Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Альтернативы
Недавние
Show all languages
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Волынцевская культура

Из Википедии — свободной энциклопедии

Волынцевская культура
Раннее Средневековье
Археологические культуры на юге Восточной Европы. IX—X вв. Карта.svg

Археологические культуры последней четверти 1-го тысячелетия на юге Восточной Европы
Географический регион Восточноевропейская лесостепь
Локализация междуречье Днепра и Дона
Датировка VIIIIX вв.
Носители северяне, вятичи
Тип хозяйства земледелие, животноводство
Исследователи Д. Т. Березовец
Преемственность
 Колочинская,
 Пеньковская,
Пражско-корчакская
(в меньшей степени),
 Именьковская
Роменско-борщёвская

Волы́нцевская культура — славянская раннесредневековая археологическая культура VIIIIX веков, распространённая в междуречье Днепра и Дона, на территориях сегодняшней Украины и России.

Историческое прошлое Днепровского Левобережья связано с ранней историей славян, образованием Киевской Руси и древнерусской народности[1]. На западе территория волынцевских памятников достигает Киевского Правобережья Днепра. Выделил культуру и дал ей название Д. Т. Березовец после раскопок в 1948—1950 годах поселений и могильников в урочище Стан вблизи села Волынцево Путивльского района Сумской области Украины. До рубежа VII—VIII веков на Левобережье Днепра существовали две основные группы культур: в южной лесостепной зоне проживало население пеньковской культуры (датируется VI—началом VIII века)[К 1], в северных областях (поречье Сейма и Десны) — племена колочинской культуры, которые существовали вплоть до начала VIII века[2].

На рубеже VII—VIII веков на эту территорию произошло вторжение большой массы нового населения. Многочисленные пришлые племена, привнеся новую культуру, ассимилировали местное население, которое, в свою очередь, дополнило культуру пришельцев своими культурно-бытовыми элементами. Переселение новых племён затронуло также и небольшую часть пражско-корчакского ареала. Результатом миграции и смешения культур явилось появление новой археологической культуры — волынцевской. Волынцевские памятники в основном представлены неукреплёнными поселениями — селищами — сходными со славянскими поселениями предшествующего времени. Характерной особенностью волынцевских поселений является то, что они устраивались на невысоких участках надпойменных речных террас и на возвышенностях речных долин. На позднем этапе культуры некоторые поселения располагались уже на относительно высоких участках местности. Укрепления на волынцевских поселениях почти не строились, что может говорить об относительно мирном сосуществовании с соседними народами[3].

География

Основной волынцевский ареал охватывает территорию Подесенья с бассейном Сейма и верхние течения рек Днепровского левобережного бассейна — Сулы, Псёла, Ворсклы. Крайние западные волынцевские поселения известны в округе Киевского правобережья Днепра. На юго-востоке волынцевская культура включает территорию бассейна верховий Северского Донца и граничит с салтовской культурой хазарских племён. Находки салтовской керамики на волынцевских поселениях и присутствие волынцевской керамики на памятниках салтовской культуры могут говорить о развитии между ними торговых отношений. На востоке в Верхнеокском регионе археологом Т. Н. Никольской на поселениях вятичей была обнаружена лепная волынцевская посуда. Волынцевцы-переселенцы не создавали здесь новых поселений, а селились на существующих среди местного населения, частично уже славянского, осевшего здесь ранее. Горшки волынцевского типа обнаружены также в Воронежском регионе течения Дона[4].

