Для установки нажмите кнопочку Установить расширение. И это всё.

Исходный код расширения WIKI 2 регулярно проверяется специалистами Mozilla Foundation, Google и Apple. Вы также можете это сделать в любой момент.

4,5
Келли Слэйтон
Мои поздравления с отличным проектом... что за великолепная идея!
Александр Григорьевский
Я использую WIKI 2 каждый день
и почти забыл как выглядит оригинальная Википедия.
Статистика
На русском, статей
Улучшено за 24 ч.
Добавлено за 24 ч.
Что мы делаем. Каждая страница проходит через несколько сотен совершенствующих техник. Совершенно та же Википедия. Только лучше.
.
Лео
Ньютон
Яркие
Мягкие

Войков, Пётр Лазаревич

Из Википедии — свободной энциклопедии

Пётр Ла́заревич Во́йков (согласно большинству источников, это настоящее имя[1][2][3], однако существуют утверждения, что его настоящее имя — Пинхус Лазаревич Вайнер (эти сведения малодостоверны[4] и, скорее всего, являются следствием ошибочного прочтения документов[5][6]), партийные клички — «Петрусь», «Интеллигент», «Белокурый»; 1 [13] августа 1888, Керчь — 7 июня 1927, Варшава) — революционер, советский политический[7] деятель, дипломатический работник. Один из участников принятия решения о расстреле бывшего российского императора Николая II в Екатеринбурге[8] и членов его семьи.

Интерес к личности Петра Войкова связан с многолетней дискуссией о переименовании станции метро «Войковская» — и вообще об использовании его имени в топонимике[9]. В ходе этой дискуссии выявились крайне поляризованные оценки. Например, КПРФ считает, что Войков входит в число «героев Страны Советов» и что его имя необходимо и далее использовать в названиях улиц и других объектов[10]. Для противников такого использования, крайне разнородных по составу[11], Войков — «самый настоящий террорист и разрушитель государственности»[12][13].

Согласно данным следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Пётр Войков действительно принимал участие в голосовании за расстрел царской семьи, а также выписал бумагу на получение серной кислоты[8], зная, что кислота выдаётся для сокрытия следов преступления[14], однако в какой-либо иной форме Войков в указанных событиях не участвовал[8].

До Октябрьской революции

Родился 1 (13) августа 1888 года в городе Керчи Керчь-Еникальского градоначальства Феодосийского уезда Таврической губернии в семье мастера металлургического завода[15] (по другим сведениям — преподавателя духовной семинарии или директора гимназии)[16], выходца из малороссийских крестьян, разночинца Лазаря Петровича Войкова и его жены Александры Филипповны (урождённой Ивановой, 1869—1953)[17][18][19]. Дед Войкова происходил из крепостных крестьян Таврической губернии[20][21]. Отец был отчислен из Санкт-Петербургского горного института за участие в студенческих забастовках, позже учился в Тифлисской учительской семинарии и преподавал математику в керченском ремесленном училище (где служил инспектором его старший брат), а после увольнения — работал в литейном цехе Керченского металлургического завода; мать была выпускницей Кушниковского женского института в Керчи. В семье было четверо детей — сыновья Пётр и Павел, дочери Валентина и Милица. Милица Лазаревна Войкова (1896—1966) впоследствии стала актрисой Центрального детского театра[22][23][24].

Семья жила в доме по Херхеулидзевской улице (в 1927—1959 улица Войкова, ныне улица Айвазовского), № 9; позже перебралась в квартиру за рекой Мелек-Чесме, на месте которой был позднее построен Керченский судоремонтный завод.

Уже в гимназии Войков задумывался об убийстве царя[25]:

Однажды он рассказал отцу, что вместе со своим товарищем Колей Кириашем сидит за партой, за которой когда-то учился революционер-народоволец А. И. Желябов. — Правду говорят, что сам царь приказал казнить его? — спросил Петрусь отца. Лазарь Петрович приподнял голову, пристально посмотрел на сына, но ничего ему не ответил. Петрусь, не заметив отцовского взгляда, продолжал: — А ты читал об этом? Лазарь Петрович чуть заметно кивнул головой. — И я читал. Смелый был человек. Отец, а письмо Желябова царю ты читал? И Петрусь, вынув из кармана листок бумаги, развернул его. Лазарь Петрович начал читать: «Было бы вопиющей несправедливостью сохранить жизнь мне, многократно покушавшемуся на жизнь Александра II и не принявшему физического участия в умерщвлении его лишь по глупой случайности. Я требую приобщения себя к делу 1 марта.» Ничего не сказав, он свернул листок бумаги и положил его перед собой. Бросив суровый взгляд на сына, Лазарь Петрович спросил: — Ты где был вчера целый день? — В гимназии. — А сегодня? — В гимназии. — Сожги. Сейчас же. Доведёшь ты нас, Петрусь, до лиха.[25]

