. Начальник штаба округа успел лишь прокричать по телефону Захарову, что в Орёл ворвались немецкие танки, части гарнизона занять позиции у юго-западной окраины Орла не успели, командующий войсками округа генерал-лейтенант А. А. Тюрин выехал на позиции у южной окраины города, и штаб округа покидает город[1]. Штаб округа эвакуировался в город Елец, оттуда в Тамбов, а оттуда в город Чкалов.

В связи с оккупацией большей части территории приказом Наркома обороны СССР от 26 ноября 1941 ОрВО был ликвидирован, управление округа было обращено на формирование Южно-Уральского военного округа. Оставшаяся не оккупированной территория округа передана в Приволжский военный округ.

Орловский военный округ 3-го формирования образован приказом Наркома обороны СССР от 21 августа 1943 года. В его состав вошли Курская, Орловская, Воронежская, Тамбовская (с 30.10.1943) области. По мере наступления советских войск в территорию округа передавались Гомельская, Полесская, Брянская области. Главной задачей округа была организация деятельности органов военного управления на освобождённых территориях, призыв граждан с освобождённых территорий, разминирование территории, восстановление военных городков. Приказом НКО СССР от 9 июля 1945 г. округ переименован в Воронежский военный округ.

Штаб округа находился в городе Воронеж.

Состав, организация, дислокация Военно-воздушных сил Орловского военного округа

  • на 20 октября 1939 год
    • численность — 23417 человек[2]
    • окружное управление ВВС — штат 2/904[2]

Командование Орловского ВО

Командующие войсками [3]

Члены Военного совета

Начальники штаба

  • апрель 1918 — июль 1919 — Н. П. Сапожников
  • июль 1919 — сентябрь 1920 — Полковников
  • сентябрь 1920 — апрель 1921 — Н. П. Сапожников
  • апрель — декабрь 1921 — С. А. Меженинов
  • декабрь 1921 — март 1922 — М. В. Молкачанов
  • июль 1938 — июнь 1941 — генерал-майор А. Д. Корнеев
  • август — декабрь 1941 — генерал-майор П. Е. Глинский
  • август — октябрь 1943 — генерал-майор Н. Л. Никитин
  • ноябрь 1943 — июль 1945 — генерал-майор В. П. Дубянский

Примечания

  1. Сандалов Л. М. На московском направлении. — М.: Наука, 1970. — С. 206-219.
  2. 1 2 РККА. Энциклопедия. Состав, организация, дислокация Военно-воздушных сил РККА на 20 октября 1939 года
  3. В 1918—1920 годах — окрвоенкомы.
  4. Был арестован в октябре 1941 года по обвинению в сдаче немцам города Орёл. Дата освобождения от должности командующего округом не установлена.

Источник


Эта страница в последний раз была отредактирована 18 декабря 2017 в 18:13.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).