История исследования и генетические связи

Начало археологических исследований в Подесенье связано с именем Д. Я. Самоквасова и приходится на 1870-е годы. Археологическая литература конца XIX—начала XX века носила в основном описательный характер[5]. Первые успехи в изучении культуры Подесенья были достигнуты в 1930-х годах и в послевоенные годы, что связано с организацией М. В. Воеводским «Деснинской комплексной экспедиции». С середины 1950-х годов пробелы в исследовании между юхновской и роменской культурами стали постепенно заполняться благодаря исследованиям археологов Ф. М. Заверняева и В. А. Падина. И. П. Русанова и В. В. Седов полагают, что особых отличий между группами памятников третьей четверти 1-го тысячелетия, выделяемыми П. Н. Третьяковым для Верхнего Поднепровья, не существует. По мнению Э. А. Сымоновича<span title="Статья «Симонович Ераст Олексійович» в русском разделе отсутствует">ru</span>uk, все памятники корчакского, тушемлинского и пеньковского типов принадлежат одной этнической группе — славянам. В 1972—1976 годах ряд поселений с волынцевской керамикой исследовался «Днепровским левобережным отрядом». Исследования показали широкое распространение волынцевских памятников в направлении с запада на восток. Западную их границу определяют селища у села Ходосовка близ Киева. Согласно версии Д. Т. Березовца, волынцевские памятники представляют самостоятельный этап развития славянской культуры. В. В. Седов утверждал, что славянская культура VIIIX веков в Верхнем Поднепровье не обнаруживает местного начала, а была принесена сюда в готовом виде и что отсутствие этого местного начала является установленным фактом. В конце VII — начале VIII века часть пеньковских племён, в связи с экспансией Хазарского каганата, сдвинулась в северном направлении в поречье Десны. И в это же время в Подесенье на смену колочинской культуре приходят памятники славянской культуры VIII—X веков. Это связано не с эволюционным развитием колочинской культуры, а с появлением пеньковского и именьковского[К 2] населения[6][7].

Сопоставление волынцевских и именьковских древностей — глиняной посуды, жилищ, погребальных памятников — и однородность зкономики, выявило их идентичность. На рубеже VII—VIII столетий основная часть именьковских поселений Среднего Поволжья прекратила своё существование[К 3]. В это время левобережье Среднего Поднепровья заселило новое население с культурой близкой к именьковской — волынцевской. Этим новым пришлым населением, скорее всего, было именьковское — потомки славян, переселившихся в Поволжье из европейской части в IV—V веках[8][9]. В формировании волынцевской культуры приняла участие небольшая часть населения Днепровского правобережья — племена пражской культуры[10]. Культура отождествляется с предками северян[11] и вятичей[12].

При сопоставлении волынцевских и роменских древностей обнаружилась их культурная и генетическая близость во всех основных элементах. Учёный-археолог О. В. Сухобоков предлагал рассматривать волынцевскую и роменскую культуры как единую — волынцевско-роменскую и именовать её «Северянской». Эта культура представляла собой материальную культуру славянского населения Днепровского левобережья. Переход от одной культуры в другую был постепенным и, по-видимому, протекал в разных регионах неравномерно[13].

Хозяйство

Основу хозяйства волынцевского населения составляло пашенное земледелие. Это подтверждается находками орудий обработки почвы и уборки урожая. Исследования зерновых ям-хранилищ показали ассортимент культивируемых культур — просо, пшеница (полба), рожь, горох, конопля. Второй по значению отраслью хозяйства являлось животноводство с преимуществом разведения крупного рогатого скота; а также охота (остеологический состав костей диких животных на поселениях составлял 20 %), рыбная ловля и бортничество[14].

Материальная культура

Жилища и хозяйственные постройки

Основным типом волынцевских жилищ были прямоугольные или подквадратные полуземлянки площадью 12—25 м2, углублённые в грунт на 0,4—1,2 метра. Жилые постройки имели каркасно-столбовую конструкцию стен с бревёнчатой или плетнёвой обвязкой по периметру. Деревянно-срубные постройки составляли небольшой процент. Перекрытия высотой около 1,2 м были двускатными: на деревянную кровлю насыпалась земля, перемешанная с глиной. Вход в жилище делался коридорообразным со ступеньками или устраивались деревянные лестницы. Часто в постройках находились ямы-хранилища, выкопанные в полу и частично уходящие подбоем (нишей) в стену. Вне жилищ обнаружены хозяйственные наземные и ямные постройки. Для отопления применялись глиняные печи, вырезанные в материковых останцах; применялись также печи-подбои и реже открытые очаги. Как правило, печи находились в одном из углов жилища, реже — посредине помещения[15].