За подпольную деятельность его исключили из шестого класса керченской мужской гимназии. Родителям пришлось сменить место жительства и работу. Семья переехала в Кекенеиз, где отец устроился дорожным мастером в имении помещика Алчевского[26]. Благодаря хлопотам матери, Петра приняли в восьмой класс ялтинской Александровской мужской гимназии (ныне — Институт винограда и вина «Магарач»).[27][28] Но и оттуда он был вскоре исключён. Вместе с Войковым в той же гимназии в 19041906 годах учились Николай Харито и Самуил Маршак. Много позже Николай Харито посвятил своему ялтинскому другу Войкову романс «Минувшего не воротить» на стихи Татьяны Строевой.[29]

Революционная деятельность

Точная дата вступления Войкова в РСДРП не известна, предполагается период между 1903-1905 годами[30][нет в источнике]. Чаще всего называется 1903 год, тем более, что по некоторым сведениям, в 1904 Войков был исключен из гимназии[30][31].

Старший Войков, к тому времени коллежский асессор, работавший в то время горным мастером на руднике, поспешил увезти семью в Ялту, но это не помогло[32].

Не совсем ясно, когда и где именно Войков вступил в боевую дружину РСДРП, уже в Керчи, или только после переезда семьи в Ялту. В Ялтинской организации Войков состоял в боевой дружине, был её активным участником[33][34].

Войков был одним из пяти организаторов и участников теракта 20 июля 1906 против полицмейстера М. М. Гвоздевича. Теракт был неудачным, самодельное взрывное устройство взорвалось в 50 шагах от полицейского участка, непосредственные исполнители, Васюков и Рутенко, погибли на месте, М. М. Гвоздевич не пострадал. Войков бежал сначала в Кекенеиз, к отцу, а затем в Севастополь и Петербург. Двое других участников теракта, Дмитрий Нашанбургский и Петр Корень, имя Войкова не указали, обыск у Войкова и приказ об аресте был отдан в связи с «общим усилением мер против неблагонадежных». Факт участия Войкова был установлен только в 1907 году.[35]

Работая в порту, сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости, поступил в Петербургский горный институт, откуда был исключён за революционную деятельность[15].

Покушение на генерала Думбадзе (1907)

Летом 1906 года вступил в боевую дружину РСДРП[16]. Участвовал в перевозке бомб и покушении на ялтинского градоначальника генерала И. А. Думбадзе[6].

Осенью 1906 года, в разгар революционных беспорядков, Ялта была объявлена на положении чрезвычайной охраны. Генерал Думбадзе авторитарно управлял городом, за что его возненавидели либералы и революционеры. Последние требовали от градоначальника немедленной отставки, угрожая ему смертью.

26 февраля 1907 года с балкона дачи Новикова, находящейся близ Ялты, в проезжавшего в коляске Думбадзе была брошена бомба. Градоначальник был легко контужен и оцарапан (взрывом ему оторвало козырек фуражки), кучер и лошади были ранены. Террорист, принадлежавший к одному из «летучих боевых отрядов» партии эсеров, тут же, на месте, застрелился. Как выяснилось позже, организатором покушения на Думбадзе был 18-летний Пётр Войков, который за полтора месяца до этого был выслан из Ялты.[36]

Эмиграция (1907—1917)

Университет Женевы
Университет Женевы

В 1907 году Войков эмигрировал в Швейцарию[15], в Женеву. Изучал математику и химию в Университете Женевы.

В 1909 году его родители покинули Керчь и поселились на Анжеро-Судженских копях, а в 1911 году — на Урале, где отец устроился инженером-бутильщиком на Богословский завод.

Там же, в Женеве, познакомился с Лениным, и хотя большевиком Войков не был (в годы Первой мировой войны оставался меньшевиком-интернационалистом), вместе с большевиками выступал против «оборонцев», был активным участником «1-й Женевской группы содействия» (меньшевиков)[30]. С 1914 года публиковался в журнале «Голос минувшего», где помимо публицистических работ («Ужасный памятник налогового обложении (монополия соли во Франции при старом порядке)»; «Одна из загадок истории») выходили его книжные рецензии («Загадка великого века. Железная маска»). В 1914 году женился на Аделаиде Абрамовне Беленкиной, дочери варшавского купца; в том же году родился их сын Павел[37].

Также учился и в Парижском университете, изучал химию.[38]

После Февральской революции 1917 года бросил жену и вернулся в Россию (но не «в одном пломбированном вагоне вместе с Лениным»,[38] как это порой утверждают, а в последующем транспорте в одной группе с Мартовым и Луначарским[30]).

Снова в России

Был комиссаром Министерства труда Временного правительства, отвечал за разрешение конфликтов между рабочими и предпринимателями[источник не указан 938 дней].

Екатеринбург

В августе 1917 года был направлен министерством в Екатеринбург на должность инспектора по охране труда. В Екатеринбурге вступил в РСДРП(б). Член Екатеринбургского совета, Военно-революционного комитета. После Октябрьской революции Войков вошёл в Екатеринбургский военно-революционный комитет, который обратился ко всем советам Урала с призывом «брать власть на местах в свои руки и всякое сопротивление подавлять оружием».

С октября 1917 — секретарь Уральского областного бюро профсоюзов, с ноября — председатель Екатеринбургской городской думы.

В январе — декабре 1918 года — комиссар снабжения Уральского совета, на этом посту руководил реквизициями продовольствия у крестьян, был причастен к репрессиям против предпринимателей Урала. Войков установил такие цены на продукты питания и топливо, что частная торговля на Урале стала невозможной. Деятельность Войкова привела к товарному дефициту и значительному понижению уровня жизни местного населения[16].

Роль Войкова в расстреле царской семьи

По утверждению Анатолия Латышева, Войков был одним из авторов провокации против Николая II, когда охранявшие его семью большевики решили имитировать «монархический заговор», с целью «похищения» царской семьи, во время которого её можно было бы уничтожить[39].

Согласно воспоминаниям дипломата-перебежчика Беседовского, Войков и его соучастники протыкали штыками раненых юных девушек, дочерей Николая Романова[16]. После расстрела семьи Петр Войков якобы снял с одного трупа перстень с большим рубином, которым впоследствии любил хвастаться[40]. В документах судебного следствия, проводившегося следователем по особо важным делам при Омском окружном суде Н. А. Соколовым, содержатся два письменных требования Войкова выдать 11 пудов серной кислоты, которая была приобретена в екатеринбургском аптекарском магазине «Русское общество» и в дальнейшем использована для обезображивания и уничтожения трупов[16]. Согласно Мельгунову, П. Л. Войков будто бы заявлял в дамском обществе в Екатеринбурге, «что мир никогда не узнает, что они сделали с царской семьёй»[41].

Изложение расстрела согласуется с другими известными документами и воспоминаниями участников расстрела царской семьи, хотя имя Войкова не фигурирует ни в одном из текстов, описывающих непосредственно расстрел и дальнейшее сокрытие улик[42]. В материалах следствия о гибели царской семьи, которое проводила Генеральная прокуратура Российской Федерации, имя Войкова также не фигурирует[43][44].

В 2015 году следователь Генеральной прокуратуры РФ Владимир Соловьев в интервью газете «Совершенно секретно» заявил:

Что касается Петра Войкова, он действительно принимал участие в голосовании за расстрел царской семьи. К нему также совет обратился с просьбой, чтобы он выписал бумагу на серную кислоту. Больше никакого участия самого Войкова в этих событиях не было. Вся остальная беллетристика про то, как он с пистолетом в руках у кого-то снимал кольцо, рубил трупы – это полная чушь. <…>Таким образом, с юридической точки зрения Войков в убийстве царя участия не принимал. Все обвинения против него основаны на апокрифах, которые распространял перебежчик Беседовский. Особенно трогают подробности в некоторых источниках о том, что лично Войков якобы топором рубил трупы царских дочерей. Бред какой-то: во время исследования останков членов царской семьи никаких следов разруба на телах не обнаружено. И это лишнее подтверждение тому, что вся эта история выдумана Беседовским[8].

В решении президиума Уралсовета, за которое голосовал Войков, формально говорилось только о расстреле бывшего императора[45][8].