Ремесло

Керамика волынцевской культуры является одним из основных её маркёров. Она представлена разнообразными по форме горшками (60 %), мисками (около 20 %), сковородами (18 %), кружками. Лепные керамические изделия составляют около 80—90 %. Гончарной посуды немного, но она выделяется высоким качеством и богатой орнаментацией. Гончарные «горшки волынцевского типа» представляют собой лощёные сосуды, изготовленные на гончарном круге и всегда имеющие отличающую их строгую форму — выпуклые высокие плечики и высокий, прямой цилиндрический венчик[К 4] с высоким прямым венчиком, выпуклыми плечиками и усечённым коническим низом. Чёрная или тёмно-коричневая поверхность сосудов украшена вертикальными и перекрещивающимися линиями. Эта керамика не имеет прототипов среди местных изделий предшествующего времени и, скорее всего, принесена пришлым населением. Центр изготовления гончарной посуды локализуется в районе Полтавы. Лепные сосуды орнаментированы пальцево-ногтевым вдавлением по верхнему краю. Особая группа керамики — это двуручные круглодонные амфоры салтовского типа, поступавшие в волынцевский ареал в результате торговых и этнокультурных контактов[16].

Изделия из кости: проколки для портняжного производства, кочедыки, различные амулеты[14].

О присутствии железоделательного производства на территории волынцевского ареала свидетельствуют остатки сыродутных горнов. Металлографическое изучение железных изделий показало высокий уровень кузнечного дела — применялись технологии цементации и сварки стальных полос. Льячеки (ковшик для разливания расплавленного металла), тигли и инструменты для обработки цветных металлов указывают на наличие ювелирного ремесла. Изделия из металла представлены орудиями труда (наральниками, серпами, косами, топорами), оружием (наконечники копий и стрел) и доспехами (оковки щитов, кольчуги), а также бытовыми предметами (пряжки, бритвы, пинцеты, ножи). Изделия из цветных металлов состоят преимущественно из украшений, в том числе, серебряных и золотых[17].

Погребения

Волынцевские могильники не имеют всхолмлений или каких-либо других внешних признаков. В них содержатся в основном урновые захоронения по обряду трупосожжения на стороне; встречаются и безурновые погребения именьковского типа. Останки умершего, собранные с погребального костра и очищенные от золы и угля, помещались вместе с предметами личного убора в глиняные горшки-урны. Захоронения совершались в неглубоких ямках и затем прикапывались дерновым слоем[18].

Историческая судьба

В первой трети IX века волынцевское поселение на Старокиевской горе сгорело, возможно, одновременно с соседними поселениями Ходосовкой I и Обуховом II, а также более отдалённым Битицким городищем[19]. Вместе с ними прекратили своё существование и волынцевские поселения в Нижнем Подесенье у Шестовиц, Александровки и Роища[20]. Наиболее яркая картина разрушений была отмечена на Битицком городище и поселении Андрияшевка в бассейнах Сулы и Псла. Возможность точной датировки указанных событий дал найденный на поселении у села Нижняя Сыроватка клад дирхемов с младшей монетой 812/813 годов[21]. А. В. Комар выдвигал гипотезу, что это могло быть связано с вторжением на Левобережье Днепра ранних русов, так как на Битицком городище были найдены наконечники стрел «гнёздовского» типа и топор с щекавицами[22]. Проблема в том, что Гнёздовского поселения во времена разгрома Битицкого городища ещё не существовало, оно появилось позже — в первой четверти X века[23]. А. С. Щавелёв и А. А. Фетисов указывают на степное поволжское или южноуральское происхождение упомянутых наконечников стрел[24].

Носители волынцевской культуры, скорее всего, стали этнической основой диалектной группы восточных славян, которая ныне представлена южнорусской диалектной общностью[25].

Волынцевская культура и Русский каганат

В 1998 году В. В. Седовым в статье «Русский каганат IX века» была сформулирована парадигма предыстории Древнерусского государства. Седов отождествил этноним «руссы» с носителями волынцевской культуры, а их ареал расселения с образованием и существованием Русского каганата. Это предположение кардинально расходится с утвердившимся мнением о варяжско-норманнском компоненте образования Древнерусского государства. Свою теорию Седов обосновывал следующим: во второй четверти IX века на северо-западе Хазарского каганата появились крепости, защищавшие границу хазарского государства от некоего северного противника; территориально близким к хазарам культурным образованием того времени являлся волынцевский ареал расселения, поэтому именно к этому образованию может относиться название «Каганат руссов», упоминаемое в исторических письменах. Таким образом, по мнению В. В. Седова, волынцевская культура является не чем иным, как материальным следом существования Русского каганата[26][27].