Дальнейшая карьера

В марте 1919 года была создана система потребительской кооперации со следующей структурой: первичное потребительское общество — райсоюз — губсоюз — Центросоюз. Так возникли советский Центросоюз и советская потребительская кооперация — полугосударственные образования, сохранившие лишь некоторые признаки кооперации Центросоюз РФ — История. Тогда же, в марте, 30-летний Войков вошёл в руководство нового Центросоюза, получив назначение на должность заместителя председателя правления.

С октября 1920, оставаясь заместителем председателя правления Центросоюза, введён в состав Коллегии Наркомата внешней торговли. В сентябре 1921 года назначен заместителем председателя[15] смешанного государственно-капиталистического треста «Северолес» (трест передан в ведение ВСНХ по окончании НЭПа, в 1929 году)[46].

По убеждению сотрудников ИРИ РАН Курляндского и Лобанова Войков руководил продажей за рубеж сокровищ императорской фамилии, Оружейной палаты и Алмазного фонда, в том числе пасхальных яиц К. Г. Фаберже, по крайне низким ценам[16]. Однако яйца Фаберже попали в ведение Гохрана (при Внешторге) только в марте 1922[47], а проданы только в 1928—1932 гг. через контору «Антиквариат».

Дипломатический работник

В октябре 1921 года Войков возглавил делегацию РСФСР и УССР, которая должна была согласовать с Польшей выполнение Рижского мирного договора. Согласно пятому пункту Х-й статьи последнего, Советская Россия должна была возвратить «архивы, библиотеки, предметы искусства, военно-исторические трофеи, древности и т. п. предметы культурного достояния, вывезенные из Польши в Россию со времен разделов Польской республики»[48]. По мнению Курляндского и Лобанова, именно Войков передавал полякам русские предметы искусства, архивы, библиотеки и другие материальные ценности[16].

В августе 1922 года назначен дипломатическим представителем РСФСР в Канаде, но не получил агремана из-за причастности к расстрелу царской семьи и из-за того, что являлся профессиональным революционером — ввиду провозглашённых целей Коминтерна («Коммунистический Интернационал борется … за создание Всемирного Союза Социалистических Советских Республик»). Форин-офис признал Войкова, наряду с подобными личностями, персонами нон-грата[38][49]. Схожая проблема возникла и при назначении Войкова полпредом в Польской Республике[49], но всё же он получил эту должность в октябре 1924 года[15], вступил в должность с 8 ноября 1924 года.

Убийство

7 июня 1927 года Войков был смертельно ранен на железнодорожном вокзале в Варшаве Борисом Ковердой и умер через час.

На вопрос, зачем он стрелял, Коверда ответил: «Я отомстил за Россию, за миллионы людей»[50].

«В ответ» на убийство Войкова большевистское правительство бессудно казнило[51] в Москве в ночь с 9 на 10 июня 1927 года 20 представителей знати бывшей Российской империи, которые либо находились к тому моменту в тюрьмах по различным обвинениям, либо были арестованы уже после убийства Войкова.[52]

Войков был торжественно похоронен в некрополе у Кремлёвской стены в Москве.

Убийство Войкова («убийство из-за угла, подобное Варшавскому») упомянуто в «Декларации 1927 года» митрополита Сергия (Страгородского), где трактуется как «удар, направленный в нас» (то есть в Церковь). Польский суд приговорил Коверду к пожизненному тюремному заключению, но 15 июня 1937 года он был амнистирован и освобождён.

Современники о Войкове

Английский посол в Варшаве докладывал в Лондон в январе 1925 года[53]:

Он [Войков], естественно, не имеет воображения ни о дипломатическом, ни об общественном этикете и чувствует себя весьма угнетенным, когда замечает естественное желание как своих дипломатических коллег, так и польских чиновников, ограничивать свои разговоры с ним исключительно к пределам, требуемым дипломатической вежливостью.

Воспоминания Беседовского

Григорий Беседовский, работавший с Войковым в варшавском постпредстве, а потом ставший невозвращенцем, характеризует его следующим образом:

Высокого роста, с подчеркнуто выпрямленной фигурой, как у отставного капрала, с неприятными, вечно мутными глазами, с жеманным тоном, а главное, беспокойно-похотливыми взглядами, которые он бросал на всех встречавшихся ему женщин, он производил впечатление провинциального льва. Печать театральности лежала на всей его фигуре. Говорил он всегда искусственным баритоном, с длительными паузами, с пышными эффектными фразами, непременно оглядываясь вокруг, как бы проверяя, произвел ли он должный эффект на слушателей. Глагол «расстрелять» был его любимым словом. Он пускал его в ход кстати и некстати, по любому поводу. О периоде военного коммунизма он вспоминал всегда с глубоким вздохом, говоря о нём как об эпохе, «дававшей простор энергии, решительности, инициативе».

Беседовский Г. На путях к термидору. М., Современник, 1997. ISBN 5-270-01830-6; Уральская старина, т.5, Екатеринбург, «Архитектон», 2003, стр. 28

Согласно вышеуказанной записке Курляндского и Лобанова, повторяющей слова Беседовского, в 1918 году организовал убийство царской семьи, настояв на убийстве пятерых детей царя, принимал личное участие в преступлении[16]; позже якобы руководил и принимал участие в расчленении и уничтожении тел убитых для сокрытия следов преступления. Будто бы похитил драгоценное кольцо с рубином с пальца императрицы[54].

вопрос о расстреле Романовых был поставлен по настойчивому требованию Уральского областного Совета, в котором я работал в качестве областного комиссара по продовольствию… Центральные московские власти не хотели сначала расстреливать царя, имея в виду использовать его и семью для торга с Германией… Но Уральский областной Совет и областной комитет коммунистической партии продолжали решительно требовать расстрела… я был одним из самых ярых сторонников этой меры. Революция должна быть жестокой к низверженным монархам… Уральский областной комитет коммунистической партии поставил на обсуждение вопрос о расстреле и решил его окончательно в положительном духе ещё с [начала] июля 1918 года. При этом ни один из членов областного комитета партии не голосовал против…

Выполнение постановления поручалось Юровскому, как коменданту ипатьевского дома. При выполнении должен был присутствовать, в качестве делегата областного комитета партии, Войков. Ему же, как естественнику и химику, поручалось разработать план полного уничтожения трупов. Войкову поручили также прочитать царскому семейству постановление о расстреле, с мотивировкой, состоявшей из нескольких строк, и он действительно разучивал это постановление наизусть, чтобы прочитать его возможно более торжественно, считая, что тем самым он войдет в историю, как одно из главных действующих лиц этой трагедии. Юровский, однако желавший также «войти в историю», опередил Войкова и, сказав несколько слов, начал стрелять… Почти одновременно начали стрелять все остальные, и расстреливаемые падали один за другим, за исключением горничной и дочерей царя. Дочери продолжали стоять, наполняя комнату ужасными воплями предсмертного отчаяния, причем пули отскакивали от них.

Юровский, Войков и часть латышей подбежали к ним поближе и стали расстреливать в упор, в голову. Как оказалось впоследствии, пули отскакивали от дочерей бывшего царя по той причине, что в лифчиках у них были зашиты бриллианты, не пропускавшие-пуль. Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них ещё по несколько пуль или протыкая штыками… Войков рассказал мне, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользким как на бойне…

Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова… Войков вспоминал эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что, когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд… Это была ужасная картина, — закончил Войков. — Мы все, участники сжигания трупов, были прямо-таки подавлены этим кошмаром. Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что ещё таких несколько дней — и он сошел бы с ума…

Я сидел, подавленный рассказом Войкова, Когда-то я зачитывался подвигами народовольцев, их жертвенной, героической борьбой с царизмом. Я зачитывался книгами о французской революции, величественными сценами суда над Людовиком XVI. Но что общего имело все это с той картиной, которую мне только что рассказал Войков?

Там трагедия революции, а здесь мрачная картина тайной расправы, воспроизводящая худшие образцы уголовных убийств, расправы трусливой, исподтишка. Расправы с малолетними детьми и с ни в чём не повинными посторонними людьми, оказавшимися случайно в одном доме с бывшим царем…

Беседовский Г. На путях к термидору. М., Современник, 1997. ISBN 5-270-01830-6; Уральская старина, т.5, Екатеринбург, «Архитектон», 2003

Курляндский и Лобанов также приписывают Войкову руководство продажей на Запад по низким ценам сокровищ императорской фамилии, Оружейной палаты и Алмазного фонда, в частности «яиц Фаберже»[16]. Однако яйца Фаберже были проданы значительно позже в 1928-1934 «конторой «Антиквариат».