Исследования Битицкого городища, функционировавшего до первой половины IX века, показали доминирование крепости на территории волынцевской культуры. Полное разрушение Битицы связывается с внутренними событиями в самой Хазарии из-за принятия правителями иудаизма. По мнению же Е. А. Шинакова и А. В. Комара, к сожжению Битицкой крепости и гибели волынцевской культуры причастны русы-норманны[28]. Однако В. В. Седов по этому поводу возражал следующее: «… если византийские источники X века называли норманнов Восточной Европы русами, то это никак не может быть поводом для утверждения, что восточноевропейские русы первой половины и середины IX века были скандинавами». Согласно концепции Д. Т. Березовца, в VIII—IX веках в ареале салтовской культуры существовало независимое государственное объединение — Русский каганат, в состав которого входили некоторые области расселения славян с волынцевскими памятниками и именно на эти земли распространился хороним «Русская земля». После прекращения существования Русского каганата (в результате войн с Хазарией) норманны (варяги) обособились и начали борьбу с Хазарским каганатом, подчиняя восточнославянские племена[29].

Примечания

Комментарии
  1. В VIII веке на Днепровском правобережье пеньковская археологическая культура сменилась памятниками Луки-райковецкой культуры
  2. Именьковская культура Среднего Поволжья сформировалась в результате миграций населения сначала из пшеворской среды, а затем, в результате гуннского нашествия, переселением народов из черняховского ареала. В результате на рубеже IV—V веков в землях Среднего Поволжья образовался крупный массив славянского населения.
  3. Это было связано по-видимому с переселением кочевых орд болгар из приазовских степей.
  4. Полировка глиняной посуды до красивого блеска без использования глазури. Блеск, приобретённый при лощении, усиливается после обжига.
Источники
  1. Горюнов, 1981, с. 3.
  2. Горюнов, 1975, с. 9, 10.
  3. Седов, 1995, с. 186.
  4. Седов, 1995, с. 197, 198.
  5. Горюнов, 1981, с. 5.
  6. Горюнов, 1981, с. 5, 6, 9, 10, 91, 92, 94.
  7. Комар, 2005, с. 123.
  8. Седов, 1995, с. 193—195.
  9. Приходнюк, 1998, с. 75, 76.
  10. Терпиловський Р. В. Давни слов'вяни та їхнi сусіди // Археологія України: Курс лекцій / За ред. Л. Л. Залізняка. — К.: Либідь, 2005. — С. 404—410.
  11. Колода В. В. Новые материалы к проблеме изучения славяно-хазарских отношений. Восточноевропейский археологический журнал, № 6(13) (2001). Дата обращения: 10 февраля 2020.
  12. Никольская Т. Н. Культура племён бассейна верхней Оки в I тысячелетии н. э.. — М.: АН СССР, 1959. — С. 6, 83—85. — 150 с.
  13. Седов, 1995, с. 199.
  14. 1 2 Седов, 1995, с. 191.
  15. Седов, 1995, с. 187, 189.
  16. Седов, 1995, с. 189—191.
  17. Седов, 1995, с. 191, 192.
  18. Седов, 1995, с. 189, 194.
  19. Комар, 2005, с. 124.
  20. Комар, 2017, с. 155.
  21. П. Г. Гайдуков, Н. В. Лопатин и др. V. Киев и Правобережное Поднепровье // Русь в IX—X веках / под ред. Н. А. Макарова. — Москва, Вологда: Древности Северв, 2012. — С. 364. — 496 с. — ISBN 978-5-93061-068-0.
  22. Комар А. В., Сухобоков О. В. Городище «Монастырище» и древнерусский Ромен: проблема преемственности : Сборник научных трудов. — К., 2004. — С. 166.
  23. Фетисов А. А. К вопросу о нижней дате Гнёздовского археологического комплекса и времени функционирования пути «из варяг в греки» : Сборник статей к 60-летию профессора Сергея Павловича Щавелёва. — Курск, 2013. — С. 115. Архивировано 10 июля 2019 года.
  24. Щавелёв А. С., Фетисов А. А. К исторической географии Восточной Европы. — 2017. — С. 317.
  25. Седов, 1995, с. 198.
  26. Воронятов, 2005, с. 199—201.
  27. БРЭ, 2017.
  28. Воронятов, 2005, с. 204—206.
  29. Жих М. И. Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Российско-немецкий исторический семинар : Общественно-научный проект. — СПб., 2018. — № 3—4. — С. 190—192.

Литература

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 14 июля 2021 в 21:14.
Как только страница обновилась в Википедии она обновляется в Вики 2.
Обычно почти сразу, изредка в течении часа.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).