Достоверность воспоминаний Беседовского до сих пор вызывает споры, не в последнюю очередь благодаря эксцентричному поведению самого Беседовского. Так, в частности, он заявлял, что "писал книги для идиотов"[55]. По крайней мере так утверждал Рычард Врага - политэмигрант и бывший сотрудник польской разведки, которому Беседовский якобы послал письмо с такими словами. Сам Беседовский отрицал наличие такого письма.[56]

Память

Производственные объекты

Топонимы

Марка СССР, 1988 год
Марка СССР, 1988 год

По данным фонда «Возвращение», по состоянию на 2011 год в России имелась как минимум 131 улица, носящая имя Войкова[58].

Их число на время сократилось: переименование улицы, названной в честь Войкова, произошло в подмосковном Дедовске[59], но в августе 2016 года на встрече сторонников и противников переименования с главой Истринского района открытое голосование среди присутствующих установило перевес приверженцев привычного советского названия, хотя «храм Георгия Победоносца и прилегающая к нему территория может сохранить название Георгиевская площадь»[60].

Кроме того, улицы Войкова имеются в Белоруссии и Казахстане.

Улицы Войкова имелись на Украине, однако часть этих названий исчезла в процессе декоммунизации. Одна из станций Московского метрополитена замоскворецкой линии носит имя Войкова.

В Костроме есть улица названная в честь Войкова.


Примечания

  1. Войков Пётр Лазаревич в словаре «Деятели революционного движения в России» (1927—1934)  (недоступная ссылка — история). Проверено 8 августа 2015. Архивировано 29 октября 2010 года.
  2. Войков Пётр Лазаревич Архивная копия от 14 октября 2013 на Wayback Machine, статья в БСЭ
  3. Войков Петр Лазаревич // Уральская историческая энциклопедия
  4. «Войков и другие» передача «Дилетанты» радиостанции «Эхо Москвы» с участием историка Олега Будницкого
  5. Вымышленная фамилия, вероятно, взята у другого члена Уральского областного Совета Вайнера Леонида Исааковича, погибшего в июле 1918 года.
  6. 1 2 Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — Москва: Терра, 2008. — Т. 1. — С. 305. — 560 с. — (Большая энциклопедия). — 100 000 экз. — ISBN 978-5-273-00561-7.
  7. Загадка товарища «У». istpravda.ru. Проверено 29 июля 2016.
  8. 1 2 3 4 5 Сергей Фролов.Войков не убивал царя и его семью. «Совершенно секретно», No.43/372
  9. Первоиерарх РПЦЗ просит Собянина убрать имя Войкова с карты Москвы // Интерфакс-религия, 10 августа 2015 г.
  10. Таисия Бекбулатова. Двадцать пять лет гордости // газета «Коммерсантъ», № 154, 26 августа 2015 г., стр. 5.
  11. Знаки и символы правят миром Архивная копия от 23 октября 2015 на Wayback Machine // «Радонеж», № 7 (269), 2015 г., стр. 6.
  12. Войкову не место в топонимике Москвы, считают в Церкви // Интерфакс-религия, 21 июля 2015 г.
  13. Анна Шпакова. РПЦ выступила за переименование Войковского района // «Коммерсантъ», 21 июля 2015 г.
  14. Следователь: Войков не принимал личного участия в расстреле царской семьи
  15. 1 2 3 4 5 Войков, Пётр Лазаревич//Большая Советская энциклопедия
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Справка о деятельности П. Л. Войкова, подготовленная ИРИ РАН. Официальный сайт Владимира Мединского (8 февраля 2011 года). Проверено 29 июля 2016. Архивировано 6 августа 2012 года.
  17. Керчь — это мой город
  18. Международный институт генеалогических исследований
  19. Г. Н. Губенко «Пётр Лазаревич Войков». Краткий биографический очерк. Симферополь: Крымиздат, 1959. В книге помещены фотопортреты родителей.
  20. Ю. А. Жук. Вопросительные знаки в «Царском деле»: Из справки Канцелярии ялтинского генерал-губернатора: «Войков Пётр, 1888 года рождения, сын Лазаря Войкова, учителя математики, малороссиянин […]»
  21. Страсти по Петру
  22. Колумбарий Новодевичьего монастыря (Войкова Милица Лазаревна)
  23. Ю. А. Жук. Вопросительные знаки в «Царском деле»
  24. Международный институт генеалогических исследований. Программа «Российские династии»
  25. 1 2 Жуковский Н. П. Полномочный представитель СССР. Политиздат. М. 1968. С. 13-14.
  26. Ю. Е. Белов «Алчевские в Крыму»
  27. «Сёла полуострова до сих пор носят имя палача царской семьи», газета «Первая крымская», № 233, 18 июля/24 июля 2008
  28. Институт винограда и вина «Магарач»
  29. Комментарии : LiveInternet — Российский Сервис Онлайн-Дневников
  30. 1 2 3 4 «Войков Пётр Лазаревич» в словаре «Революционеры, 1927—1934»  (недоступная ссылка — история). Проверено 19 июля 2012. Архивировано 29 октября 2010 года.
  31. Губенко Г. Н. Петр Лазаревич Войков. Краткий биографический очерк.. — Симферополь: Крымиздат, 1959. — С. 9.
  32. Вопросительные знаки в «Царском деле». Электронная библиотека книг iknigi.net. Проверено 3 ноября 2015.
  33. Романовский Л. Мои воспоминания о покойном П. Л. Войков // Красный Крым : газета. — 1927. — № 134.
  34. Губенко Г. Н. Петр Лазаревич Войков. — 1959. — С. 11-12.
  35. Губенко Г. Н. Указ. соч.. — С. 12-13.
  36. Биография И. А. Думбадзе на сайте «ХРОНОС.РУ»
  37. Ю. Ю. Черемовский «Восставший из пепла»
  38. 1 2 3 Зенькович Н. А. Собрание сочинений // Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — Т. 6. — С. 115—139. — 636 с. — ISBN 5-224-02152-9.
  39. А. Г. Латышев. Рассекреченный Ленин. — 1-е. — Москва: Март, 1996. — 336 с. — 15 000 экз. — ISBN 5-88505-011-2.
  40. Владимир Осипов. Кто такой Войков?. Русский вестник.
  41. Мельгунов С. П. Судьба императора Николая II после отречения. — Москва, 2005. — С. 118. — ISBN 5-9533-0808-6.
  42. Правительственная Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи. Покаяние. Материалы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи.. — Москва, 1998. — С. 183 -223.
  43. Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918—1919 годов», пункты 5-6
  44. Умышленное убийство, то есть преступление, предусмотренное ст. 1453 Свода Законов Уголовных Российской Империи, в результате которого погибли члены семьи бывшего Российского императора Николая II и лица из его окружения:

    Романов Николай Александрович (император Николай II), 19 мая 1868 г.р.,

    Романова Александра Федоровна, (императрица Александра Федоровна) 7 июня 1872 г.р.,

    Романова Ольга Николаевна, 16 ноября 1895 г.р.,

    Романова Татьяна Николаевна, 11 июня 1897 г.р.,

    Романова Мария Николаевна, 27 июня 1899 г.р.

    Романова Анастасия Николаевна, 18 июня 1901 г.р.

    Романова Алексея Николаевича, 12 августа 1904 г.р.

    Боткин Евгений Сергеевич, 27 мая 1865 г.,

    Демидова Анна Степановна, 14 января 1878 г.р.,

    Трупп Алоизий Егорович, 8 апреля 1856 г.р.,

    Харитонов Иван Михайлович, 30 мая 1870 г.р.

    организовали и совершили:

    1. Белобродов Александр Георгиевич, (1891—1938) — председатель Екатеринбургского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

    2. Медведев Павел Спиридонович, (1888—1919) — охранник Дома особого назначения.

    3. Юровский Яков Михайлович (Янкель Хаимович), (1878—1938) — начальник Дома особого назначения,

    4. Никулин Григорий Петрович, заместитель начальника Дома особого назначения,

    5. Голощекин Филипп Иванович (Шая Исаевич), (1876 1941) — член президиума Исполкома уральского облсовета, военный комиссар.

    6. Медведев (Кудрин) Михаил Александрович (1891—1964) — сотрудник Уральской ЧК.

    7. Ермаков Петр Захарович (1888—1952) — военный комиссар Уральского облсовета, начальник 2-й Уральской дружины

    8. Ваганов Степан Петрович, помощник начальника 2-й Уральской дружины,.

    9. Кабанов Алексей Георгиевич (1890—1972) — начальник пулеметной команды внутренней охраны Дома особого назначения.

    10. Стрекотин Александр Андреевич (1897 — ?) — красногвардеец караульной команды Дома особого назначения.

    11. Неустановленные лица из латышского батальона ВЧК.

    12. Следствием не доказано и не исключается участие в расстреле охранника Виктора Никифоровича Нетребина, Яна Мартыновича Цельмса.

  45. 16 июля 1918 г. состоялось официальное решение Президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов о расстреле. Подлинный экземпляр решения о расстреле не сохранился, однако существует ряд документов, которые позволяют с достаточной степенью достоверности восстановить его текст. Анализ документов и свидетельств очевидцев подтверждают категорический вывод о том, что официальное, основанное на законе решение о расстреле членов царской семьи и лиц из окружения (исключая бывшего императора Николая II) Уралсоветом не принималось.<...>Сохранились документы, которые восполняют текст утраченного подлинного решения о расстреле Николая II. Официальный текст приговора, опубликованный через неделю после расстрела в Перми, гласит:

    «Постановление Президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов:

    Ввиду того, что чехо-словацкие банды угрожают столице красного Урала, Екатеринбургу; ввиду того, что коронованный палач может избежать суда народа (только что обнаружен заговор белогвардейцев, имевший целью похищение всей семьи Романовых), Президиум областного комитета во исполнение воли народа, постановил: расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного перед народом в бесчисленных кровавых преступлениях.

    Постановление Президиума областного совета приведено в исполнение в ночь с 16 на 17 июля. Семья Романовых переведена из Екатеринбурга в другое, более верное место.

    Президиум областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Урала»

  46. Малая советская энциклопедия, Т. 7, Стлб. 724—725
  47. Жуков Ю. Н. Операция "Эрмитаж". — Вагриус, 2005. — С. 52-53.
  48. Документы внешней политики СССР. Т.3. — Москва: Государственное издательство политической литературы, 1959. — С. 250.
  49. 1 2 Лузянин Г. И. Российско-Канадские отношения в консульский период 1900—1922 годов (рус.). Научная библиотека Челябинского государственного университета. Проверено 17 июля 2012. Архивировано 6 августа 2012 года.
  50. Герой Белой Борьбы Борис Коверда: "Я отомстил за Россию, за миллионы людей". | Новости | Поэзия и проза - литературный портал Стихия. stihiya.org. Проверено 3 ноября 2015.
  51. Подобная казнь заложников современниками трактовалось как продолжение политики красного террора (Долгоруков П. Д. Великая разруха. Воспоминания основателя партии кадетов 1916 — 1926 / Глебовская Л. И.. — Москва: ЗАО «Центрполиграф», 2007. — С. 341. — 367 с. — 3000 экз.)
  52. Долгоруков П. Д. Великая разруха. Воспоминания основателя партии кадетов 1916 — 1926 / Глебовская Л. И.. — Москва: ЗАО «Центрполиграф», 2007. — С. 341. — 367 с. — 3000 экз.
  53. Иванов Ю. В. Убийство царской семьи и советско-польские отношения в 20-е годы // Вопросы истории. — 1994. — № 8. — С. 174.
  54. Беседовский Г. На путях к термидору. — М.: Современник, 1997. — ISBN ISBN 5-270-01830-6.
  55. Paul W. Blackstock. "Books for Idiots": False Soviet "Memoirs" // The Russian Review. — 1966-01-01. — Т. 25, вып. 3. — С. 285-296. — DOI:10.2307/126957.
  56. Гордон Брук-Шеперд. Судьба советских перебежчиков (в оригинале - «Буревестники»). — Перевод с английского. — Москва: журнал "Иностранная литература", 1990 № 6.
  57. ЗАО «Запорожский инструментальный завод им. Войкова»
  58. Вадим Дормидонтов. Улицы палачей и стукачей // Фонд «Возвращение», 24 января 2011 г.
  59. Пелагея Тюренкова. В России впервые переименована улица Войкова Архивировано 21 августа 2016 года. // Царь-град, 4 февраля 2016 года.
  60. В вопросе переименования улицы дедовчане все же нашли компромисс // Истра.рф, 26 августа 2016 г.

Литература

Ссылки

Предшественник:
Леонид Леонидович Оболенский
Полномочный представитель СССР в Польше
19241927
Преемник:
Временный поверенный Александр Фёдорович Ульянов
Эта страница в последний раз была отредактирована 14 сентября 2018 в 19:30.
Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License. Нетекстовые медиаданные доступны под собственными лицензиями. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI 2 является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).